Как группа компаний может стать группировкой

1622
Петрунин Олег
генеральный директор торгово-производственной компании ООО «ИнтерТрейд», канд. экон. наук
В работе любой компании можно найти уязвимые места, будь то проблемы с оформлением документации или же нечетко выстроенная структура бизнеса. Подобные ситуации дают шанс рейдерам для активных действий по недружественному поглощению.

У холдинга, о котором пойдет речь в статье, «ахиллесовой пятой» стали импортные операции, а потому в роли соучастников захвата выступили представители таможенных органов. Убытки на сумму более 15 млн руб. и закрытие ряда компаний – такова цена победы над рейдерами.

Сначалом приватизации в 1993 году в России появилось и рейдерство. Сегодня можно выделить три этапа эволюции корпоративных войн за эти 15 лет.

Первый этап. Во время разделения госсобственности и до 1996 года передел власти на госпредприятиях происходил в основном между новыми собственниками и «красными директорами», оставшимися с советских времен.

Второй этап. Примерно с 1996 года начался новый, более длительный и жесткий дележ активов собственниками. Корпоративные войны шли уже между частными структурами: первичные собственники старались удержать приватизированные предприятия, а новые собственники, используя целый арсенал методов – от юридически чистых до явно криминальных, от мирных и незаметных для стороннего наблюдателя до дерзких, громких, с многочисленными убийствами, – стремились приобрести контроль над бизнесом. Данные процессы активно продолжались до 2002–2003 годов.

Третий этап. 2003 год ознаменовался появлением государственного рейдерс-тва1. Госструктуры и должностные лица часто применяли незаконные методы захвата предприятий, долей в капитале, функций управления, используя силовые и контрольные структуры, созданные государством для охраны и защиты той же собственности.

Поделюсь собственным опытом борьбы с государственным захватом среднего торгово-производственного холдинга.

Поле перед битвой

Группа компаний, о которой пойдет речь, занималась вполне законным бизнесом – импортом подержанной американской тяжелой техники, в основном седельных тягачей и полуприцепов, их ремонтом, импортом новых китайских самосвалов и погрузчиков, запасных частей к ввозимой технике. Было также несколько более мелких направлений бизнеса. Территориально все виды бизнеса располагались на одной площади в нескольких близлежащих зданиях. Выросшие виды бизнеса постепенно выделялись из материнской компании в отдельные юридические структуры. Дела шли вполне благополучно, выручка компании росла на 20–30% ежегодно на протяжении последних семи лет. Таких стабильных предприятий в данном регионе было немного, видимо, это и привлекло к нему особое внимание.

Примерно за полгода до начала событий собственникам намекнули, что «нужно делиться». Одновременно возникли сложности при ввозе товаров и проблемы с налоговой инспекцией: прошло несколько проверок. Объявились некие посредники, которые предложили урегулировать ситуацию, а чтобы в будущем не возникало недоразумений – встретиться с некими людьми. Справиться, однако, удалось собственными силами. На предложение посредников со стороны владельцев реакции не последовало, потому что все были уверены: время уже не то, лихие 90-е далеко, бизнес честный, «крыша» не нужна и делиться незачем. Служба безопасности в то время была ориентирована только на физическую охрану имущества от внутренних и внешних воров, даже пропускной режим соблюдался формально.

Импорт как слабое звено

Заинтересованные лица проделали немалую работу, отыскивая наиболее уязвимое место в компании, и оно было найдено – импорт. Чтобы серьезно зацепить компанию-импортера, таможенным органам нужно после выпуска ввезенных товаров в свободное обращение сразу же задержать их, пересчитать таможенные платежи и завести уголовное дело по факту их занижения. Все это в случае с импортом – вотчина оперативной таможни. Уточню, что пересчитать платежи возможно, если, например, товар технически сложный, а для оценки таможенной стоимости используется так называемый резервный (шестой) метод2.

То же касается определения позиции ТН ВЭД – возможны различные трактовки кода товара. Аргументация при этом может быть самой простой: да, таможенный пост принял декларацию и не оспаривал стоимость или код ТН ВЭД. Но пост ошибся, так как товар специфический, и таможенники не смогли «выявить истинную стоимость и группу товара по номенклатуре». А ответственность за недостоверное декларирование в соответствии с пунктами 1, 3 ст. 320 Таможенного кодекса РФ лежит на декларанте.

Нападающие получили в руки еще один козырь: по сложившейся традиции декларированием импортных грузов всех компаний группы занимался собственный единый отдел ВЭД. Впоследствии наша группа компаний стала пользоваться в основном услугами аккредитованных таможенных брокеров, но в то время была уверенность в собственных специалистах, не один год отработавших в сфере ВЭД.

Таким образом, ударной группой со стороны нападавших выступила оперативная таможня. Атакованным подразделением оказалась компания, занимавшаяся ввозом запасных частей. Назовем ее «ТехИмпорт». В течение недели группа оперативной таможни останавливала на выезде со склада временного хранения растаможенные контейнеры «ТехИмпорта» и проводила повторный досмотр. Таможенники находили все мыслимые и немыслимые ошибки, отдельные позиции переименовывались, переносились в другие товарные группы, что позволяло повысить таможенную стоимость. Поскольку поток грузов был приличный (два-три контейнера в неделю), то «ТехИмпорт» не сразу смог остановить и изменить процесс таможенного оформления, и оперативникам в итоге удалось задержать три контейнера.

Однако вместо дотошных судебных разбирательств по якобы ошибочным позициям в ГТД и заниженной таможенной стоимости руководство группы предпочло заплатить относительно небольшие суммы штрафов, чтобы не останавливать работу3. В результате суммарная погрешность (по терминологии ТК РФ – недостоверное декларирование товара) потянула на 250 тыс. руб. Для груза стоимостью около 7 млн руб. с учетом сложности работы с Китаем и пристального внимания таможни величина, в принципе, равна статистической ошибке. Но эта статистическая ошибка – состав уголовного преступления по статье 188 УК РФ.

Справка от автора
Для открытия уголовного дела по статье 188 УК РФ «Контрабанда» достаточно нарушения на сумму от 250 тыс. руб. Часть 4 ст. 188 УК РФ, первоначально примененная в отношении «Тех-Импорта», касается «деяний, совершенных организованной группой». Согласно статье 194 УК РФ «Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица», ответственность наступает начиная с 500 тыс. руб.

Таможня берет добро

Примерно через месяц после неоднократного привлечения «ТехИмпорта» к административной ответственности, чего, как сказано выше, компания не оспаривала, «боевые» действия перешли в активную фазу.

Шел первый месяц лета, руководители выехали в отпуск, я остался исполняющим обязанности руководителя холдинга. В один из дней у меня в кабинете появился человек, который предъявил «корочку» сотрудника оперативной таможни и постановление на выемку документов в связи с открытием уголовного дела на сотрудников «ТехИмпорта» по ст. 188 часть 4 УК РФ, то есть контрабанда в крупном размере, совершенная организованной группой. На мои объяснения и заверения юристов компании, что это офис совсем другой компании, а «Тех Импорт» находится в соседнем здании, реакции не последовало.

Кстати, и позднее замечания о том, что обыск и выемка документов проводились не по адресу, указанному в постановлении, никакого впечатления ни на следователя, ни на прокурора, ни на судью не произвели. В период дознания и следствия по «особо опасным преступлениям» на такие «мелочи», как соблюдение формальных требований, да и на многое другое правоохранительные органы не обращают внимания – у дознавателя, оперативника, следователя есть право почти на любые действия.

Отмечу, что, помимо открытия самого уголовного дела по ст. 188, огромной неожиданностью для нас всех стало появление части 4 этой статьи. Как оказалось, по оперативным данным, «ТехИмпорт» входит в некий холдинг. Отсюда простая логическая связка оперативников: есть холдинг, в одной из его компаний совершено преступление, значит, преступники действовали в связке с сотрудниками других компаний. Так и появилась организованная преступная группировка (ОПГ). И весь наш холдинг, все компании, входящие в него, стали рассматривать как ОПГ. Замечу, что с тех пор мне лично режет слух слово «холдинг» или «группа компаний» в названиях.

Выемка шла весь день, забрали также несколько компьютеров и сервер одной из компаний, некстати попавшийся под руку. Если сначала у противника не было четкого представления о реальной структуре группы компаний, то в результате выемки в руки оперативников попали документы, говорящие о структуре нашего холдинга, то есть теперь уже о структуре «организованной группы». Было понятно, что на следующий день, максимум через день, выемки станут более целенаправленными. После завершения обыска и отъезда оперативников было созвано всеобщее совещание, и всю ночь шла работа: уничтожалось все, что могло стать «компроматом», в первую очередь – распорядительные документы по холдингу, копировалась информация с серверов. Это оказалось не лишней предосторожностью, так как сервер был возвращен лишь через четыре месяца после изъятия, к тому же с полностью стертыми данными. Бухгалтерскую информацию за полгода пришлось восстанавливать.

Как выяснилось, обыски прошли также дома у наших сотрудников-декларантов.

Осадное положение

Как уже отмечалось, территориально компании холдинга находились в одном месте, поэтому следующим стал вопрос переноса деятельности в новые офисы. Нужно было убрать со стоянки оставшуюся технику. На проведение этих мероприятий были только сутки. За это время удалось частично «переселить» администрации компаний, вывезти основную часть техники, приостановить новые поставки импортных грузов. В группе было введено «осадное» положение, о чем уведомили руководителей и сотрудников всех компаний.

Через день прошла выемка документов в офисе еще одной компании холдинга и произведен арест 30 китайских самосвалов стоимостью около $1,5 млн, находящихся на торговой площадке, но уже проданных клиенту. Основанием для ареста было наличие в документах подписи того же сотрудника, на которого было открыто уголовное дело. Стало окончательно ясно, что исполнителем чьей-то «воли» была выбрана таможня, хотя в соответствии с п. 2 ст. 151 УПК РФ подследственность по открытому делу относилась к компетенции ФСБ или милиции. Только в отдельных случаях п. 5 этой статьи

разрешает проведение предварительного следствия органами, выявившими преступление (для нас – оперативной таможней).

Мы форсировали работы по созданию новых компаний, имевшиеся на счетах деньги выплатили авансом зарубежным и российским поставщикам. Было сделано несколько крупных займов дружественным компаниям, чтобы создать денежный резерв. Как уже упомянуто, отправки техники и запасных частей были приостановлены, а покупателей тяжелой техники стали перенаправлять на новые площадки, куда к тому моменту переехали и отделы продаж.

Следующим шагом таможни стала остановка компании, торгующей запасными частями. На неделю опечатали склад и магазин, неторопливо их проверяли, правда, никакого криминала найти не удалось. Мы решили приостановить работу компании даже после снятия печатей, сотрудников отправили в отпуска. Был остановлен и автосервис, так как без запасных частей работа невозможна.

Шесть правил: как защититься от госрейдерства

1. Важно тщательно сформировать команду управленцев – их лояльность компании и готовность бороться за сохранение имущества в критической ситуации имеют определяющее значение.

2. Весьма полезно обзавестись многочисленными и надежными партнерами (как компаниями, так и физическими лицами), которым можно доверить выводимую из-под угрозы ареста, изъятия и захвата собственность.

Пригодятся и проверенные иностранные партнеры, которым без нарушения закона можно перевести часть активов.

3. Необходимо честно и своевременно, но очень взвешенно информировать сотрудников компании о происходящих событиях, а также об опасности разглашения финансовой информации и бездумного доверия государственным органам.

4. Нужно быть готовым принести в жертву какую-то часть собственности одной из компаний (но не людей!), чтобы спасти бо՚льшую часть активов. В случае серьезного наезда ваша стратегия с военной точки зрения может быть обозначена как организация обороны в условиях отступления перед превосходящими силами противника.

5. Необходимо максимально использовать все ошибки и нарушения со стороны госорганов как повод для обращений в суды, написания жалоб и заявлений во всевозможные органы, в том числе вышестоящему руководству нападающих на вас госструктур. По отдельности от каждого такого заявления или жалобы эффекта нет, но все вместе они формируют фон, который постепенно заставит сотрудников госорганов вернуться в правовое поле и действовать более осторожно.

6. Наконец, еще раз о холдинге или группе компаний. Избегайте по возможности упоминаний о существовании группы компаний в прессе, во внешних и внутренних документах. При желании органов эта информация может легко трансформироваться в доказательную базу существования ОПГ. Лучше потерпеть год-два без эффекта от аффилирован-ности компаний, чем потерять 7–12 лет в местах не столь отдаленных, утратить всю собственность или прятаться остаток жизни за границей.

Через неделю после начала атаки весь холдинг с оборотом $100 млн в год замер более чем на месяц. Только отдел продаж американской техники постепенно распродавал остатки тягачей и полуприцепов, да работали бизнес-направления, которые не были связаны с основными компаниями группы. Остановка деятельности оказалась правильным решением: поскольку грузы не поступали, а деньги не перемещались, таможенники постепенно растеряли боевой задор. Теперь борьба шла только за 30 арестованных грузовиков и закрытие надуманного уголовного дела «организованной преступной группы».

Направления контрударов

Практического опыта борьбы с государственными захватами у компании до «наезда» не было, поэтому решения вырабатывались коллегиально, по ходу событий. Из-за нехватки времени, а также слежки и прослушивания переговоров топ-менеджеров совещания проходили быстро, в разных, часто не подходящих для этого местах.

Основные решения касались следующих вопросов:
– физическое перемещение товаров, техники, имущества;
– работа с персоналом (отпуска, инструктаж);
– работа с клиентами (объяснения, направление поставщиков и покупателей в новые структуры);
– аренда новых офисов;
– аренда площадок под технику и складов;
– создание новых компаний;
– наем адвокатов для сопровождения встреч сотрудников холдинга со следователями и помощи в подготовке заявлений и жалоб на действия должностных лиц;
– прекращение деятельности юридических лиц, ставших субъектами в уголовных делах;
– создание денежного резерва;
– активные обращения во все органы и суды с заявлениями, жалобами, претензиями;
– поиск поддержки во властных структурах: проводились встречи с чиновниками исполнительной и законодательной власти с описанием ситуации, фактами значимости предприятия для экономики района, города; с руководителями силовых структур – с рассказом о нарушениях со стороны сотрудников госорганов и т.п.

В результате через месяц все основные виды деятельности нам удалось перевести в новые компании. Последние в своей работе были обязаны руководствоваться следующими принципами:
– использование услуг аккредитованных декларантов и проведение предварительных досмотров грузов;
– сертификация импортных грузов;
– применение только законных с точки зрения налогового законодательства схем перемещения денежных потоков внутри и вне холдинга.

Примерно полгода новые компании работали в арендованных помещениях и вернулись на прежнее местонахождение только после того, как дело переквалифицировали (речь об этом пойдет ниже).

Пешка в обмен на качество

По нашим оценкам, убытки группы компаний составили более 15 млн руб. Столь существенной суммы убытки достигли из-за месячного простоя большинства компаний, а также различных непредвиденных затрат: на разбирательства и выплату неустоек клиентам (за арестованные таможней самосвалы, в связи с невозможностью проведения технического и гарантийного обслуживания техники и т.д.), на передислокацию офисов в период «боевых действий», невозврат дебиторской задолженности частью покупателей. Также были значительные расходы на привлечение квалифицированных юристов.

Благодаря совместной грамотной работе собственных и привлеченных юристов примерно через шесть месяцев уголовное дело было переквалифицировано по части 1 ст. 188 УК РФ «контрабанда в крупном размере» (состав преступления и формальные доказательства все же имелись), а еще через восемь месяцев машины были освобождены из-под ареста.

Наш холдинг вышел из рейдерской атаки другим: он стал группой юридически самостоятельных компаний, связанных между собой лишь хозяйственными операциями. Компании с известными среди клиентов именами, как тот же «ТехИмпорт», попавшие «на крючок», пришлось закрыть. Если анализировать, благодаря чему нам удалось выстоять, можно обратить внимание коллег на важность работы с персоналом, партнерами и правовые нюансы (см. «Шесть правил: как защититься от госрейдерства»).

В целом успех борьбы с рейдером в лице государства зависит и от таких факторов, как размер вашего холдинга, политический вес и статус чиновников, посягающих на ваше имущество, профессиональный уровень оперативников и следователей. Но в любом случае активные действия по спасению собственности лучше, чем тупая покорность. Не исключено, что часть активов вам удастся спасти, а агрессорам впредь будет неповадно.

1 О термине «госрейдерство» см. на с. 10. – Прим. ред.
2 Ст. 12 Закона РФ от 21.05.93 № 5003-1 «О таможенном тарифе». – Прим. ред.
3 Компания была привлечена к административной ответственности по ст. 16.2 «Недекларирование либо недостоверное декларирование товаров и (или) транспортных средств» КоАП РФ.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Ваша персональная подборка

    Подписка на статьи

    Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

    Рекомендации по теме

    Школа

    Школа

    Проверь свои знания и приобрети новые

    Записаться

    Самое выгодное предложение

    Самое выгодное предложение

    Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

    Живое общение с редакцией

    А еще...




    © 2007–2017 ООО «Актион управление и финансы»

    «Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

    Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
    Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-62253 от 03.07.2015;
    Политика обработки персональных данных
    Все права защищены. email: fd@fd.ru

    
    • Мы в соцсетях
    Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
    ×
    Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

    Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль

    Внимание!
    Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
    Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

    Это бесплатно и займет всего 1 минут.

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль