Уголовная ответственность за неуплату налогов

34559
Сеидов Арсений
старший юрист международной юридической фирмы Baker & McKenzie, канд. юрид. наук
В последнее время руководители российских компаний уделяют все больше внимания вопросам личной ответственности за налоговые правонарушения компании. Актуальность этой проблемы возросла с вступлением в силу в декабре 2003 года новой редакции ст. 199 Уголовного кодекса РФ «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации»1 и развитием соответствующей правоприменительной практики в России. Поэтому финансовый директор должен четко представлять, как можно обезопасить себя от уголовного преследования за неуплату налогов.

Правильная оценка возможности привлечения к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов особенно важна в следующих ситуациях:

1. Руководство организации осознает, что по итогам налоговой проверки компания может быть привлечена к ответственности (а ее менеджмент — потенциально к уголовной) за неуплату налогов, но не различает грани между ошибочной неуплатой налогов, пусть даже из-за очевидных нарушений в компании, и уклонением от уплаты налогов.

2. Представители прокуратуры и (или) МВД России в рамках предварительного расследования пытаются оказать определенное давление на руководство организации-налогоплательщика в целях «досудебного» разрешения спора, зачастую при очевидном отсутствии состава преступления.

Рассмотрим основные положения ст. 199 УК РФ, сделав особый упор на те моменты, которые важны для топ-менеджеров, в том числе финансовых директоров компаний.

Действия, подпадающие под статью 199 УК РФ

В статье 199 УК РФ устанавливается ответственность за уклонение организации от уплаты налогов и (или) сборов в крупном (особо крупном) размере только за непредставление налоговой декларации или иных обязательных для представления документов либо за включение в налоговую декларацию или в такие документы заведомо ложных сведений.

К «иным документам», в частности, относятся расчеты по уплате налога (ежеквартальные расчеты по налогу на прибыль, единому социальному налогу, налогу на имущество организаций). Например, применительно к налогу на добычу полезных ископаемых к таким документам относятся сведения о полученных лицензиях и суммах подлежащих уплате и фактически уплаченных сборов. Кроме того, к «иным документам» относится бухгалтерская отчетность, которую налогоплательщики обязаны представлять в налоговые органы (подп. 4 п. 1 ст. 23 НК РФ).

Включение в бухгалтерскую отчетность заведомо ложных сведений может быть учтено судом при установлении умысла в действиях обвиняемого, направленного на уклонение от уплаты налогов. Например, уклонение может иметь место при настройке системы бухгалтерского и налогового учета таким образом, что те или иные расходы дважды отражаются в составе соответствующей категории расходов либо «разносятся» одновременно по двум и более группам расходов, что приводит в итоге к неправомерному занижению налоговой базы при расчете налога на прибыль.

Заявления о возврате или зачете налога, иные документы, которые налогоплательщик не обязан, но вправе представить в налоговые органы в целях получения такого возврата либо зачета, формально не подпадают под ст. 199 УК РФ (даже если они и содержат заведомо ложные сведения), поскольку не приводят к уклонению от уплаты налогов. Это, правда, не означает, что подобные действия, умышленно направленные на незаконное получение денежных средств из государственного бюджета (в том числе путем зачета налоговых платежей), не могут квалифицироваться как другие составы преступлений по УК РФ, например мошенничество (ст. 159 УК РФ) или злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК РФ).

В статье 199 УК РФ нет упоминания о взносах во внебюджетные фонды. Таким образом, неуплата взносов на обязательное пенсионное страхование и на страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний не может рассматриваться как уклонение от уплаты налогов и сборов, так как налоговое законодательство РФ не относит данные платежи к налогам или сборам.

Для признания преступления по ст. 199 УК РФ оконченным необходимо установить факт неуплаты налога. По УК РФ формально этот факт признается уже на следующий день после окончания предусмотренного для уплаты налога срока, в то время как по НК РФ данное обстоятельство может являться лишь несвоевременной уплатой налога. Можно предположить, что уплата налогов и пеней с задержкой (до обнаружения факта неуплаты) не должна считаться уклонением от уплаты налогов в силу отсутствия факта преступления, не говоря уже об умысле. Однако данный подход, к сожалению, пока не закреплен на законодательном уровне.

Справка

По статистике МВД России ежегодно в суд направляются более тысячи уголовных дел по налоговым преступлениям2. Так, в 2005 году выявлено 4806 налоговых преступлений, подпадающих под ст. 199 УК РФ, в суд направлено 1121 дело, к ответственности привлечены 802 человека. За январь — июнь 2006 года количество выявленных уклонений организаций от уплаты налогов достигло 2986, 599 дел направлено в суд.

Как и в предыдущей редакции ст. 199 УК РФ, условием применения уголовной ответственности является уклонение от уплаты налогов в крупном или особо крупном размерах. Законодатель установил два варианта определения размера неуплаченных налогов и сборов. Согласно первому следует исходить из соотношения величины неуплаченного в результате уклонения налога и срока уклонения, определенного в три финансовых (в России они же календарные) года.

В соответствии со вторым вариантом в расчет принимается абсолютная величина неуплаченного налога (налогов), которая должна превышать установленную в ст. 199 УК РФ сумму. При определении периода, за который следует учитывать неуплаченные налоги, вероятно, следует ориентироваться на нормы НК РФ, согласно которым налоговой проверкой могут быть охвачены три календарных года деятельности налогоплательщика, непосредственно предшествовавшие году проведения проверки (ст. 87 НК РФ).

В настоящее время в правоприменительной практике при привлечении к уголовной ответственности зачастую руководствуются размером неуплаченного налога или сбора независимо от времени уклонения от их уплаты.

Как указано в примечании к ст. 199 УК РФ, крупным размером является одна из двух следующих сумм налогов (сборов):

— свыше 500 тыс. руб. (за три финансовых года подряд) при условии, что доля неуплаченных налогов и/или сборов превышает 10% подлежащих уплате сумм налогов и/или сборов;

— свыше 1500 тыс. руб.

Особо крупным размером признается одна из следующих сумм:

—  свыше 2500 тыс. руб. (за три финансовых года подряд) при условии, что она превышает 20% подлежащих уплате сумм налогов (сборов);

— свыше 7500 тыс. руб.

Виды уголовной ответственности и освобождение от нее

В зависимости от степени вины и участия в преступлении виновных лиц, а также от размера причиненного государству ущерба наказание за уклонение от уплаты налогов или сборов с организации может назначаться в виде штрафа, ареста и лишения свободы с лишением права заниматься определенной деятельностью.

Ранее согласно примечанию к ст. 199 УК РФ виновное лицо могло быть освобождено от уголовной ответственности за совершение налогового преступления, если оно способствовало раскрытию преступления и полностью возместило причиненный ущерб. Новая редакция ст. 199 УК РФ такой возможности не предусматривает.

Личный опыт
 

Олег Пелих, президент Фонда правовой поддержки и защиты предпринимательства

К несчастью, в моей практике был случай, когда меня привлекали в качестве обвиняемого в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере, правда, не как финансового директора, а как директора предприятия Было это в 1998 году, когда я возглавил предприятие, занимавшееся техническими изысканиями и научно-внедренческими разработками для материнской компании. Собственных средств у предприятия не было, почти все проекты финансировались учредителем — крупнейшим металлургическим комплексом (ОАО «ММК») Денег едва хватало на сами разработки, иногда на зарплату, которую в то время проводили по разным схемам, в основном с участием страховых компаний. В то время так работали практически все, и называлось это «минимизацией затрат холдинга». Однако «карающий меч» в лице органов налоговой полиции обрушился именно на меня. Задолженность по налогам в то время составляла 180 тыс. руб. (деноминированных), пени и штрафы достигли примерно 500 тыс. руб

Методы работы следователей не хочется даже вспоминать, достаточно сказать, что большинство из них пришло из уголовного розыска и лишь единицы — начальники отделов — из ОБХСС Поэтому объяснить, что такое вексель (а в то время все наши взаимоотношения с партнерами и контрагентами строились в основном по вексельной схеме), неплатежи и «дебиторка», было совсем непросто. Прессинг со стороны следователей был настолько сильным, что в какой-то момент мне пришлось прибегнуть к финансовой помощи материнской компании, уплатив требуемые суммы, после чего дело благополучно было закрыто «за отсутствием состава преступления»

Безусловно, явка с повинной и возмещение причиненного вреда (то есть добровольная уплата налогов и пеней) будут учтены судом. Однако несколько недавних прецедентов, получивших публичную огласку, наглядно продемонстрировали, что даже явка с повинной и добровольная уплата недоимки не спасают от уголовной ответственности в виде лишения свободы даже условно. Законодатель, ужесточив положения ст. 199 УК РФ, закрепил тем самым более агрессивную позицию государства в отношении уклонения от уплаты налогов в особо крупном размере.

Лица освобождаются от уголовной ответственности лишь по истечении сроков давности. Применительно к уклонению от уплаты налогов в крупном размере такой срок составляет шесть лет после совершения преступления, в особо крупном размере — десять лет.

Ответственные за уклонение от уплаты налогов

В отличие от законодательства ряда зарубежных стран уголовное законодательство РФ не предусматривает ответственности в отношении юридических лиц. Таким образом, за уклонение от уплаты налогов или сборов в любом случае могут быть привлечены только физические лица.

УК РФ не содержит ограничений по составу лиц, которые могут быть привлечены к уголовной ответственности. По мнению Пленума Верховного Суда РФ, это могут быть руководитель организации-налогоплательщика, главный (старший) бухгалтер, лица, фактически выполняющие обязанности руководителя и главного (старшего) бухгалтера, иные служащие организации-налогоплательщика, непосредственно совершившие действия, подпадающие под квалификацию налогового преступления3. /

Личное мнение

Константин Блохин, финансовый директор группы компаний «Коти» (Москва)

Довольно часто взаимоотношения финансового директора и главного бухгалтера определены в организации недостаточно четко. Случается, что главный бухгалтер функционально подчиняется финансовому директору, который дает ему обязательные для исполнения указания, связанные в том числе с перечислением денежных средств без наличия необходимых первичных документов или договорных отношений. Таким образом, финансовый директор получает возможность прямо влиять на создание ситуации, приводящей к нарушению законодательства о бухгалтерском учете и уклонению от уплаты налогов. Я считаю недопустимым подобное положение дел. Схема взаимоотношений должна быть оговорена. Согласно закону о бухгалтерском учете главный бухгалтер отвечает за достоверность и своевременность отражения в учете хозяйственных операций. Он подчиняется непосредственно генеральному директору.

Безусловно, финансовый директор контролирует деятельность бухгалтерии, в первую очередь те ее области, которые связаны с исполнением платежей в рамках договорных отношений, соответствующих требованиям законодательства, и утвержденных бюджетов. Давать главному бухгалтеру любые распоряжения, сопряженные с нарушением законодательства, он не вправе Равно как и главный бухгалтер не должен исполнять подобные указания

Алексей Пройдаков, начальник юридического отдела ЗАО «Аквион» (Москва)

Субъектом преступления по ст. 199 УК РФ является должностное лицо, и если говорить о финансовом директоре, то прежде всего следует определиться, входит ли в его компетенцию та деятельность, которая может быть признана способом совершения преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ. Другими словами, причастен ли он к заполнению и представлению налоговых деклараций, подписывает ли он отчетность и пр Если данные функции не входят в должностные обязанности финансового директора, то можно говорить только о его соучастии Если финансовый директор выполняет обязанности главного бухгалтера, то он всегда знает отражаются ли в отчетности реальные данные Но действие, к примеру, по прямому указанию генерального директора, нахождение в материальной или физической зависимости дают ему веские основания для смягчения ответственности или освобождения от нее. Когда на финансового директора не возложены обязанности главного бухгалтера, его можно привлечь к уголовной ответственности, только если имеются инструкции, регламенты, обязывающие его определенным образом участвовать в процессе подготовки отчетности. Иначе получить доказательства его возможной вины сложно

Вероятно, виновными в совершении налогового преступления могут быть не только сотрудники организации-налогоплательщика, но и иные лица, имеющие соответствующие властные полномочия, влияющие на решения в компании относительно учета тех или иных объектов налогообложения, правил и принципов ведения налогового учета, заполнения налоговых деклараций. Например, соответствующие указания акционеров (участников) компании, владеющих ею прямо либо косвенно, вполне могут быть расценены как подстрекательство к совершению налогового преступления. На практике ключевыми аспектами в таких случаях являются вопрос доказательства вины и сбор вещественных доказательств, достаточных для предъявления обвинения.

Умысел как ключевой элемент налогового преступления и его доказательство

Важным различием между налоговым правонарушением и налоговым преступлением является их состав.

Налоговое законодательство РФ (ст. 110 НК РФ) к числу обязательных признаков состава налогового правонарушения относит вину, которая может выражаться в форме как умысла (прямого либо косвенного), так и неосторожности (легкомыслия либо небрежности). Согласно же ст. 199 УК РФ налоговым преступлением признается только деяние, которое совершается с прямым умыслом и направлено на избежание уплаты налога в нарушение установленных налоговым законодательством правил. Иными словами, виновное лицо должно осознавать, что совершает действия, направленные на уклонение от уплаты налогов, и желает наступления таких последствий.

Важно отметить, что наличия косвенного умысла в действиях подозреваемого или обвиняемого недостаточно для признания его виновным по ст. 199 УК РФ.

Как указал Конституционный Суд РФ в своем постановлении от 27.05.03 № 9-П, органы, осуществляющие уголовное преследование, обязаны не только установить в ходе расследования и судебного рассмотрения конкретного уголовного дела сам факт неуплаты налога, но и доказать противозаконность соответствующих действий (бездействия) налогоплательщика, а также наличие умысла, направленного на уклонение от уплаты налога. На практике наиболее сложной задачей для следствия является доказательство вины, то есть умысла определенных лиц в уклонении от уплаты налогов.

Зачастую документы, имеющиеся в распоряжении самой компании-налогоплательщика и хранящиеся при уголовном деле, являются недостаточными для доказательства именно прямого умысла конкретных лиц. Ведь, например, лишь наличие подписи генерального директора и главного бухгалтера или финансового директора в налоговых декларациях компании, недоплатившей в бюджет значительную сумму налогов, само по себе не означает их умышленного уклонения от уплаты налогов. Они могли вовсе не знать, что декларации содержат какие-либо ложные или недостоверные сведения. Тем не менее на практике следствие может без особого разбирательства предъявить обвинения по ст. 199 УК РФ генеральному директору и главному бухгалтеру (финансовому директору), подписавшим налоговые декларации, которые стали основанием для неуплаты налогов в бюджет в крупном (особо крупном) размере. Обвинение этим лицам может быть предъявлено по строго формальным критериям лишь на том основании, что, подписывая налоговые документы, они должны были проверить достоверность содержащихся в них сведений, но тем не менее умышленно заверили заведомо ложные данные. В зависимости от фактических обстоятельств дела такое обвинение вполне может быть поддержано судом, особенно если ключевые управленческие функции в компании и все финансовые и учетные документы замыкаются непосредственно на нескольких руководящих лицах. /

Личное мнение

Алексей Пройдаков, начальник юридического отдела ЗАО «Аквион» (Москва)

По моему мнению, по тем определениям форм умысла, которые приведены в УК РФ, в налоговых преступлениях невозможно четко разграничить прямой и косвенный умысел. Должность, занимаемая финансовым директором, его образование позволяют говорить о том, что топ-менеджер изучал правовые дисциплины, в том числе знакомился как с порядком ведения бухгалтерского, налогового и управленческого учета, так и с тем, какая ответственность предусмотрена за нарушение данного порядка Поэтому говорить о том, что топ-менеджер, например, не сознает возможных последствий, неуместно. Допускаю, что, к примеру, чего-то может не знать руководитель небольшого ремесленного кооператива, но незнание закона не освобождает его от ответственности. Человек не становится случайно ни генеральным, ни финансовым директором, ни главным бухгалтером В этом случае невозможно управлять бизнесом Если же бизнес ведется и по его результатам формируется отчетность, то о возможной ответственности управленческий персонал компании обязан знать.

Однако при продуманной защите и квалифицированной юридической поддержке генеральные, финансовые директора, главные бухгалтеры либо иные лица, ответственные за подписание налоговых деклараций, могут занимать следующую, зачастую «выигрышную», позицию.

Они заявляют, что итоговые сведения, содержащиеся в налоговых декларациях, формируются на основе данных бухгалтерского и налогового учета, за которые непосредственно руководящий состав компании не отвечает. Первичные данные о хозяйственных операциях, данные, вносимые в налоговые регистры, могут обрабатываться многочисленным департаментом бухгалтеров, чью работу просто невозможно регулярно отслеживать и проверять, специализированной сторонней организацией либо при помощи новой компьютерной программы, которая из-за системной ошибки не учитывала (неверно учитывала) те или иные операции (например, неправильная классификация или «двойное» отражение одних и тех же расходов в составе налога на прибыль).

Иными словами, руководство компании может действительно не знать об ошибках в учете и в подписываемых ими налоговых документах, ставших основанием для неуплаты налога в крупном либо особо крупном размере. Надо отметить, что такие ошибки, в том числе программного обеспечения, встречаются на практике довольно часто и приводят к неблагоприятным последствиям для компании и ее менеджмента. Особенно это касается крупных предприятий или компаний со сложной системой учета и многочисленными «мелкими» хозяйственными операциями.

К сожалению, большинство отмеченных вопросов никак не регулируются процессуальным законодательством РФ и решаются по-разному в зависимости от конкретной ситуации и практики судов. В этой связи следственные органы особое внимание уделяют следующим аспектам.

Сбор неналоговой документации. Дополнительными доказательствами для следствия и суда могут являться данные управленческого учета, зачастую отражающие реальные доходы и затраты компании. Расхождения между данными бухгалтерского, налогового и управленческого учета могут служить хорошим подспорьем для следствия при доказательстве вины сотрудников компании в суде. Доступ к таким данным следствие может получить и в рамках обыска компании, когда происходит выемка не только налоговых и бухгалтерских деклараций, но и всех сопутствующих коммерческих документов, данных управленческого учета на бумажных и электронных носителях, информации, изъятой с компьютерных серверов компании, в том числе переписки по электронной почте. Надо отметить, что в последнее время представители следствия и МВД часто прибегают к выемке всех данных с компьютеров компаний и при необходимости активно ими пользуются4.

Личное мнение

Алексей Пройдаков, начальник юридического отдела ЗАО «Аквион» (Москва)

Базой для сбора доказательств против финансового директора могут стать любые внутренние документы компании: управленческая отчетность, учетная политика, приказы, бизнес-планы, распоряжения и др. Если на подобных документах есть подпись финансового директора, то в случае нарушений он может быть привлечен к ответственности за соучастие. Если нет, то одних лишь показаний свидетелей - тех же сотрудников предприятия — вряд ли будет достаточно, чтобы суд вынес обвинительный приговор, поскольку в соответствии с действующим законодательством вся финансово-хозяйственная деятельность подлежит именно документальному оформлению. Особенно это актуально в тех случаях, когда обязанности финансового директора регламентированы не слишком детально.

Допросы сотрудников компании. Разумеется, сведения о содержании устных и нигде не задокументированных переговоров (в том числе с владельцами бизнеса) и заявлений руководства компании могут быть получены только в рамках допроса соответствующих лиц. Причем для доказательства умысла компетентных лиц компании в уклонении от уплаты налогов следственные органы могут основываться лишь на показаниях, зафиксированных в протоколах допросов. Нередко руководящий состав компании морально готов к такого рода допросам и может безупречно отстаивать свою позицию.

При безуспешности допросов руководства компании, а порой и до них следователи предпочитают допрашивать «рядовых» бухгалтеров, помощников руководителей компании, ведущих налоговый, бухгалтерский и управленческий учет, иных сотрудников и контрагентов компании, имеющих доступ к ее коммерческой информации. Как правило, такие сотрудники не имеют большого опыта общения с представителями следственных органов и под давлением следствия и из-за страха наказания за соучастие в преступлении подробно излагают известные им обстоятельства.

Поэтому руководству компании нужно проводить частные беседы, совещания либо иным образом информировать своих сотрудников о природе уголовного дела, возможных допросах, правильной стратегии поведения во время допроса и иных нюансах. Естественно, изначальная регламентация доступа к ключевым данным финансового и управленческого учета может являться залогом более «безопасного» восприятия деятельности организации такими сотрудниками. Соответственно, шансы, что следствие получит желаемые доказательства в ходе допросов таких лиц, будут значительно ниже.

Роль арбитражного разбирательства по налоговому спору в уголовном деле

Надо отметить, что в части допросов и сбора неналоговой информации налоговые органы крайне умело сотрудничают с органами внутренних дел. По действующему законодательству последние могут участвовать в налоговых проверках по запросу налоговых органов; получать сведения, составляющие налоговую тайну; при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, связанного с нарушением налогового законодательства РФ, проводить проверки организаций и физических лиц.

При выявлении обстоятельств, позволяющих предположить совершение налогового преступления, налоговые органы в 10-дневный срок со дня выявления этих обстоятельств направляют материалы в органы внутренних дел для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, на что органам внутренних дел отведено два месяца5. Как известно, такие материалы направляются в Главное управление по налоговым преступлениям, которое является структурным подразделением при Федеральной службе по экономическим и налоговым преступлениям МВД России. Одна из его основных функций — участие в налоговых проверках по запросу налоговых органов.

Поэтому при налоговой проверке, которая, вероятно, закончится вынесением решения о привлечении к ответственности и требованием об уплате существенной суммы налога и пеней, руководство компании должно быть готово к тому, что против них может быть также возбуждено уголовное дело по ст. 199 УК РФ.

На практике нередко встречаются ситуации, когда следователи продолжают вести уголовные дела против генеральных директоров и (или) главных бухгалтеров компаний по ст. 199 УК РФ независимо от хода и результатов рассмотрения арбитражным судом дел против компаний по существу. Иными словами, даже когда налогоплательщик доказывает отсутствие налогового правонарушения в арбитражном суде, который в итоге признает недействительным решения налоговых органов, уже открытое уголовное дело может длительное время «жить своей жизнью», доставляя массу хлопот подозреваемым, или быть переданным в суд общей юрисдикции с обвинительным заключением. Причем при передаче дела в суд следствие может опираться не столько на результаты арбитражного разбирательства, сколько на результаты экспертизы, назначенной самим следствием, либо на мнение привлеченного следователем специалиста.

Формально арбитражный и уголовный процессы в таких ситуациях должны проходить независимо друг от друга. Однако в действительности есть риск, что, если суд общей юрисдикции первым вынесет решение о признании лица виновным в уклонении от уплаты налогов и привлечении его к уголовной ответственности, арбитражный суд это учтет и, скорее всего, вынесет решение не в пользу налогоплательщика.

Естественно, изначально устанавливать наличие неуплаты налога (в крупном либо особо крупном размерах) должен арбитражный суд. Именно от решения вопроса по существу относительно самого события преступления зависит, может ли лицо быть признано виновным за неуплату налогов или нет. В этой связи при передаче дела в суд общей юрисдикции мы бы советовали ходатайствовать о приостановлении производства по уголовному делу до вынесения решения арбитражным судом либо максимально «затягивать» уголовный процесс и способствовать скорейшему и благоприятному разбирательству в арбитражном суде. Вступившее в силу решение арбитражного суда может быть учтено судом общей юрисдикции, хотя формально последний с таким решением не связан.

Иначе обстоит дело, когда уголовные дела по ст. 199 УК РФ возбуждаются в отсутствие налоговой проверки, спора с налоговыми органами и, соответственно, разбирательства в арбитражном суде. В таком случае следствие будет, скорее всего, опираться на результаты собственной экспертизы. К сожалению, законодательство РФ не предусматривает возможности обжаловать результаты экспертизы в суде. Поэтому при очевидном отсутствии вины лица и сомнительных результатах экспертизы можно порекомендовать ходатайствовать о проведении повторной либо дополнительной экспертизы (причем не одной), а также обжаловать незаконные действия и решения следователя, в том числе за умышленное затягивание предварительного расследования, в вышестоящих органах прокуратуры либо в суде.

Рекомендации финансовому директору

Антон Ходарев, финансовый директор группы компаний «Сапсан» (Москва)

Финансовый директор — лицо, несущее ответственность перед законом, и может привлекаться в том числе к уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным в УК РФ, если собраны и представлены суду соответствующие доказательства. Однако специфика хозяйственной деятельности в России, особенно в части налогообложения и работы с «серыми» финансами, такова, что посадить финансиста на скамью подсудимых легко. Часто это происходит из-за передачи информации от «посредников» в правоохранительные органы. Мне известен случай, когда уголовная ответственность стала результатом сговора — главный бухгалтер и генеральный директор на допросах рассказали, что финансовый директор подучил их нарушить закон и координировал при этом их действия. Уголовная ответственность может быть и результатом небрежности самих финансовых директоров, которая вскрывается в ходе проверок, выемки документов и жестких дисков компьютеров, обысков помещений, занимаемых финансовой службой.

Хочу дать только один совет — быть как можно более осмотрительным в вопросах информационной безопасности и не нарушать законы там, где это возможно.

Константин Блохин, финансовый директор ГК «Конти» (Москва)

Если на практике финансовый директор участвует в разработке схем, связанных с оптимизацией налогообложения, то здесь можно порекомендовать только одно: оптимизация налогов должна быть абсолютно законной. Обязательно проговаривайте с юристами возможные варианты выстраивания договорных отношений, заранее просчитывая налоговую составляющую. Сейчас практически любое предприятие в состоянии спланировать уровень налогообложения таким образом, чтобы он был посилен для предприятия, не нарушая при этом закон.

Кроме того, целесообразно осуществлять постоянный мониторинг арбитражной практики. Это позволяет получить полное представление о том, что расценивается судебными органами как недобросовестность налогоплательщика и может привести к возбуждению уголовного дела в отношении его должностных лиц. Необходимую информацию для вас вполне могут подобрать юристы компании.

Я категорически не рекомендую иметь дела с организациями, которые потенциально могут оказаться «недобросовестными налогоплательщиками». В этом случае велика вероятность, что вашей компании придется отстаивать свои права в судебном порядке, разрешая споры с налоговыми органами в части принятия к вычету сумм уплаченного НДС. Определить неблагонадежных партнеров можно, анализируя совокупность фактических обстоятельств. Например, если во время проведения переговоров вы никогда не встречались с генеральным директором партнера, а необходимые документы передавались через каких-то третьих лиц, если ваша бухгалтерия не может выйти на связь с бухгалтерией контрагента, если вам не дают адреса или телефона офиса, скорее всего, ваш потенциальный партнер ненадежен. Запросите у него финансовую отчетность, а также данные о нем в налоговых органах. Это не будет лишним в любом случае.

Если гипотетически предположить, что вы попали в ситуацию, когда возникла реальная угроза уголовного преследования, то необходимо помнить, что вы не обязаны давать показания против самого себя. Свидетельские показания против вас — всего лишь мнения других людей, и доказать вашу возможную вину на их базе будет совсем нелегко, если они не основываются на каких-либо весомых вещественных доказательствах, имеющих материальную природу.

Олег Пелих, президент Фонда правовой поддержки и защиты предпринимательства

Хотелось бы посоветовать финансовым директорам следующее:

— выполнять свои функции, особенно по минимизации налогообложения, строго в рамках закона, причем «в рамках» не значит «на грани»;

— внимательно относиться к документам, подписанным от имени первого лица предприятия. Лучше изучить их до подписания, чем в ходе следствия или открытого уголовного дела;

— включить в штат компании юриста. Он в большинстве случаев убережет от соблазнов и спасет от неприятностей. Лучше спорить со своим юрисконсультом, чем с прокурором в суде. «Спасательный уровень» именно вашего юриста (юридического отдела) зависит от вашей финансовой мощи. Небольшим предприятиям бывает выгоднее заключить договор на юридическое обслуживание со специализированными фирмами.


1 Изменения в ст. 199 УК РФ внесены Федеральным законом от 08.12.03 № 162-ФЗ.
2 Источник: www.mvdinform.ru/stats
3 См. постановление Пленума ВС РФ от 04.07.97 № 8 «О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов».
4 Возможность участия в таких проверках сотрудникам МВД России предоставлена ст. 36 НК РФ и ст. 11 Закона РФ от 18.04.91 № 1026-1 «О милиции», регламентирована инструкцией, утв. приказом МВД России № 76 и МНС России № АС-3-06/37 от 22.01.04, а также ст. 20 Положения о ГУНП ФСЭНП МВД России, утв. приказом МВД России от 08.07.03 № 533.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль