Чем живут мелкие банки

267
Сектор. «Обналичка», обслуживание бизнеса своих владельцев и кредитование малых предприятий - основные направления деятельности некрупных кредитных организаций. Главное их преимущество для клиентов - доступность руководства, которое лично решает все проблемы.
Черное дело. Понятия «мелкий банк» и «обналичка» многие участники рынка воспринимают почти как синонимы. С начала текущего года Центробанк за отмывание «грязных» денег и финансирование терроризма отозвал лицензии у 26 кредитных организаций. Ни одну из них нельзя назвать крупной. К средним можно отнести лишь банк «Нефтяной» (лишился лицензии 3 мая) и Вип-банк (15 июня). Любопытно, что оба банка перед своим крушением занимали в рейтинге «Ф.» по работающим активам 210-е место - «Нефтяной» на 1 марта, а Вип-банк на 1 мая.

На прошлой неделе по отмывочной «статье» пошла мелкая кредитная организация, вступившая в систему страхования вкладов (ССВ), - Мособлинвестбанк (стр. 25). То есть для Агентства по страхованию вкладов наступил четвертый страховой случай. Как отмечает президент Московской международной валютной ассоциации (ММВА) Алексей Мамонтов, если банк был принят в ССВ, это не означает, что его бизнес чист. По мнению эксперта, сегодня «обналичкой» занимаются преимущественно те кредитные организации, которые курируются силовыми структурами и чиновниками. «Многие решаемые на государственном уровне вопросы требуют наличного расчета, те же избирательные кампании финансируются не только из легальных источников», - уверяет президент ММВА.

Участники рынка утверждают, что чаще всего обналичивание происходит через столичные банки. Это вполне закономерно: Москва - главный центр сосредоточения капитала, в том числе нелегального. «В своей массе небольшие региональные банки просто не могут себе позволить быть замешанными в нечистоплотных делах, поскольку работают у всех на виду», - уверена старший вице-президент Ассоциации региональных банков России (ассоциации «Россия») Ольга Масленникова. Хотя, например, в начале этого года за отмывание были отозваны лицензии у Галичкомбанка, зарегистрированного в городе Галич Костромской области, а также у банка «Орион», располагавшегося в Ярославле. Многие собеседники «Ф.» нелестно отзываются о кредитных организациях южной полосы России, многие из которых стали участниками ССВ.

«Некоторые владельцы продают свой «умирающий» банк тем, кто нуждается в "обналичке"», - рассказывает председатель правления одной из мелких кредитных организаций, пожелавший остаться неназванным. По его словам, собственники могут решить избавиться от финансового учреждения, если, например, оно специализировалось на работе с экспортерами алкогольной продукции из Молдавии или Грузии: сейчас этот бизнес развалился, оборотов по счетам нет. По сути дела продается банковская лицензия. По словам собеседника «Ф», ее стоимость составляет приблизительно $800 тыс. - $1,5 млн. В качестве покупателя может быть и крупный банк, которому необходимо предоставлять своим vip-клиентам услуги нестандартного характера (естественно, владеть отмывочной кредитной организацией он будет не напрямую).

Даже если банк-«прачечная» продержится до отзыва лицензии всего 2-3 месяца, его новые владельцы, получив комиссионные, смогут спокойно почивать на лаврах. Правда, возможно, придется скрываться от правоохранительных органов, как это сейчас делает экс-председатель совета директоров «Нефтяного» Игорь Линшиц.

«Еще год назад проценты, взимаемые за «обналичку», были стабильно низкими - от 1,5 до 2%, - рассказывает Алексей Мамонтов, - некоторые кредитные организации даже демпинговали, предлагая 0,5%». С тех пор ситуация изменилась. Сейчас, по словам эксперта, за подобные сомнительные операции взимается 5-6%. «Это все равно выгоднее для предприятий, чем платить единый социальный налог и налог на прибыль, - говорит Алексей Мамонтов, - хотя, если тарифы возрастут до 10-15%, услуга начнет терять популярность».

Одна из причин возросшей стоимости сервиса по обналичке заключается в усилившейся борьбе ЦБ, Росфинмониторинга и правоохранительных органов с отмыванием денег. Некоторые участники рынка отмечают, что интерес к этому виду бизнеса уже далеко не так велик, как это было раньше. Нередко клиенты пытаются обналичивать деньги через банк, не входя с ним ни в какой сговор. «К нам как-то обратилась страховая компания, которая хотела у нас обслуживаться и выплачивать через наш банк страховые премии, - вспоминает председатель правления одного из некрупных банков. - Мы согласились». Сначала страховщик стал получать наличными 3-5 млн рублей в день, а уже через неделю «отмывочное число» возросло до 20 млн. Банк поинтересовался, чем занимаются бизнесмены. Однако все договоры на страховые выплаты у фирмы были в порядке. Банкиры сообщили о своих подозрениях в Росфинмониторинг, но те не нашли зацепок. «Во избежание неприятностей с ЦБ нам удалось договориться с этими страховщиками, чтобы они закрыли свои счета», - облегченно вздыхает руководитель и шутит: «Мы объяснили нежеланным клиентам, что у нас грузовик для денег сломался».

Банк-карман. Но далеко не все мелкие кредитные организации концентрируются на «обналичке». Приоритетным направлением бизнеса для многих из них является обслуживание финансовых интересов своих учредителей - это так называемые кэптивные банки. Подобные структуры для своих владельцев не являются основным видом бизнеса, а выполняют функцию «кармана». Бизнесмены беспокоятся за сохранность своих денежных потоков, поэтому предпочитают тратиться на «карманный» банк и держать в нем средства. Это один из главных мотивов организации своего «кошелька» - хранить деньги и информацию в нем всегда безопаснее, чем на стороне.

«Вы к нам с улицы даже не попадете, - пояснил «Ф.» заместитель председателя совета директоров Фабер-банка Павел Королев. - У нашего банка цель не зарабатывать деньги, а обслуживать бизнес учредителя». «Фабер» - типичный «карманный» банк, обслуживающий бизнес председателя совета директоров Александра Шорора: ювелирную фабрику и металлургический комбинат. И таких кредитных организаций много. Как говорят участники рынка, для предприятий иметь собственный банк весьма удобно. В таком случае он просто представляет собой финансовый отдел компании, обслуживающий бизнес владельцев и их близких партнеров по высшему разряду. И как одно из подразделений может сам по себе не приносить прибыли. «Правильно выстроенный «карманный» банк должен не зарабатывать, а экономить, - поясняет председатель правления Газэнергобанка Игорь Горских. - Он может быть планово-убыточным предприятием, но в рамках всей компании сохранять капитал владельцев».

Риск утечки информации из собственного банка минимален в отличие от ситуации, когда компания обслуживается в сторонней кредитной организации, даже если ее владельцами не являются прямые конкуренты. «Заключив сделку, можно поручить своему банкиру ее опеку и сопровождение, тогда как услуги «чужих» финансистов могут стоить столько, сколько требуется на годовое содержание собственной кредитной организации», - добавляет председатель правления банка «Новый символ» Сергей Черноморов.

«Большому бизнесу в определенный момент становится удобнее и выгоднее иметь собственный банк, причем лучше всего столичный, - говорит председатель правления банка «Либра» Сергей Лундовский. - Крупнейшие региональные предприятия стремятся организовать или купить банк именно в Москве, поскольку через него проходит основная часть финансовых потоков страны». Стоявший на грани банкротства банк «Либра» год назад сменил владельца - им стал «Уренгойтрубопроводстрой» (предприятие специализируется на строительстве магистральных трубопроводов, газопроводов и объектов газового хозяйства). Его руководство перебралось в столицу и обзавелось собственной кредитной организацией. «Валюта баланса у нас устойчиво растет, - рассказывает Сергей Лундовский. - На 1 февраля - 35 млн рублей, на 1 июля - уже 123 млн рублей».

«Кэптивные банки эффективны до той поры, пока они способны выполнять свои функции в отношении «материнской» компании, - уверен бизнес-директор консалтинговой компании «Развитие бизнес-систем» Максим Горелов. - Например, открывать филиалы в регионах деятельности фирмы, проводить платежи в требуемых объемах, осуществлять кредитование и факторинг. Их эффективность определяется именно этим, а не традиционными показателями развития банка». Однако популярность «карманных» финансовых учреждений за последние годы заметно снизилась. «Владельцы не всегда охотно идут на развитие банка, поскольку не уверены, что вложения окупятся», - рассказывает зампред банка «Рублевский» Игорь Васин. «Собственники заводов, строительных предприятий будут финансировать свое основное дело, - говорит Максим Горелов, - а банк будет получать средства по остаточному принципу». В итоге кэптивная кредитная организация перестает удовлетворять потребности владельца: из-за отсутствия финансирования она не может вкладывать в технологии, а соответственно предоставлять услуги на современном уровне.

В последнее время компании все чаще отказываются от кэптивного банка и переходят на обслуживание к сторонним кредитным организациям, для владельцев которых банковский бизнес является приоритетным. Для самого банка-«кармана» потеря интереса к себе со стороны владельцев, от которых фактически зависит все его дело, - это серьезный удар по бизнесу. В качестве примера можно привести банк «Флора-Москва», который был создан 16 лет назад лесопарковым хозяйством столицы. В середине 90-х одним из его главных акционеров стала группа «Суал», ведущий производитель алюминия. Обслуживая крупных акционеров, банк находился в первой сотне по активам. Но в 2001 году собственники расстались со своим пакетом и перестали поддерживать кредитную организацию. Дела «Флоры» сильно пошатнулись. «В этом году мы закрыли убыточный филиал в Волгограде, обслуживавший ранее Волгоградский алюминиевый завод», - рассказывает зампред банка «Флора-Москва» Сергей Шутко. Такая же судьба постигла и филиал в Барнауле. За прошлый год, как отмечает банкир, активы его кредитной организации сократились с 718 млн до 531 млн рублей. Банк оказался в восьмой сотне по этому показателю. «Зато прибыль за счет оптимизации бизнеса за год выросла почти в 3,5 раза», - говорит Сергей Шутко.

Учредители могут перестать обслуживаться в банке, но не продавать его, отправив в «вольное плавание». Так, например, произошло с банком «Рублевский». Его участники, среди которых Смоленская атомная станция (контролирует 13,6% капитала), Энергетическая русская компания (24,4%), «Эрко-трейдинг» (24,4%), в прошлом году вывели свои средства (300 млн рублей), перейдя на обслуживание в другие кредитные организации. Акционеры решили, что финансовый институт должен зарабатывать самостоятельно. «Банк стал слишком мал для масштабов их бизнеса, - рассказывает Игорь Васин. - К тому же с точки зрения финансового учреждения связанные клиенты невыгодны: одна отрасль означает одинаковые проблемы. И если они возникают, то неизбежно отражаются на банке».

Однако бизнес «Рублевского» изначально не был сконцентрирован исключительно на работе с акционерами. Еще в 1994 году он открыл отделение «Гостиный двор» специально для обслуживания сторонних юридических лиц. И если головной офис преимущественно решал финансовые задачи акционеров и был, по словам Игоря Васина, «регулируемо прибыльным», то «Гостиный двор» набирал обороты. «Наша клиентская база росла на 100-120 счетов в квартал и сейчас составляет около 1,5 тыс. юрлиц», - говорит Игорь Васин.

Ручная работа. Основная специализация «независимых» мелких банков, бизнес которых не завязан преимущественно на акционерах, - обслуживание небольших и средних корпоративных клиентов. Как шутят сами владельцы некрупных кредитных организаций, им не потянуть «расходы на уборщиц», возрастающие при развитии розницы из-за значительного увеличения клиентов. Чаще всего мелкие банки не могут предложить приемлемые для населения ставки. Да и доверие к небольшому и неизвестному кредитному институту обычно меньше, чем к крупному и раскрученному.

Клиентская база по среднему и малому бизнесу обычно строится на личных связях. «Клиенты обращаются к нам по рекомендации, - рассказывает председатель правления банка «Максима» Георгий Белашов. - Кроме того, в свое время к нам перешли менеджеры из других некрупных столичных банков и постепенно перевели за собой некоторые компании, в том числе крупные, выполняющие госзаказ». Председатель правления и владелец 10,36% акций банка «Екатерининский» Эдуард Будишевский также рассказал «Ф.», что «случайных» клиентов в его кредитной организации мало. Причем банк обслуживает и статусные организации, к примеру центр «Микрохирургия глаза», Ростест и ассоциацию «Россия». С точки зрения имиджа иметь таких клиентов для небольшой кредитной организации очень выгодно.

Поскольку заемщиками небольших финансовых учреждений, как правило, являются такие же некрупные компании, кредиторам приходится подходить к предоставлению ссуд особенно тщательно. «Когда незнакомые бизнесмены приходят со словами «хочу кредит», я обязательно спрашиваю: «Почему не предоставили ссуду в своем банке?» - рассказывает председатель правления банка «Навигатор» Руслан Алиев, - и объясняю, что мы людям с улицы денег не даем. Сначала надо прийти к нам на обслуживание, поработать. Мы изучаем состояние компании и только потом кредитуем». Как рассказал «Ф.» Сергей Черноморов, бывали случаи, когда, узнав, что банк отказывает в кредите, предприниматели угрожали «нажаловаться в ЦБ». Небольшая кредитная организация обычно выстраивает личностные отношения с заемщиками, а не основывается на определенных жестких схемах. «Идеология малого банка - смотреть на человека, на все неформальные обстоятельства его жизни и принимать решения, в том числе и на интуитивном уровне», - уверен Сергей Черноморов. Крупный банк, по его словам, продает готовые банковские продукты - это штамповка, конвейер, а малое финансовое учреждение занимается «тюнингом» или даже созданием новых решений исходя из нужд и желаний клиента. То есть выполняет «ручную» работу».

Владельцы и менеджеры небольших банков уверяют: к ним идет средний и мелкий корпоративный клиент, желая «чувствовать себя человеком». Ведь крупные кредитные организации, если и обслуживают малый бизнес, делают это в рамках поточной программы, то есть на индивидуальный подход рассчитывать не приходится. В регионах же зачастую у небольших компаний и индивидуальных предпринимателей нет иного источника финансирования, кроме местной кредитной организации: она хорошо ориентируется в региональном рынке и может взять на себя те риски, которые не возьмет филиал московского банка.

В крупных банках небольшим предпринимателям вряд ли удастся дойти до руководства для решения своих проблем. «Можете ли вы представить, чтобы бизнесмен средней руки общался с председателем правления Сбербанка?» - восклицает Сергей Черноморов. А вот председатель правления некрупного банка доступен в любое время. «Клиентам нравится, что мы можем провести платеж вне графика, всегда выдать наличные, обеспечить доступ в сейфовую ячейку в неурочный час, - рассказывает Руслан Алиев, - можно позвонить напрямую руководителю кредитной организации, если, например, не проходит платеж по карточке». «По качеству сервиса конкурентов в Черкесске у нас нет, даже Сбербанк нам не соперник несмотря на низкие ставки по кредитам, - уверяет председатель правления и владелец Кавказпромстройбанка (Республика Адыгея) Василий Редькин. - Там сидят, не побоюсь этого слова, черствые чиновники. Они не в состоянии предоставить соответствующий уровень обслуживания».

Клубная система. Руководитель небольшого банка для своих клиентов старается стать «финансовым доктором» и консультантом, готовым решить различные нестандартные проблемы. Скажем, к одному из банкиров обращались предприниматели, которые планировали работать с региональным губернатором. Их интересовал вопрос, как составить условия сделки, чтобы власти не обманули.

Зачастую частные лица, которые имеют счета в мелком финансовом учреждении и обслуживаются в нем, являются родственниками или знакомыми собственников или менеджеров организации. То есть банк превращается в своеобразный финансовый клуб «для своих». «Физические лица, которые у нас обслуживаются, - директора, главные бухгалтеры предприятий, с которыми мы работаем, - рассказывает Сергей Шутко. - Все эти частные лица имеют вип-сервис, персонального менеджера: всегда могут увеличить лимит по карте, узнать остаток на счете». Это не значит, что небольшие банки совсем не тратятся на расширение спектра предоставляемых услуг для частных клиентов. «Год назад мы вложили $25 тыс. в оборудование хранилища, где поместили 160 сейфовых ячеек, - говорит Сергей Шутко, - это востребованная услуга». Хотя, по его подсчетам, вложение окупится лишь лет через пять.

«Есть вложения повыгоднее банковского бизнеса, к примеру, недвижимость, строительство, - рассуждает Руслан Алиев. - Но все наши акционеры - люди небедные, у них есть свой разноплановый бизнес и в Москве, и на юге России, и за рубежом. Поэтому их устраивает банк, который помогает вести их собственные дела, да еще и сам зарабатывает деньги. Собственники всегда могут проконтролировать свои расходы, скажем, при строительстве того или иного объекта».

Скромная розница. Несмотря на то что розница является слишком затратным и зачастую технологически неподъемным направлением для небольших финансовых учреждений, некоторые из них все же делают ставку на ее развитие. Например, три года назад компании «Газпром», РАО ЕЭС и «Центртелеком» продали калужский Газэнергобанк как непрофильный актив. В течение года он перешел к пяти физическим лицам, владеющим собственным бизнесом. Они занимаются недвижимостью, аудитом, охранной деятельностью и алкоголем. «Новые владельцы увеличили уставный капитал банка до $10 млн, - рассказывает глава банка Игорь Горских, - и согласились сделать ставку на розницу, в том числе на потребительское кредитование в торговых точках». Практически «умершая» кредитная организация стала динамично расти. Сейчас у нее 30 офисов, 30 тыс. клиентов - частных лиц, сеть банкоматов. «Открыть один офис стоило $100 тыс. - рассказывает о расходах Игорь Горских, - окупается он за 2,5-3 года. Сеть банкоматов обошлась нам в $800 тыс., оборудование для производства карт - $150 тыс. плюс $40 тыс. на вступление в MasterCard. Только на развитие пластика мы потратили около $1 млн и рассчитываем окупить расходы через год». Определение «небольшой банк» применительно к «Газэнерго» менеджеры считает уже неподходящим и даже обидным, хотя его капитал на 1 апреля 2006 года составил 338 млн рублей, а по активам он находится лишь в четвертой сотне.

В розничный сегмент пошел и московский банк «Витас» после смены владельца в 2002 году. Первые десять лет своего существования банк специализировался на работе с клиентами из строительной отрасли. Как выяснилось, к певцу Витасу банк не имеет никакого отношения, хотя менеджер артиста приезжал к его «тезке» просить финансирование. Певцу, правда, отказали, поскольку вложения в шоу-бизнес традиционно считаются слишком рискованными. Название банк получил следующим образом: его основатель Виталий Скуцкий окрестил свое финансовое детище по первым буквам своего имени и фамилии.

Сегодня у банка пять акционеров - частных лиц, среди которых председатель правления Руслан Багамаев и член правления Дмитрий Бородин, курирующий работу с крупными клиентами. «Розница оказалась затратным, но весьма перспективным направлением, что подтверждает устойчивый рост банка», - рассказывает начальник управления маркетинга банка Евгений Лавринов. За последние два года валюта баланса удваивалась ежегодно: на начало 2004 года - 240 млн рублей, через год - 463 млн, в конце 2005 года - 972 млн рублей. По итогам второго квартала этот показатель равнялся 1,2 млрд рублей.

Когда банк приобретался новыми владельцами, у него был лишь один офис. Сейчас у него уже три точки в Москве и два филиала - в Омске и Махачкале.

С точки зрения привлечения частных клиентов небольшой банк зачастую ориентируется на потребителей, проживающих или работающих поблизости. «Местные жители привыкли к нам, - рассказывает Евгений Лавринов. - К примеру, у нас в банке работает сотрудница, которая выросла в районе, где расположен наш головной офис». Когда она узнала в кадровом агентстве о вакансии в «Витасе», сразу согласилась и сказала: «Знаю этот банк, я мимо него каждый день в школу ходила».

Холдинг «Финам» два года назад купил небольшую кредитную организацию под названием Мегаватт-банк. «Наш основной бизнес - брокерское обслуживание, - рассказывает председатель совета директоров Игорь Степанян. - Банк позволяет оптимизировать финансовые потоки платежей клиентов, ускорить расчеты с ними. Кроме того, кредитная организация выдает ссуды частным лицам под залог брокерского счета». Также «Мегаватт» начал выдавать займы наличными на любые цели, в том числе на покупки в интернет-магазинах. «Пока широкого запуска продуктов не произошло, - поясняет Игорь Степанян, - мы их только тестируем, проводим пилотные программы в различных регионах. Поэтому о результатах говорить рано». «Брокеркредитсервис», другой крупный интернет-брокер, также обзавелся небольшим новосибирским банком «Рось», который будет в том числе кредитовать клиентов для операций на фондовом рынке.

Капитальная недостаточность. Многие мелкие банки признают, что выдавать крупные кредиты и соответственно зарабатывать им мешает малый капитал. Ведь ЦБ требует, чтобы ссуда, выдаваемая финансовым учреждением «в одни руки», не превышала по размеру 25% объема собственных средств. Крупнейшие российские кредитные организации по западным меркам являются в лучшем случае средними, а уж о небольших финансовых учреждениях и говорить не приходится. Некоторые банки, правда, пытаются всячески обходить кредитное ограничение. «Если норматив не позволяет нам выдать большой кредит одной компании, его могут взять две фирмы, разумеется, не связанные между собой «на бумаге», но тесно связанные по бизнесу», - поделился один из банкиров.

Однако подобные уловки не решают проблемы в целом, кроме того, чреваты претензиями со стороны регулятора. Государство пытается стимулировать повышение капитализации банковской системы. Речь идет и об установлении на законодательном уровне с 1 января 2007 года минимально допустимого размера капитала для создаваемых банков в 5 млн евро (действующим банкам нельзя будет уменьшать размер собственных средств) и об ужесточении требований к показателю достаточности капитала (отношение собственных средств к активам, взвешенным с учетом риска): ЦБ будет иметь право отозвать лицензию, если этот показатель окажется ниже 8% и банк не исправит положение в течение трех месяцев (сейчас «критическая точка» - 2%).

Сами банкиры, естественно, не возражают против увеличений в размерах. Однако зачастую встречаются различные препятствия. Одно из главных - нежелание акционеров. Ведь банковский бизнес сегодня нельзя назвать суперприбыльным, поэтому вкладывать в него «лишние деньги» собственники далеко не всегда считают целесообразным.

Иногда повышению размера собственных средств мешает и государство. «Учредители готовы увеличить капитал нашего банка, чтобы повысить эффективность его работы, - говорит Игорь Васин, - однако уже несколько лет этому мешает присутствие в числе акционеров Росимущества». Чиновники мотивируют свое несогласие тем, что таким образом будет размыта доля государства.

Мешают чиновники и банку «Навигатор», где Росимуществу принадлежит 4% акций. «Каждый новый выпуск акций нужно с ним согласовывать, а Федеральное агентство не слишком охотно и оперативно одобряет допэмиссии», - сетует Руслан Алиев.

О проблемах с достаточностью капитала говорит Василий Редькин. «Сейчас наши заемщики готовы взять и 150-200 млн рублей, но мы можем предложить максимум 50 млн рублей». Однако стратегического инвестора собственник привлекать не собирается, чтобы не терять полный контроль над финансовым учреждением. «Наращивать капитализацию будем только за счет собственной прибыли», - уверяет Василий Редькин. «Увеличение капитализации банка - одна из насущных проблем, - уверен Сергей Шутко. - Но серьезный инвестор не согласится меньше, чем на блокпакет, а это не устраивает наших акционеров».

Хотя собственнические инстинкты обострены не у всех владельцев. «Мы увеличили капитал с 2 млн до 57 млн рублей, проведя две допэмиссии и расширив состав акционеров», - рассказывает Эдуард Будишевский. А Игорь Горских из Газэнергобанка сообщил, что акционеры кредитной организации собираются существенно увеличить капитал и в конечном итоге полностью продать финансовое учреждение, когда его цена вырастет.

Наиболее же перспективный вариант для выживания небольших банков - их объединение («Ф.» № 8). «Мелкие банки осознают, что им будет все тяжелее конкурировать и в области технологий, и с точки зрения привлечения ресурсов», - говорит Сергей Черноморов. «Владельцы понимают, что выжить легче в большой семье, и входят в банковские группы, - говорит Ольга Масленникова, - такой путь развития бизнеса является наиболее перспективным. Создав группу, намного проще выдать ссуду крупному клиенту».

Что такое мелкий банк

Нет четких критериев, по которым тот или иной банк можно было бы отнести к разряду мелких. «Ф.» посчитал, что малыми финансовыми учреждениями уж точно являются те, собственный капитал которых составляет менее 5 млн евро (то есть меньше, чем требует ЦБ при создании нового банка). Это более половины всех зарегистрированных в России кредитных организаций (на 1 июля, по данным ЦБ, их насчитывалось 1221).

Как обналичивают деньги

Банк-«прачечная» заводит ряд подставных фирм, которые юридически с ним никак не связаны. Они якобы занимаются той или иной деятельностью - от строительства до торговли. Клиент, желающий получить наличные, заключает договор с одной из таких фирм на оказание определенного вида услуг, получает ее банковские реквизиты и перечисляет ей деньги, к примеру за оказание консультации. Банк-«прачечная» выдает их через кассу «левой» фирме якобы для выплаты зарплаты или на социальные нужды. Перед этим средства иногда «гуляют» со счета на счет таких же подставных организаций в различных финансовых учреждениях («заметаются следы»). Поскольку об операциях свыше 600 тыс. рублей нужно сообщать в Росфинмониторинг, крупные суммы дробятся на разных получателей и снимаются в течение нескольких дней.

Банки-провинциалы

У небольших региональных банков есть свои особенности. Эти кредитные организации чаще всего имеют приличную репутацию и пользуются доверием клиентов благодаря длительной истории существования и давно налаженным связям. Многие из них - «осколки» советских Жилсоцбанка или Промстройбанка. Каждый из них занял в регионе собственную нишу. Одни обслуживают градообразующее предприятие - машиностроительное, энергетическое, другие - интересы местной администрации. Прочие кредитуют малый и средний бизнес, а также зарабатывают на операциях с валютой и ценными бумагами. Розница для многих из них влечет за собой слишком высокие издержки, поэтому частных лиц региональные мелкие банки обычно обслуживают лишь в рамках зарплатных проектов и кредитуют потребителей под гарантии предприятий. Получить ссуду частному клиенту «с улицы» довольно сложно.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Ваша персональная подборка

    Подписка на статьи

    Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

    Рекомендации по теме

    Школа

    Школа

    Проверь свои знания и приобрети новые

    Записаться

    Самое выгодное предложение

    Самое выгодное предложение

    Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

    Живое общение с редакцией

    А еще...




    © 2007–2017 ООО «Актион управление и финансы»

    «Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

    Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
    Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-62253 от 03.07.2015;
    Политика обработки персональных данных
    Все права защищены. email: fd@fd.ru

    
    • Мы в соцсетях
    Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
    ×
    Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

    Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль

    Внимание!
    Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
    Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

    Это бесплатно и займет всего 1 минут.

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль