Императивы

82
Стратегия. Приоритетные национальные проекты пока еще слишком недоработаны и расплывчаты, чтобы кардинально улучшить жизнь россиян и качественно изменить экономическую ситуацию в стране.
В начале осени началась подготовка четырех национальных проектов, основной целью которых должно стать повышение качества жизни россиян. Инвестиции сосредоточатся на самых проблемных областях: это жилье, образование, здравоохранение и сельское хозяйство. Рынок жилой недвижимости, поддерживаемый ипотечными программами с участием государства, может при удачном раскладе стать одним из локомотивов российской экономики уже в ближайшее время. Образование и здравоохранение - это долгосрочные инвестиции, которые могут дать дивиденды лишь в достаточно отдаленной перспективе. А сельское хозяйство, в котором занято 8 млн россиян, вообще вряд ли выживет без государственной поддержки. В следующем году национальные проекты получат около 135 млрд рублей из бюджета, в том числе 70 млрд - из Инвестиционного фонда (по данным Счетной палаты). Таким образом, один из так и не развившихся инструментов инвестирования растворился в новом президентском инструментарии.

#Ипотечный дисбаланс. Доля ипотечного рынка в валовом внутреннем продукте развитых стран составляет 10-50%, в российском ВВП - лишь 0,4%. Казалось бы, потенциал громадный, тем более что подавляющее большинство российских домохозяйств нуждается в улучшении жилищных условий. Но рынок растет слишком медленно, причем по большей части за счет увеличения стоимости жилья, а не объемов строительства. То есть мы пока все дальше и дальше от доступного жилья. Единственным выходом считается масштабное внедрение ипотеки.

Уже сейчас банки самостоятельно реализуют программы ипотечного кредитования. Однако, по прогнозам IFC, в этом году общая сумма выданных ими жилищных кредитов не превысит 20 млрд рублей. Банковская система России еще не в состоянии многократно увеличить объем выдаваемых кредитов. А население недостаточно богато, чтобы их себе позволить. И конечно же, помочь в данном случае может только государство. Поэтому по поручению президента была создана единая система рефинансирования ипотечных жилищных кредитов (ЕСР ИЖК), которая даст возможность не только крупным, но и самым мелким банкам развивать ипотечное кредитование населения. Ее оператором станет Агентство по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК). Роль государства в том, чтобы решить главную проблему, тормозящую развитие ипотеки, - отсутствие дешевых «длинных» денег. АИЖК через региональных операторов выкупает пулы закладных у банков, формирует из них залоговое покрытие и в дальнейшем планирует выпускать ипотечные ценные бумаги. Таким образом, как утверждают в агентстве, можно будет уже в ближайший год снизить процентные ставки с 15 до 12% годовых, а к 2008 году довести их до 8%.

Именно эти цифры вызывают наибольшее недоверие среди экспертов. Сегодня 12% - это ниже ставки рефинансирования и почти на уровне инфляции. А 8% - это цифра, опирающаяся на прогноз инфляции в 4-4,5% в 2008 году. У экспертов вызывает серьезные сомнения способность правительства снизить инфляцию почти втрое за три года. Главе АИЖК Александру Семеняке на конференции «Доступное жилье» был задан вопрос: каким образом его ведомство сможет обеспечить такой низкий процент? «Мы провели консультации с Citibank, - ответил он, - и на 80-85% от пула закладных мы можем выпустить ипотечные бумаги с суверенным рейтингом. То есть разместим их под 7-8%». Это, собственно, и есть двухуровневая система рефинансирования. Заем денег на внешнем рынке позволит выдавать внутри страны более дешевые кредиты. Для этого лишь нужны государственные гарантии, на которые в следующем году в рамках национального проекта будет выделено 14 млрд рублей. То есть показатель 12% вполне достижим уже в ближайшее время.

В целом проект «Доступное жилье» выгодно выделяется своей проработанностью из числа других национальных проектов. В его основе лежит федеральная целевая программа «Жилище», разрабатываемая давно и уже достигшая вполне «взрослого» состояния. У ее создателей был перед глазами удачный опыт США и других стран с развитой ипотечной системой. Они смогли вполне удачно скопировать (по крайней мере на бумаге) основные принципы двухуровневой системы рефинансирования, и с этой точки зрения претензий к ним быть не может.

Претензии могут быть к тому, что создатели национального проекта не учли реалий рынка жилья, который существует сейчас в России. Председатель совета Национальной ассоциации участников ипотечного рынка Владимир Пономарев признал, что рост цен на недвижимость, наблюдающийся в последние годы, - это результат несбалансированности спроса и предложения: «Мы слишком мало строим». То есть спрос опережает предложение, и значительно. Тем не менее абсолютно все инициативы в рамках проекта «Доступное жилье» направлены на повышение спроса, то есть на усугубление несбалансированности. А значит, реализация этих инициатив приведет лишь к одному - взрывному росту цен на жилье и как следствие - к снижению его доступности. Создатели проекта свято верят в то, что достаточно создать спрос, а предложение приложится. Удивительно, но нынешняя ситуация, когда предложение недостаточно удовлетворяет появившийся спрос, их ничему не научила. Они так и не вышли за рамки чистой экономической теории. Ведь скопировать опыт благополучной и конкурентной американской экономики легче, чем создать такие же благополучные и конкурентные условия в России либо научиться действовать в условиях российского монополизированного рынка.

#Будьте лучше. В докладе Министерства образования и науки РФ «О готовности к реализации приоритетных национальных проектов в сфере образования» в качестве улучшения условий обучения обозначены два факта. Во-первых, снижение количества пожаров, а во-вторых, количества учащихся, «вынужденных обучаться во вторую смену». То есть министерство за неимением лучшего ставит себе в заслугу резкое снижение рождаемости в стране. Проще говоря, чиновники признаются, что пока похвастать совершенно нечем. Остается только надеяться, что в будущем ситуация все-таки изменится, а главный инструмент изменений - национальный проект «Развитие образовательной системы» вместе с сопутствующей федеральной целевой программой окажется эффективным.

В самом министерстве считают, что новые инициативы президента и правительства «должны придать новый мощный импульс развитию системы образования». Денежное выражение «мощного импульса» в 2006 году - 31 млрд рублей, или 15% от общей суммы, идущей на образование из бюджетов разных уровней. Эти не слишком большие средства можно условно разделить на «социалку» и инвестиции в качество образования. Региональные бюджеты и соответствующие ФЦП, как правило, не обеспечивают приемлемого уровня оплаты труда учителей. Поэтому на решение текущих проблем с зарплатами идет значительная часть финансирования национального проекта, хотя социальная часть образовательного проекта гораздо меньше, чем, например, здравоохранительного.

В бюджете-2006 предусмотрено номинальное увеличение оплаты труда учителей на 12,5%, что едва поспевает за ростом потребительских цен. Национальный проект доводит повышение до 20% - преимущественно за счет надбавки за классное руководство в тысячу рублей ежемесячно. И тем не менее средняя зарплата учителя в ближайшие годы будет ниже средней зарплаты врача. Кроме того, 10 тыс. лучших учителей получат по 100 тыс. рублей единовременно. В этом уже видны зачатки конкурсного финансирования, которое со временем должно стать одним из определяющих факторов развития образования в России.

Одним из ключевых положений проекта является создание двух бизнес-школ, а также крупнейших национальных университетов на базе уже существующих в Сибирском и Южном федеральных округах. Эта часть проекта вызывает особенно серьезные вопросы в комитете Государственной думы по образованию и науке. «Зачем создавать то, что уже есть?» - недоумевают депутаты. Действительно, и бизнес-школы, и университеты у нас уже есть. Чем же будут отличаться новые университеты от старых, кроме количества учащихся (25-30 тыс. против обычных 3-6 тыс.)? Минобрнаука дает еще только три отличительных признака: участие в макрорегиональных проектах; интеграция образования, науки и высокотехнологичного производства; экспорт образовательных услуг (не менее 20% иностранных студентов). Каким образом и в какие сроки все это будет достигнуто - не ясно. В проекте вообще нет ничего, кроме уровня финансирования - по 3 млрд рублей на вуз. Непонятно, будут ли там применяться новые формы обучения, или все сведется к старой, но уже не очень доброй лекционно-семинарской системе, от которой в лучших университетах мира давно ушли.

Хотя по косвенным признакам можно судить, что старая система будет преобладать. Взять хотя бы упорное желание министерства сделать университеты более крупными. Когда чиновникам задают вопрос «зачем?», они отвечают, что теперь большее количество студентов будет иметь возможность слушать лекции хороших преподавателей - профессоров и академиков. Чиновники с радостью рассказывают про аудитории на тысячу студентов - апофеоз старой, уже отринутой на Западе системы. Там давно ушли от пересказа лектором теоретического курса к занятиям (вроде case-study), когда студент воспринимает теорию через практику, решая задачи, близкие к тем, с которыми он столкнется в реальной жизни. В Минобрнауки об этих формах обучения знают, поэтому и приняли решение выделить дополнительное финансирование вузам, внедряющим новые методы обучения. Но само министерство, похоже, не готово внедрять новые методы в создаваемых национальных университетах. Впрочем, некоторые эксперты считают это верным. По мнению первого проректора ГУ ВШЭ Льва Любимова, должны быть университеты для творцов (которых в любой стране немного) и университеты для ремесленников - вроде тех, что предлагает создать глава Минобрнауки Андрей Фурсенко.

Бизнес-школы будут созданы в Москве и Санкт-Петербурге. Это уже не новый тип учебных заведений для России, точнее говоря, для ее столиц. 80% бизнес-школ располагается в Москве, 10% - в Петербурге и еще 10% - во всех остальных регионах, вместе взятых. Логичным было бы создание подобных учебных учреждений там, где их мало или нет совсем, - где-нибудь во Владивостоке, Ставрополе или Уфе, но зачем вкладывать значительные средства (по 1,5 млрд рублей на каждую) в создание бизнес-школ там, где их и так больше, чем где-либо в стране?

Гораздо более логичным представляется другое нововведение министерства - развитие системы профессиональной подготовки в армии. Эта система должна дать возможность военнослужащим срочной службы получить начальное профессиональное образование, а контрактникам - подготовиться к поступлению в вузы. Пока что масштаб программы скромный - лишь несколько тысяч военнослужащих смогут заняться в армии не только исполнением гражданского долга, но и своим будущим. Со временем, если программа окажется удачной и приобретет большие масштабы, она сможет заметно повысить престиж и привлекательность армии.

Не менее важная программа - поддержка талантливой молодежи, например гранты 5 тыс. талантливых молодых людей (по 60 тыс. рублей каждому) и поддержка прочих молодежных проектов. Удивляет только, что на эту поддержку выделяется 20 млн рублей, а на создание базы данных по талантливой молодежи - в полтора раза больше. Это вызывает вопросы в Государственной думе. Кроме того, депутаты возмущены политикой министерства по отношению к школам. Оказывается, им разрешено держать в штате только учительский состав. А охранники, повара и так далее просто не оплачиваются из бюджета. То есть министерство сознательно подталкивает школы к принудительным поборам с родителей учащихся, потому что иначе у детей не будет ни питания, ни охраны.

А между тем в Думе уже третий год «гуляет» законопроект «Школьная безопасность», предусматривающий единые стандарты и финансирование для обеспечения пожарной, санитарно-гигиенической и прочей безопасности. Там же прописаны и нормы по питанию для школьников. «Школьная безопасность» хорошо бы смотрелась в пакете законов в рамках национального проекта, но министерство его не поддерживает. Так же как и практику попечительских советов, которая в некоторых школах уже действует и позволяет не только родителям школьников, но и сторонним меценатам финансировать школы без всякого принуждения.

Большая часть российских студентов уже учится на платной основе, а обучение в школе уже давно перестало быть полностью бесплатным, но затраты населения еще очень долго не смогут покрыть основных нужд образовательных учреждений. Поэтому нужно думать о перспективных формах государственного финансирования, которые в среднесрочном периоде позволили бы обеспечить качественное улучшение системы российского образования и подготовить ее к трансформации в динамичную отрасль рыночной экономики.

Минобрнауки не отказывается пока от финансирования негибких и малоэффективных образовательных учреждений, но дает понять, что это может произойти в будущем. И единственный способ этого избежать (особенно если речь идет о вузах) - стать лучше, внедрить новые технологии обучения и продемонстрировать свои успехи единственным объективным способом - востребованностью выпускников на рынке труда. «Будьте лучше», - говорит Минобрнауки, выделяя в следующие два года дополнительное финансирование 30 лучшим вузам (от 500 млн до 1 млрд рублей на каждый) и 6 тыс. школ (по 1 млн рублей). Давать деньги тем, кто лучше умеет ими распорядиться, - это зачастую уже инвестиции в качество. Другое дело - с трудом можно понять, что значит «лучше», а в том, что касается школ - даже не трудно, а невозможно. По крайней мере никаких критериев Минобрнауки не обозначило, а про поддержку лучших учителей честно написало, что объективные критерии еще только «предстоит разработать» совместно с регионами.

С одной стороны, это простительно: ведомство Андрея Фурсенко, так же как и все остальные ответственные за национальные проекты, пало жертвой аврального планирования - ведь президент озвучил идею проекта только в сентябре. С другой стороны, в высшей степени странно, что у министерства не оказалось уже продуманных и четких предложений по поддержке лучших после того, как руководство министерства неоднократно заявляло о целесообразности конкурсного финансирования. Создается ощущение, что слово «лучшие» попало в проект только из-за того, что не хватило денег вставить слово «все», потому как конкурсное финансирование школ - не слишком разумная затея. В конце концов даже если сама школа не слишком хороша, ее ученики имеют право на достойное обеспечение.

А между тем, по словам сотрудницы Института комплексных стратегических исследований Елены Киселевой, «за счет планируемых грантов на поддержку инновационных образовательных программ только 10% школ смогут обновить материально-техническую базу и учебно-лабораторное оборудование». Материально-техническое состояние учебных заведений считает одной из главнейших проблем и Лев Любимов. Ситуация, по его словам, катастрофическая, и даже национальный проект в области образования (который он считает, безусловно, нужным) ее не слишком улучшит. Помимо износа материальных фондов и бедности преподавателей другими тяжелыми проблемами Лев Любимов считает отсутствие традиций гуманитарного образования, практически не существовавшего в СССР, отсутствие прописанных законных оснований для создания попечительских советов при школах и ужасная ситуация с обучением педагогов. Он утверждает, что «у образования сейчас один союзник - президент», но даже предложенный им национальный проект проблем не решит: слишком они сложны и многочисленны.

#Дорогая безделушка. На открытом заседании Торгово-промышленной палаты, посвященном национальному проекту «Развитие здравоохранения», заместитель Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию Валерий Сергеенко заявил буквально следующее: «Государство не выполняет свои обязательства». То есть заболевший человек может теперь рассчитывать только на собственные силы, точнее говоря, на свой кошелек. Особенно если он живет далеко от крупных развитых городов. Таким образом, даже правительственные чиновники признают, что система, доставшаяся нам со времен Советского Союза, исчерпала себя, а государство в рамках этой системы не способно обеспечить гражданам сколько-нибудь приемлемое медицинское обеспечение.

В 1990 году уровень смертности от болезней в СССР был ниже, чем в ФРГ. Теперь на 70% выше. Большинство российских мужчин уже не доживают до пенсионного возраста. И если ситуация коренным образом не изменится в ближайшее время, бессмысленными станут всякие разговоры о развитии, бюджете, стратегии. Здоровье нации - первоочередная задача, которая между прочим имеет и реальное экономическое исчисление. По расчетам Всемирной организации здравоохранения, в следующие 10 лет Россия потеряет из-за высокой смертности среди работоспособного населения по меньшей мере $300 млрд.

О реформе здравоохранения говорят уже давно, но до сих пор и близко не подступились к решению этой проблемы. Предложенный президентом национальный проект тоже ни на шаг не приближает нас к реформе. В его рамках лишь пытаются ликвидировать те колоссальные пробелы в финансировании здравоохранения, которые возникли в прошлые годы. Чиновники лишь латают дыры в разваливающемся здании здравоохранения. Одна из самых крупных «дыр» - это отток специалистов из медицины, особенно из структур оказания первичной помощи, где укомплектованность составляет 56%. Именно эту проблему пытаются решить, увеличивая зарплаты врачей и медперсонала (участковых и общей практики). Данный шаг - самый разрекламированный во всех национальных проектах. Утверждается, что зарплата будет увеличена на 10 и 5 тыс. рублей для врачей и медсестер соответственно, а для большинства работников «возрастет в разы».

Это не так. Коэффициент совмещения в российских лечебных учреждениях - около 2,0. То есть один сотрудник часто работает за двоих. Собственно, именно так наши врачи и медсестры умудрялись выживать в последние годы: отток работников из здравоохранения дал возможность оставшимся работать за двоих и получать зарплату за двоих. Теперь пакет законов, который будет принят в рамках национального проекта «Развитие здравоохранения», предусматривает максимальный коэффициент совмещения 1,2 - правительство, таким образом, одной рукой дает, а другой отбирает, хотя дает почти во всех случаях больше. Но вот что действительно плохо - это то, что затрагиваемые национальным проектом медработники составляют лишь 20% от их общего числа. Остальные 80% не получают практически ничего.

Зато Министерство здравоохранения и социального развития планирует весьма масштабную программу переоснащения российских поликлиник и больниц. Проектом предполагается среди прочего приобрести 12 тыс. автомашин скорой помощи (реанемобилей - 240, медицинских вертолетов - 0) и построить 15 крупных медицинских центров. Обе инициативы кажутся странными. Зачем нужны 12 тыс. автомобилей скорой помощи, если в советские времена таких машин всего было около 8 тыс.? Оказывается, Владимир Путин как-то на совещании по вопросам национальных проектов возмутился: зачем покупать иномарки, если за те же деньги можно купить отечественной техники в пять раз больше?! Никто не посмел тогда перечить президенту и объяснить, что он не прав. На заседании в Торговой палате Валерий Сергеенко, выслушав упреки от представителей медицинских учреждений, лишь развел руками и заявил, что все понимает, но изменить ничего не в силах: «Обращайтесь к президенту, это его инициатива». Но по лицам присутствующих было видно - не обратятся. Так что теперь тысячи автомобилей будут ржаветь на улице, потому что для них даже места в гаражах не хватит, не говоря уже о запчастях, бензине и прочем, - бюджетные дотации на все это никто увеличивать не собирается.

Не менее сомнительна идея со строительством 15 научных центров, которая обойдется в 32 млрд рублей за два года. В России, по некоторым оценкам, до 50 недостроенных медицинских центров, часть из которых находится на завершающей стадии строительства. Немало и уже существующих хороших центров, которым для полноценной работы нужно лишь дополнительное оснащение, финансирование - и тогда они смогут в разы увеличить число сложных операций, ведь в них есть главное - высокопрофессиональные специалисты.

Тем не менее правительство предпочитает идти по куда более затратному и менее действенному пути, создавая новостройки. «Дайте в пять раз меньше, но достройте то, что есть!» - говорит депутат Госдумы и академик РАМН Сергей Колесников. Новые центры радикально ситуацию не улучшат, зато станут материальными свидетельствами работы чиновников, которые можно будет с триумфом открыть и продемонстрировать начальству. Объем поставок нового оборудования и расходных материалов в уже существующие медицинские центры и поликлиники будет увеличен, но, по словам медиков, недостаточно, особенно в части расходных материалов.

Расходные материалы - это вообще головная боль нашей медицины, так же как угрожающее состояние медицинской недвижимости, особенно в глубинке, и громадные долги по коммунальным платежам. Ставить новое оборудование в кабинеты, где течет потолок, ни один разумный человек не станет, а федеральный бюджет, дав деньги на кое-какое оборудование, ремонтом больниц и поликлиник не озаботился. То есть наблюдается именно лихорадочное затыкание дыр, причем далеко не всех, а лишь тех, которые легче заткнуть. Несомненно положительными стоит признать инициативы правительства по выявлению и лечению гепатита В и С, ВИЧ-инфекции. По профилактике заболеваний (в следующем году в рамках профилактики будут обследованы 40 млн человек), по иммунизации (впервые будет выполнен план по прививкам), по обследованию новорожденных и диспансеризации групп риска. Но все же мы имеем набор мероприятий (порой бессмысленных) там, где нужна полноценная реформа. «Нет системы и нет даже цели», - говорит Сергей Колесников.

Национальный проект в области здравоохранения - пожалуй, худший по уровню планирования (если не считать «Развитие АПК», который на данном этапе представляет собой просто набор благих пожеланий) и яркий пример того, как не нужно делать столь масштабные программы. При этом он же и самый дорогостоящий. В остальных проектах, впрочем, угадываются все те же пагубные привычки правительства: оторванность от экономических реалий и нужд потребителей программ, паническая боязнь радикальных изменений, любовь к «затыканию дыр» вместо комплексного решения проблем. На данном этапе национальные проекты близки по качеству к федеральным целевым программам, какими они были лет пять назад, значит, если скорость работы чиновников не изменится, приемлемый вид они приобретут лет через 5-7.

Но у нас нет такой роскоши, как 5-7 лишних лет. Многие эксперты повторяют фразу «окно возможностей» по отношению к теперешней ситуации, и все понимают, что уже через несколько лет это окно может захлопнуться. Понимают это, как показали недавние перестановки в правительстве, и в Кремле. И остается лишь надеяться, что Дмитрий Медведев, который зарекомендовал себя на прежней должности как грамотный управленец, сможет разогнать неповоротливую и неэффективную правительственную машину.

Считаете ли вы бюджет-2006 бюджетом развития?

#ЮРИЙ СИМАЧЕВ, заместитель директора Межведомственного аналитического центра:##

- Бюджет на 2006 год - это не бюджет развития, хотя содержит в себе его признаки, так как на соответствующие инструменты выделяются очень небольшие суммы. Все-таки пока перевешивают расходы, обеспечивающие фон для дальнейшего развития (больше социальной направленности). Но если они не будут в ближайшее время дополнены интенсивными мерами по переходу к инновационной модели экономики, стимулированию повышения конкурентоспособности хозяйствующих субъектов, то в перспективе возможно обострение проблемы исполнения возрастающих социальных обязательств со стороны государства.

#ЕЛЕНА КИСЕЛЕВА, специалист Института комплексных стратегических исследований:

- В рамках бюджета-2006 расходы на образование выросли на 35%, на фундаментальные исследования - на 29% по сравнению с 2005 годом. Весомую долю в этих расходах составляет повышение заработной платы работников бюджетной сферы. Однако одного только повышения зарплат недостаточно для качественного улучшения ситуации в сфере науки и образования, которые нуждаются в реформировании.

#СЕРГЕЙ КОЛЕСНИКОВ, заместитель председателя комитета Госдумы по образованию и науке, действительный член РАМН:

- Не считаю. Дело в том, что сейчас есть окно возможностей, когда можно неинфляционно «раскрутить» страну, вкладывая деньги не в зарплату, а в инновационные проекты. Закупить новые технологии, дать деньги разработчикам новых вакцин, медицинских препаратов, снять проблему лекарственной безопасности. Дать деньги науке: на оборудование, на расходные материалы. Нам нужен прыжок вперед, а мы наращиваем отставание.

#ЛЕВ ЛЮБИМОВ, первый проректор ГУ ВШЭ:

- Наша экономика на 80% частная. Почему же должен быть государственный бюджет развития частной экономики? Да, есть некая часть ответственности государства. И в этой части государство впервые выделило деньги на развитие. С этой точки зрения бюджет-2006 можно назвать бюджетом развития.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Внимание! Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

Это бесплатно и займет всего 1 минут.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль