Как финансистов учат в Англии

3226
Об особенностях учебного процесса Лондонской школы экономики и программы МВА Harvard Business School вспоминает генеральный директор компании Johnson & Johnson Medical Ukraine

Впервые я поехала учиться в Англию в далеком 1994 году. В то время я работала в Pepsi Co – одной из первых компаний в России с иностранным капиталом. Придя в Pepsi Co на позицию финансового аналитика, я поняла, что знаний, полученных в Государственной финансовой академии, мне недостаточно. Не спасали даже регулярные тренинги, которые проводила компания для своих специалистов. Я видела, что экспаты, занимавшие руководящие посты, обладают совершенно другими знаниями.Не теоретическими, которые я получила в российском вузе, а аналитическими, которые как раз и нужны в работе финансового специалиста западной компании. А уж такие необходимые для этой работы дисциплины, как западное планирование и бюджетирование, корпоративные финансы, в российских институтах той поры преподавали в крайне ограниченном объеме.

Стипендия для избранных

Сделав для себя этот неутешительный вывод, я начала искать варианты дополнительного образования и случайно наткнулась в газете The Moscow Times на объявление о конкурсе. Британский совет (The British Council) презентовал в России свою стипендиальную программу Chevening Scholarship для молодых финансистов (см. справку). Победителям конкурса предоставлялась возможность пройти годовое обучение в Лондонской школе экономики по программе «Банки и финансы». В конкурсе принимало участие порядка 400 специалистов со всей России. Из них в Лондон поехали учиться 25 человек, в том числе и я. Размер гранта покрывал обучение, проживание в общежитии школы и стипендию в 300 фунтов.

Сам конкурс мне показался достаточно необычным. Никто не требовал решать финансовые задачи. На первом этапе соискателям предложили написать эссе на экономическую тему на английском языке. Я сейчас уже не помню точного названия своей работы, скажу лишь, что она касалась макроэкономики. На следующем этапе нужно было пройти тест и собеседования, которые касались не только финансов и экономики, но и общих вопросов. На отборочный тур специально приезжали преподаватели Лондонской школы экономики и даже ее декан, чтобы пообщаться и выбрать будущих студентов. Они проводили индивидуальные беседы с каждым из соискателей. В основном вопросы касались понимания нами предметов, специальности в целом и того, с чем финансист сталкивается в своей повседневной работе. Думаю, что мой опыт работы в западной компании во многом мне помог успешно пройти все собеседования.

Все не так, как у нас

Самое первое впечатление от Лондонской школы экономики – шок! Система обучения принципиально отличалась от привычной российской практики зазубривания. Здесь было недостаточно просто посещать лекции и записывать за преподавателем. К любому семинару приходилось готовиться, используя дополнительную литературу, осмысляя озвученные на лекции темы. В результате на семинаре мы должны были предложить свое решение проблемы, высказать собственные соображения. Озвученные на лекции тезисы должны были натолкнуть нас на новые идеи, сформировать собственное отношение к проблеме. Английский преподаватель хочет видеть, как каждый из студентов проработал тему, насколько хорошо он ее понял. Главное, чего ждут в западной школе от своих студентов, – это именно способности независимо мыслить. Никто не требует бездумной зубрежки. Именно это было самым интересным и сложным одновременно.

Вообще нужно отметить, что обучение в западных бизнес-школах – это всегда диалог с преподавателем. Нет ничего удивительного в ситуации, когда профессор ведет оживленную дискуссию, если не сказать спор, со своим студентом между занятиями на профессиональную тему.

Помимо лекций и семинаров школа организовывала встречи с нашими британскими коллегами-финансистами. Мы посетили Центральный банк Англии, банк NatWest (один из крупных частных банков), газету Financial Times, консалтинговые и аудиторские компании. В ходе таких встреч мы могли увидеть и понять, как работают практики, задать им вопросы и выслушать советы.

В деталях

Первые две недели были очень сложными – даже при хорошем уровне разговорного и письменного английского лексики для понимания материала было недостаточно. Особенно мы это почувствовали, когда начались лекции по британскому коммерческому праву. Поэтому первое время мы просто записывали незнакомые слова, а в общежитии переводили и заново изучали лекцию.

Семестров, так же как и в российских вузах, было два – с сентября по декабрь и с января по апрель. Распорядок дня был примерно следующий. Вставали мы в шесть часов утра, приходили на занятия, которые начинались в 8 или 8.30. Длились лекции и семинары обычно до 12.00–13.00. После – обеденный перерыв, могли быть и вечерние семинары, как правило, по длительности они не превышали 45 минут. Не помню ни одного случая, когда кто-нибудь без действительно веских причин не посещал лекции. Обучение построено таким образом, что, пропустив хотя бы одно занятие, потом очень сложно работать с литературой и разбираться в теме. Вторая половина дня – посещение библиотеки, изучение теории и подготовка к семинарам. Вечерами в общежитии мы работали над письменными заданиями по корпоративным финансам, бухгалтерскому учету и т. д. Освобождалась я к часу ночи. И так пять дней в неделю.

Что касается предметов, мы изучали макроэкономику, микроэкономику, корпоративные финансы, бухгалтерский учет и основы менеджмента. До сих пор я с удовольствием вспоминаю наших преподавателей. К примеру, профессор Майкл Пауэр, который читал нам бухгалтерский учет и анализ. Эта дисциплина в российских вузах большинством студентов воспринимается как нечто безумно скучное. Благодаря Майклу, который умел преподнести самые сложные вопросы учета легко и просто, отношение к предмету кардинально изменилось.

Экзамены в школе принципиально ничем не отличались от российских. Правда, не было устных экзаменов, только письменные тесты. Их продолжительность в среднем составляла 3,5 часа. Списывать категорически запрещалось под угрозой отчисления из школы. До экзамена нужно написать итоговую работу по прослушанному курсу, а кроме того, в течение семестра сдать эссе и кейсы, по которым получаешь баллы. По результатам экзамена также ставится оценка, и, если общего балла для перехода на следующий семестр не хватает, приходится пересдавать дисциплины, по которым набрано наименьшее количество баллов.

10 фунтов на жизнь

На жизнь средств не хватало катастрофически. Деньги, которые были с собой, быстро закончились, а на стипендию в 300 фунтов в месяц можно было позволить себе немногое. К примеру, проездной на метро стоил 70 фунтов. На оставшиеся надо было жить целый месяц. В день мы могли позволить себе тратить не больше 10 фунтов, в том числе на еду. Поэтому раз в неделю мы покупали в супермаркете самые дешевые продукты, в школе на обед тоже брали самые дешевые блюда. Мы пытались так распределить и потратить деньги, чтобы иметь возможность в выходные куда-то съездить, что-то посмотреть.

Спустя месяц учебы мы стали подрабатывать. В то время многие английские компании пытались выйти на российский рынок, и им нужно было переводить презентации на русский язык. Такая работа приносила не очень большой, но совершенно не лишний заработок, где-то фунтов 500 за две недели.

Все стипендиаты жили в разных общежитиях. Меня поселили в Batlers Wharf, которое представляло собой квартиры с пятью маленькими комнатами в каждой, общими ванной и кухней. В квартире со мной жили девушка из Швейцарии, грек, японец и американец. Все они были слушателями той или иной postgraduate программы Лондонской школы. К русским студентам поначалу относились очень настороженно. Поэтому выстраивать взаимоотношения со своими соседями по общежитию было непросто. Тем не менее политика объединения под одной крышей людей разных национальностей и разных культур очень помогала личному развитию.

Адаптировавшись и втянувшись в процесс, мы смогли совмещать учебу и отдых. Ездили на различные экскурсии, в том числе в Шотландию. Я помню, что на ночной автобус в Эдинбург (Шотландия) был самый дешевый билет – 10 фунтов, мы брали билет в пятницу на последний автобус, на следующее утро приезжали в Шотландию, а в воскресенье вечером – обратно в Лондон.

Новые возможности

По окончании обучения многим из нас предлагали остаться работать в Лондоне. Предложения были очень заманчивые от серьезных компаний. Активнее всех заманивали к себе на работу представители PricewaterhouseCoopers. Но меня в Москве ждал муж, поэтому я вернулась на родину. Те же, у кого не было семьи, остались, многие и до сих пор живут и успешно работают в Англии.

Еще до отъезда из Лондона на протяжении последнего месяца учебы я стала искать работу в Москве. Откликов и предложений на мое резюме поступало более чем достаточно. Причем размер предлагаемого вознаграждения был значительно больше, чем та зарплата, на которую я могла претендовать раньше. Приехав в Москву, я начала работать в компании «Крафт Якобс Сушард» на должности финансового контролера. Работала в компании почти два года, в 1996 году меня пригласили на позицию финансового директора в компанию Reebok.

Тогда мне было 28 лет, и я была, пожалуй, самым молодым русским финансовым директором в западной компании. В то время топ-менеджмент западных компаний состоял в основном только из экспатов. Компания, обороты которой составляли $100 млн, не побоялась пригласить такого молодого сотрудника на руководящую позицию. Несмотря на сложное время (кризис 1998 года), нам удалось успешно преодолеть трудности и развиваться дальше. Уверена, во многом мне помогли полученные в школе знания.

Обучение полностью поменяло мое отношение к работе. Во-первых, я смогла четко организовать работу финансовой службы западной компании, правильно структурировав работу подразделений. Во-вторых, мне не сложно было найти общий язык с представителями материнской компании, я прекрасно понимала, чего от меня ждут и какие решения должны быть приняты.

Гарвард для генерального директора

Сейчас я уже семь лет работаю в Johnson & Johnson. В этой компании моя карьера началась с должности финансового директора по России и СНГ. После успешного открытия российской компании и трехлетней работы в финансах компания не побоялась назначить меня в 2005 году на должность директора подразделения «ЛайфСкен». А чуть более года тому назад руководство предложило мне перейти на позицию General Manager Johnson & Johnson Medical Ukraine и переехать в Киев.

Тех знаний, которые я получила в Лондоне и в ходе работы финансовым директором, мне бы, конечно, не хватило. Правда, стоит отметить, что Johnson & Johnson уделяет много внимания профессиональному развитию собственных сотрудников. Для этого в компании действуют внутренние обучающие программы – Management Fundamentals Leaders developing Leaders и многие другие. Наиболее перспективные руководители получают возможность за счет компании пройти курс обучения в Harvard Business School по программе Executive MBA. Стоимость обучения - $60 тыс.

Кстати, заплатить за обучение недостаточно, чтобы стать слушателем программы. Нужно пройти конкурс на общих основаниях, а также обладать опытом работы на руководящих должностях от 10 лет. Вместе со мной в конкурсе участвовали еще несколько коллег из нашей компании из других стран. По результатам конкурса были отобраны 60 человек из различных компаний мира (от нашей корпорации выиграли конкурс 5 человек, в их числе был и сегодняшний руководитель Johnson & Johnson в России и СНГ Арман Воскерчан, в ту пору работавший на должности директора HR-департамента).

Гуру менеджмента

Программа обучения в Гарварде рассчитана на три месяца, поэтому насыщенна и интенсивна. Ничего подобного я раньше не встречала. Так же как и в Лондонской школе, мы жили в общежитии, которое состояло из восьмикомнатных квартир. Мы учились шесть дней в неделю, вставали в пять утра, а ложилась я в два часа ночи. Параллельно приходилось работать: отвечать на звонки, письма, принимать текущие решения.

Лекций как таковых вообще не было. Конечно, в начале занятия преподаватель давал вводную информацию, а дальше вся группа обсуждала затронутую тему или рассматривала конкретный кейс. Участие в дискуссии – основа обучения. И так на протяжении недели: группа работает вместе, обсуждает полученные задания, потом состав меняется. В конце недели лидер группы делает доклад-презентацию о том, какие знания были получены, что было самым интересным и полезным. Лидером группы становился каждый участник программы один или два раза за все время обучения, то есть все были в равных условиях.

Мы изучили финансы, корпоративное управление, кадровый менеджмент, общий менеджмент, стратегию. Также мы прослушали лекции по инновациям, нанотехнологиям, антикризисному управлению. Кстати, курс по стратегии вела бывшая ученица и соавтор Майкла Портера. То есть в школе преподают гуру менеджмента, по учебникам которых учится весь мир. И нам была предоставлена уникальная возможность пообщаться с этими людьми.

На занятиях мы рассматривали кейсы, разработанные на основе опыта крупнейших компаний, пытались понять, как у них выстроены бизнес-процессы, система управления, какие возникали сложности в работе, как они были решены. Первые несколько дней нам было трудно включиться в особый ритм обучения - вся группа только слушала преподавателей. Оказалось, что наша основная задача – начать активно участвовать в дискуссиях. Экзамены по этой программе нам сдавать не пришлось.

Еще одно несомненное преимущество обучения в Гарварде – общение с высшим руководством крупнейших интернациональных корпораций. Во время визитов они делились своим опытом, рассказывали, как принимали те или иные решения. К нам приезжал, к примеру, генеральный директор Medtronic, была проведена видеоконференция с участием главы компании Apple, мы смотрели видео с интервью Билла Гейтса (Microsoft), Джека Велша (GE), специально подготовленные для студентов Гарварда.

По итогам обучения я поняла, что эта программа не только дает новые знания, но и позволяет систематизировать уже имеющиеся и самое главное открывает новые возможности, помогает найти неординарные решения сложных ситуаций.

Что в итоге

В процессе обучения кардинально меняется видение роли руководителя компании. Его две ключевые задачи – определение стратегии развития бизнеса и, можно сказать, видение будущего и формирование эффективной команды. Люди, с которыми вы работаете, помимо профессиональных навыков должны обладать хорошими аналитическими способностями, уметь независимо мыслить и брать на себя ответственность.

Теперь я могу посоветовать финансовым директорам, которые мечтают стать руководителями компании: не останавливайтесь в своем развитии. Западное образование окажет в этом неоценимую помощь.

Деньги на обучение

Chevening Scholarship – грант на обучение в одном из английских вузов, предоставляемый Британским советом. Максимальная сумма гранта, выделяемая победителям программы, составляет £23 500 и покрывает обучение, проживание и питание, перелет туда и обратно. Требования к кандидату выдвигаются следующие:
– возраст от 22 до 35 лет;
– российское гражданство;
– свободное владение английским языком;
– диплом о высшем образовании;
– стаж работы по выбранному направлению минимум два года.

РЕЙТИНГ БИЗНЕС-ШКОЛ, ГОТОВЯЩИХ СТУДЕНТОВ ПО ПРОГРАММЕ МВА

Место в рейтинге Название вуза Страна Зарплата после выпуска* Рост зарплаты** Процент трудоустройства***
1 University of Pennsylvania, Wharton США 161 834 132 91
2 Columbia Business School США 158 051 144 94
3 Harvard Business School США 161 375 113 94
4 Stanford University GSB США 166 997 118 94
5 London Business School Великобритания 135 221 122 96
6 University of Chicago GSB США 143 886 131 95
7 Insead Франция 140 238 94 90
8 New York University: Stern США 134 748 136 92
9 Darmouth College: Tuck США 146 997 132 97
10 Yale School of Management США 136 762 151 92
11 Ceibs Китай 146 410 159 99
12 IE Business School Испания 11 587 149 91
13 IMD Швейцария 150 157 91 94
14 MIT: Sloan США 142 858 119 94
15 University of Cambridge: Judge Великобритания 127 259 121 81
16 Iese Business School Испания 107 519 136 98
17 UCLA: Anderson США 141 260 124 93
18 HEC Paris Франция 109 840 125 85
19 Northwestern University: Kellogg США 134 190 105 95
20 University of Michigan: Ross США 125 123 114 85

* Зарплата после выпуска – среднегодовой уровень дохода через три года после окончания обучения.
** Рост зарплаты – процент, на который увеличился среднегодовой доход после окончания обучения в сравнении с доходом до обучения.
*** Процент трудоустройства – процент студентов, нашедших работу в течение трех месяцев после выпуска.

Источник: Financial Times

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Внимание! Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

Это бесплатно и займет всего 1 минут.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль