Ульф Перссон: "Мы рассчитываем получить 40-60% годовых"

169
Интервью. Управляющий директор фонда Mint Capital Ульф Перссон создает новый фонд для работы в России. Он рассказал "Ф." о своей стратегии в области инвестирования и общих тенденциях развития венчурного рынка.
- Ульф, каким будет ваш новый фонд?

- Следующий фонд ожидается на уровне $100 млн, и мы собираемся делать более крупные инвестиции - на $10-15 млн. Эти деньги будут размещены в предпринимательских компаниях, работающих в России. Будем вкладываться в производство потребительских товаров, сферу услуг, легкую промышленность, и еще возможны инвестиции в технологические компании, созданные в течение последних 5-10 лет, но не в стартапы (от англ. start-up - создание новой компании). Наш первый фонд выделял деньги на них. Но он уже полностью проинвестирован - чуть меньше $25 млн. Из восьми вложений четыре можно назвать start-up, другая половина - компании среднего размера. Мы типичный "первый" внешний инвестор и будем стараться работать hands-on ("рука к руке" - участвовать в управлении предприятием. - "Ф.").

- Почему вы перестаете инвестировать в start-up?

- В первом фонде было два направления инвестиций. Одно из них - вложения в быстрорастущие предпринимательские компании, чьи продукция и услуги предназначены для российского рынка. Второе направление - высокотехнологичные компании, сбывающие свою продукцию вне России: здесь разрабатываются технологии, которые затем продаются за границей. Компании второго направления были в основном start-up. Но ситуация изменилась, мы считаем, что устойчивый рост в России за последние три-четыре года повысил способность компаний принимать инвестиции. Нам стало интереснее инвестировать в компании, работающие на внутренний рынок.

Четыре года назад можно было лишь представить будущее, тогда Россия только вышла из кризиса. Реального роста не было, большое увеличение ВВП сразу после кризиса в 1999 году объясняется низкой базой. Сейчас хороший рост продолжается уже несколько лет. По целому ряду вопросов достигнут определенный критический уровень, позволяющий делать прямые инвестиции в российские компании.

- Насколько велика разница между венчурным фондом и фондом прямых инвестиций (ФПИ)?

- На мой взгляд, различаются только названия. Прямые инвестиции идут прямо в компанию в отличие от покупки-продажи акций на вторичном рынке и включают в себя венчурные. Если посмотреть в словарях, то понятие private equity (собственный капитал. - "Ф.") охватывает и venture capital, и buy-outs (выкуп. - "Ф."). Venture capital отличается от buy-outs тем, что при последнем покупаешь акции у владельца, а венчурные инвестиции идут внутрь компании. Поэтому особой разницы не существует. Многие видят различие в том, что венчурный капитал привлекается на более раннем этапе. Я и с этим не очень согласен, мой опыт показывает, что перед многими большими и зрелыми компаниями с $50-100 млн оборота стоят такие же вопросы, как перед фирмами, которые в десять раз меньше. Кстати, компании с оборотом $15-20 млн в 2000 году, когда мы вложились, сейчас сильно выросли. Это значит, что наш фонд из венчурного стал ФПИ?

- А почему русский бизнес не делает венчурных инвестиций?

- Любая финансовая группа вкладывается, но делает это без посредничества фондовых структур - зачем они им для вложения своих денег? Ведь private equity fund аккумулирует чужие средства. Годами разрабатывалась сбалансированная система с четкими правилами игры, оптимально защищающая интересы инвесторов. Так ФПИ работают по всему миру и в России тоже. Но поскольку у российских структур, занимающихся сейчас инвестициями, не было чужих денег, пока не возникала потребность в подобных структурах. Однако мне кажется, что некоторые финансовые группы занимаются построением своих фондов, например о создании ФПИ заявляли "Альфа-групп", "Тройка-Диалог", "Уралсиб-НИКойл".

- Но пока это лишь разговоры.

- Я бы не был столь категоричен. Создать структуру очень легко. Но для пополнения фонда деньгами инвесторов важно иметь четкое investment proposal (инвестиционное предложение. - "Ф."), с которым можно прийти к потенциальным участникам. Плюс профессиональная команда, которая может возглавить фонд. Не так просто сделать шаг от внутренней организации инвестирования к внешней.

Одна из причин, почему в России мало фондов, - молодость рынка прямых инвестиций, очень мала доля вложений, делающаяся в структурированном виде, немного профессиональных команд. Не было времени и объема рынка, чтобы они успели вырасти. Но более важным фактором я считаю то, что до недавнего времени в России было мало инвесторов, готовых вложиться на срок в 5-10 лет, стандартный для ФПИ. Правда, уже сейчас многие рассматривают возможность долгосрочных вложений в российскую экономику. Мне кажется, что появилась стабильность, платформа для дальнейшего роста и улучшения инвестиционного климата. Существует большая разница между тем, как нас встречали зарубежные инвесторы в мае-июне 2000 года и как принимают сейчас. В Швеции, откуда родом мы и ряд наших ключевых инвесторов, и других европейских странах с большим интересом слушают о возможности инвестирования в Россию.

- Компания Ernst & Young проводила исследование, и по его результатам оказалось, что Россия по привлекательности для инвесторов стоит на втором месте в Европе после Германии.

- Я читал это исследование и не знаю, как они пришли к такому выводу. Россия действительно сейчас очень привлекательна для инвесторов, но пока они осторожно делают свои вложения: история страны с 1990 года не очень приличная. Но за последние годы прибавилось факторов, лежащих в основании благоприятного инвестиционного климата.

Все, с кем мы встречаемся для привлечения денег в фонд, задают вопрос о "деле "Юкоса"". Но Mint Capital инвестирует исключительно в предпринимательские структуры, зависящие только от самих себя, не подпадающие под неформальный контроль. Мы не вкладываемся в зависимые от государства или губернаторов фирмы. Поэтому "дело "Юкоса"" напрямую не касается компаний, чьи акции находятся в нашем портфеле. Однако многие инвесторы боятся, потому что не знают ситуации в деталях. Есть и положительный момент для нас: "дело "Юкоса"" усиливает аргументы в пользу нашего фонда в частности и прямых инвестиций вообще. Мы говорим, что можно избежать политических рисков, которые появляются при инвестировании в фирмы, чья судьба зависит от политики и чиновников, если вкладываться в компании с получением контроля и представителей в совете директоров.

- Что вы подразумеваете, когда говорите "предпринимательская структура"?

- Большинство российских компаний, в которые вкладываются ФПИ, - приватизированные, с активами под или на земле, в виде машин и других ресурсов, со слабым менеджментом и незанятыми мощностями. Но существует другой тип компаний, строившихся с нуля. Речь идет о них.

- Как у вас возникла идея создать фонд после кризиса 1998 года?

- Еще до августовского кризиса я с будущими партнерами видел много компаний, пригодных для вложения денег. Тогда я был лично знаком с менеджментом трех фирм из тех, в которые Mint Capital впоследствии инвестировал, например ABBYY, производящая программное обеспечение, или "Студия 2В", занимающаяся съемкой телесериалов. Мне очень хотелось вложиться в них еще в 1999 году, во время работы в Millenium Fund, но мой тогдашний инвестиционный комитет посчитал, что это будут очень маленькие сделки с большими рисками. Хотя, на мой взгляд, вкладываясь в такие компании, меньше рискуешь, потому что мы тесно работаем, глубоко вникаем во все происходящее. Сразу после создания Mint Capital мы связались c ними, предложили инвестиции. Эти компании почти идеальны: созданы профессиональными и активными людьми, у которых стоит цель повысить стоимость своей фирмы, занять большую долю рынка и постоянно расти.

- Почему вы выбрали для инвестиций именно сектор TMT: телекоммуникации, медиа, технологии?

- Мы исходили из своего желания инвестировать в предпринимательские компании, работающие или на российский, или на внешний рынок. На второй можно было выходить только с высокотехнологической продукцией - вот одна из "Т". Кроме того, первый фонд был слишком маленьким для занятий технологическим бизнесом, направленным на Россию.

В телекоммуникации мы почти не вкладывались, не считая первой неудачной инвестиции в Pentacom. Телекоммуникационный рынок рос, как мы и планировали, мы были слишком маленькими, чтобы инвестировать как в местных, так и в национальных операторов. Ожидали, что произойдет прорыв на уровне WAP - мобильного Интернета, но никакого бума не состоялось, поэтому инвестиций в этот сектор мы не делали.

- Почему не удался проект RBC-Pentacom?

- Во-первых, эта инвестиция была ошибкой с нашей стороны. Нам не следовало вкладываться в компанию, чья потребность в деньгах была в разы больше, чем мы могли предложить. Компания бы процветала, если бы получила $50-70 млн. Но мы рассчитывали, что после сделанных совместно с Delta Capital инвестиций Pentacom сможет выйти на международный рынок со своими акциями и получить недостающие средства.

Во-вторых, мы поддались общему вектору развития: построение кабельных сетей было очень модным, они высоко ценились по всему миру. Но мода прошла, и все закончилось уже в 2001 году. И третья ошибка была субъективной - сразу после возникновения проблем с выполнением планов нам следовало как инвесторам принять жесткие меры, например поменять менеджмент, заставить его отойти от регионального к локальному бизнес-плану.

- В свое время руководитель фонда венчурных инвестиций Intel Capital говорил, что для них хорошо, если из десяти сделанных инвестиций успешной окажется хотя бы одна, которая окупит с лихвой все остальные. Насколько это утверждение справедливо для вас?

- Такое соотношение верно, если занимаешься инвестициями в высокие технологии. Здесь риск действительно очень большой, но при успехе проекта инвестор получает высокую прибыль. В Mint Capital не считают, что мы должны потерять 90% инвестиций. Плохо, но допускается 10%, максимум 20% потерь. Причем в таком случае в остальных проектах мы должны получить хорошую отдачу, но не такую астрономическую прибыль, которая связана с технологическими "звездными" проектами. По тем компаниям, в которые мы уже вложились, рассчитываем получить 40-60% годовых.

- Как вы собираетесь выходить из этих инвестиций?

- Без исключений это будет trade sales стратегическому инвестору, который хочет войти на российский рынок, IPO не планируется - они слишком маленькие. Для нормального выхода на биржу оборот должен быть много больше даже $100 млн.

- Расскажите о ваших проектах, в которые пошли инвестиции.

- "Студия 2В" давно работает на российском рынке, была образована после слияния продюсерского центра "Видео Интернешнл" и компании Gold Vision, сейчас занимает одно из ведущих мест по производству телесериалов и передач. Думаю, что в ближайшие годы на этом рынке произойдет сильная консолидация, ведь издательский бизнес требует много денег, таланта, хорошей связи с покупателем. Проходит время, когда можно было создать сериал "левой ногой". Рынок станет более зрелым, напоминающим развитые страны. Мы хотим занять хорошие позиции, чтобы принять участие в такой консолидации.

- Говорилось о том, что вы либо купили контрольный пакет "Студии 2В", либо находитесь в партнерских отношениях с "ВИ" - 50 на 50...

- Не совсем так, у нас пакет меньше 50%, так как частью акций владеет менеджмент.

- А чем вас привлекла компания ABBYY?

- На мой взгляд, это одна из лучших компаний, которые я вообще когда-либо видел. Нам очень импонировала структура построения их международного бизнеса не только на Украине, но и в Америке, и в Европе. Они разработали базовую технологию в области программного обеспечения для сканеров - Optical Character Recognition (OCR). Таких поставщиков очень мало, и по технологии OCR ABBYY - лучшая в мире. Сложилась интересная ситуация, когда помимо программных продуктов для широкого потребителя в коробках она поставляет технологию другим компаниям, которые устанавливают ее в свое оборудование. Это не офшорное программирование, так как поставляются уже готовые программы напрямую компаниям - производителям офисной техники.

А вот Parallel Graphics способствует распространению трехмерной графики в других сферах бизнеса, нежели web-дизайн. С помощью их технологий можно перевести сложную трехмерную информацию в более легкий формат. Они используются в области тренировок, инструктажа. Например, вместе с авиалайнером идет огромное количество информации о смене деталей, ремонте. Она вся до сих пор поставляется в виде текстов и картинок в огромных книгах. Но даже с ними очень сложно понять, что на самом деле нужно сделать, тем более людям, для которых английский - не первый язык. Parallel Graphics создали технологию, благодаря которой можно рисовать предмет в электронном виде. И при ремонте техник может видеть его "симуляцию" на ноутбуке, пошаговую инструкцию. По этой технологии PG - одна из ведущих компаний мира, этим они занимаются для Boeing. Однако этот рынок пока только начинается.

- Недавно была сделана инвестиция в ИД "Gameland"...

- Интересная компания, действующая в быстрорастущем сегменте рынка СМИ, - специализированные журналы, с сильным менеджментом, хорошо оценивающим возможности рынка и своего развития, с помощью собственного роста и через поглощения. Я уверен, что Gameland продолжит быстро развиваться и станет одним из лидеров рынка специализированных журналов.

- Получается, что большинство ваших инвестиций так или иначе компьютерные: разработка 3D-графики, специализированные компьютерные журналы, программное обеспечение...

- Gameland мы рассматриваем как издательский бизнес, и уже второстепенно, что они пишут о компьютерах. Именно сегмент специализированных журналов сейчас быстро развивается во всех странах, он не подвержен веяниям моды: без веской причины читатель не станет менять качественный журнал, рассказывающий о его интересах.

- Какие компании из вашего инвестиционного портфеля вы считаете наиболее успешными?

- Ответ на этот вопрос можно будет получить только после выхода из инвестиций. Мы довольны всеми компаниями, в которые проинвестировали. В этом году большой прорыв сделала компания jNETx - это был start-up, и еще в прошлом году она не получала доходов. Это фирма, создающая платформы для применения телекоммуникационных applications. Очень грубое объяснение: они создают системы для следующего поколения "умных" сетей (next generation intelligent networks), на их платформе можно развивать, тестировать и начинать голосовые и справочные сервисы. Уже есть хорошие контракты с Vodafone, австрийским Mobilecom. l

Фонд Mint Capital объемом $25 млн образован в 2001 году. Занимается вложениями в российские телекоммуникационные, медиа- и IT-компании. В настоящее время полностью проинвестирован. В портфеле Mint Capital акции восьми компаний, в том числе ParallelGraphics, jNETx, ABBYY, "Студия 2В".

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Ваша персональная подборка

    Подписка на статьи

    Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

    Рекомендации по теме

    Школа

    Школа

    Проверь свои знания и приобрети новые

    Записаться

    Самое выгодное предложение

    Самое выгодное предложение

    Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

    Живое общение с редакцией

    А еще...




    © 2007–2017 ООО «Актион управление и финансы»

    «Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

    Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
    Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-62253 от 03.07.2015;
    Политика обработки персональных данных
    Все права защищены. email: fd@fd.ru

    
    • Мы в соцсетях
    Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
    ×
    Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

    Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль

    Внимание!
    Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
    Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

    Это бесплатно и займет всего 1 минут.

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль