Сегодня не использовать офшорные схемы было бы неразумно

4932
Сальникова Ольга
эксперт журнала «Финансовый директор»
Офшорные компании во всем мире являются одним из инструментов налогового планирования. Однако схемы ведения бизнеса с использованием офшорных территорий нужно выбирать очень внимательно, иначе все плюсы, получаемые от их применения, могут быть сведены к нулю. О проблемах, возникающих при использовании офшоров, о вариантах работы с европейскими компаниями, о возможностях «торга» с налоговыми органами ряда государств, а также о других особенностях применения офшорных схем рассказывает наш собеседник.
Сегодня не использовать офшорные схемы было бы неразумно

 

— Каким образом российские компании могут использовать офшорные фирмы для оптимизации налогообложения?

— Прежде всего необходимо понять, можно ли вообще оптимизировать налогообложение конкретного бизнеса с помощью офшоров.

Использование офшорных компаний позволяет минимизировать платежи только по налогам на доходы (налоги на доходы физических лиц и на прибыль). Для оптимизации других налогов, например НДС, применять офшоры бессмысленно. Так, для торговой компании, осуществляющей деятельность только в России, главным вопросом будет оптимизация НДС, а не налога на прибыль, сумму которого легко можно уменьшить, перечислив оплату за какие-нибудь услуги фирмам, уплачивающим ЕНВД либо перешедшим на упрощенную систему налогообложения. Достаточно надежных офшорных схем для оптимизации НДС сейчас не существует. Правда, некоторые консультанты продолжают продавать различные «серые» и «черные» схемы: например, предлагают не удерживать НДС при перечислении платежей в офшор, уверяя, что в таком случае российской компании кроме штрафа (20% от суммы налога) за неперечисление НДС ничего не грозит1. Однако я считаю, что схемой, основанной на неприменении какой-либо законодательной нормы в надежде оспорить ее в суде, лучше не пользоваться, особенно крупным холдингам. Поэтому использовать офшоры имеет смысл в финансовых и других операциях, не облагаемых НДС. Например, куплю-продажу ценных бумаг часто осуществляют через кипрские и другие иностранные компании, оставляя на них всю прибыль и уплачивая минимальные суммы налогов.

Ну и конечно же, наиболее широко офшоры используются во внешнеэкономических сделках. И здесь следует различать применение офшоров для налоговой оптимизации и для технического вывода денег из России. Последнее ничего общего с налоговым планированием не имеет.

— Как можно использовать офшоры во внешнеэкономических сделках?

— В основу офшорных схем, как правило, заложен механизм трансфертного ценообразования. Поясню, как он может работать.

При экспорте товара из России через офшор цена обычно занижается, чтобы вся прибыль в итоге осталась у офшорной компании. Иногда, правда, цена при экспорте может и завышаться. В этом случае российская компания изначально приобретает товар у российского поставщика по завышенной цене, чтобы возместить бOльшую сумму экспортного НДС.

При импорте товара в Россию через офшор цена обычно занижается для минимизации суммы уплачиваемых на таможне пошлин и НДС. Налог же с прибыли, возникающей в таком случае у российской компании при продаже ввезенного товара следующему покупателю, минимизируется уже в России с помощью различных схем. И здесь обязательно нужно учесть следующее обстоятельство. Импорт товара через офшорную компанию, которая продает товар в Россию по цене намного ниже покупной (например, товар, приобретенный за 200 евро, продается за 100 евро), в Европе считается криминальной операцией. Офшорные компании, как правило, имеют расчетные счета в европейских, реже в американских банках. Проследив движение денег по счету офшорной компании, контролирующий орган может определить, что имеет место схема «серого» импорта. А поскольку FATF (Financial Action Task Force on Money Laundering — Международная группа по борьбе с отмыванием денежных средств) в докладе 2000/2001 года «О типовых способах отмывания денег» выделила «серый» импорт в особую категорию методов отмывания денег (что само по себе терминологическая нелепость), то любой западный банк при малейшем подозрении может арестовать деньги на счете офшорной компании и начать разбирательство. Так что при разработке импортных схем с использованием офшоров этот риск необходимо принимать во внимание и на практике его избегать.

Кроме того, при реализации схемы «серого» импорта у офшорной компании возникает дефицит денежных средств, поскольку в Россию товар продается по цене ниже той, которую офшорная компания заплатила своему поставщику. Следовательно, появляется проблема дофинансирования офшорной компании: российское предприятие должно каким-то образом вывести деньги в офшор, но не в качестве оплаты импортируемого товара. При этом возникают риски, связанные с переводом средств за границу, так как любые схемы вывоза денег из России с использованием специфических услуг российских банков чреваты уголовным преследованием, если банку не удастся отстоять свои интересы перед контролирующими органами.

Еще одним существенным риском использования офшорных схем является риск пересчета российскими таможенниками таможенной стоимости товаров2. Данный риск возникает и при «сером» импорте, и при экспорте товаров через офшоры.

— Можно ли избежать упомянутых рисков?

— В последнее время, для того чтобы уйти от этих рисков и не подвергаться повышенному контролю банков при осуществлении оплаты из России и контролю таможни при ввозе или вывозе товаров, многие российские предприятия стараются не работать с офшорными компаниями напрямую. Для этого в схему включаются европейские компании. Большинство консультантов рекомендуют один из двух вариантов работы с такими компаниями. Первый заключается в том, что европейская компания выступает как перекупщик между российской фирмой и офшором с минимальной наценкой, например 1%. При втором варианте европейская компания работает по агентско-принципальской схеме, в которой она является агентом, а офшор — принципалом. Другими словами, европейская компания работает от своего имени, но по поручению офшорной фирмы. Соответственно вся заработанная европейской компанией прибыль является прибылью офшорной фирмы, а европейская компания получает только агентское вознаграждение, с которого и платит налоги.

— Какой вариант работы, на Ваш взгляд, предпочтительнее?

— Оба варианта таят в себе серьезные опасности. Европейские страны не собираются мириться с работой на их территории фирм, созданных специально для прикрытия операций с офшорами.

Допустим, вы открыли фирму в Германии и она второй год подряд показывает в отчетности, что работает либо как перекупщик, либо как агент какой-нибудь багамской компании с непонятными владельцами и поставляет товары в Россию или же покупает их там. Налоговые органы Германии, скорее всего, заинтересуются такой ситуацией и постараются пересчитать прибыль немецкой компании, как если бы она всегда работала на нормальной коммерческой основе, то есть была бы единственным посредником между конечным покупателем и российской компанией. Подобные прецеденты в Европе уже были. Например, в Англии такие перерасчеты производятся практически ежегодно, если в налоговые органы представляется «нулевая» или убыточная отчетность. Фирмы, продающие компании, зарегистрированные за рубежом, редко предупреждают о таких последствиях, поэтому данный риск необходимо иметь в виду. Он действительно очень существенен.

Таким образом, использование европейских компаний в схеме с офшорами — палка о двух концах. Единственно правильный, на мой взгляд, метод работы с европейскими компаниями — оставлять в них некую разумную часть прибыли и создать в этой стране хотя бы офис для подтверждения того, что компания действительно ведет бизнес. Кроме того, следует придумать экономическую причину размещения компании в этой стране, то есть быть готовым к вопросу, почему компания располагается именно в Германии, Голландии, Австрии, Швейцарии, Англии и т. д.

— Какая причина может быть наиболее подходящей в таком случае?

— Это зависит от конкретной ситуации. Такой вопрос лучше задать местным аудиторам, которые будут заверять отчетность используемой в схеме европейской компании. С уверенностью можно сказать, что европейская компания не должна использоваться исключительно для одного типа операций. Если, например, австрийская компания только продает и покупает товары, получая минимальную прибыль, но при этом не оплачивает никаких сопутствующих расходов, то стороннему наблюдателю (в том числе контролирующим органам) ясно, что имеет место техническое использование этой компании. В настоящем бизнесе компании обычно платят за рекламу, транспорт, офис, работу агентов, посредников, наконец, за труд своих сотрудников. Если же компания является просто манипулируемым юридическим лицом и ясно, что центр принятия решений находится где-то за границей, а местные руководители — номинальные директора, то у налоговых органов есть все основания для того, чтобы признать деятельность этой компании притворной и пересчитать всю ее налогооблагаемую прибыль.

— Значит ли это, что использование европейских компаний в офшорных схемах Вы считаете нецелесообразным?

— Я считаю, что, принимая решение ввести в схему европейскую компанию, следует серьезно задуматься, действительно ли это необходимо. Возможно, гораздо проще будет работать через офшор и смириться с тем, что в большинстве случаев об операциях с офшорами ваш банк будет докладывать в контролирующие органы (Центробанк, КФМ). Ответственно заявляю, что ничего страшного в этом нет. Чиновники, наверное, и сами не знают, как обрабатывать эту информацию. Например, у Центробанка есть база данных по офшорным зонам, которая меняется ежегодно вслед за составом офшорных зон. Но эта информация ни для кого не представляет даже аналитической ценности, не говоря уже об оперативной. С таможенниками при желании тоже можно урегулировать вопрос контроля таможенной стоимости товаров, ввозимых через офшорную компанию. Другими словами, может получиться так, что офшорную схему проще не менять.

Поскольку реальный бизнес ведется в России, то и управлять рисками (рисками налоговой инспекции, таможни, банка, валютного контроля и т. п.) проще в России. Ошибочно полагать, что включение в схему европейской компании избавит от этих рисков. Если же решение работать через европейские компании принято, то я советую заранее обсудить эту схему с будущими европейскими аудиторами компании и прислушаться к их рекомендациям.

— Существуют ли сейчас в Европе офшорные компании либо фирмы, уплачивающие налоги по низким ставкам?

— Да, в некоторых европейских странах еще остались компании, пользующиеся значительными льготами при налогообложении. Есть, например, специальные компании в Испании, Португалии (на Мадейре), в Исландии. Пожалуй, самый показательный пример — Люксембург. Это государство является своего рода гибридом офшорной зоны и территории с нормальным налогообложением. С одной стороны, Люксембург является членом ЕС и применяет почти все его директивы, в том числе по финансовому контролю, борьбе с отмыванием денег и установлению налогов. Поэтому к люксембургским компаниям нет такого предвзятого отношения, как к офшорным. С другой стороны, Люксембург имеет некоторые особенности, которые позволяют рассматривать его как офшорную зону или зону с льготным налогообложением. В нем до сих пор работают так называемые «холдинги 1929 года»3, которые не облагаются налогами с определенного типа операций, в частности с пассивного дохода (дивиденды, проценты, роялти). Ожидалось, что под давлением ЕС льготы для этих компаний будут отменены, однако недавно их продлили до 2010 года. Кроме того, в Люксембурге, а также в некоторых других европейских странах можно заранее договориться с налоговыми органами о том, какие налоги будут взиматься с тех или иных операций компании. Поскольку у Люксембурга нет промышленной базы, то основной доход страна получает благодаря статусу финансового центра. Поэтому, несмотря на жесткое налоговое законодательство Люксембурга (ставка налога на прибыль составляет около 30%), налоговые органы этой страны очень либеральны и с ними можно торговаться о величине уплачиваемых налогов.

— Как происходит процесс «торга» с зарубежными налоговиками?

— Очень просто. Аудитор приходит в налоговую службу Люксембурга и сообщает о том, что у него есть клиент — интегрированный международный холдинг, который хочет работать через Люксембург и, естественно, заплатить за это Люксембургу определенную сумму. Допустим, клиент торгует древесиной: экспортирует ее из России и перепродает на мировом рынке. Предполагается, что выручка от продажи составит 100 млн долл. США. При этом клиент собирается оплачивать маркетинговые услуги компании, зарегистрированной на Британских Виргинских островах, в размере 95 млн долл. США. Соответственно в Люксембурге клиент готов платить налоги только с 5 млн долл. США. Представляются образцы экспортного контракта и договора на оказание маркетинговых услуг. После этого аудитор ведет с налоговиками Люксембурга переговоры о сумме налогов, которую его клиент будет уплачивать в этом государстве. Налоговики могут, например, предложить платить налоги хотя бы с 10% от выручки, однако в нашей практике были случаи, когда налоговая база снижалась до 1%. Если эти условия устраивают клиента, то он подписывает с налоговыми органами соглашение о размере налоговых платежей. Налоговики в свою очередь закрывают глаза на схему работы холдинга. Некоторые российские компании, кстати, из-за нежелания покупателей приобретать товары у офшорных фирм, стали вести торговлю через люксембургские компании. При этом почти всю прибыль из Люксембурга они могут вывести в офшорные зоны.

— В каких еще европейских странах с налоговыми органами можно договариваться о размере налоговых платежей?

— Подобные соглашения практикуются также в Австрии и Голландии. Законодательство этих стран позволяет при определенных условиях не удерживать налоги с процентного дохода, перечисляемого за границу. Поэтому, пользуясь соглашениями об избежании двойного налогообложения, заключенными Россией с Австрией и Голландией, российские компании могут выводить процентный доход в офшоры через австрийские и голландские фирмы без удержания налогов. С налоговыми органами указанных стран при этом оговариваются размер получаемых и выплачиваемых процентов и разница между ними.

Схема выглядит следующим образом. Голландская компания получает из офшора кредит, например под 16% годовых, и выдает его российскому предприятию под 17% годовых. В результате голландская компания платит налоги с 1% годовых. Налоговая служба Голландии может не согласиться с уплатой налогов с такой маленькой прибыли и потребовать, чтобы прибыль составляла, например, как минимум 5% годовых. Иногда также налоговикам требуется доказать, что оба кредита (из офшора в Голландию, из Голландии в Россию) предоставлены на рыночных условиях. Если это удастся, то в дальнейшем налоговые органы не станут пересматривать налогообложение компании. Вообще, торговаться с налоговыми органами обычно можно только в маленьких странах, не имеющих серьезной промышленной базы. Для этих стран в отличие, например, от Германии или Франции важен холдинговый капитал, то есть капитал компаний, которые не ведут в данной стране никакой активной деятельности, а используют ее в своих схемах из-за удобного законодательства.

— Какие офшорные территории, по Вашему мнению, предпочтительнее использовать для целей оптимизации налогообложения?

— В принципе, для оптимизации налогообложения подойдет любая территория с нулевыми или низкими ставками по налогам. В основном это островные государства — карибские, тихоокеанские, азиатские. Отмечу также, что перед тем как покупать офшор, следует изучить законодательство соответствующей территории, чтобы не стать жертвой мошенничества. Например, всеми рекламируемые «делаверы» и прочие американские компании как раз по большей части являются таким мошенничеством. Фирмы-регистраторы обычно утверждают, что американские корпорации, зарегистрированные в штате Делавер, не подпадают под налогообложение. Это далеко не так: они освобождены от уплаты только ряда местных налогов, а все федеральные налоги платить должны, равно как и вести учет, сдавать отчетность, получать учетные номера работодателя. Используют же такие компании в основном потому, что они дешевые и на их имя можно легко открыть счет за границей.

Иногда некоторые предприниматели и вовсе покупают офшорные компании в несуществующих государствах. Например, когда-то фирмы-регистраторы продавали компании в несуществующей стране «Доминион Мельчидезек». Теперь же в России просто эпидемия торговли офшорными банками из стран, в которых официальные правительства ни о каких офшорных банках не слышали.

При выборе офшорной зоны также следует обратить внимание на ее законодательство о финансовом контроле. Если территория включена в «черный» список FATF, то решение о ее использовании в схеме нужно принимать исходя из того, планируется ли осуществлять через нее международные платежи. Дело в том, что платежи, осуществляемые такими компаниями, могут быть приостановлены банком, а средства на счетах — заморожены.

В целом же можно сказать, что до тех пор пока существуют офшорные и низконалоговые территории, их можно включать в налогосберегающие схемы, и сейчас просто неразумно не использовать такую возможность.

Беседовала Ольга Сальникова

__________________________________________
1 Подробнее об этом см. статью «Налогообложение компаний, приобретающих услуги иностранных фирм», «Финансовый директор», 2003, № 7–8. – Примеч. редакции.
2 Подробнее об основаниях для пересчета таможенной стоимости см. статью «Как импортеру отстоять свои права на таможне», «Финансовый директор», 2002, № 5. – Примеч. редакции.
3 Согласно Закону Люксембурга от 31 июля 1929 года для холдингов, деятельность которых сводится исключительно к приобретению и управлению инвестициями в люксембургские или иностранные корпорации, установлен специальный налоговый режим. – Примеч. редакции.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Внимание! Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

Это бесплатно и займет всего 1 минут.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль