Возмещение экспортного НДС: все дороги ведут в суд

2734
Пономарёва Татьяна
эксперт журнала «Финансовый директор»
Российские экспортеры, сами того не желая, постоянно кредитуют государство, поскольку значительные суммы экспортного НДС на долгие годы оседают в бюджете. Единственной возможностью вернуть экспортный НДС для добросовестного налогоплательщика было и остается судебное разбирательство. Налоговые инспекции мотивируют свою непримиримую позицию по отношению к экспортерам необходимостью борьбы с лжеэкспортом, ставя под сомнение реальность практически любых экспортных операций. Какие аргументы сегодня используют налоговики, защищая интересы бюджета, и каковы шансы налогоплательщиков отстоять свою правоту?

Как известно, реализация товаров1 на экспорт облагается НДС по нулевой ставке2 (п. 1 ст. 164 НК РФ). При этом предприятия-экспортеры вправе требовать от налоговой инспекции возмещения «входного» НДС по экспортированным товарам (п. 4 ст. 176 НК РФ). Процедуру возмещения условно можно разделить на два этапа: подтверждение права на применение нулевой ставки по НДС и подтверждение права на вычет «входного» НДС. Рассмотрим подробнее причины отказа в возмещении НДС на каждом из этих этапов.

Отказы в праве применять нулевую ставку НДС

Обосновывая свое право на применение нулевой ставки по НДС, налогоплательщик в течение 180 дней обязан представить в инспекцию пакет документов, подтверждающих факт вывоза товара и его оплаты (перечень документов приведен в ст. 165 НК РФ). Для того чтобы отказать экспортеру в этом праве, инспекция как минимум должна доказать, что товар не покидал пределы России либо не был оплачен иностранным покупателем.

Неподтверждение факта экспорта

В соответствии со ст. 165 НК РФ факт вывоза товара подтверждается грузовой таможенной декларацией (ГТД), содержащей отметки российских таможен3 (таможни, выпустившей товары в режиме экспорта, и пограничной таможни4), а также копиями транспортных, товаросопроводительных и (или) иных документов с отметками пограничной таможни.

Наиболее распространенной причиной отказа в применении нулевой ставки по НДС является неправильное с точки зрения налоговиков оформление документов, подтверждающих экспорт.

Например, нередко налоговые инспекции отказывают налогоплательщикам в возмещении НДС из-за того, что на представленных ими товаросопроводительных документах отсутствуют отметки пограничной таможни, хотя на ГТД такие отметки имеются. При этом налоговики руководствуются подп. 4 п. 1 ст. 165 НК РФ, согласно которому эти отметки должны быть на всех документах. Однако суды считают, что отметка пограничной таможни только на ГТД является достаточным доказательством фактического вывоза товара за пределы таможенной территории России (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 06.05.03 № А29-9002/02А). По словам Ирины Гридневой, финансового директора ООО «Louis Dreyfus Vostok» (Москва), инспекторы неоднократно отказывали ее компании в применении нулевой ставки НДС при экспорте по железной дороге, ссылаясь на отсутствие отметки таможни «Выпуск разрешен» на всех листах железнодорожной накладной. Во всех этих случаях суд занимал сторону компании.

Другим распространенным поводом для отказа является требование налоговиков к предприятиям, экспортирующим товары морем, указывать в коносаменте название конкретного порта разгрузки. Но суды такие требования считают сугубо формальными (постановление ФАС Уральского округа от 20.01.03 № Ф09-2889/02-АК). С подобной практикой сталкивалась и Ирина Гриднева: «Некоторые отказы в возмещении НДС налоговая инспекция обосновывала тем, что в коносаменте отсутствовало точное название порта разгрузки (у нас было указано «Порт Италии»). Однако согласно НК РФ в графе «Порт разгрузки» коносамента следует указать место, находящееся за пределами таможенной территории России. Поэтому в этом споре суд нас поддержал».

Несоответствие между сведениями, представленными экспортером, и данными, полученными налоговиками от таможни, является еще одной распространенной причиной для отказа в применении нулевой ставки НДС. Так, инспекция не возместила экспортеру НДС, обнаружив, что количество вывезенных им товаров на основании ГТД, представленной в инспекцию, расходится с данными региональной таможни. Однако суд поддержал экспортера, указав, что на ГТД проставлены именные штампы инспекторов таможенных постов, что является достаточным для подтверждения факта вывоза товара, заявленного в ГТД (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.02.03 № А11-3074/2002-К2-1243).

Неподтверждение оплаты экспортного товара

Факт получения экспортной выручки от иностранного покупателя должен быть подтвержден банковской выпиской и платежными поручениями.

Неправильное оформление платежных документов дает налоговикам повод для того, чтобы не признавать факт оплаты вывезенного товара. Так, налоговики отказали экспортеру в возмещении НДС на основании того, что выписки банка не были заверены подписью должностного лица и печатью банка, поэтому их нельзя считать «надлежащим доказательством поступления валютной выручки». Этот довод суд не принял, указав, что «выписки банка оформлены в соответствии с Правилами ведения бухгалтерского учета в банках от 18.06.97 № 61»5(постановление ФАС Северо-Западного округа от 14.04.03 № А56-40521/02).

Причиной для отказа в возмещении экспортного НДС может послужить также ошибка в платежном поручении иностранного контрагента. Так, инспекция отказала налогоплательщику в возмещении экспортного НДС на основании того, что иностранный контрагент указал в платежном поручении назначение платежа как «Оплата за транспорт» вместо «Оплата за переработку льна», а в выписке банка отсутствовала информация о том, от кого и по какому контракту поступила валютная выручка. Однако, проанализировав все документы, представленные налогоплательщиком, суд сделал вывод о том, что валютные средства поступили «по конкретному экспортному контракту» (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 19.02.03 № А31-2900/13).

Неподтверждение факта поступления оплаты от иностранного покупателя также может стать поводом для отказа в применении нулевой ставки НДС. То что оплата за товар поступила именно от покупателя указанного товара, налоговые инспекции, как правило, подвергают сомнениям. Известен пример, когда налоговая инспекция провела встречную проверку банка, в котором у экспортера был открыт расчетный счет, и пришла к выводу, что валютная выручка поступила не от иностранного покупателя, а по цепочке расчетов от российских юридических лиц, имеющих счета в этом же банке. Схема расчетов по версии инспекции выглядела следующим образом. Выручку, полученную от иностранного покупателя, экспортер перечислял своему поставщику, который на эти деньги приобретал векселя Сбербанка России, а средства, вырученные от их последующей продажи, переводил на корреспондентский счет банка нерезидента. Деньги с этого счета в дальнейшем поступали уже от имени иностранного покупателя на счет налогоплательщика в качестве валютной выручки за экспортированный товар. Однако суд счел эти доводы безосновательными (постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.11.02 № А56-18471/02). Заметим также, что если выручка поступила не от самого покупателя, а от третьих лиц по его указанию, то суды все равно признают право экспортера на возмещение НДС (постановления ФАС Волго-Вятского округа от 29.12.02 № А82-146/2002-А/1 и ФАС Восточно-Сибирского округа от 29.04.03 № А19-18284/02-15-Ф02-1160/03-С1).

Отказы в праве на вычет НДС

Только при наличии документов, подтверждающих экспорт и его оплату, налогоплательщик вправе требовать от налоговой инспекции возврата (зачета) сумм НДС, уплаченных поставщикам экспортируемого товара. При этом налогоплательщики сталкиваются с теми же проблемами, что и при возмещении «входного» НДС по внутренним операциям. Напомним, что для того, чтобы претендовать на вычет НДС, налогоплательщик должен принять товар на учет, оплатить его поставщикам и получить от них счета-фактуры (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.04.03 № А19-11784/02-33-Ф02-894/03-С1). Однако и при наличии соответствующих документов налоговики находят причины для отказа. Проанализируем наиболее распространенные из них.

Претензии к оформлению счетов-фактур

Инспекции нередко ссылаются на то, что счета-фактуры экспортера составлены его контрагентами с нарушением требований ст. 169 НК РФ. Например, они часто придираются к счетам-фактурам, в которых в строке «Грузоотправитель и его адрес» не указано полное наименование грузоотправителя, а записано «он же» (в случае, если грузоотправитель является продавцом). Однако суды этот довод не принимают и подтверждают право налогоплательщика на вычет НДС (постановление ФАС Московского округа от 22.05.03 № КА-А40/3182-03). Вообще неточности в счетах-фактурах, по мнению судей, «при отсутствии доказательств подложности первичных бухгалтерских документов, подтверждающих оплату НДС поставщику, не влияют на правомерность использования налогоплательщиком-экспортером ставки налогообложения 0 процентов и получения возмещения входного НДС» (постановление ФАС Уральского округа от 21.04.03 № Ф09-1110/03-АК).

При необходимости налогоплательщик вправе обратиться к поставщику с просьбой переоформить счета-фактуры, чтобы устранить недочеты, обнаруженные налоговой инспекцией. Хотя налоговая инспекция может не принять исправленные документы, суд признает, что счета-фактуры, переоформленные с соблюдением требований п. 5 ст. 169 НК РФ, подтверждают право налогоплательщика на зачет налога (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 15.01.03 № А74-2147/02-К2-Ф02-3948/02-С1, А74-2147/02-К2-Ф02-3949/02-С1). Использование неденежных форм расчетов

Немало проблем с подтверждением экспорта возникает у налогоплательщиков в тех случаях, когда используются так называемые неденежные формы расчетов: взаимозачеты, товарообменные операции, оплата векселями третьих лиц и т. п. Так, инспекция отказала налогоплательщику в возмещении экспортного НДС, сославшись на то, что при расчете со своим поставщиком экспортер использовал векселя третьих лиц. По мнению налоговиков, передача векселя не может считаться оплатой товара поставщику. Однако суд подтвердил, что налогоплательщик имеет право принять к вычету суммы НДС: «поскольку вексель является средством платежа и одновременно — ничем не обусловленным денежным обязательством, то право на возмещение НДС по приобретенной продукции возникает в момент передачи векселя, за который истцом были уплачены фактически денежные средства» (постановление ФАС Московского округа от 06.03.03 № КА-А40/851-03-П).

Подтверждение факта уплаты НДС поставщиками

Налоговые инспекции, как правило, проводят встречные проверки поставщиков экспортеров на предмет уплаты ими НДС в бюджет. В случае если факт уплаты поставщиками налога не подтверждается, налоговики отказывают в возврате экспортного НДС, мотивируя это отсутствием источника возмещения налога. Так, аргументируя свой отказ возместить экспортный НДС, инспекция сослалась на отсутствие доказательств того, что поставщики уплатили в бюджет НДС с сумм, полученных от налогоплательщика (истца по делу). По данным, полученным инспекцией в ходе камеральной проверки, организации — поставщики налогоплательщика не сдавали налоговую отчетность, а фактическое место нахождения их исполнительных органов и учредителей неизвестно (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.03.03 № 1857/5). В другом случае налоговики обосновали отказ тем, что в учете поставщика не отражена выручка, полученная от экспортера (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.04.03 № А19-11784/02-33-Ф02-894/03-С1). Однако налогоплательщик-экспортер может и не знать о недобросовестности своего поставщика, поэтому суды в таких случаях (в том числе и в вышеприведенных делах) занимают сторону налогоплательщика.

Суды констатируют, что доводы налоговых инспекций о недобросовестности поставщиков товара не могут являться основанием для отказа в возмещении экспортеру сумм НДС. Кроме того, суды подчеркивают, что подобные действия инспекций нарушают права налогоплательщика и не соответствуют нормам законодательства о налогах и сборах, которые не связывают «право налогоплательщика на возмещение НДС с фактическим внесением сумм налога в бюджет поставщиками, которые являются самостоятельными налогоплательщиками» (постановление ФАС Северо-Западного округа от 05.05.03 № А56-30305/02). Аналогичные решения в пользу налогоплательщиков содержатся в следующих постановлениях: ФАС Поволжского округа от 21.01.03 № А12-10202/02-с36, ФАС Московского округа от 11.03.03 № КА-А41/1116-03, ФАС Волго-Вятского округа от 11.03.03 № 1857/5, ФАС Московского округа от 11.04.03 № КА-А40/1765-03, ФАС Центрального округа от 24.04.03 № А48-3058/02-19, ФАС Московского округа от 07.05.03 № КА-А40/2596-03.

 

Суды против лжеэкспорта

Ни для кого не секрет, что вот уже несколько лет предприимчивые дельцы осуществляют финансовые схемы с возвратом экспортного НДС, имитируя вывоз товаров за пределы России, а также поступление выручки по экспортным контрактам. Еще совсем недавно при соблюдении участниками этих схем всех формальных условий суды нередко выносили решения о возмещении НДС. В настоящее время количество выигранных налоговиками судебных дел растет, но подавляющее их большинство (по данным МНС России — 94%) так или иначе связаны с подобными схемами.

К примеру, суды с бOльшим подозрением относятся к компаниям-экспортерам, если на корреспондентских счетах их банков, осуществляющих расчеты по экспортным операциям, на начало и конец операционного дня отсутствуют достаточные денежные остатки либо от внешнеторговой сделки экспортер не получил экономической выгоды.

Так, рассматривая одно из дел, суд пришел к выводу, что имела место финансовая схема с участием российских организаций. При этом суд принял во внимание, что все операции по списанию и зачислению денежных сумм произведены в одном и том же банке в течение одного операционного дня, а также учел «иные обстоятельства, свидетельствующие о недобросовестности налогоплательщика, в том числе осуществление сделки без извлечения дохода, завышение стоимости экспортированного товара». Кроме того, суд учел изложенную в письмах МНС России и ФСБ России информацию о том, что руководителем фирмы — поставщика экспортного товара и иностранной организации — покупателя этого товара является одно и то же лицо (постановление ФАС Московского округа от 24.03.03 № КА-А40/1363-03).

В целом имитация оплаты — один из самых распространенных поводов для принятия судом отрицательного для налогоплательщика решения (постановления ФАС Северо-Западного округа от 04.02.03 № 3276 и ФАС Волго-Вятского округа от 12.03.03 № А39-2308/02-112/11) или для возвращения дела на новое рассмотрение (постановление ФАС Уральского округа от 16.04.03 № Ф09-1021/03-АК).

 

Иные возможные поводы для отказа

Бывает и так, что инспекторы, не оспаривая фактов экспорта, поступления выручки от реализации на экспорт, а также уплаты НДС поставщиками, тем не менее находят причины для признания необоснованными применения нулевой ставки и возмещения сумм НДС6. Например, инспекции утверждают, что подтвердить правильность начисления НДС к возмещению по каждой экспортной операции можно только при ведении раздельного бухгалтерского учета экспортных и внутренних транзакций. Однако суды возражают против подобного подхода, поскольку «действующее законодательство не возлагает на налогоплательщика такой обязанности и не регламентирует порядок такого учета и его организацию» (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 17.12.02 № А33-6562/02-С3а-Ф02-3659/02-С1).

Проценты за нарушение сроков возмещения налога

Доказав свое право на возмещение экспортного НДС, предприятия также могут потребовать от налоговой инспекции выплаты процентов, если срок возмещения был нарушен. Напомним, что налоговики обязаны вернуть экспортный НДС в течение трех месяцев со дня подачи налогоплательщиком налоговой декларации и документов, подтверждающих экспорт (п. 4 ст. 176 НК РФ). При нарушении этих сроков на сумму, подлежащую возврату, предприятию начисляются проценты исходя из ставки рефинансирования Центробанка.

Нарушение сроков возмещения НДС объясняется главным образом необоснованными отказами налоговых инспекций, которые экспортеры впоследствии небезуспешно оспаривают в судах. Учитывая, что судебные разбирательства длятся долго, к тому моменту, когда налоговики по решению суда готовы возместить налог, отпущенный им Налоговым кодексом трехмесячный срок может закончиться. Это и дает налогоплательщикам право взыскивать с налоговых инспекций проценты.

Однако налоговики не соглашаются добровольно их выплачивать, что становится предметом новых судебных разбирательств. Например, нередко инспекции считают, что требования о выплате процентов незаконны, поскольку решение об отказе принято в установленный законом трехмесячный срок. Суды с этим не соглашаются, подчеркивая, что согласно п. 4 ст. 176 НК РФ «начисление процентов предусмотрено в случае нарушения налоговым органом сроков возмещения НДС из бюджета, а не за нарушение срока принятия налоговым органом решения по существу представленных налогоплательщиком требований» (постановления ФАС Московского округа от 13.03.03 № КА-А41/1201-03, от 11.04.03 № КА-А40/1765-03 и от 28.04.03 № КА-А40/2562-03). Иногда налоговики придумывают и другие отговорки, например указывают, что выплачивать проценты должны не они, а органы Федерального казначейства. Суды не принимают такие доводы, считая их не обоснованными и не подтвержденными законодательно (постановления ФАС Волго-Вятского округа от 04.03.03 № А38-17/331-02 и ФАС Московского округа от 13.05.03 № КА-А40/2802-03).

Подводя итог, можно сказать, что большинство дел по возмещению экспортного НДС по-прежнему выигрывают налогоплательщики. Конечно, МНС России добилось определенных успехов, особенно в борьбе с лжеэкспортом, но добросовестным экспортерам, соблюдающим Налоговый кодекс РФ, можно смело идти в суд. Правда, как показывает практика, придется запастись терпением и упорством, поскольку налоговая инспекция, предъявив претензии однажды, будет отстаивать свою точку зрения во всех судебных инстанциях.

«Политика налоговых органов — как можно чаще отказывать налогоплательщикам»

Интервью с управляющим партнером юридической компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» Сергеем Пепеляевым

 

Возмещение экспортного НДС: все дороги ведут в суд

 

— С какими проблемами при возмещении экспортного НДС налогоплательщики сталкиваются наиболее часто?

— Проблема, по-моему, только одна — налоговые органы осуществляют политику, которая диктуется Министерством по налогам и сборам: как можно дольше затягивать процедуру возмещения НДС и как можно чаще отказывать налогоплательщикам. Естественно, что для реализации этих задач подходят любые формальные придирки.

Замечу, что свое отношение к этой проблеме совсем недавно высказал Конституционный Суд. В своем постановлении7 он обращает внимание налоговых инспекций и арбитражных судов на то, что они не должны подходить к делу формально и отказывать экспортерам в возмещении НДС, если есть какие-то недостатки в документах. Конституционный Суд рекомендует и налоговым чиновникам, и судьям разбираться прежде всего в сути проблемы. И если экспорт действительно имел место, то наличие отдельных недостатков в документах не влияет на право налогоплательщика на льготу по НДС.

То, что Конституционный Суд затронул этот вопрос — следствие сложившейся правоприменительной практики, паразитирующей как раз на этих формальных недостатках: «Ах, у вас здесь нет подписи, а здесь даты»! И неважно, что множество других документов подтверждают факт экспорта — налогоплательщику все равно отказывают. Именно в этом и заключается самая большая проблема.

— Появились ли какие-нибудь новые тенденции в арбитражной практике по экспортному НДС?

— Да, суды стали более внимательно подходить к этому вопросу. Иногда даже излишне внимательно, на мой взгляд. Недавно у нас был случай, когда судья запросила у нашего клиента документы, подтверждающие осуществление им оплаты поставщикам. Согласно Налоговому кодексу никаких дополнительных документов для подтверждения экспорта не нужно. Поскольку у компании-клиента было 39 филиалов, то мы сказали судье, что, конечно, можем за неделю или две все документы подобрать, но их будет очень много. Судья ответила: «А я что могу сделать? Если в деле этих бумаг не будет, то вышестоящий суд решение отменит, а дело отправит на новое рассмотрение». Мы говорим: «Но с точки зрения закона бумаги не нужны!» «С точки зрения закона не нужны, — соглашается судья, — а с точки зрения вышестоящего суда их иметь полезно». Пришлось все требуемые документы собирать. Их набралось на десять больших коробок, которые мы и сложили перед кабинетом судьи. Когда она это увидела, то чуть в обморок не упала! Ее можно понять: эти бумаги нужно подшить в материалы судебного дела, так как суды стремятся своими силами провести проверку, фактически заменяя налоговую инспекцию.

— Такая придирчивость говорит о том, что суды все-таки идут на поводу у налоговых инспекций?

— Нет, я бы так не сказал, потому что если налогоплательщик подтверждает факт экспорта, то суды, как правило, принимают решения в его пользу. Проблема, видимо, вызвана тем, что на первых порах, когда споры по экспортному НДС только-только начинались, было очень много жульнических схем. И эти схемы получали судебное одобрение исключительно из-за того, что формально соответствовали закону. Но когда масштаб проблемы стал для государства очевиден — задолженность перед экспортерами составила треть государственного бюджета — суды были сориентированы на более тщательный анализ подтверждающих документов. Однако говорить при этом, что существует тенденция разрешения таких дел не в пользу налогоплательщика, я бы не стал. Наша компания во всяком случае не проиграла пока ни одного «экспортного дела». Правда, мы не связываемся с жуликами. У нас нормальные клиенты, которые действительно оказывают экспортные услуги и страдают из-за формального отношения налоговиков, из-за той политики, которую сегодня проводят инспекции.

— После вынесения Конституционным Судом в 2001 году известного определения № 138-О8 арбитражные суды часто оперируют таким понятием, как «добросовестность» налогоплательщика. Что сегодня подразумевают под этим налоговая инспекция, суд? И что вкладываете в это понятие Вы?

— Впервые этот термин появился не в этом документе, а в постановлении Конституционного Суда по поводу определения момента уплаты налога9. Я был по этому делу экспертом и в своем заключении данный термин, по-моему, и употребил. А потом Конституционный Суд еще больше акцентировал на нем внимание, когда принял определение № 138-О. Поясню, что имелось в виду.

На Западе давно действуют различные судебные доктрины, позволяющие особым образом исчислять налоги в ситуациях, когда налогоплательщик формально прав, но действует в неправовых целях. Скажем, заключается какая-то сделка, которая не имеет никакой хозяйственной цели, кроме как минимизировать налогообложение. Пример — известная «байконурская схема»: не существует никакой хозяйственной цели, для достижения которой байконурское предприятие должно арендовать башкирское нефтяное предприятие. Цель одна — налоговая минимизация. Суды на Западе давно определились, как действовать в подобных ситуациях. Они не признают эти сделки недействительными, но и не принимают в расчет их налоговые последствия, как если бы этих сделок не было совсем.

У нас такие судебные доктрины только начинают формироваться. Одно из проявлений этого процесса — утверждение принципа добросовестности налогоплательщика. Однако, согласитесь, что добросовестность как принцип звучит в этой сфере слишком абстрактно.

Поэтому, на мой взгляд, для того чтобы четко истолковать этот термин и наполнить его конкретным содержанием, необходимы научные исследования. Причем этот термин не должен, с одной стороны, порождать судебного и чиновничьего произвола, а с другой — способствовать злоупотреблениям со стороны плательщиков, применяющих различные схемы исключительно в целях налоговой экономии. На практике же принцип добросовестности толкуют совершенно по-разному.

— Другими словами, ни у налоговых инспекций, ни у арбитражных судов сегодня нет единого представления о том, кто такой добросовестный налогоплательщик?

— Именно. Я думаю, что Конституционный Суд не совсем прав, придав этому во многом этическому понятию юридическое звучание и не наполнив его при этом конкретным содержанием. Иногда просто диву даешься, когда видишь, какие судебные решения и при каких обстоятельствах обосновываются ссылками на этот принцип!

— И все же как налогоплательщик может доказать суду свою добросовестность?

— Теоретически налогоплательщик не должен доказывать свою добросовестность. Наоборот, налоговая инспекция должна доказывать его недобросовестность. На практике мы, конечно же, всегда пытаемся представить суду доказательства добросовестности своих клиентов. Например, такая задача стоит при рассмотрении дел о платежах через проблемные банки.

У нас недавно завершилось дело одной компании, которая в 1998 году через Инкомбанк заплатила в бюджет налог, а он до бюджета не дошел. В этой ситуации (собственно, ее и рассматривает определение № 138-О) обязанность доказать недобросовестность налогоплательщика лежала на инспекции. Но мы понимали, что нам тоже не следует рисковать, мы должны убедить суд в своей правоте. Поэтому мы доказывали следующее. Во-первых, в этом банке налогоплательщик имел счет уже в течение многих лет, а не специально открыл его для проведения какой-то налоговой схемы. Во-вторых, через этот банк платежи шли регулярно, и налогоплательщик не должен был предполагать, что конкретный платеж не пройдет. В-третьих, мы доказывали, что как только налогоплательщик получил сведения о том, что платежи не проходят, он сразу же перестал перечислять налоги через этот банк. В-четвертых, мы доказали, что наряду с налоговыми платежами с этого счета в банке налогоплательщик переводил и другие платежи, то есть опять-таки нельзя сказать, что это налоговая схема. Естественно, что в разных ситуациях добросовестность доказывается по-разному.

— А применительно к экспортеру?

— Если налогоплательщик подтверждает экспорт, поступление выручки от иностранного контрагента, а для возмещения сумм «входного» НДС еще и оплату поставщикам, то больше ничего он доказывать не должен. В статье 165 Налогового кодекса говорится о том, что если налогоплательщик представил все эти документы, то ни налоговая инспекция, ни суд не имеют права требовать от него в подтверждение факта экспорта еще каких-либо документов.

Беседовала Татьяна Пономарёва

________________________________________________
1 А также работ, услуг, связанных с производством и реализацией экспортных товаров.
2 За исключением нефти (включая стабильный газовый конденсат) и природного газа, которые экспортируются на территории государств – участников СНГ (п. 1 ст. 164 НК РФ).
3 Порядок подтверждения таможней факта вывоза товара в настоящее время регулируется приказом ГТК России от 21.07.03 № 806 «Об утверждении Инструкции о подтверждении таможенными органами фактического вывоза (ввоза) товаров с таможенной территории Российской Федерации (на таможенную территорию Российской Федерации)».
4 В регионе деятельности этой таможни находится пункт пропуска, через который товар был вывезен за пределы таможенной территории России.
5 В настоящее время выписки из лицевых счетов выдаются клиентам без штампов и подписей работников банка на основании Положения о правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации, утв. Банком России 05.12.02 № 205-П.
6 См. письмо УМНС России по г. Москве от 31.03.03 № 25-08/17810 «Обзор работы инспекций г. Москвы по возмещению НДС по экспортным операциям за 2002 год».
7 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14.07.03 № 12-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 4, пункта 1 статьи 164, пунктов 1 и 4 статьи 165 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 11 Таможенного кодекса Российской Федерации и статьи 10 Закона Российской Федерации «О налоге на добавленную стоимость» в связи с запросами арбитражного суда Липецкой области, жалобами ООО «Папирус», ОАО «Дальневосточное морское пароходство» и ООО «Коммерческая компания «Балис». – Примеч. редакции.
8 Определение Конституционного Суда РФ от 25.07.01 № 138-О «По ходатайству Министерства Российской Федерации по налогам и сборам о разъяснении постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 12 октября 1998 года по делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 11 Закона Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» (далее – определение № 138-О).
9 Постановление Конституционного Суда РФ от 12.10.98 № 24-П «По делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 11 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года «Об основах налоговой системы в Российской Федерации». – Примеч. редакции.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Ваша персональная подборка

    Подписка на статьи

    Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

    Рекомендации по теме

    Школа

    Школа

    Проверь свои знания и приобрети новые

    Записаться

    Самое выгодное предложение

    Самое выгодное предложение

    Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

    Живое общение с редакцией

    А еще...




    © 2007–2017 ООО «Актион управление и финансы»

    «Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

    Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
    Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-62253 от 03.07.2015;
    Политика обработки персональных данных
    Все права защищены. email: fd@fd.ru

    
    • Мы в соцсетях
    Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
    ×
    Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

    Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль

    Внимание!
    Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
    Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

    Это бесплатно и займет всего 1 минут.

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль