Модернизация уездного значения

57
Эксперт по инновациям в бюджетной сфере, не понаслышке знакомый с отечественной практикой написания госстратегий инновационного развития, рассказал «Ф.», как проходит модернизация в регионах.

В последнее время разворачивается дискуссия вокруг тезиса о возможности совмещения инновационной активности с высокими темпами роста экономики. Очень показательный пример уникальности отечественных взглядов на общепризнанные факты. Сторонники откладывания инновационных программ указывают, что страны с наиболее высокими темпами роста – это развивающиеся, не имеющие крупных научных ресурсов государства. Уже удивительно звучит в отношении Китая, Индии и Бразилии. Это говорит об однобоком понимании инноваций как деятельности, сосредоточенной в области НИОКР, с выделенным на эти цели государственным бюджетом. Такой взгляд поддерживается и отечественной наукой, отстаивающей свою долю бюджета на уровне развитых стран, резонно замечая, что только уровень финансирования научных исследований определяет технологическое лидерство государства.
В данном вопросе у правительственных экспертов проявляется раздвоение личности. Отрицать необходимость модернизации экономики и большинства государственных институтов они не могут, так как знакомы с теорией инноваций. А она перечисляет, кроме технологических, множество других направлений, включающих организационные, процессные (в которые попадают все реформы, проводившиеся в России за последнее десятилетие, но почему-то инновациями не считавшиеся, из-за чего планировались и реализовывались в стихийном режиме с тягчайшими последствиями). Одновременный призыв к модернизации и откладыванию инноваций – удивительная позиция, которая сказывается и на региональной политике. И здесь следует обратить внимание на два фактора.

Модернизация по указке. Первый – централизованное управление в России, при котором «вертикаль власти» предусматривает исключительно нисходящий вектор не только возникновения инициатив, но и разработки способов их реализации. До сих пор все «инновации», возникшие в рамках административной реформы, спускались сверху.
Такая картина идет вразрез с основным принципом инновационной деятельности. Ведь сама потребность в инновациях возникает в результате накопления проблем и вызовов в реальной практике функционирования низовых элементов. Это касается и экономики, и госуправления. Даже радикальные реформы, вроде бы проводимые «сверху», в действительности обусловливаются накопленным напряжением проблем «снизу» либо вызовами извне (например, снижение конкурентоспособности государства, которое тоже есть результат проблем с эффективностью предприятий и организаций, ввиду проблем технологических, или общего бизнес-климата в государстве). Львиная доля инноваций должна реализовываться на самых нижних уровнях, куда сигналы о проблемах доходят быстрее и менее искажены «отчетностью» и «каналами».
Конечно, чем ниже уровень органа власти, тем меньше у него свободы в выборе «новых решений». Но именно поэтому зарубежная практика в качестве инструментов поддержки инновационной активности предлагает не только делегирование полномочий, но и «защитные зоны» для инноваторов в органах власти, и даже выведение из их структуры во внешние агентства полномочий по направлениям, нуждающимся в интенсивном развитии. К примеру, программа «Новая школа» правительства Великобритании оставляла за центральным министерством только проверку соответствия стандартам образования во вновь строящихся школах, а вопросы методик обучения, выбора структуры и пространственных решений, и даже разработку проектов инновационных школ оставляет за муниципалитетами и педагогическими коллективами. И совсем невероятное: парламент принял закон, по которому любые законодательные и ведомственные акты в сфере образования могут не соблюдаться, если они мешают внедрению полезного новшества.
У нас же все инновации на региональном и муниципальном уровнях не только обложены сковывающими любую инициативу документами, но и являются предметом особого внимания со стороны правоохранительных органов. Оправдание такого контроля возможностью коррупции никого не убеждают. За рубежом преобладает противоположный взгляд: чем ниже уровень принятия решения о закупке, тем меньше коррупция. И это, кстати, еще один механизм инноваций в бюджетной сфере: никто лучше врачей и учителей не знает, что в действительности необходимо больнице или школе. Поэтому госзаказ напрямую осуществляют руководители отделений и педагоги (даже не главврачи и директора школ). У нас же к федеральному финансированию «инновационных» закупок не подпускают даже региональные министерства. Эффективность их не обсуждается.

Госкорпорация как инновация. Второй фактор, транслирующий проблемы центра в регионы, – взгляд на инновации как на научную и внедренческую деятельность. В 2000-х годах государство сгребало под свое управление промышленные предприятия, сооружая гигантские конструкции госкорпораций (и ведь тоже инновации – организационные). Но, в конце концов, обнаружило катастрофическую картину с эффективностью этих структур. В поисках пути по спасению этих субъектов экономики решили, что основными проблемами госкорпораций являются износ оборудования и устаревшие технологии. Еще говорилось об отсутствии системы создания новой, конкурентоспособной продукции. И была обозначена тема коммерциализации знаний, которые должны возникать в научных учреждениях. Так всплыли претензии к науке, только вот исторически в России производители инноваций собирались в отраслевых НИИ, но не в вузах и РАН.
Выводы справедливые, только тут же возникли странные теоретические диспуты на темы вроде: является ли инновацией закупка оборудования, инновационна ли закупка лицензии на новую продукцию? Кто-то упорно убеждал, что инноваций не существует без выработки новых знаний, поэтому необходимо развитие научной деятельности, а еще лучше создание корпораций в научной сфере, что и начали делать, расширяя и диверсифицируя «Курчатник», выдергивая из РАМН институты для включения их в министерские новообразования.
Очерченное федеральным центром поле инновационной практики должно распространяться и на региональный уровень, а точность соблюдения «границ» обеспечивается бюджетом федеральных программ поддержки инноваций. Что же было предложено регионам для «развития инновационной активности»? Работа с предприятиями в сфере технологического развития, а также развития кадров плюс инфраструктурные проекты. Еще развитие НИОКР в регионе.
Однако не забываем о границах, в которых действуют региональные власти. Крупный бизнес, частный и входящий в госкорпорации, действует по самостоятельным программам. Остаются малые и средние компании, которые просто не обладают ресурсами на инновации. Наука же действует (насколько у нее получается) в федеральных вузах и в институтах РАН, имеющихся в единицах регионов России. Ни с теми, ни с другими региональные органы власти не имеют возможности сходиться ближе, чем на расстояние протоколов о сотрудничестве и предоставления именных стипендий студентам. Остальные вузы в силу исторических причин и нынешней кадровой политики имеют нулевой инновационный потенциал.

Потемкинские парки. Есть еще инфраструктурные проекты – всевозможные техно- и бизнес-парки, чаще всего реализуемые в регионах по двум основным причинам. Первая – федеральная власть охотно дает на это деньги, так как их расходование якобы легко проконтролировать (и не будем сейчас говорить о коррупционных стимулах таких инновационных проектов). Вторая причина, по которой более-менее интенсивно реализуются инфраструктурные проекты, связанные со строительством и оборудованием современных технологических и бизнес-площадок, – российская традиция «сделать красиво», поддерживаемая и сверху, и снизу. В таких проектах есть что показать и потрогать. Федеральному начальству нравится пройти по новеньким цехам, чтобы убедиться: новые времена наступают. Региональному... Тоже понятно.
Однако попробуйте так же красиво продемонстрировать новую систему поддержки, к примеру, местного бизнеса в сфере услуг или облегченный порядок регистрации, получения разрешений, допуска к коммерческой недвижимости и всех остальных мелочей, «рассыпанных» по деятельности тысяч малоприметных субъектов. Но это уже тот самый бизнес-климат, возможностей управления которым у регионов еще меньше, чем способов поддержки технологического развития местных производств. Таким развитием органы власти тоже занимаются, формируя всевозможные программы, в рамках которых предприятия малого бизнеса могут получать государственные субсидии. Можно только отметить, что даже при кристально чистой организации «конкурсов инновационных проектов» их результаты настолько случайны и несистемны, что никаких практических результатов для собственно развития экономики региона они приносить не могут. Это почти благотворительная лотерея, в которой выигрывают опять же «красивые» и понятные региональным руководителям проекты, пусть и направленные иногда на решение насущных проблем (вроде борьбы с сосульками), но с трудом оцениваемые с позиции практической реализации.
Реальный инновационный потенциал, который может и должен реализовываться на региональном и муниципальном уровнях, – все направления «электронного правительства». Сложно переоценить возможный эффект от реализации даже половины тех задач, которые решены в Европе в этой сфере. Ирония в том, что федеральная власть, потерпев крах в одной из самых своих дорогих ФЦП – «Электронной России», спешно спустила на региональный уровень решение тех задач, которые за восемь лет не решила сама, обязав создать системы предоставления электронных услуг. Поразительно не отсутствие действующей централизованной системы ЭП – не вышло, и ладно. Удивительно, что правительство как бы признало: НИОКР этим инновациям не очень нужны – откуда наука в муниципалитетах? Вам, говорят, на местах виднее. И верно ведь, только компетенции-то с мест изъяты вместе с большинством полномочий. Инновации создаются инициативными людьми. И инновационные кадры без свободы не выживают. Как говорится в научной литературе, это главный принцип инновационной политики. А для нас – основная проблема.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Внимание! Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

Это бесплатно и займет всего 1 минут.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль