МСФО, кризис, риски: гороскоп на полгода

2065
Бирин Аскольд
партнер, директор департамента международной отчетности ФБК
В течение последних трех лет Российский бизнес проходил стадию развития, получившую общепризнанное название «бум IPO». Объем финансирования, требуемого для осуществления планов развития постоянно рос: компании активно размещали долговые и долевые инструменты.

Правда, нужно отметить, что структурирование этих сделок было достаточно простым, если не сказать, примитивным, по сравнению с инструментами, используемыми в развитых странах. Тем не менее, благодаря такой востребованности внимания инвесторов и кредиторов, роль финансовой отчетности, подготовленная в соответствии с международными стандартами, существенно выросла.

Отчетность по МСФО, по сути, выполняла двойную функцию:  с одной стороны, свидетельствуя о «зрелости» компании, такая отчетность увеличивала доверие инвесторов (раз есть отчетность, значит, в компании хорошее качество управления финансами, системы внутреннего контроля, прозрачность и все такое), с другой стороны, сами показатели отчетности служили отправными пунктами для формирования ожиданий инвесторов и кредиторов. Ожидания эти, надо сказать, были самые радужные, и МСФО, как могли, стремились их измерить и отразить в отчетности (достаточно проанализировать то, как развивались МСФО в эти годы, об этом далее). Получался интересный замкнутый круг: отчетность формировала новые ожидания пользователей, будучи основанной на ожиданиях пользователей. Кто успел подумать про «пирамиду»? Это не было «пирамидой» потому, что в общении компаний и инвесторов (кредиторов) роль страховочного «буфера» выполняли аудиторы и инвестбанкиры.

Инвесторы покупали ожидания, отраженные в отчетности, и риск того, что эти ожидания не сбудутся, был распределен по схеме «покупатель (кредитор) – инвестбанк – юридическая компания – аудитор – компания, выпускающая долговые, долевые инструменты».

То, что акценты в отчетности МСФО были смещены на ожидания, можно увидеть из основных определений МСФО.

Так, про актив (любой) сказано, что он отражает будущие экономические выгоды (очевидно, в оценке менеджмента), тестирование активов на обесценение основано на прогнозах менеджмента, в стандартах часто применяется «intention-based approach» (подход, основанный на намерениях), справедливые стоимости в большинстве случаев основаны на математических моделях.

Аудиторы выполняли важную роль в системе сдержек и противовесов, не давая «намерениям» стать слишком большими и «ожиданиям» стать слишком радужными.

Как любая система, разработанная система сдержек и противовесов «отчетность-аудитор-инвестор (кредитор)» работала в условиях относительной внешней стабильности, и была способна пережить бурю, но не глобальную катастрофу.

Первый раз упомянутую систему хорошо «встряхнуло» в начале 2000х годов (знаменитые истории с мошенничеством менеджмента в различных компаниях, преимущественно, американских, в результате чего были существенным образом пересмотрены аудиторские стандарты и этика). Все помнят, как из «большой пятерки» выжили только 4 аудиторских компании. Были судебные процессы и в отношении других аудиторских компаний, но обошлось.

Была попытка встроить еще одну составляющую в систему сдержек и противовесов – развесистую систему внутреннего контроля. Секция 404 Закона Сарбейнса-Оксли, принятого в США, доставила немало хлопот бизнесу, затраты на внедрение системы внутреннего контроля, соответствующей этому закону составили миллиарды долларов. Думается, результатом этого стало всеобщее успокоение (вряд ли что-то еще), но разве спокойствие бизнеса и регуляторов не стоит миллиардов?

Стандарты отчетности при этом не были существенно пересмотрены; правда, американские стандарты отчетности слегка обвинили в забюрократизизированности и излишней сосредоточенности на частностях, из-за чего процесс сближения US GAAP с МСФО заметно ускорился.

В тот раз система устояла, и успешно работала последние 5 лет, чему доказательства – миллиарды долларов и евро, привлеченные компаниями. И тут наступил 2008 год.

Вообще, российский бизнес был очень оптимистичен где-то до середины августа. Обязательства перед собственниками менеджмент брал повышенные. Небольшое ощущение надвигающейся <грозы> давал только общий ажиотаж – запланировали выпуски бумаг и IPO даже те, кто заведомо не был к этому готов – ну, там, реструктуризация бизнеса не проведена, IPO vehicle не определен и не зарегистрирован, на подготовку отчетности МСФО и ее аудит времени нет, и кто это делать будет - не известно, инвестбанк не ясен, но IPO! – точно будет.

Естественно, когда в сентябре начался обвал фондового рынка в России, все эти планы были пересмотрены. Теперь о них не вспоминают, правда, долговые бумаги выпускаются и кредиты берутся и сейчас, несмотря на очевидные невыгодные условия по сравнению с тем, что было (а куда без денег?).

Интересно смотреть на то, как компании отчитываются по результатам 9 месяцев 2008 года по МСФО: результаты не так плохи, хотя всем ясно, что это благодаря росту показателей в первом полугодии. Но представьте себе, не только поэтому. Есть сугубо технический, бухгалтерско-аудиторский аспект, который пока поддерживает прибыльность отчетов.

Дело в том, что отчетность за 9 месяцев, как и отчетность за 6 месяцев 2008 года является промежуточной, и, соответственно, строится на тех же моделях и предпосылках, что и, например, отчетность за 2007 год; а как мы говорили, оптимизма в тех моделях было много. Аудиторский противовес – осмотрительное профессиональное суждение, скептицизм, - не проявляется в полной мере из-за того, что промежуточные отчетности, как правило, не аудируются, а проходят обзорную проверку (review), что изначально предполагает существенно меньшую степень уверенности в правдивости отчетности. И можно с большой вероятностью сказать, что к началу годовых аудиторских проверок методологи big4, да и не только их, но и большинства аудиторских компаний приготовят сюрпризы, из которых только процентов 30 можно будет назвать приятными.

Сюрпризы будут состоять в пересмотре предпосылок, на которых базировались оценочные показатели, отраженные в отчетности МСФО; пересмотре, очевидно, направленном на приближение оптимистичности прогнозов к реалиям.

Попробуем разобраться с конкретикой.

Сначала хочу оговориться, что приведенные здесь мнения основаны исключительно на профессиональном суждении автора и не могут быть использованы за пределами профессиональной дискуссии (аудиторская привычка J).

Международные Стандарты Финансовой Отчетности уделяют большое внимание раскрытию информации о предпосылках и допущениях, использованных руководством компании для подготовки отчетности. Это характерно для следующих разделов и статей:

  • основные средства и незавершенное строительство в части тестирования на обесценение. Во-первых, налицо предпосылки для проведения самого теста: существенные изменения внешних условий бизнеса, ожидания сокращения спроса. В этом разделе нужно ожидать пересмотра моделей расчета т.н. «ценности использования» (value in use), основанных на приведенных прогнозируемых будущих  денежных потоках от использования этих активов. Пересмотр произойдет по следующим основаниям: а) собственно, пересмотр самих денежных потоков в номинальной величине из-за возможного сокращения объема продаж, б) пересмотр ставок дисконтирования вследствие изменений страновых рисков, отраслевых рисков, и коэффициентов β, отражающих риск компании относительно риска отрасли, а также из-за изменения безрисковых ставок (это правда интересный вопрос – какие ставки сейчас будут безрисковыми). Даже если компания использовала переоцениваемую модель для отражения основных средств, я думаю, тест придется проводить, как и переоценку.
     
  • финансовые активы (имеющиеся в наличии для продажи, а также отражаемые по справедливой стоимости через прибыли и убытки) в части методов определения справедливой стоимости. Интересны и вопросы классификации: по ряду отчетностей уже возникли вопросы: убытки от уменьшения стоимости финансовых активов должны быть признаны в капитале или отчете о прибылях и убытках? Иначе говоря, это убытки от изменения справедливой стоимости или от обесценения? Для ответа на это вопрос нужно внимательно изучать детали, что, собственно, привело к снижению стоимости – проблемы на рынке или проблемы с бизнесом компании, в которую вложились.
     
  • отложенные налоговые активы. Во многих случаях придется заново думать о том, удастся ли заработать облагаемую налоговую прибыль в будущем, чтобы возместить стоимость этих активов. Если нет – то и признание их нужно сократить или прекратить.
     
  • дебиторские задолженности (торговые и прочие). Классический резерв под обесценение дебиторки приобретает новые оттенки: в условиях массового увеличения кассовых разрывов прогнозы сложно делать даже по работавшим ранее стабильно контрагентам. Кроме того, все чаще в договорах встречаются условия отсрочки платежей (естественно, беспроцентных), 30-60 дней. Все это, конечно, небольшие сроки, в переделах отчетного периода, но в условиях повышения стоимости денег не дадут ли они эффект на справедливую стоимость этих задолженностей? Каждый должен будет решить этот вопрос при подготовке отчетности МСФО за 2008 год.
     
  • материальные запасы. Вроде бы они не причем в пору финансового кризиса – ан нет! – среди признаков обесценения запасов, включающих готовую продукцию и материалы есть например, такой: ожидаемое сокращение цен на продукцию, которую компания реализует в будущем.  Кроме того, по ряду позиций запасов проходит падение цен на рынке: так например, топливо, которое никогда не тестировалось на обесценение раньше просто потому, что цены всегда росли – возможно, нужно будет тестировать на обесценение сейчас на фоне падения цен на нефть и нефтепродукты.
     
  • денежные средства и эквиваленты. Тестировать не нужно, но давайте проверим рейтинги банков, в которых размещены наши деньги и депозиты, их же нужно раскрыть в отчетности? Ведь теперь пользователи будут крайне внимательно относиться к кредитному риску отчитывающихся компаний, часть которого заключена именно в статье «денежные средства». Если банки «посыпятся», то и денежные средства придется тестировать на обесценение либо думать о переклассификации «зависших» денег в другие статьи отчпетности.
     
  • задолженность по кредитам и займам. Изменение ставок, условий, сроков, и т.д. – характерные черты времени, которые придется отражать в отчетности, раскрывая эффекты.
     
  • пенсионные и прочие обязательства перед персоналом. Придется сильно актуализировать актуарные модели, учитывая новые обстоятельства. Смертность, пока, не изменилась, но ставки дисконтирования уже.
     
  • обязательства по отложенным налогам. В следующем году в России другая ставка налога на прибыль, поэтому необходимо будет посчитать и раскрыть эффект от изменений ставки.
     
  • всевозможные резервы. Это у всех по разному. Пока нет статистики о росте или падении числа исков, по которым нужно создавать резерв. Да! – чуть не забыл: может быть, не надо будет создавать резерв «на 13ю зарплату», как его называли, т.е. на премиальные по итогам года; увы, дело здесь не в МСФО, просто у многих эти премии отменили.

Наконец, придется намного серьезнее отнестись к раскрытию информации о финансовых рисках в соответствии с IFRS 7. Если раньше компании ограничивались анализом сроков погашения дебиторской и кредиторской задолженности, да стандартными фразами, описывающими кредитный, валютный риски, риск ставки процента и рыночный риск (буквально из года в год одно и то же), то теперь надо будет всерьез анализировать ликвидность, раскрывать кредитный риск с учетом всех обстоятельств. Раскрытие риска ликвидности пересечется с требованием IAS 7 по раскрытию денежных потоков, за счет которых планируется осуществлять капстроительство (для оптимистов!).

Приведенные выше размышления не охватывают разнообразия отчетностей и ситуаций: так, например, банки, страховые компании будут гораздо серьезнее относиться к финансовым инструментам, которые могут быть сложны, и признанию выручки. Строительные компании, применяющие МСФО 11 «Договоры подряда», не будут счастливы от необходимости признавать все убытки по незавершенным договорам, от которых раньше ожидалась прибыль. Лизинговые компании будут существенно пересматривать условия признания доходов/расходов из-за изменения кредитных ставок, а также оценку имущества. Прогнозы сельскохозяйственных производителей в меньшей степени связаны с Wall Street, но по многим позициям также завязаны на изменение рыночных цен на продукцию.

Ко всему прочему, на фоне профессиональных размышлений о МСФО, как-то появляется призрак IAS 29 «Отчетность в условиях гиперинфляции». Пока еще нет, и – дай Бог! – никогда больше, но… Инфляционный фон в 15% годовых – это очень существенно. Если смотреть, например, отчёт о прибылях и убытках, то необходимо отдавать себе отчет, что 30% прибыли в текущем году по сравнению с прибылью, полученной двумя годами ранее – это инфляционная составляющая. И учитывать при анализе это необходимо.

Есть небольшие «пряники», подарки от Лондонского Правления по МСФО. Начиная с отчетных периодов, следующих за 1 июля 2008 года, компании могут переклассифицировать финансовые активы (долговые) из имеющихся в наличии для продажи в займы и кредиты выданные и, соответственно, по иному рассчитывать балансовую стоимость этих активов, учитывая их по амортизированной стоимости. Это позволит уменьшить влияние волатильного рынка на отчетность компаний, которые не занимаются фондовым арбитражом. Видимо, это связано с массовым обесценением таких активов вследствие падения котировок на рынках.

Кроме того, с 1 января 2009 года вступает в силу обновленный IAS 23 «Затраты по займам», меняющий акценты в капитализации процентов. Наконец, только что выпущен новый IAS 24 по «связанным сторонам», разрешающий не раскрывать в качестве таковых операции контролируемыми государством субъектами, если отчитывающаяся компания сама находится под контролем государства. Эта тема раньше требовала огромных трудозатрат при подготовке отчетности, ведь у нас много отчитывающихся компаний, находящихся под контролем государства, и собрать все операции с подобными связанными сторонами (т.е. вплоть до платеже за энергию и ЖКХ) было непросто. Правда, этот стандарт еще не вступил в силу.

Новым для компаний будет также IFRS 8 «Отчетность сегментов», в котором предлагается использовать данные управленческого учета для раскрытия информации по сегментам. В значительной степени это позволит донести взгляд менеджмента на состояние и активы отдельных направлений бизнеса до пользователей отчетности. Правда, нужно оговориться, что чем дальше управленческий учет от отчетности МСФО, тем сложнее объяснять тенденции и конкретные оценки и классификации. Так, если часть расходов в управленческой отчетности классифицирована иначе, чем в отчетности по МСФО, придется искать правильные слова для раскрытия в последней причин таких «политкорректных» решений.

При таком массовом изменении допущений и предпосылок компании будут вынуждены бороться всеми силами за прибыль в отчетности МСФО. Хочется предостеречь всех от непродуманных действий. Лучший способ иметь достойную отчетность в непростой период – быть максимально прозрачными и для пользователей, и для аудиторов. Логичные пересмотренные бюджеты, оценки менеджмента с разумной аргументацией, проведенный заранее анализ статей отчетности, в том числе по вопросам, описанным в настоящей статье, помогут максимально безболезненно пройти аудит и снимут желание аудиторов применять крайние консервативные подходы к оценке и классификации объектов отчетности. Аудиторы убеждаемы, если менеджмент компаний ведет себя прогнозируемо и разумно и последовательно подтверждает фактами свои прогнозы и оценки. В аудиторском неформальном лексиконе есть волшебное слово – «reasonable» (дословно – разумное, имеющее обоснование, англ.). Так вот, если все «reasonable», то и крайностей в аудиторских суждениях и поправках не будет.

Чтобы не упрощать ситуацию, нужно отметить, что во многих аудиторских компаниях, входящих в ведущие мировые аудиторские сети, отчетность перед выпуском заключения проходить контроль в специальных методологических отделах, зачастую находящихся в Лондоне, поэтому элемент непредсказуемости, связанный с иным взглядом на российские реалии, останется. Но этот риск всегда находится в пределах разумного.

Изменится ли роль аудиторов в связи с финансовой нестабильностью отчитывающихся компаний и их подходы к работе? По мнению президента РФ Д.А. Медведева, озвученном в одном из выступлений в сентябре 2008 года, аудиторы должны взять на себя существенную часть рисков по отчетности, не допустив скандалов, подобных бывшим в начале 2000х годов на Западе. В российской практике, аудитор, отвечает за недобросовестные действия репутацией, страхованием профессиональной ответственности и лицензией. В действительности, на слуху практически нет случаев реализации такой ответственности, кроме лишения лицензии небольших аудиторских фирм. Этому есть причины: размер страхового возмещения, которые компании могут получить от аудиторов, несопоставим с размерами потенциальных убытков. Кроме того, профессиональная страховка покрывает все риски по всем контрактам аудитора, иначе говоря, если что - на всех не хватит. Максимум, что реально может аудитор – вернуть полученные от Заказчика деньги. Это нужно учитывать при заключении контрактов с аудиторскими компаниями.

Сложившаяся система аудиторской деятельности характерна своей кластерностью, выражающейся в локализации рисков в пределах юрлиц, осуществляющих аудиторскую деятельность. Если вчитаться в текст договоров на аудит, то станет ясно, что внутри крупнейших международных сетей (включая big4) компании друг за друга по обязательствам не отвечают. С этой точки зрения, все решает репутация аудитора и история деятельности.

Наконец, нужно вспомнить слова из аудиторского заключения: «Ответственность за подготовку и объективное представление этой финансовой отчетности в соответствии с требованиями Международных стандартов финансовой отчетности несет руководство Компании. Данная ответственность руководства Компании заключается в разработке, внедрении и поддержании системы внутреннего контроля, должным образом обеспечивающей подготовку и объективное представление финансовой отчетности, не содержащей существенных искажений, вызванных мошенничеством либо ошибкой; а также в выборе и применении соответствующей учетной политики и определении оценочных значений, адекватных текущим обстоятельствам».

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Внимание! Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

Это бесплатно и займет всего 1 минут.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль