Профилем не вышли

106
Залоги. Если банки прислушаются к Центробанку, который хочет, чтобы они совсем избавились от непрофильных активов, то 1 января 2012 года может обвалиться рынок недвижимости.

Тема непрофильных активов, пожалуй, одна из самых популярных на рынке. Поговорить о том, как и, главное, по какой цене банкиры сбывают с рук непрошеное наследство в виде мясокомбинатов, «недостроя», магазинов, оборудования, очень интересно. Правда, сами кредитные организации обычно стараются этой темы избегать: когда речь заходит о конкретных цифрах, многие ограничиваются дежурными фразами о том, что «их объем существенно сократился» или «скоро избавимся». Видимо, так хотят банки быть послушными по отношению к ЦБ, что желаемое выдают за действительное. Или просто не хотят посвящать его в масштаб проблемы, чтобы лишний раз не тревожить.

Не все бесполезно. Регулятору никогда не нравилось, что солидные банкиры превратились в каких-то барахольщиков, которые не спешат избавляться от свалившегося им на голову наследства. Он долгое время грозил им, обещая проблемы в виде необходимости создавать огромные резервы по таким активам. В мае 2010 года Банк России оценил объем непрофильных активов в 2 трлн рублей. 70% из них, по словам представителей ЦБ, составляла недвижимость. Тогда же директор департамента банковского регулирования и надзора ЦБ Алексей Симановский впервые предложил размер дисконта по такому наследству. «Если активы не были реализованы в течение года, то по ним может быть 20-процентный дисконт, а если два года – то дисконт может быть до 50%», – подсчитал он. Если же они находятся у банка свыше трех лет, то их можно отдать и даром, добавлял Симановский.
Однако все-таки, как объяснил впоследствии регулятор, «голос профессионального сообщества был услышан», и в итоге Банк России согласился на более мягкий подход к тем, кто не желает расставаться с таким наследством. Как следует из проекта указания ЦБ, регулирующего формирование резервов по недвижимости и земле на балансе, а также вложениям в ПИФы (паевые инвестиционные фонды), по непрофильным активам, которые находятся на балансе банка более года, нужно будет резервировать не менее 10% стоимости актива, более двух лет – не менее 20%, более четырех лет – не менее 50%, более пяти лет – не менее 75%. При этом сумму, которая потребуется банкам на резервы, ЦБ оценивает от 70 млрд рублей. Сами же непрофильные активы, как считает Банк России, с мая прошлого года сократились до 0,7–1,5 трлн рублей. «Эта величина не драматичная для банков, мы исходим из того, что за оставшиеся девять месяцев у банков есть время избавиться от непрофильных активов с учетом того, что экономика восстанавливается», – сказал Симановский.
Эксперты инициативу Банка России поддержали. «ЦБ в данном случае заботится о том, чтобы на балансах банков не скапливались неликвидные активы, искажающие показатели его баланса и способные утянуть их на дно в случае финансовых неурядиц», – отмечает директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики УК «Альфа-капитал» Владимир Брагин.
Облегчить процесс избавления от этого наследства банкам хотят и парламентарии. Так, недавно в Госдуму был внесен законопроект, снижающий налоговое бремя для кредитных организаций. Изменения должны быть внесены в статью 170 Налогового кодекса. Депутат Госдумы Анатолий Аксаков предлагает, чтобы банки начисляли налог не на всю стоимость имущества, находящегося в залоге,
а на разницу между ценой его получения и продажи. Так, раньше кредитные организации платили НДС именно по такой схеме, однако в 2009 году Минфин выпустил разъяснение, в котором предложил начислять налог на всю сумму продаваемого имущества независимо от того, был ли это залог или какая-то другая собственность банка. Сейчас же Аксаков хочет устранить это разногласие и уменьшить, таким образом, расходы кредитного учреждения.

Распродажа отменяется. Но эксперты считают, что вряд ли новые нормативы ЦБ и налоговые послабления заставят банки устроить масштабный sale. В первую очередь, по мнению специалистов, ЦБ заблуждается в оценке доставшегося банкам наследства. Так, если исходить из статистики регулятора, согласно которой объем активов банковской системы составляет около 34 трлн рублей, то 0,7–1,5 трлн рублей непрофильных активов – это от 2 до 5% от активов системы. По оценке же председателя правления банка «АБ Финанс» Ильи Морозовского, на такие активы приходится от 10–15% активов банков. То есть в абсолютных цифрах эта будет 3,4 –5,1 трлн рублей «непрофиля». «Конечно же, реальный размер таких активов гораздо выше официальных цифр, но насколько – можно только догадываться, официальные цифры есть только в Банке России, – рассказывает один из участников рынка. – У нас вся банковская система строится таким образом, что нужно подавать информацию в более оптимистичном ключе, чем она есть. То же самое, например, и с просроченной задолженностью». Однако в последнее время все-таки заметно, что банки стали избавляться от такого имущества, заметил и этот эксперт.
То, что непрофильных активов гораздо больше, чем декларирует ЦБ, строго говоря, еще не повод бить в набат. Согласно позиции самого Банка России, уровень «непрофиля» в активах до 20% можно считать приемлемым, напоминает заместитель начальника аналитического отдела «Инвесткафе» Александра Лозовая. При этом ни один из опрошенных экспертов не считает, что существующий объем уже «переплюнул» эту планку. Однако и избавляться от такого наследства в одночасье по бросовым ценам банки вряд ли захотят. Скорее они будут продолжать управлять им или упаковывать в ПИФы. Именно эти два способа работы с такими активами они чаще всего используют.
Некоторые банки, оценив в конце 2008 года масштаб катастрофы, даже создали собственные подконтрольные управления, которые занимаются такими проектами. Подобные структуры есть, например, у ВТБ – «ВТБ-Девелопмент» и у других крупных банков. Еще в 2009 году «Альфа-групп» создала структуру «Альфа проблемные активы», которой продает по справедливой цене проблемные кредиты, а та уже реструктурирует их, получает заложенные активы и управляет ими. «В такой схеме нет ничего предосудительного, потому что реальные продажи «в рынок» недвижимости и земли крупнейшими кредиторами в России, которыми являются «Сбер» и ВТБ, привели бы к существенному спаду цен на эти активы», – говорит Илья Морозовский. Если же управляющая компания сможет достроить какие-то интересные, перспективные проекты, то реализовать их можно будет потом существенно дороже. Так, когда Внешэкономбанк выкупил «Глобэкс», то ему достались непрофильные активы на сумму около 3 млрд рублей. «Сегодня рынок не тот, а в будущем эти активы могут вырасти до $4–5 млрд. Но нужно ждать, пока изменится ситуация на рынке», – говорит Морозовский.
Банки поменьше в кризис решали свои проблемы с таким наследством, привлекая частных управляющих. В 2009 году было очень популярно передать доставшуюся банку собственность в закрытые паевые инвестиционные фонды (ЗПИФы). Посудите сами. Таким образом, на балансе банка отражались бы не активы, а ценные бумаги ЗПИФа. Под их залог даже можно было привлекать потом кредиты через сделки РЕПО.
Однако регулятор скоро заметил любовь банков и неизвестных управляющих и встал между ними. «Когда ПИФ известный – нам не имеет смысла работать с ним, как раз вызывают подозрения менее известные ПИФы. Понятно, что, когда фонд известен, банкам туда трудно будет вложить активы по стоимости, по которой они хотят сами. Намного легче создать свой паевой инвестфонд и упаковать в него непрофильные активы с нужной стоимостью», – разъяснял причину «нелюбви» глава департамента финансовой стабильности Банка России Владимир Чистюхин. По его словам, банки, выводя кредиты в ЗПИФы, обнуляют по ним резервы и расчищают, таким образом, свои балансы. А это совсем не нравилось ЦБ. Поэтому Банк России, в конце концов, решил издать рекомендации по сохранению резервов на потери по передаваемым в кредитные фонды ссудам. «Если передаваемые кредиты составляют основную часть имущества кредитного фонда, то оценка получаемого пая должна осуществляться исходя из оценки рисков по этим ссудам», – пояснил Чистюхин суть ужесточения.

Конец близок?
Сами банкиры говорят, что уже избавляются от непрофильных активов. По словам Ирины Бельковой, заместителя начальника управления по связям с инвесторами Промсвязьбанка, залогов, перешедших на баланс кредитной организации, у них немного. «Что касается инвестиций в ПИФы, то большинство из них являются краткосрочными и включаются в отчетность по МСФО в категорию «В наличии для продажи», что подразумевает их реализацию в течение года с даты приобретения. Данные инвестиции были произведены в период избыточной ликвидности, и первая их часть уже реализована в начале 2011 года, о чем также говорится в отчетности по МСФО. Таким образом, на текущий момент рисков существенного досоздания резервов по имеющимся непрофильным активам мы не видим», – говорит она.
Агентство по страхованию вкладов (АСВ), начавшее еще осенью 2010 года масштабную распродажу перешедшего ему имущества и теперь публикующая лоты у себя на сайте, также никуда не спешит (по оценкам на конец 2010 года, у АСВ было таких активов на 94 млрд рублей, тогда как в сентябре в агентстве говорили о 154 млрд рублей). «Распродаем понемногу, за три-четыре года надеемся избавиться», – прокомментировал «Финанс.» заместитель генерального директора АСВ Андрей Мельников.
Как рассказал недавно на пресс-конференции гендиректор «Сбербанк Капитала» Ашот Хачатурянц, из большинства проектов в сфере недвижимости инвесткомпания надеется выйти в 2014–2015 годах. Вначале же распрощается со своими активами в сфере ритейла.
По мнению президента Первого республиканского банка Людмилы Лебедевой, только через три-четыре года, если не случится какого-то очередного коллапса, мы выйдем на здоровый уровень непрофильных активов у банков.
Если же на минуточку предположить, что банки в одночасье избавятся от всех находящихся у них непрофильных активов, то случится коллапс. Это обескровит нашу финансовую систему, говорит Владимир Яхонтов, управляющий партнер «МИЭЛЬ – Загородная недвижимость». Иными словами, рынок недвижимости рухнет. Но банкиры на это не пойдут, иначе они сами проиграют. Они так долго занимались тем, что повышали стоимость своего непрошеного наследства, что за бесценок «нажитое непосильным трудом» не отдадут. «Выход на рынок большого количества объектов перечеркнет все усилия в этом направлении, поэтому эта тактика не в интересах финансовых институтов», – говорит Александр Зинковский, ведущий аналитик отдела исследований Cushman & Wakefield. Так что владельцы недвижимости могут спать спокойно.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Внимание! Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

Это бесплатно и займет всего 1 минут.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль