Пираты фондового рынка

412
Финансовые преступления. Закон "Об инсайдерской информации", возможно, будет принят в этом году. А ФКЦБ предлагает ввести уголовную ответственность за подобные нарушения.
Для борьбы с манипулированием ценами инструментарий уже создан. Если, как надеется ФКЦБ, законопроект по инсайду будет принят до конца этого года, у комиссии появится второй механизм для борьбы с недобросовестными участниками рынка ценных бумаг. А для большей эффективности комиссия предлагает ужесточить ответственность за правонарушения на фондовом рынке вплоть до тюремного заключения на срок до пяти лет и штрафа на сумму до 1 млн рублей (10 тыс. МРОТ).

Глава первая - фобия инсайда

Что не запрещено... Использование инсайдерской информации является, пожалуй, более значимой проблемой, чем манипулирование. Ведь для того, чтобы манипулировать, нужно создавать сложные схемы, запутывать следы на случай, если будет проводиться расследование, а главное - задействовать большие ресурсы и проводить четко рассчитанные предварительные мероприятия.

А тут можно всего лишь воспользоваться тем, что и так есть под рукой, - передать информацию доверенному трейдеру или самому поиграть на фондовом рынке. По некоторым данным, инсайдер получает от 25 до 50% прибыли от сделок, совершаемых с использованием предоставленной им информации. Кроме того, на российском фондовом рынке сложился такой менталитет, согласно которому профессионализм трейдера определяется количеством имеющегося в его распоряжении инсайда.

При этом, если манипулирование уже запрещено и, совершая такие деяния, нужно учитывать возможность наказания, инсайда с точки зрения закона вообще нет. В российском законодательстве отсутствует понятие инсайдерской информации. Соответственно нет и ограничений по ее использованию - запрета на совершение сделок инсайдерами.

Поэтому они могут преспокойно пользоваться этой законодательной неопределенностью, чем, собственно, и занимаются. Более того, российские инсайдеры не спешат добровольно принимать на себя обязательства, ограничивающие их возможности по совершению сделок с ценными бумагами эмитентов, информацией о которых они обладают. К примеру, в мае этого года до избрания нового состава совета директоров РАО "ЕЭС России" еще бывшие его членами Александр Бранис и Александр Лебедев отказались подписать разработанные компанией "Основные принципы совершения членами совета директоров и правления ОАО "РАО "ЕЭС России"" операций с ценными бумагами РАО "ЕЭС России" и хозяйственных обществ, в которых участвует РАО "ЕЭС России"".

Между тем на цивилизованных же рынках, например в США, ведется четкая статистика сделок корпоративных инсайдеров с акциями своих компаний. А систематизированная информация об этих сделках даже является важным индикатором состояния фондового рынка в частности и экономики страны в целом. Так, если продажи инсайдеров превышают покупки, то считается, что в скором времени должен наступить спад на фондовом рынке, и наоборот.

Законодательные перипетии. Проект закона "Об инсайдерской информации" готовится к первому чтению в Государственной думе. А первый его вариант был внесен еще в конце 2000 года, после чего текст законопроекта претерпел некоторые изменения. В октябре прошлого года в Госдуму был представлен последний вариант, и с тех пор разработчики ждут заключения правительства.

Кстати, попытка решения проблемы инсайда была сделана еще в законе "О рынке ценных бумаг". В нем содержится понятие служебной информации и запрет пользоваться ею для заключения сделок. Но, по мнению инициатора разработки закона "Об инсайдерской информации", заместителя председателя комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам Владимира Тарачева, эти нормы не работают, потому что они пустые, а само определение расплывчато. Разработчики надеются, что после принятия нового закона ситуация изменится в лучшую сторону.

15 сентября на заседании комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам планируется окончательно одобрить проект закона и рекомендовать его к принятию. В этом случае, по мнению депутата Владимира Тарачева, в первой половине октября документ может быть принят в первом чтении.

Разработчики намеревались добиться его принятия еще в прошлом году, чтобы к концу 2002 года закон вступил в силу. В первой половине этого года планировали принять необходимые подзаконные акты и уже к середине 2003 года обещали порадовать финансовую общественность первыми громкими инсайдерскими делами.

Так когда же? Теперь за дело будто бы взялся председатель ФКЦБ Игорь Костиков. Он заявил, что комиссия намерена решить проблему инсайда и манипулирования "до конца года, то есть до того времени, когда пенсионные средства начнут поступать на фондовый рынок". Действительно, как говорят разработчики, законопроект может быть принят до конца этого года только при наличии жесткой политической воли со стороны правительства, но тем не менее они признают, что пока этот документ не включен в число правительственных приоритетов. Интересно, что сам Игорь Костиков почему-то убежден, что законопроект уже прошел первое чтение в Госдуме.

Кстати, именно глава ФКЦБ является главным российским инсайдером. В соответствии с вступившими в силу этим летом нормами по раскрытию информации эмитентами ценных бумаг в комиссию будет стекаться огромный поток данных, которые были бы интересны многим игрокам на рынке.

Поэтому есть опасения, что любые нормативные документы, направленные на борьбу с инсайдерами, манипулированием рынком и другими правонарушениями, в России не имеют никакого смысла. Ведь пока чиновник, работающий в регулирующих органах, получает зарплату, сопоставимую с зарплатой гаишника, а не коллеги из цивилизованного государства, он легко может использовать свои полномочия для "дополнительного заработка".

Кроме того, как быть с качеством исполнения и применения законодательных норм? Ведь даже с появлением инструментария, направленного против манипулирования, ФКЦБ недалеко продвинулась в борьбе с этими явлениями.

Глава вторая - манипулирование манипуляторами

Бедный "Алор". Если с инсайдом еще много неясного, то в отношении манипулирования у ФКЦБ есть все необходимые возможности для того, чтобы наказывать остававшихся ранее безнаказанными недобросовестных участников рынка ценных бумаг. 12 апреля вступило в силу Положение ФКЦБ "О порядке проверки действий лиц, содержащих признаки манипулирования ценами на рынке ценных бумаг". Оно появилось после того, как в закон "О рынке ценных бумаг" были внесены поправки, в которых появилось определение манипулирования.

Но федеральная комиссия решила попробовать силы еще до того, как у нее появились реальные рычаги по пресечению подобных правонарушений. Первой ласточкой стала инвестиционная компания "Алор-Инвест". 19 февраля ФКЦБ на три недели приостановила действие лицензий этой компании на осуществление брокерской и дилерской деятельности. По истечении этого срока действие лицензий было приостановлено еще на месяц.

Официальная формулировка гласила: "в связи с подозрением в нарушении ряда постановлений ФКЦБ". Но смысл претензии комиссии сводился к обвинениям в манипулировании ценами при совершении сделок купли-продажи фьючерсных контрактов на акции РАО "ЕЭС России", поскольку "Алор-Инвест" выступал брокером как покупателя, так и продавца, а сделки покупки и продажи были одинаковыми по объему.

Сама же инвестиционная компания отвергает обвинения ФКЦБ. По словам председателя совета директоров "Алор-Инвеста" Анатолия Гавриленко, компания рассматривает свои действия исключительно как желание раскрутить срочный рынок на ММВБ. Интересно, что, по мнению некоторых экспертов, ФКЦБ не имела оснований обвинять "Алор-Инвест" в манипулировании, поскольку в соответствии с законом "О рынке ценных бумаг" это понятие относится только к рынку ценных бумаг и не может применяться к производным инструментам. Тем не менее компания была вынуждена перестать поддерживать срочный рынок на ММВБ, и с 12 апреля ее лицензии были автоматически восстановлены, поскольку ФКЦБ не вынесла никаких новых предписаний об их приостановке или отзыве.

Стоит ли говорить, что с приостановкой лицензий на основные виды деятельности "Алор-Инвесту" пришлось срочно искать какие-то меры для того, чтобы не допустить оттока клиентов. И выход нашелся - была создана группа компаний "Алор", и клиенты "Алор-Инвеста" перешли на брокерское обслуживание к входящей в ее состав компании "Алор+", обладающей необходимыми лицензиями.

Дубинка для рынка. Ситуация с "Алор-Инвестом" заставила призадуматься профучастников фондового рынка. Они обратили внимание на то, что данное в законе определение манипулирования очень размытое и что нет четких критериев выявления его фактов. Не внес ясности и утвержденный ФКЦБ порядок проверки действий лиц, содержащих признаки манипулирования ценами на рынке ценных бумаг.

По мнению генерального директора инвестиционного холдинга "Финам" Виктора Ремши, отсутствие формальных критериев манипулирования не зря вызывает опасения у трейдеров. Действительно, когда нет четких представлений о том, что такое манипулирование и использование инсайда, а также отсутствует и общепринятая практика в области выявления этих нарушений, любая сделка может вызывать подозрения у регулирующих органов.

Мало того, отсутствие формальных критериев манипулирования предоставляет ФКЦБ дубину, которой в случае необходимости можно бить "неугодных". Особую пикантность субъективному, оценочному характеру процедуры выявления манипулирования добавляет и то, что ФКЦБ, как и большинство других регуляторов, выполняет одновременно контрольные и регулирующие функции. Как профучастник может рассчитывать на защиту своих интересов в суде, если ФКЦБ в любой момент может придраться по какому-либо другому поводу и все равно отзовет лицензию у "неугодной" компании?

В конечном итоге все будет зависеть от того, как комиссия будет пользоваться этим инструментом регулирования рынка, считает Виктор Ремша. С этим соглашается и директор компании "Вэб-инвест.ру" Михаил Беляев, отмечая при этом, что пока практика запросов ФКЦБ и применения санкций говорит о вполне адекватном подходе комиссии к этому вопросу.

"Даже если у компании все в порядке, от неожиданностей в нашей стране никто не застрахован, - говорит Виктор Ремша. - Ведь мы занимаемся тем видом бизнеса, где достаточно сильна регулирующая роль государства, которое вправе применять любые меры по своему усмотрению. В любой момент лицензия может быть отозвана или приостановлена, поэтому каждый стремится застраховать себя от подобного рода эксцессов".

По словам главы "Финама", теперь большинство профучастников рынка стараются заранее продумать схемы, чтобы избежать убытков в случае временного приостановления действия лицензии или же ее отзыва. Для этого по примеру "Алор-Инвеста" заблаговременно регистрируются компании с резервными лицензиями и продумываются механизмы перевода клиентов в них.

Расследовать не перерасследовать. Инструмент для борьбы с манипуляторами появился, но результатов пока нет. В ФКЦБ говорят, что расследования еще не закончены. Хотя скоро уже близятся сроки их завершения. О своем интересе к бурному росту акций "Сургутнефтегаза" и РАО "ЕЭС России" комиссия заявляла еще в апреле. То есть прошло уже почти пять месяцев. Полгода, отведенные на проведение проверок, должны истечь в октябре, но ФКЦБ может продлить сроки расследований еще на два месяца.

Между тем проблема манипулирования ценами на фондовом рынке остается. Примеров подозрительных сделок с акциями РАО "ЕЭС России" не сосчитать. Трейдеры говорят, что периодически на рынок этих ценных бумаг выходит крупный инвестор, который ломает любые тренды, определенные техническим анализом, и формирует рынок по собственному усмотрению. Из-за этого убытки несут мелкие инвесторы, которым акции РАО "ЕЭС России" полюбились за их высокую ликвидность.

Некоторые из трейдеров отмечают, что до сих пор, несмотря на большое количество подозрительных сделок, по факту ни один из профучастников рынка ценных бумаг не пострадал. В ФКЦБ это объясняют сложностью выявления фактов манипулирования. Но если комиссия заявляет, что в прошлом году подтвердились 70% случаев подозрений на манипулирование ценами, то что же мешает ей в этом году работать с такой же эффективностью?

Из проекта закона "Об инсайдерской информации"

ИНСАЙДЕРСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ - любые нераскрытые сведения, относящиеся к ценным бумагам и операциям с ними, а также к эмитенту этих ценных бумаг и осуществляемой им деятельности, раскрытие которых может оказать существенное влияние на рыночную цену указанных ценных бумаг.

К инсайдерской информации относится информация, подлежащая раскрытию в соответствии с законодательством Российской Федерации о рынке ценных бумаг, до момента ее раскрытия, в случае, если такое раскрытие может оказать существенное влияние на рыночную цену ценных бумаг.

Конфиденциальная информация, неправомерно раскрытая, опубликованная или иным способом распространенная среди неопределенного круга лиц, не является инсайдерской информацией.

Сведения, содержащие оценку стоимости ценных бумаг и/или оценку имущественного положения эмитента, произведенную на основе общедоступной информации, не относятся к инсайдерской информации.

Инсайдерская бумага № 1 этого лета

Акции "ЮКОСа" являются, пожалуй, самым наглядным примером, на котором можно рассмотреть возможности инсайдеров. Этим летом из-за конфликта между "ЮКОСом" и властями, разразившегося после ареста главы МФО "МЕНАТЕП" Платона Лебедева, резко повысились колебания курса акции нефтяной компании. Сам арест вызвал резкое падение курса ценных бумаг, а открытые затем Генпрокуратурой дела, так или иначе связанные с "ЮКОСом", усугубили падение.

Участники рынка, заблаговременно получавшие информацию об открытии этих дел, могли получить колоссальную прибыль. Кроме того, нагреть руки могли и инсайдеры, обладавшие информацией о том, что "ЮКОС" объявит оферту на выкуп 10% своих акций для проведения сделки по слиянию с "Сибнефтью", или о том, когда МАП одобрит создание "ЮкосСибнефти".

Резвый "Сургут"

В апреле хитом стали обыкновенные акции "Сургутнефтегаза". За месяц их котировки выросли на 76%, тогда как индекс РТС поднялся лишь на 17%. Капитализация компании тогда достигла своего исторического максимума - $19,5 млрд. А оборот торгов акциями компании порой достигал половины дневного объема торгов на основных российских биржах. Обычная доля этих ценных бумаг - 10% от биржевого оборота или даже менее. Было несколько объяснений столь бурного роста. Одно из них сводилось к тому, что это была попытка недружественного поглощения. Кто-то скупал акции, чтобы, запретив через суд голосовать "казначейскими" акциями, отстранить от руководства "Сургутнефтегазом" его генерального директора Владимира Богданова и захватить контроль над нефтяной компанией. Но тут будто бы в борьбу вмешался менеджмент "Сургутнефтегаза", активно скупая акции на рынке, не дал собрать необходимый для захвата пакет и попутно взвинтил цену бумаг, сделав дальнейшую их скупку невыгодной. Если все было именно так, есть основания говорить о манипулировании, ведь, раскручивая рынок акций "Сургутнефтегаза", брокер-исполнитель мог заработать большую прибыль.

Подозрительная недостоверность

17 июля в 16.23 по московскому времени РИА "РБК" со ссылкой на информированные источники распространило информацию о том, что Генпрокуратура решила продолжить расследование приватизации государственного пакета акций "Новосибирскэнерго", который перешел в собственность коммерческих структур, по некоторым данным, подконтрольных заместителю председателя правления РАО "ЕЭС России" Михаилу Абызову.

Это вызвало резкое падение курса акций РАО "ЕЭС России", которые и так следовали за отрицательной динамикой фондового рынка, определявшейся конфликтом между "ЮКОСом" и властями. На ММВБ цена обыкновенных акций РАО "ЕЭС России" упала по данным на 17.00 по сравнению с ценой на 15.00 почти на 7%, а в РТС - на 7,8%. При этом именно после падения началась активная скупка на обеих биржах.

На следующий день Генпрокуратура выступила с опровержением информации о намерении продолжить расследование, а пресс-служба РАО "ЕЭС России" заявила, что "нельзя исключить, что "вброс" в СМИ откровенной дезинформации может преследовать определенные цели".

Виктор Ремша, генеральный директор инвестиционного холдинга "Финам"

У нас до последнего времени не было случаев выявления "манипулирования ценами и использования инсайдерской информации". То, что ФКЦБ взялась за расследование таких эпизодов и предпринимает меры, чтобы противодействовать таким операциям, в общем, хорошо. Главное, чтобы не было перегибов. Надеюсь, что эти негативные моменты будут преодолены. Постепенно придет опыт, и люди научатся отделять манипуляции от стандартных операций на рынке. Но мне кажется, что усилиями исключительно одной ФКЦБ эту проблему решить невозможно, особенно если говорить об использовании инсайдерской информации.

К ужесточению ответственности за манипулирование ценами и использование инсайдерской информации я отношусь спокойно, поскольку наша компания никогда ничем подобным не занималась. Другой вопрос в том, что в данном случае важна не карающая функция государства, а профилактическая. То есть акцент стоит делать не на том, чтобы жестче наказывать, а на том, чтобы попытаться правонарушения предотвратить. Насколько ужесточение мер изменит ситуацию? Я думаю, что изменит не сильно, потому что в нынешнем правовом вакууме можно очень просто замаскировать подобного рода сделки и уйти от наказания. Настораживает то, что последствия от ошибки регулирующего органа после наказания невиновных станут гораздо более серьезными.

Валерий Петров, заместитель генерального директора ММВБ

Манипулирование ценами и использование инсайдерской информации для получения прибыли являются одними из самых опасных правонарушений на рынке ценных бумаг, так как могут негативно влиять на инвестиционный климат в стране в целом. Как с этим бороться? Наиболее действенным рыночным средством противодействия манипулированию ценами является повышение ликвидности и глубины рынка для того, чтобы рынок мог воспринимать даже крупные сделки без заметного изменения цены. Тогда манипулирование станет экономически бессмысленным. Сейчас на российском фондовом рынке этим требованиям отвечают только очень небольшое количество "голубых фишек" - РАО "ЕЭС России", "ЛУКОЙЛ", "Сургутнефтегаз", Сбербанк, "Ростелеком" и некоторые другие. С административной точки зрения необходимо соответствующее законодательное и нормативное регулирование. Работа в этом направлении в последнее время значительно активизировалась.

Сергей Трофименко, руководитель департамента надзора РТС

На организационно-техническом уровне РТС предоставляет в ФКЦБ сведения обо всех сделках, попавших в разряд нестандартных, а также результаты проведенных предварительных проверок данных сделок. Вместе с этим в ФКЦБ установлен терминал, на котором в режиме on-line отражаются результаты торгов на бирже, что позволяет комиссии самостоятельно осуществлять контроль за ходом торгов.

Учитывая высокую волатильность рынка, в разряд нестандартных периодически попадают сделки. Все они проверяются. Но однозначно говорить, что нестандартная сделка - это манипулирование, нельзя. Причин, по которым сделка может по определенным параметрам отличаться от остальных по каким-либо критериям, много, и поэтому необходимо очень тщательно анализировать факты, дабы избежать опасности появления беспочвенных обвинений в манипулировании добросовестных операторов рынка, но и вместе с тем выявлять реальные признаки манипулирования.

Иван Кузнецов, заместитель начальника юридического управления ИГ "Атон"

Подавляющее большинство профессиональных участников рынка ценных бумаг понимают важность и необходимость разработки четких законодательных и иных нормативно-правовых актов в области противодействия манипулированию ценами и использованию инсайдерской информации, однако со своей стороны они хотят юридически защитить свои законные права и интересы от необоснованных обвинений и видеть четкий механизм фиксации указанных фактов исключительно по решению суда.

Дополнительным аргументом в пользу данных доводов является тот факт, что определение манипулирования ценами носит субъективный, оценочный характер. Поэтому, во-первых, необходимо внести изменения в Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" об установлении факта манипулирования ценами только судом. Во-вторых, нужно привести определение манипулирования ценами, указанное в Положении о системе контроля организаторов торговли на рынке ценных бумаг и дополнительных требованиях к участникам торгов и эмитентам ценных бумаг, в соответствие с определением, содержащимся в законе "О рынке ценных бумаг".

Организатор торговли в настоящий момент должен относить к нестандартным сделки, способствующие действительному повышению или понижению цен и/или торговой активности, которое вводит в заблуждение участников рынка ценных бумаг относительно ценовых параметров и ликвидности тех или иных ценных бумаг. Любая сделка, заключенная в соответствии с законодательством, способствует увеличению торговой активности того, кто ее совершает, хотя бы в силу факта ее заключения, и способствует действительному повышению или понижению цен.

Геннадий Колесников: "Манипулирование и инсайд противоречат сути рынка"

Интервью. Заместитель председателя комиссии Геннадий Колесников считает, что участники рынка должны предпочесть играть по правилам.

- Ведет ли ФКЦБ какие-то расследования по манипулированию?

- Мы очень осторожны в раскрытии подобной информации. Прежде всего это вызвано интересами профессиональных участников, по которым имеются какие-то материалы, жалобы, основания проводить проверку. Потому что информация о проверке может отразиться на их профессиональной деятельности. То же самое делают все правоприменители. В нормальных обстоятельствах они не комментируют ход расследования, если факт деяния не является общеизвестным.

Всего же объектами нашего внимания стали 11 случаев предполагаемого манипулирования ценами на фондовом рынке. Некоторые из них уже известны. Наше внимание привлекла часть сделок с бумагами РАО "ЕЭС России". Были сделки с акциями "Сургутнефтегаза" и некоторых компаний из сектора телекоммуникаций, которые, на наш взгляд и на взгляд участников рынка, носили в себе признаки манипулирования. Мы ведем проверки, но они пока не завершены.

- Что касается акций РАО "ЕЭС России", то во многих случаях тут можно говорить об использовании инсайдерской информации.

- Такая проблема есть. Но если в вопросах манипулирования определенная конкретика имеется - есть определение манипулирования в законе, ряд нормативных документов, - то с инсайдом ситуация хуже. К сожалению, в российском законодательстве нет понятия инсайдерской информации и понятия ее использования на фондовом рынке. Соответственно нет никаких санкций, связанных с подобного рода правонарушениями.

- Сейчас все ждут принятия закона "Об инсайдерской информации". Что делает для этого ФКЦБ?

- Правительство подготовило проект официального отзыва на этот законопроект для внесения в Думу на ближайшей сессии. Достигнут некий компромисс между министерствами и ведомствами, за исключением Минэкономразвития. К нашему сожалению, это министерство считает, что такой закон сегодня не нужен на российском фондовом рынке. Все обсуждения привели к такому результату - есть согласованная позиция министерств и ведомств и есть возражения или особая позиция Министерства экономического развития и торговли по поводу проекта закона.

- Законодательная база для борьбы с манипулированием уже готова. Какая ответственность предусмотрена за это правонарушение?

- Закон не предоставляет нам широких полномочий. Мы можем приостановить, максимум - отозвать, лицензию у профессионального участника. Можем передать информацию в правоохранительные органы. Но пока эта возможность скорее теоретическая. Нет уголовно или даже административно наказуемого состава преступления за эти деяния. В результате эти дела можно рассматривать лишь по другим составам - мошенничество, причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, монополистические действия и ограничение конкуренции, заведомо ложная реклама и др. Но такого опыта у нас пока еще нет. Хотя и времени с момента вступления в силу статьи закона, которая дала основания заниматься манипулированием, прошло не так много.

- А как с этим обстоит в других странах?

- Наиболее известна деятельность Комиссии по рынку ценных бумаг США (SEC). Ежегодно она возбуждает десятки дел - порядка 20-30. Процесс расследования занимает у нее достаточно много времени. Порой дела могут вести до трех лет, но это уже с учетом судебного процесса. В США предусмотрена уголовная ответственность. После корпоративных скандалов она была ужесточена. Осужденные за преступления на фондовом рынке могут получить по законам страны срок тюремного заключения до десяти лет. Если же применяется административное взыскание за манипулирование на фондовом рынке, то штраф для физических лиц может составлять до $1 млн, а для юридических - до $2,5 млн.

- ФКЦБ подготовила дополнения в Уголовный кодекс и в Кодекс об административных правонарушениях, касающиеся ответственности за манипулирование. Что это за изменения?

- Мы предлагаем, чтобы была административная ответственность за манипулирование ценами и использование служебной информации на рынке ценных бумаг - штраф до 10 тыс. МРОТ. Уголовную ответственность за незаконное использование инсайдерской информации и за манипулирование ценами предлагается установить с максимальным наказанием до пяти лет лишения свободы.

Уголовный кодекс мы согласовали с другими министерствами и ведомствами концептуально. Постатейно этого сделать пока не удалось. Сейчас мы пытаемся изучить, что есть на Западе, и посмотреть, что реально применимо к сегодняшнему состоянию российского фондового рынка. Чтобы выработать текст постатейно и пройти процедуру согласования между ведомствами, понадобится еще некоторое время.

- Для уголовного преследования манипуляторов ФКЦБ необходимо налаживать взаимодействие с правоохранительными органами. Но у них нет практики ведения подобных дел, и они очень слабо представляют себе, что такое фондовый рынок.

- У нас есть практика взаимодействия. Мы уже проводили у себя семинары. Они не были непосредственно связаны с этим довольно узким кругом вопросов - расследованием фактов манипулирования. К сожалению, правонарушений и преступлений на фондовом рынке достаточно много. Мы не видим сложностей с организацией обучения. Я согласен, что сам фондовый рынок - достаточно высокотехнологичная среда. Но это не только проблема правоохранительных органов, нам и своих сотрудников приходится обучать.

- Что в ФКЦБ думают по поводу уже действующих норм, зафиксированных в законе "О рынке ценных бумаг"? Не возникло ли желания что-либо изменить?

- Закон - это нормативный акт, который везде принимается достаточно долго, не только у нас. И чтобы вносить в него изменения, должно пройти какое-то время, нужно наработать практику применения. В разрезе борьбы с манипулированием закон пока нас удовлетворяет. Как я уже сказал, есть проблема санкций и отсутствия в Уголовном кодексе вообще какого-либо упоминания о преступлениях на фондовом рынке. Это надо менять.

- Если ФКЦБ вынесет неправильное решение, профучастник понесет убытки. Как он может от этого застраховаться?

- Обратиться в суд - подать иск. И компания может выиграть, если иск основан на законе, как это бывает с другими случаями лишения лицензии. Были случаи, когда мы лишали лицензии, а суд признавал наше решение неправомочным и восстанавливал лицензию. Что касается исков о понесенных убытках, то пока их нам не предъявляли. Но гражданский процесс позволяет возбуждать иски об упущенной выгоде. Никаких изменений в законодательстве для этого не требуется.

Дела по отзыву лицензий большей частью мы выигрываем. Но не потому, что суд занимает необъективную позицию. Мы очень взвешенно относимся к процедуре приостановления или отзыва лицензии. Для нас это высшая мера воздействия на профучастника. И мы всегда учитываем, что у него есть право на судебную защиту. А проигрыш в суде будет говорить о том, что мы недостаточно качественно проанализировали случай и приняли невзвешенное решение.

- Все помнят дело "Алор-Инвеста". Эксперты утверждают, что нельзя было обвинить компанию в манипулировании, поскольку это понятие относится только к рынку ценных бумаг, а не к срочному рынку.

- Действительно, в законе "О рынке ценных бумаг" в разделе, посвященном манипулированию, нигде не сказано о срочном рынке. Но секция срочного рынка на ММВБ, безусловно, относится к фондовому рынку. А что там делал "Алор-Инвест"? Торговал сам с собой - создавал видимость торговой активности на фондовом рынке. Вся его деятельность в секции срочного рынка, которая являлась предметом расследования, заключалась в том, что он выставлял заявки и сам их удовлетворял. Мы приостановили лицензию, "Алор-Инвест" ушел с этой секции, закрыл договор, мы восстановили лицензию. И никаких судебных или других попыток опротестовать наше решение компания за все это время не произвела.

- Но ведь он выполнял просто маркет-мейкерские функции, причем по договору с биржей.

- Это совершенно не так. Суть действий маркет-мейкера - повышение ликвидности торгуемого на бирже финансового инструмента путем выставления "твердых" котировок как на покупку, так и на продажу, с заранее определенным "спрэдом". Присутствие маркет-мейкера позволяет поддерживать торговлю даже при отсутствии встречных противоположных заявок иных участников торгов (достаточно одной заявки одного участника), причем на относительно стабильных ценовых условиях, что и повышает ликвидность обращения.

Важными для понимания здесь являются два момента: маркет-мейкер действует от своего имени и за свой счет и является "пассивной" стороной, которая ждет активных действий (выставления заявки) другого участника торгов. Самостоятельно маркет-мейкер никаким образом не может изменить объем торгов, то есть интерес участников к конкретной ценной бумаге или финансовому инструменту.

Согласно же договору с биржей, "Алор-Инвест" принял на себя обязательство ежемесячно увеличивать ежедневные обороты по требуемым срочным инструментам, что никак не относится к функциям маркет-мейкера и является письменно зафиксированным обязательством по искусственному повышению торговой активности, что по законодательству признается манипулированием. Таким образом "Алор-Инвест" становится активной, а не пассивной стороной торгов.

Более того, для исполнения своих обязательств по договору с биржей компания привлекла (тоже по письменным договорам) два других общества, которые выставляли через "Алор-Инвест" как брокера встречные поручения на покупку и продажу фьючерсов на обыкновенные акции РАО "ЕЭС России" примерно с одинаковыми параметрами по цене и объему, в силу чего такие заявки автоматически исполнялись. Таким образом, "Алор-Инвест" действовал не от своего имени, а от имени клиентов.

Надеюсь, теперь понятно, что действия компании были действиями не маркет-мейкера, а действиями манипулятора. Именно поэтому с уходом "Алор-Инвеста" из секции срочного рынка ММВБ искусственные объемы торгов "сдулись" до своих естественных размеров, то есть до реального рыночного интереса к фьючерсам.

- А что еще необходимо сделать для борьбы с манипулированием и использованием инсайдерской информации на рынке ценных бумаг?

- Необходимы три вещи. Первое: санкции в законе. Второе: четкие механизмы применения этих санкций. И третье: должна быть создана какая-то обстановка на рынке, которая диктовала бы, что манипулирование и использование инсайдерской информации противоречат самой сути рынка. Подобная практика не позволяет существовать справедливому, транспарентному, конкурентоспособному рынку. Если участники рынка поймут, что играть по правилам в их интересах, это будет самым главным.

Константин Волков: "Искоренить - задача для идеалистов"

Интервью. Президент Национальной фондовой ассоциации Константин Волков утверждает, что 200 членов ассоциации чисты перед законом.

- Ваша ассоциация как-то взаимодействует с ФКЦБ в вопросах манипулирования?

- Естественно, наша СРО плотно взаимодействует с регулятором, в том числе по положениям, касающимся манипулирования. Я, как член экспертного совета ФКЦБ, участвовал в обсуждении окончательного варианта подготовленных комиссией документов. Участия в расследованиях ФКЦБ по ситуациям, связанным с манипулированием, мы не принимаем, поскольку такого рода ситуаций, связанных с организациями - членами НФА, сегодня нет.

- ФКЦБ предлагает ужесточить ответственность за манипулирование и использование инсайдерской информации вплоть до уголовной. Как к этому относится НФА?

- Отношение к этому наших участников двойственно. С одной стороны, хорошо, что регулятор начинает заниматься этими проблемами и складывающиеся обычаи делового оборота могут опираться на государственное регулирование. С другой стороны, есть опасения в том, что в отсутствие исчерпывающих критериев, определяющих манипулирование, под горячую руку могут попасть участники, которые не предполагали, что их действия могут быть расценены как таковое.

- Может быть, есть необходимость установить более четкие критерии?

- Конечно, теоретически возможно в законе или в нормативном документе однозначно определить эти критерии, но есть большие сомнения в целесообразности этого. Во-первых, они будут очень объемны. Во-вторых, снять "до конца" неопределенность норм можно только за счет очень существенного их ужесточения, а это не в интересах рынка. На мой взгляд, необходимо двигаться в другую сторону - нормативные документы, например, ФКЦБ должны быть дополнены стандартами саморегулируемой организации, которые комиссия согласовала бы. Мы ведем разработку нового варианта своих стандартов, и я надеюсь, что уже в этом году сможем предложить их на суд нашим участникам.

- Эти стандарты касаются манипулирования?

- Один из них касается манипулирования ценами, второй - инсайдерской информации.

- А дают ли они НФА какие-то полномочия в отношении своих членов?

- Естественно. В НФА как СРО есть установленные процедуры и полномочия, указанные в том числе в кодексе дисциплинарных мер и ответственности. В чем специфика СРО в отличие от государственного регулятора? В профобъединении решения о классификации того или иного нарушения не принимаются единолично. В ходе возможной проверки исполнительный аппарат только готовит документы, а дальше они выносятся на дисциплинарный комитет, в котором присутствуют те же представители участников. Они хорошо представляют, что на рынке можно, чего нельзя, что на рынке обычай, а что выходящее за рамки этих обычаев нарушение, влияющее на стабильность их бизнеса. В связи с этим они, конечно, более взвешенно, с учетом всех обстоятельств могут классифицировать тот или иной факт. Это первое.

Во-вторых, что касается санкций, то кроме штрафа, который во многом носит дисциплинирующий характер, участник, который совершил действие, не укладывающееся в стандарты, должен возместить ущерб. То есть задача ассоциации не столько наказать нарушителя, сколько разрешить ситуацию и возместить ущерб в соответствии с правилами формируемого делового оборота и попутно укрепить сами эти правила такой практикой.

- Первые стандарты появились у НФА в 1997 году. Были ли после этого случаи рассмотрения нарушений на дисциплинарном комитете ассоциации?

- В первую очередь роль стандартов заключалась в следующем: они классифицировали манипулирование, и для добросовестных участников они стали ограничителем. Что же касается не совсем добросовестных участников, то появилось основание, опираясь на стандарты, настаивать на возвращении ситуации к статус-кво, то есть на возмещении ущерба, в ином случае предлагая запуск дисциплинарных процедур. Таким образом, ситуации разрешались.

- Как вообще, по вашему мнению, нужно решать проблемы манипулирования и инсайда?

- Необходимо двигаться не только со стороны предложения и ужесточения регулятивных норм, но и с точки зрения закрепления обычаев делового оборота, поскольку нарушения происходят не в вакууме, а на конкретном финансовом рынке, и участник, который идет на эти нарушения, связан многими финансовыми нитями с другими участниками.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Ваша персональная подборка

    Подписка на статьи

    Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

    Рекомендации по теме

    Школа

    Школа

    Проверь свои знания и приобрети новые

    Записаться

    Самое выгодное предложение

    Самое выгодное предложение

    Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

    Живое общение с редакцией

    А еще...




    © 2007–2017 ООО «Актион управление и финансы»

    «Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

    Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
    Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-62253 от 03.07.2015;
    Политика обработки персональных данных
    Все права защищены. email: fd@fd.ru

    
    • Мы в соцсетях
    Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
    ×
    Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

    Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль

    Внимание!
    Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
    Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

    Это бесплатно и займет всего 1 минут.

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль