Трудная мишень

1542
Финансовых директоров, к счастью, редко обвиняют в неуплате налогов

По данным МВД, в прошлом году к ответственности за уклонение компании от уплаты налогов по статье 199 УК РФ* привлечены 1060 человек. Официально правоохранители не ведут статистику того, кто из должностных лиц компаний оказался на скамье подсудимых. Однако, по словам заместителя начальника правового департамента МВД России Ильи Кучерова, пальму первенства среди мишеней милиции прогнозируемо держат руководители компаний.

«Мне довелось исследовать не менее сотни уголовных дел по налогам из разных уголков страны. Данные таковы: в большей части случаев – не менее 80 процентов – перед судом единолично отвечает руководитель компании. Остальные 20 процентов поровну делят между собой две ситуации: когда обвиняют только финансиста (обычно главного бухгалтера) и когда речь идет о предварительном сговоре группы лиц – руководителя и бухгалтера», – говорит Кучеров.

По его словам, в последнее время чаще встречается уклонение от уплаты налогов, совершенное в сговоре. «Это связано с тем, что усложнились методы сокрытия налогов – используются схемы, в которых задействовано множество организаций. Как результат, круг соучастников расширился», – говорит наш собеседник.

Что значит виноват

На это чуть более года назад указал Верховный суд**. Но милиция должна доказать, что финдиректор устно или письменно давал указания вносить в отчетность искаженные цифры, был в курсе сделок, повлекших незаконную налоговую экономию. То есть найти прямые доказательства умысла финдиректора уклониться от уплаты налогов.

Прямые доказательства – это, например, свидетельские показания подчиненных или коллег о незаконных приказах финансового директора, письменные рекомендации по схеме налогообложения, найденные в финансовом отделе, за подписью финдиректора или выполненные его рукой (равно как и файлы в его компьютере), записи прослушанных телефонных переговоров, из которых видна осведомленность человека о махинациях с налогами. В деле НК «ЮКОС», например, одним из доказательств послужили письменные заключения аудитора, предназначенные только для внутреннего пользования, которые указывали на имеющиеся проблемы с отчетностью и возможные последствия. Кроме того, в ходе обысков были найдены документы, в которых, по мнению налоговых органов, аудиторы давали советы о том, какие действия по оптимизации налогообложения (с помощью офшоров) следует использовать клиенту***.

Однако в большинстве случаев суды приходят к выводу о виновности того или иного должностного лица компании, основываясь на множестве косвенных доказательств. Часто это происходит в делах, когда компании обвиняют в завышении расходов по налогу на прибыль и вычетов по НДС или в занижении выручки с помощью фиктивных договоров с фирмами-однодневками. Следствие находит руководителей подставных контрагентов, которые рассказывают, что ничего не знают и никогда не руководили компаниями. Свой паспорт они представляют для регистрации за небольшое вознаграждение либо попросту его потеряли. Находятся свидетели и внутри компании, которые сообщают следователям, что ничего не знают о поставках от сомнительной компании (хотя по кругу обязанностей все сделки проходят с их участием). Наконец, при обысках милиция нередко находит следы «параллельного» учета в бухгалтерии (например, печати, шаблоны счетов-фактур и первичных документов от имени мнимых контрагентов).

В деле может не быть ни одного свидетельства того, что подозреваемое лицо компании самостоятельно подделывало документы за контрагента, организовывало фирму-однодневку, получило выгоду от сокрытия от налогов. Однако обилия разной степени шаткости косвенных улик хватает, лишь на то, чтобы обвинить и засудить руководителя и изредка главного бухгалтера, по долгу службы ответственного за уплату налогов, но почти никогда – финансового директора. Разумеется, мало кто поверит, что финдиректор может быть не в курсе налоговой политики своей компании – следователи и не верят. Но веского в глазах судей компромата – прямых доказательств вины финансового директора в подавляющем большинстве случаев не находится, а косвенных улик в этом случае мало.

Финансовый директор может стать обвиняемым в уклонении от уплаты налогов, если, например, ему делегировано право подписи на налоговых декларациях.

Трудная мишень

2:1 в пользу финдиректоров

Именно поэтому следователи по налоговым преступлениям МВД и их московские коллеги, к которым обратился FD, не смогли вспомнить ни одного доведенного до суда уголовного дела, где фигурантом являлся бы финансовый директор (дело ЮКОСа по понятным причинам оставим за скобками). «На моей практике в подавляющем большинстве случаев к ответственности привлекались только руководители компаний», – отметил следователь по особо важным делам отдела по экономическим и налоговым преступлениям Следственного комитета МВД России Олег Болотов (он расследует громкое налоговое уголовное дело на руководителей НК «Русснефть»).

Но, по словам следователя, в прошлом году его коллега расследовал уголовное дело табачной компании ЗАО «Лиггет-Дукат». Подозреваемыми по делу являлись и. о. генерального директора компании Наталья Лосюкова и финансовый директор Наталья Колодина. По версии следствия компания внесла ложные сведения в декларацию по НДС, за счет чего уклонилась от уплаты в бюджет более 212 млн рублей. Представители компании в ответ заявили, что никакого уклонения не было, а недоимка образовалась из-за технической ошибки в платежном поручении. В итоге уголовное преследование топ-менеджеров компании было приостановлено.

С аналогичными обвинениями столкнулись финансовый директор крупной саратовской строительной компании ЗАО «Саратовоблжилстрой» Людмила Сусликова и заместитель главного бухгалтера Ольга Горбатюк. Инкриминируемая им сокрытая сумма налогов составила чуть более 5 млн рублей. Финдиректор отказалась комментировать происшедшее, но дала понять, что дело носит политическую окраску и связано с давлением на владельца компании.

Прецедентом является уголовное дело финансового директора ООО «Газэнергосервис» Елены Линник, завершившееся в октябре 2007 года. Как сообщили FD в прокуратуре Пуровского района Ямало-Ненецкого автономного округа, Елена Линник занизила налогооблагаемую базу по НДС, скрыв выручку, полученную за выполненные пуско-наладочные работы на месторождениях. Бюджет недополучил более 2,8 млн рублей.

Свою вину финдиректор объясняла неопытностью, заявив, что «не знала, что авансовые платежи включаются в налоговую отчетность», а также и тем, что выполняла устные указания руководителя, который распорядился не включать получаемую выручку в расчет налога и выплачивать зарплату работникам вперед налогов. Но, по словам помощника прокурора Николая Сысоева, выступавшего обвинителем по делу, следствие не нашло достаточных оснований для привлечения к ответственности директора. «Директор рассказал на допросе, что не имел никакого отношения к исчислению и уплате налогов, поскольку уставными документами и приказом руководителя организации обязанности главного бухгалтера были возложены на финансового директора», – отметил Николай Сысоев. В итоге Елена Линник была осуждена по части 2 статьи 199 УК РФ на год лишения свободы условно.

Впрочем, это исключение лишь подтверждает правило: налоговые обвинения в адрес финансовых директоров сегодня редкость, а обвинительные приговоры – и вовсе экзотика. К счастью, пока это так.

*Уголовная ответственность по этой статьей грозит в том случае, если величина неуплаченных компанией налогов превышает 500 тыс. рублей за три года при условии, что эта сумма превышает 10 процентов от суммы налогов, которые должна была заплатить компания за это время; либо превышает 1,5 млн рублей. Наказание – до трех лет лишения свободы. Если уклонение «тяжкое» – по сговору группой лиц или в особо крупном размере (больше 2,5 млн рублей за три года при условии, что эта сумма превышает 20 процентов от суммы налогов, которые должна была заплатить компания за это время; либо свыше 7,5 млн рублей) – максимальным наказанием является шесть лет колонии.
** Постановление Пленума Верховного суда РФ от 28.12.06 № 64.
*** По делу ЮКОСа обвинялись два финансовых директора. Брюс Мизамор, финдиректор головной компании, в 2005 году еще до возбуждения против него уголовного дела вернулся в США. Людмила Слюсарева, бывший финансовый директор ОАО «Юганскнефтегаз», до сих пор числится в розыске.

 

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Внимание! Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

Это бесплатно и займет всего 1 минут.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль