Бесконечное начало

90
Елена Масолова – самый успешный из молодых и едва ли не самый молодой из успешных игроков российского венчурного рынка, больше не хочет быть инвестором.

В зрелом возрасте вундеркинды часто не занимают верхних строчек рейтингов и остаются «крепкими середняками», а то и вовсе останавливаются на уровне вторых лиц, заместителей – всеми любимых, ярких, но на первые роли не претендующих. Некоторые это связывают с усталостью от славы, которой ребенка «перекармливают» в раннем возрасте, другие полагают, что просто человек с возрастом меняется и «гениальность» как пришла, так и уходит.
Елена Масолова – типичный вундеркинд. В школе она выигрывала олимпиады и прочие конкурсы по математике, географии, химии, биологии, заняла третье место на Всероссийской олимпиаде по экономике и вообще вошла в число лучших выпускников Москвы. В ГУ-ВШЭ – та же история: победы на чемпионатах «Что? Где? Когда?», организация конкурса на лучший бизнес-план и даже несколько неожиданное в этом ряду чемпионство по футболу, о котором сама Елена почему-то очень любит упоминать.
Однако бизнес-проекты Елены Масоловой долгие для молодого человека три года не достигали шумного успеха. Конечно, другой бы позавидовал такой судьбе – но «звездности» уже не было. Еще в институте был выигран грант в $3 тыс. и на него создан российский аналог getAbstract – онлайн-библиотека дайджестов деловой литературы. Проект был запущен и даже окупился, принеся доход, но через  пару-тройку лет благополучно скончался: клиентура была исчерпана. Не получилось и с венчурным фондом Ruvento: он всем понравился, все понимали перспективность рынка, но денег необстрелянным студентам не дали.

Окупаемость пиццы.
Елена Масолова не верит в приметы. Тем не менее, без везения ей обойтись не удалось, и некоторые совпадения в ее жизни были не совсем рациональны.
Первая известность за пределами вуза пришла в 2008 году, когда был создан новый стартап – фонд инвестиций в веб-проекты. Удалось найти действительно серьезные деньги – целых $300 тысяч. Инвесторами стали создатели компании «Бука» Игорь Устинов и его коллеги. Так бизнес-ангел (об Игоре Устинове читайте на стр. 47) создал другого бизнес-ангела – один из наиболее известных венчурных проектов Рунета AddVenture. «Я бы на месте Устинова не дала $300 тыс. человеку двадцати трех лет с опытом стартапов средней успешности, – с некоторым удивлением вспоминает Елена Масолова. – Но это лишь подтверждает, что в любом проекте прежде всего важна экспертиза – а у нас за три года она была накоплена».
Имя Елены Масоловой замелькало в СМИ и блогах. Однако, как оказалось, для развития собственных старт­апов накопленной экспертизы было пока недостаточно. Очередной ее проект, Cheap-and-Daily, имел целый ряд аналогов: например, американский Woot. На нем ежедневно предлагался лишь один товар, но с большой скидкой. В первый же день он окупил инвестиции, которых, впрочем, практически не потребовалось. «Чай и пицца», – характеризует его бюджет  Елена Масолова. Однако очень быстро выяснилось, что максимальный оборот по такой схеме составляет $30–40 тыс. в месяц. То есть при марже в 10% доходов от проекта как раз хватает на оплату двух сотрудников.

Нереальные деньги. Так совпало, что именно в тот момент, когда развитие Cheap-and-Daily подходило к логическому завершению, за океаном начал набирать обороты Groupon, использовавший примерно ту же модель, но продававший не сами товары, а скидочные купоны на товары и услуги. Соответственно, не было проблем с логистикой, а маржа могла быть сколь угодно большой.
Идея Эндрю Мэйсона нашла десятки последователей в самых разных концах света: клоны Groupon появлялись чуть ли не ежедневно. Не обошло поветрие и Россию – одним из таких проектов стал «ДарБери» Елены Масоловой. Получить деньги под такой проект было несложно, и три западных инвестора, в том числе европейский венчурный фонд eVenture, выдали на его развитие сразу $700 тыс.
Groupon был создан осенью 2008 года, известность к нему пришла через полгода – к весне он работал уже в трех крупнейших городах США. В марте 2010 года появился «ДарБери», а уже в августе с его помощью Groupon пришел в Россию. Оборот «ДарБери» к тому времени уже составлял $150 тыс. в месяц, причем маржа составляла до 50%. «Groupon будет больше, чем Amazon, поскольку один занимается услугами, а второй – товарами, – уверена Елена. – Объем рынка услуг больше, и маржа при продаже услуг всегда больше, о такой доходности Amazon мечтать не может».
Точные причины успеха «ДарБери» непонятны, как неизвестна и сумма, за которую американский гигант купил российского клона: в печати назывались объемы инвестиций в несколько миллионов долларов и окончательная оценка доли Масоловой и партнеров чуть ли не в $50 млн.
Елена Масолова не очень любит рассуждать о том, насколько она богата. «Когда будут IPO, тогда можно говорить об успехе. Возможно, Groupon выйдет на размещение уже этой весной, тогда можно будет оценить настоящий результат «ДарБери» и мой вклад», – говорит она. Между виртуальными и реальными деньгами большая разница, поясняет Елена. Например, один из проектов AddVenture при следующем раунде инвестиций был оценен более чем в $10 млн. «Но компания не торгуется на бирже, так что мы не можем взять и продать свою долю по твердой цене, – говорит она. – А сколько этот проект будет стоить в будущем – пока неизвестно, на то он и венчур».
Возможно, в успехе «ДарБери» сыграли свою роль весьма быстрые темпы роста компании: за несколько месяцев удалось отладить эффективные продажи в семи городах, возможно, изначально прозрачная модель бизнеса, а возможно, не всегда корректные шаги конкурентов (весьма успешный Biglion, например, попросту скопировал у Groupon дизайн сайта).
Впрочем, как признает Масолова, есть в этом и некоторый элемент «судьбы»: «Нам действительно повезло, что один из инвесторов «ДарБери» из фонда eVentures был знаком с членом совета директоров Groupon». Так что судьба проекта волшебным образом определилась еще при запуске.

Железная девушка. Фонд AddVenture объемом $300 тыс. проинвестировал шесть проектов, из которых некоторые закрылись, некоторые держатся, а некоторые – например, стартап AlterGeo, зарабатывающий десятки тысяч долларов и привлекший по втором раунде от Kite Ventures около $1 млн, – стали по-настоящему успешными.
Благодаря «накопленной экспертизе» Елена Масолова проявила себя как достаточно жесткий игрок. AddVenture выкупает у проектов примерно 20–30% акций, инвестируя в них, как правило, от $30 тыс. до $50 тыс. Например, создатели одной из «звезд» фонда – дневникового сервиса для родителей «МиниБанда» – продали AddVenture 15% проекта за $50 тыс. Однако выяснилось, что фонд вошел в проект лишь на три месяца, за которые «МиниБанда» должна была не только выполнить определенные требования по привлечению новых пользователей и монетизации, но и найти инвестора второй стадии, при этом полученные от AddVenture деньги можно было тратить только на продвижение, а не на операционные расходы.
Другая история связана с онлайн-проектом по проектированию интерьеров Roomix. Пресса широко распространила информацию об инвестициях в стартап в размере $340 тыс., но, как выяснилось позже, большую часть суммы AddVenture предоставил трафиком. «Мы просили 300 тыс., но получили в 5 раз меньше. Так что, просидев на хлебе с водой год с лишним и так и не заставив работать бизнес-модель как следует (много раз ее меняли, прислушиваясь к рынку), решили прикрыть проект», – писал в блоге один из создателей Roomix. «Инвесторы! Вы какого гриба стартаперов трафиком, то есть голодом, морите? Они что, не люди? Им есть, пить, крышу над головой не надо? Доморитесь – уедут в Калифорнию. Там сейчас пузырь посевных инвестиций – стартап на 3 человека без прототипа уже 30 млн в среднем стоит. А всем остальным совет: когда в России говорят про тыщи и миллионы, уши не развешивайте», – возмущался по этому поводу один из корифеев российского венчурного бизнеса Юрий Аммосов, сейчас занимающий должность советника по инновациям и высоким технологиям руководителя Ernst&Young по России.
По мнению Елены Масоловой, венчурный инвестор – отнюдь не главное в проекте. Для того чтобы проект был проинвестирован, его создателям нужно самим выложиться полностью, провести максимальную предварительную работу – набрать ту самую «экспертизу» и все равно быть готовыми принять весь риск на себя. «Мы обещали «Румиксу» $17 тыс., потом вложили еще $17 тыс. – это все, – возражает Елена Масолова. – Да, чтобы помочь проекту, мы дали еще трафик на сумму больше $300 тыс., но по этому поводу с нашей стороны не было никаких обязательств». Впрочем, на критику она не обижается: «Аммосов часто ругает многих, это для него нормально, и я это воспринимаю тоже нормально, ведь я знакомилась с венчурами по его книге», – говорит Елена.

Без дефисов. И тут последовал новый оборот. Хотя, с точки зрения нормального человека, шаг от «стартапера» к инвестору – это явный прогресс, осенью 2010 года Елена Масолова отошла от управления AddVenture. Это тем более странно, что возможности компании постоянно росли: фонд Addventure II располагал $500 тыс., а ныне действующий фонд AddVenture III имеет объем уже в $5 млн и, по словам самой Масоловой, способен вложить в один проект до $500 тыс. «живыми деньгами», что, конечно, несопоставимо с масштабами того же «Румикса».
«Недавно я была на TechCrunch в Кремниевой долине, и там на меня снизошло – смотря как называть – то ли просветление, то ли «потемнение»: я поняла, что мне интересно самой запускать проекты, а не советовать другим, как их запускать, – рассказывает Елена Масолова. – Так что и AddVenture был мне интересен, пока был стартапом».
Из ее «собственных», пока самостоятельных проектов наиболее перспективным Елена Масолова считает платформу «социальных» игр Pixonic, уже сейчас приносящую более $100 тыс. в месяц. Сейчас Pixonic работает с тремя российскими социальными сетями, но в перспективе это будет 15–20 мировых сетей (уже подключено 8 западных). «До этого мои проекты были ограничены Россией, а сейчас мы подключили латиноамериканские, немецкие, французские, китайские, индийские социальные сети, ведем переговоры с японской и прочими социальными сетями», – с энтузиазмом рассказывает она.
Как издатель компания обеспечивает перевод игры и продвижение, но также участвует и в производстве. Есть четкий механизм, как игра «выстреливает». Например, переход на следующий уровень должен требовать совершенно определенного количества очков: если он происходит слишком быстро, то пользователь «проскакивает» игру и ему не за что платить, если переход слишком сложен, то начинает скучать и уходит, рассказывает Елена Масолова: «Игра просчитывается и отлаживается математиками», – говорит она.
У Pixonic всего два конкурента – американская Viximo и российская I-Jet, уверяет она. «Один знакомый инвестор шутит, что компании, содержащие в названии дефис, не бывают успешными, и опыт моего стартапа Cheap-and-Daily это подтверждает, – продолжает Масолова. – Так что мы рассматриваем лишь одного конкурента, а значит, всерьез рассчитываем на то, что вырастим мирового лидера».
И на этом Елена Масолова останавливаться не собирается. После сделки с Groupon ей стало проще общаться с инвесторами. Например, один из проектов достаточно быстро привлек $1 млн. «Думаю, с нынешней репутацией и при наличии стоящего проекта я в состоянии привлечь в течение двух – двух с половиной месяцев до $10 млн, – размышляет она. – Конечно, это весьма немного в масштабах даже российского рынка: думаю, DST (Digital Sky Technologies, инвестировавшая в Mail.ru и Groupon – «Ф.») в эти же сроки сможет привлечь и $500 млн».
В США Елена Масолова вела переговоры с венчурными фондами: в их портфелях есть компании, успешные в США, но не представленные в России. Например, очевидная ниша – туризм, сервисы онлайн-бронирования: в России есть люди, пользующиеся такими западными сервисами, но их пока немного. «У бизнес-сообщества иногда создается впечатление, что если они пользуются, скажем, «Твиттером», то и вся страна поголовно им пользуется, но это не так, – рассуждает Елена Масолова. – Например, в «ДарБери» мы столкнулись с тем, что, хотя банковские карты есть очень у многих, люди все равно предпочитают отдать наличные курьеру, не рискуя связываться с онлайн-платежами». Преодолеть этот барьер, по ее словам, оказалось трудно, но возможно – устраивались акции с чеком в 30–50 рублей, чтобы люди не боялись рискнуть такой суммой. И сейчас уже порядка 150 тыс. человек оплачивают покупки на «ДарБери» банковскими картами. Аналогичный прорыв, по ее мнению, возможен и в других направлениях онлайн-сервисов.

В поисках различий.
Елену Масолову упрекают в том, что ее дела сильно расходятся с декларациями. Одна из них – жизненный девиз make a difference («делай то, что отличается»), однако практически все проекты Елены имеют западные прототипы. «Это так, и, тем не менее, make a difference остается моим девизом. Например, в отношении выбора жизненного пути, – возражает она. – Большинство моих однокурсников сейчас занимаются финансами, и некоторые из них уже вице-президенты крупных компаний. Я выбрала другой путь – то, что мне интересно».
К такому выбору Елену привела работа в консалтинге: там обрабатывались огромные объемы информации, а итогом работы оказывалась лишь красивая презентация. «У меня уже был организаторский опыт: в университете провела конкурс бизнес-планов с призовым фондом в $5 тыс., которые нужно было найти, уже умела собирать команды и работать с ними, – рассказывает она. – Так что выбрала работу, результат которой более ощутим и понятен».

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Ваша персональная подборка

    Подписка на статьи

    Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

    Рекомендации по теме

    Школа

    Школа

    Проверь свои знания и приобрети новые

    Записаться

    Самое выгодное предложение

    Самое выгодное предложение

    Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

    Живое общение с редакцией

    А еще...




    © 2007–2017 ООО «Актион управление и финансы»

    «Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

    Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
    Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-62253 от 03.07.2015;
    Политика обработки персональных данных
    Все права защищены. email: fd@fd.ru

    
    • Мы в соцсетях
    Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
    ×
    Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

    Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль

    Внимание!
    Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
    Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

    Это бесплатно и займет всего 1 минут.

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль