«Связьинвест»: дао продаж

96
Юбилей. «Мы когда-нибудь кончим с этим «Связьинвестом»? Это вообще позорище! Я не понимаю, кто этим занимается», - возмущался Аркадий Вольский в прямом эфире радио «Эхо Москвы» 2 августа 2004 года.
Нынешней осенью исполняется ровно 10 лет с того момента, как начался процесс приватизации одной из крупнейших российских монополий - холдинга «Связьинвест». В этот отрезок времени уместилось огромное количество событий, принципиально изменивших политический и экономический облик России: от скандальной избирательной кампании в 1996-м и дефолта в 1998-м до отмены губернаторских выборов в 2004-м. Застой 90-х сменился бурным экономическим ростом 2000-х. В крупных городах начался покупательский бум, а во всей стране начался бум инвестиционный. Одно при этом осталось неизменным - это регулярные сообщения о том, что приватизация государственного пакета акций компании «Связьинвест» переносится на неопределенное время.

В то же время тот факт, что приватизация «Связьинвеста» до сих пор никак не может совершиться окончательно, вовсе не делает историю этой компании неинтересной. Как раз наоборот: все, что происходило со «Связьинвестом» за последние 10 лет, скорее является замечательным учебником по новейшей экономической истории России и прекрасно рисует экономические реалии дня сегодняшнего, в котором большой бизнес настолько же неотделим от большой политики, как и 10 лет назад.

#Начало: залоговые аукционы и «олигархические войны». ОАО «Инвестиционная компания связи» («Связьинвест») зарегистрировано 18 сентября 1995 года путем объединения госпакетов акций приватизированных региональных телефонных сетей. В состав компании вошли акции 85 обществ из 75 субъектов Федерации, а также Московская, Санкт-Петербургская и Екатеринбургская телефонные сети.

Первый конкурс по продаже госпакета акций «Связьинвеста» был проведен в ноябре 1995 года. Собственно, консолидация телекоммуникационных активов в единую компанию изначально проводилась именно для последующей продажи. Федеральному бюджету требовались деньги, причем немедленно, поэтому подготовка аукциона проводилась в большой спешке. В итоге блокирующий пакет акций (25% плюс 1 акция) был продан итальянской компании Stet (другим претендентом был консорциум, представлявший такие компании, как Deutsche Telekom, France Теlеkоm и US West). Несмотря на это, уже в декабре руководство Stet потребовало от российского правительства пересмотреть условия сделки, что в итоге привело к ее расторжению.

Вторая попытка продажи блокирующего пакета акций «Связьинвеста» была сделана в 1997 году. К этому моменту активы компании пополнились акциями российского оператора дальней связи «Ростелеком» и «Центрального телеграфа». Состоявшийся 25 июля аукцион был одним из самых скандальных за всю историю их проведения. Победу в нем одержал консорциум Mustcom, объединявший капиталы офшорного фонда Quantum, представляющего интересы Джорджа Сороса, Онэксим-банка Владимира Потанина и Deutsche Bank. Победители потратили рекордную сумму в $1,875 млрд. Оппонентом Mustcom выступал голландский консорциум TeleFAM B.V., в состав которого входили испанская Telefonica, Альфа-банк, Мост-банк и банк CS First Boston. Фактически консорциум представлял интересы Владимира Гусинского и Бориса Березовского, которые, по некоторым данным, заключили предварительное соглашение с Анатолием Чубайсом (на тот момент занимавшим пост первого заместителя председателя правительства и министра финансов) о том, что «Связьинвест» достается именно им.

Конфликт между олигархами и «отцом приватизации» привел к прямым «военным действиям», которые велись Владимиром Гусинским и Борисом Березовским против Анатолия Чубайса и членов его команды. Наиболее ярким проявлением этой войны стало так называемое дело писателей (которое активно «раскручивалось» в программах телекомпании НТВ, подконтрольной тогда Владимиру Гусинскому), когда авторы книги «История приватизации в России» (в том числе Анатолий Чубайс и Альфред Кох) были обвинены в получении неоправданно высоких авторских гонораров, а сам Анатолий Чубайс едва не лишился министерского кресла.

На примере этих первых попыток приватизации «Связьинвеста» видно, что изначально государственные чиновники не особенно задумывались о развитии телекоммуникационной отрасли. Во-первых, речь вообще не шла о продаже компании целиком. Во-вторых, одним из основных факторов при проведении аукционов по «Связьинвесту» в 90-е годы было катастрофическое состояние финансовой системы страны: бюджету срочно нужны были свободные средства, которые необходимо было получить любой ценой.

#Приключения Джорджа Сороса в России. Остаток неконтрольного пакета акций «Связьинвеста» (25% минус 2 акции) планировалось выставить на торги осенью 1998 года. В аукционе намеревался принять участие Mustcom, который вел переговоры с АФК «Система». В качестве другого возможного участника называлась компания France Telekom. Но осенью 1998 года и российскому правительству, и покупателям было уже не до «Связьинвеста».

После августовского кризиса процесс приватизации компании был практически заморожен. Блокирующий пакет акций «Связьинвеста» принадлежал консорциуму Mustcom, фактически единственным владельцем которого с течением времени стал Джордж Сорос, выкупивший в итоге долю Владимира Потанина.

Вновь тема приватизации «Связьинвеста» была поднята только через полтора года: в апреле 2000 года только что избранный президентом страны Владимир Путин на встрече с главой Минсвязи Леонидом Рейманом заявил о необходимости подготовки к продаже второго пакета акций холдинга. Компанией Arthur Andersen была проведена оценка активов «Связьинвеста» (была названа сумма в $2,2 млрд). Кроме того, Arthur Andersen были также разработаны предложения по повышению капитализации и эффективности холдинга, согласно которым 87 предприятий «Связьинвеста» предлагалось реорганизовать в 7 крупных региональных операторов связи, а «Ростелеком» - выделить в отдельного, восьмого оператора, ответственного за дальнюю связь по всей России. Фактически эта схема и была реализована в дальнейшем. Вместе с тем реструктуризация «Связьинвеста» естественным образом отодвинула процесс его приватизации на несколько лет.

Решение о проведении реструктуризации холдинга проходит уже на фоне значительных перемен, происшедших в России в первые годы нового тысячелетия. Бурный рост внутреннего производства за счет девальвации рубля и удачная конъюнктура цен на сырье на мировом рынке (особенно удачная на фоне низкой стоимости нефти в конце 90-х) позволили наконец решить проблему наполнения госбюджета. Кроме того, это был период смены правящей элиты и как следствие изменения политического и экономического курса. Первый срок президентства Владимира Путина прошел под знаком усмирения региональных властей и крупного бизнеса, а также собирания и осмысления того «наследства», которое оставила предыдущая администрация. В условиях благоприятной экономической конъюнктуры власть уже не нуждалась в срочной распродаже государственных активов. Ей необходимо было разобраться в текущей ситуации, провести «ревизию» имеющейся собственности.

Кроме того, наиболее крупные предприятия (в первую очередь добывающих отраслей) были приватизированы в 90-е, а в собственности государства остались в основном естественные монополии и стратегические активы (например, предприятия ВПК). Продажа этих активов частным инвесторам сама уже не могла свестись к простому акту купли-продажи, а требовала достаточно сложной проработки на всех уровнях. И «Связьинвест», потребителями услуг которого в том числе являются «силовики», оказался именно тем активом, дальнейшая приватизация которого тесно увязывалась с вопросами обеспечения национальной безопасности. Тем более что среди представителей новой администрации (включая президента) было много выходцев из «силовых» ведомств.

Джордж Сорос в качестве владельца блокирующего пакета акций «Связьинвеста» попал в достаточно сложную ситуацию. Как инвестор, работающий на развивающихся рынках, он был заинтересован прежде всего в покупке активов по заниженной цене для их последующей перепродажи. Но российские реалии оказались таковы, что приобретенный им в 1997 году пакет акций холдинга стремительно обесценивался, и единственным средством спасения этого пакета было приобретение всего «Связьинвеста» для последующей перепродажи. В то же время, процесс приватизации компании бесконечно затягивался.

Длительное время Джордж Сорос не терял надежды каким-либо образом повлиять на ситуацию. Он поддерживал меры по реструктуризации холдинга, видимо, надеясь таким образом поднять его рыночную стоимость, предлагал поменять свою долю на акции региональных предприятий связи, но в конце 2003 года окончательно принял решение выйти из этого предприятия любой ценой.

Не исключено, что на его решение повлиял крупный скандал, разразившийся вокруг приобретения холдингом лицензий на внедрение программных продуктов американской компании Oracle. Сумма сделки составила $153 млн, а оплата проводилась по, мягко говоря, странной схеме: деньги перечисляются сразу, в то время как внедрение системы происходит в течение трех лет. Эта схема вызывала достаточно сильные подозрения в том, что значительные средства «Связьинвеста» были таким образом просто «освоены». И в июне 2003 года компания Soros Fund Management (которую контролировал Mustcom) разослала во все СМИ открытое письмо, содержащее призыв к гендиректору «Связьинвеста» Валерию Яшину в недельный срок разъяснить схему и детали сделок дочерних компаний «Связьинвеста» по приобретению системы управления Oracle E-Business Suite.

Довольно трудно однозначно объяснить причину столь резкой реакции Джорджа Сороса, известного биржевого спекулянта, лишь заботой о надлежащем управлении компании, частью активов которой он владеет. В частности, в 2003 году многими аналитиками высказывались предположения о том, что, создавая шумиху вокруг этого приобретения, он стремится снизить стоимость акций региональных компаний связи, входящих в состав холдинга, и, таким образом, уменьшить его общую рыночную капитализацию.

В любом случае американский миноритарий «Связьинвеста» (усилия которого в итоге так ни к чему и не привели) на этом примере вполне смог убедиться в том, что его блокирующий пакет акций практически никакой серьезной роли в управлении российской компанией, тем более с государственным участием, не играет. Более того, не будет играть сколько-нибудь серьезной роли любой неконтрольный пакет акций, а решения о возможности продажи всех принадлежащих государству акций «Связьинвеста» на тот момент принято еще не было. С другой стороны, Джорджу Соросу могло стать понятно также и то, что участие в дальнейшей приватизации «Связьинвеста» для него как для непрофильного инвестора может быть попросту закрыто.

#Неужели все-таки продадут? В апреле 2004 года консорциум Mustcom был продан Джорджем Соросом компании Access Industries за $625 млн, потерявшим две трети вложенных в «Связьинвест» средств. Как ни странно, продажа акций холдинга российскому инвестору, возможно, открыла дорогу его дальнейшей приватизации.

К началу правления второй администрации Владимира Путина окончательно завершился процесс становления новой элиты, описываемый СМИ с помощью мифологемы борьбы «питерских» и «семейных». Огромное давление, оказанное на крупный бизнес (сформировавшийся, по сути дела, именно в результате масштабной приватизации 90-х годов), привело к подавлению его политической активности. Кремль смог наконец действовать без оглядки на кого-либо, исходя исключительно из собственных представлений о политической и экономической целесообразности.

После проведения сделок государства с «Северной нефтью» и активами «Юкоса» создается впечатление, что сегодня проводится политика деприватизации. Однако она касается пока только нефтегазовой промышленности и почти не затрагивает других отраслей экономики. С точки зрения нынешнего руководства страны, крупные компании, занимающиеся добычей и переработкой сырья, представляют потенциальную опасность прежде всего потому, что они в силу естественных причин тесно связаны с регионами (еще несколько лет назад можно было говорить о том, что многие субъекты Федерации напрямую контролировались ФПГ). Таким образом, установление контроля над сырьевыми и перерабатывающими ресурсами может рассматриваться Кремлем как политическая задача, тесно увязывающаяся с мерами по ограничению влияния губернаторов.

Но если не брать во внимание ТЭК, то можно предположить, что государство продолжает быть напрямую заинтересованным в скорейшем привлечении инвестиций в большинство отраслей экономики (над которыми оно в силу различных причин удерживает контроль), так как не может эффективно распоряжаться этой собственностью. Зачастую просто не находится денег на замену и поддержание в рабочем состоянии существующей инфраструктуры: изношенность фондов, например, в ЖКХ или на железнодорожном транспорте создает прямую угрозу национальной безопасности. Очевидно, что для решения подобных задач у самого государства никаких «нефтяных» или «газовых» денег не хватит. Единственным решением здесь могут быть крупномасштабные частные инвестиции, то есть постепенная передача некоторых отраслей экономики в частные руки.

В этих условиях возможность приватизации «Связьинвеста» представляется более чем реальной. Телекоммуникации гораздо проще поддаются продаже, чем, например, предприятия ЖКХ, в то время как привлечение крупномасштабных инвестиций в эту сферу экономики столь же необходимо, а привлекательность вложений для инвесторов в несколько раз выше. По мере установления пресловутой «вертикали власти» значительно проще стало продать весь государственный пакет «Связьинвеста» (ранее речь шла о реализации только неконтрольного пакета): нынешняя администрация может принимать решения исходя из собственных представлений о государственной целесообразности.

Последние инициативы властей говорят о намерении форсировать ситуацию с продажей «Связьинвеста». Во-первых, это политическое решение о продаже всех находящихся в госсобственности 75% акций компании, принятое весной нынешнего года, во-вторых, постепенное урегулирование спорных вопросов с силовыми ведомствами, являющимися главными противниками приватизации холдинга (например, разработка проекта создания защищенной цифровой сети связи для нужд госуправления и обороны).

#Покупатели. Сегодня существует несколько основных претендентов на покупку госпакета акций «Связьинвеста». Казалось бы, наиболее очевидным из них может считаться контролируемая Леонардом Блаватником Access Industries, уже владеющая «соросовским» пакетом акций. Но после покупки в мае этого года концерна Bassell, специализирующегося на производстве полипропилена, компания участвовать в аукционе скорее всего уже не будет и сосредоточится на нефтехимическом бизнесе. Самым главным аргументом против продажи всего «Связьинвеста» Access Industries может быть как раз то, что компания не является профильным инвестором. Государству важно не просто продать холдинг - оно заинтересовано в его развитии. Заявления же Леонарда Блаватника о намерении участвовать в борьбе за «Связьинвест», сделанные в начале октября, можно рассматривать лишь как спекулятивные.

Как это ни удивительно, но на днях стало известно, что Джордж Сорос вновь вложил деньги в активы «Связьинвеста». В третьем квартале нынешнего года его фонд приобрел около 1% акций «Ростелекома» через покупку ADR компании. Кроме того, Soros Fund купил 0,35% акций «Вымпелкома» и увеличил долю в МТС до 0,031% акций. Судя по всему, на этот раз гуру финансового рынка решил выступить исключительно в роли портфельного инвестора, причем делающего ставку не только на грядущую приватизацию «Связьинвеста», но и на дальнейшее развитие российской телекоммуникационной отрасли в целом.

Интерес к покупке акций «Связьинвеста» проявляет и «Альфа-телеком», которая изначально называлась в качестве возможного партнера Access Industries. Скорее всего холдинг будет участвовать в предстоящем аукционе вместе с западным партнером - в августе представители «Альфы» заявляли о переговорах с крупными западными компаниями (упоминалась, в частности, британская Vodafone).

В то же время наиболее высокими выглядят шансы московской АФК «Система» и питерского «Телекоминвеста». Нынешней осенью председатель совета директоров «Системы» Евгений Новицкий заявил о том, что компания обязательно будет участвовать в аукционе, причем не одна, а «с партнером». Скорее всего этим партнером может оказаться именно «Телекоминвест». У обеих компаний есть опыт работы на рынке стационарной телефонной связи («Система» владеет контрольным пакетом акций МГТС, 28% которого принадлежит «Связьинвесту»). Самым главным достоинством «Телекоминвеста» может быть его «питерское» происхождение и близость к нынешнему главе Минсвязи Леониду Рейману.

Вопрос только в том, когда же наконец состоится сама сделка. Заявление Леонида Реймана от 11 ноября о том, что приватизация холдинга «может состояться летом 2006 года», стоило бы рассматривать в ряду других его подобных заявлений (глава Минсвязи почти каждый год сообщает о том, что он «не исключает возможности продажи» «Связьинвеста» в следующем году). Однако сегодня все условия для продажи «Связьинвеста» действительно созданы. Известны реальные претенденты, готовые потратить до $3 млрд на его приобретение (по крайней мере именно такую сумму называют представители «Системы»). Учитывая, что капитализация холдинга оценивается приблизительно в $3,5 млрд, сумма сделки как раз может колебаться в пределах $3-3,5 млрд.

Вероятность того, что правительство приложит все усилия для проведения аукциона именно в 2006 году, велика также и потому, что в противном случае он сможет состояться только через два года, то есть не ранее лета 2008-го. Ведь в условиях проведения очередного электорального цикла 2007-2008 годов власти вряд ли станут устраивать массовую распродажу «народного достояния».

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Внимание! Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

Это бесплатно и займет всего 1 минут.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль