Нефтяное бремя экономического роста

64
Революция. Рост цен на нефть может подкосить и без того слабое послекризисное экономическое восстановление в мир

Впечатляющий рост цен на нефть в первом квартале 2011 года вызывает у многих воспоминания о сходной динамике цен в 2007–2008-м, однако отличия сегодняшней ситуации от событий трехлетней давности довольно существенны. Так, по данным Energy Information Administration (EIA), в трех из четырех крупнейших экономик мира – США, ЕС и Японии – спрос на нефть в последние годы сокращается. В 2010-м, когда мировая экономика показала некоторые признаки послекризисного восстановления, потребление выросло лишь в США (но осталось ниже уровня 2007-го), в то время как европейские и японские потребители снижали спрос на нефть. До предкризисных показателей потребления нефти развитой части мира все еще далеко: европейские страны, входящие в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), сократили потребление с 15,5 млн баррелей в день (мбд) до 14,4, Япония – с 5 мбд до 4,4, США – с 20,6 мбд до 19,1.
Впрочем, тренд на снижение потребления «на Западе» компенсируется ростом спроса со стороны развивающихся стран. Так, потребление нефти странами, не входящими в ОЭСР, выросло с 37 мбд в 2007 году до 40,6 мбд в 2010-м. Лидером спроса, как несложно догадаться, стал Китай – сырьевой Гаргантюа показал в кризисные годы прекрасный аппетит: потребление выросло за 3 года более чем на 20% c 7,6 до 9,2 мбд. Незначительно увеличили потребление нефти и соседи Китая по BRIC – Индия, Бразилия и Россия: сказалось быстрое послекризисное восстановление экономик. Однако сил развивающихся стран оказалось достаточно для того, чтобы преодолеть прежний докризисный пик глобального потребления нефти, достигнутый как раз в 2007 году, тогда мировое потребление составляло 86,3 мбд, в 2010-м – уже 86,7 мбд. Однако если вычесть аномально высокие темпы роста потребления нефти в Китае (многие сырьевые аналитики считают, что солидная доля прироста китайского импорта не идет на потребление, а оседает в стратегических нефтяных запасах), то получится даже некоторое снижение спроса.

Нефть – дело тонкое. Нынешний всплеск цен на нефть вызван не анемичным ростом спроса, а геополитическими и спекулятивными факторами. Правда, события в Ливии сами по себе не могут оказать большого влияния на цены – эта североафриканская страна занимает 12-е место в списке крупнейших нефтеэкспортеров с объемом экспорта 1,5 мбд, что меньше 2% от дневного общемирового потребления. Хотя Ливия и поставляет высококачественную нефть, ценимую на заточенных под нее НПЗ в Европе (прежде всего в Италии), потеря такого поставщика второго эшелона не критична, особенно учитывая, что у стран ОПЕК за кризисный период скопился довольно-таки большой объем свободных производственных мощностей.
Можно предположить, что причина столь резвого роста цен связана в ситуацией в Саудовской Аравии, которая является крупнейшим мировым экспортером нефти – 7 мбд в день. Саудовская Аравия – часть арабского мира, который трясет уже четвертый месяц. События в Тунисе и Египте быстро отозвались гражданской войной в Ливии, волнениями в Алжире, Йемене, Сирии, Омане и Бахрейне. Весь регион стал крайне нестабильным, и этот фактор заставляет аналитиков переоценивать риски срыва поставок из Саудовской Аравии – а это было бы страшным сном для всего рынка углеводородов и мировой экономики в целом.

Сброс спроса. Во всех рассуждениях о цене следует обращать внимание на обе стороны ценообразования – как на предложение, так и на спрос. С последним тоже имеется неопределенность. Рост цен на нефть для экономики практически эквивалентен дополнительному налогу на потребление, подрывающему покупательную способность населения, а также ухудшающему торговый баланс стран – импортеров углеводородов. В большинстве развитых стран так и происходит (за исключением немногих крупных экспортеров нефти, таких, как Канада и Норвегия). Для многих развивающихся стран – импортеров нефти) это справедливо в еще большей степени, так как в них траты домохозяйств на еду и энергию составляют большую долю от общих трат по сравнению с развитыми странами.
В развитых странах уязвимость к высоким ценам на нефть тоже различна. Так, в Европе в цене бензина цена нефти составляет в среднем половину, остальное – налоги. В США же налоги составляют лишь чуть больше 10%, и изменения цены на нефть тут же отражаются на автозаправках. Но зато у США, где самое большое потребление нефти на душу населения, огромный потенциал энергосбережения, куда больше, чем в Европе, – там многое в этом вопросе уже сделано. Прежде всего, учитывая, что больше половины мирового потребления нефти идет на нужды транспорта, Америка может сосредоточиться на своем крайне неэнергоэффективном автопарке.
Хотя спрос на нефть и неэластичен в краткосрочной перспективе из-за отсутствия альтернатив, на которые можно было бы быстро переключиться, в более долгосрочной перспективе потребители постепенно меняют свои привычки, стараясь минимизировать свои издержки на дорогую энергию. Коллапс рынка больших джипов SUV в США в 2008 году может послужить хорошей иллюстрацией этого процесса приспособления к высоким ценам. Как только в США в 2008-м цены на бензин начали зашкаливать за $4 за галлон (в Европе цены в среднем в 1,5–2 раза выше), продажи прожорливых SUV, прозываемых также gas guzzlers – пожиратели бензина, обвалились. За последний год рынок танков на колесах чуть ожил, очень интересно будет за ним понаблюдать сейчас, в период нового взлета цен на нефть. Цены за галлон в некоторых регионах США уже преодолели отметку в $4. Во всяком случае, статистика продаж авто в США за последние месяцы уже показывает возросший интерес покупателей к экономичным гибридам.
Во многих странах правительства пытаются обезопасить население от роста цен на энергию с помощью субсидий. В условиях госсубсидий спрос населения на бензин, по идее, не должен сильно реагировать на повышение мировых цен на нефть, однако в итоге цену вынуждены платить государство либо частные и государственные компании, которых обязывают продавать бензин по искусственно заниженным ценам. При этом неизбежно ухудшается внешнеторговый и бюджетный баланс стран-нефтеимпортеров. По данным International Energy Agency 2010 World Energy Outlook, глобальные субсидии на нефть достигли пика в $280 млрд в 2008 году (субсидии на все типы ископаемого топлива достигали аж $558 млрд), потом эта сумма скатилась до $130 млрд в 2009-м (ископаемые – $312 млрд), когда цены упали. В 2011-м возможен новый рекорд. Выдержат ли его и без того потрепанные глобальным финансовым кризисом госбюджеты?

Черное пятно. Все эти эффекты высоких цен на нефть, отражающиеся и на потребителях, и на бюджетах, International Energy Agency (IEA) оценивает как «нефтяное бремя», которое рассчитывается как номинальные издержки на нефть (спрос, помноженный на мировые цены), деленные на номинальный ВВП. Утверждать, что растущее нефтяное бремя вызывает в определенный момент глобальную рецессию, нельзя (хотя в случае резкого роста цен на нефть в 1970-х годах именно так и было), однако то, что оно усугубляет последствия экономических и финансовых шоков, – несомненно. Так, экономическая активность в странах ОЭСР стагнировала еще до того, как нефть совершила свой впечатляющий бросок с $90 за баррель в конце 2007-го до $147 в июне 2008-го. Но хотя «великая рецессия» была вызвана, прежде всего, событиями на финансовом рынке, высокие цены на нефть могут стать «последней каплей».
В настоящий момент, по расчетам IEA, нефтяное бремя достигло 5,4% глобального ВВП, больше, чем в рецессионном 2008-м (5,1%), когда оно достигло своего второго по значению показателя за всю историю (более высоким оно было только в 1980-м – на уровне 8,0%. Все это выше «терпимого» для мировой экономики уровня в 3,5–4% ВВП, подразумевающего вполне комфортные для производителей цены в $70–80 за баррель. Все, что мы наблюдаем сейчас, – крайне слабое посткризисное восстановление, сверхмягкая монетарная политика и рост цен на энергоносители и еду на фоне нестабильности в ключевом для энергорынка регионе – крайне тревожные симптомы для будущего мировой экономики. Так что повторение с теми или иными вариациями сценария 2008 года с настоящими американскими горками нефтяных цен $90 в начале года, $147 в середине, $35 в конце отнюдь не исключено.

 

Нефтяное бремя экономического роста

 

Нефтяное бремя экономического роста

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Внимание! Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

Это бесплатно и займет всего 1 минут.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль