Москва и немосквичи

69
Агломерация. Объединение Москвы и Подмосковья не состоится ни в ближайшем будущем, ни в отдаленном. Появление сложноуправляемого мега-субъекта не нужно ни властям, ни населению.

Идея объединить Москву и Московскую область возникала неоднократно. Четыре года назад она вновь была поднята Юрием Лужковым. В аргументах «за» явственно чувствовались бизнес-интересы Елены Батуриной, готовой распространить свое строительное влияние на земли Подмосковья. Да и сама первая леди столицы в некоторых интервью фактически предложила Федеральному центру сразу несколько возможных схем слияния двух субъектов.
Однако областной губернатор Борис Громов был категорически против. Дискуссия постепенно сошла на нет. То же самое случилось сейчас. Когда мэром стал Сергей Собянин, наблюдатели заговорили: якобы он та креатура Кремля, которой поручили из Москвы и прилегающей территории создать единый мощный регион. Спустя несколько месяцев по этой резонансной теме – тишина. Оказывается, объединение может быть экономически, политически и административно нецелесообразно. И еще неизвестно, кто будет столичным мэром после 2012 года.

Долги потянули на дно. То, что финансово-экономическая ситуация в Московской области далека от идеальной, подозревали многие и давно. Масштабы бедствия вскрылись, когда Standard & Poor's в апреле 2009 года подтвердило понижение долгосрочного кредитного рейтинга области с «ВВ» до «В-» (негативный). В свою очередь, и Счетная палата провела финансовую проверку Московской области и ее муниципалитетов. По результатам многие схватились за голову: область уже некоторое время была не в состоянии нормально обслуживать свои обязательства и находилась в предбанкротном состоянии. На конец 2008 года общий госдолг субъекта достиг 73%, а через год – уже 75% от всей суммы доходов. При этом объем непогашенных обязательств области перед федеральным бюджетом
в 2009 году составил 28,2 млрд рублей.
Естественно, было выявлено множество нарушений, прежде всего, в сфере строительства жилья – это направление пытался активно развивать губернатор на территории области. Компромат нашли как в нецелевом использовании средств, так и в нарушении конкурсных процедур, и в создании схем увода денег. Например, на 1 января 2010 года стоимость незавершенного строительства по 57 объектам, числящимся за Минмособлстроем, составила 2,6 млрд рублей. Закрепленная за Минсоцзащиты «незавершенка» в сумме потянула на 261,4 млн руб­лей, но по некоторым объектам с 2005 года финансирование вообще не проводилось. Это лишь один из моментов. Общие потерянные областным бюджетом суммы значительно больше, как велико и количество «обманутых дольщиков».
Для области сложилась патовая ситуация: если на текущие нужды средства в бюджете были, то разобраться с долгами она сама уже не могла. В 2009 году Минфин РФ экстренно предоставил области очередную финансовую помощь в виде межбюджетного кредита на 28 млрд рублей. Одновременно было поручено заниматься финансовым блоком области управленцам из федерального министерства. «Таким образом, Бориса Громова и его команду отстранили от финансовых потоков, Центр уже более года пытается разгрести завалы финансовой политики Московской области», – говорит ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов.

Путем займов. Как получилось, что область оказалась в тяжелом финансовом положении? «Темпы роста кредитования были высокими и не учитывали возможность снижения доходов, – отмечает аналитик рейтингового агентства Standard & Poor`s, Феликс Эйгель. – В целом при отсутствии долгосрочного планирования применяемая финансовая схема оказалась неэффективной».
Конечно, доходы Подмосковья ниже, чем Моск­вы. За исключением аэропортов и некоторых других крупных предприятий, основные налоговые доноры зарегистрированы в столице. В среднем налоги от организаций у области стабильно составляют около трети доходов бюджета. В 2007 году у Москвы они равнялись 66% (но в результате кризиса и других процессов в 2010 году снизились оценочно до 39%). Однако в областном правительстве серьезных управленческих усилий для поиска ресурсов роста бюджета не предпринималось. «В Московской области сложилась стандартная проблема с дефицитом бюджета, – рассуждает аналитик «Ренессанс Капитала» Антон Никитин. – В отличие от Москвы, которая значительную часть своего бюджета традиционно направляла на приносящие доход инвестпроекты, инвестрасходы Московской области всего порядка 9%. Так что большая часть расходов приходится на нужные ежедневные траты, которые, однако, не дают эффекта в будущем: зарплаты, социальные выплаты, ремонт и прочее. Но даже эти расходы оказывались больше доходов».
В итоге область пошла по самому простому пути: стала затыкать дыры в бюджете займами, банковскими кредитами и федеральными трансферами. «На самом деле такой подход устраивает всех, ведь субъект Федерации не может обанкротиться, – указывает Феликс Эйгель. – Принципы заимствований в общественном секторе во всем мире отличаются от принципов, принятых в коммерческом. Банкам нет необходимости требовать немедленного погашения, выгоднее жить на проценты от обслуживания долга. А субъект рассчитывает, что Центр в любом случае подбросит денег».
Однако все равно существуют ограничения по размеру дефицита бюджета – Московская область не могла возложить все обязательства на бюджет. Так, в начале 2000-х годов появилась схема, по которой средства на нужды субъекта привлекались с облигационного и кредитного рынков через несколько специальных компаний. В разной степени они были дочками области: Московская областная инвестиционная трастовая компания (МОИТК), Ипотечная корпорация Московской области (ИКМО), Московское областное ипотечное агентство (МОИА) и другие. «Деньги шли на финансирование масштабного областного строительства и другие инвестпроекты, – объясняет Феликс Эйгель. – Например, «Мострансавто» привлекала средства, чтобы расплатиться с обязательствами по лизингу: область существенно обновила автобусный парк,
в том числе по лизинговым схемам, и компания, наряду с другими, выпустила облигации. Так что совокупный долг области, включая долги зависимых компаний, стал расти очень быстро».
Напомним, что якобы обеспечены займы были неспособным к этому бюджетом области. Не удивительно, что в 2009 году МОИТК допустила дефолт по облигациям на 5,2 млрд рублей. В конечном итоге, отмечают в Счетной палате, спустя некоторое время сумма задолженности компании перед облбюджетом составила 44,8 млрд рублей. Область смогла погасить около половины задолженности перед кредиторами. Но, похоже, 2,9 млрд рублей безвозвратно потерялись.

Граждане заплатят. Не исключено, что при каких-то новых обстоятельствах области и удалось бы не свалиться в долговую яму. Но свое негативное влияние сыграли многочисленные факты коррупции. По некоторым из них в конце 2008-го и начале 2009 годов были возбуждены уголовные дела, правда, на данный момент безрезультатные.
Самым громким скандалом оказалась история с министром финансов области в 2000–2008 годах Алексеем Кузнецовым и его женой Жанной Буллок, главой стройкомпании «РИГгрупп». Собственно, Алексей Кузнецов и был основным архитектором финансовой схемы пополнения бюджета облас­ти. Попросту часть средств аккумулировалась на счетах «РИГгрупп» и аффилированных с ней структур. Осенью 2008 года супруги выехали в США, где и остались, прихватив с собой минимум $1 млрд, обязательства по которым числились на областном бюджете. После этого из администрации уволились несколько ключевых членов команды бывшего министра финансов области.
«Воровство – один из субъективных факторов, приведших область к краху, причем не самый затратный, – говорит Дмитрий Абзалов. – Гораздо серьезнее ошибки в стратегическом планировании. Финансовая система области предполагала постоянное привлечение последующих заемных средств, таким образом, она была заточена только под рост экономики. В нее абсолютно не вписывались риски, связанные с уменьшением налоговой базы. Фактически отсутствовал элемент риск-менеджмента, учитывающий различные сценарии развития. И когда рынок стал падать, повысилась цена по обслуживанию задолженности – сразу же возникли проблемы». Кроме того, областные заимствования были обеспечены очень слабо, а большинство договоренностей достигались чуть ли не на уровне личных отношений, и часто в залоге оказывались недостроенные жилые дома.
Иными словами, добавляет Антон Никитин, сложилась практика верстки бюджета таким образом, что он сам по себе содержит риск возникновения дыр: «Изначально такая неустойчивая к кризисам политика предполагает, что в случае ухудшения ситуации область будет вынуждена либо делать резкие сокращения социальных расходов, либо обращаться за помощью в Центр». Что и произошло. И в Центр обратились,
и некоторые соцрасходы уменьшили. Сначала неудачно была проведена попытка повысить стоимость проезда на железнодорожном транспорте. Затем вполне успешно – впервые с 2006 года по инициативе области не предполагалось заключать на 2010 год соглашение с московским правительством о взаимной компенсации за проезд льготников Московской области по Москве и наоборот. За управленческие просчеты в финансовой политике команды Бориса Громова предстоит платить жителям Подмосковья и столицы.
Упустили Сколково. Теоретически Московская область имела немало возможностей найти нерисковые статьи доходов, но большинство не были реализованы. Один из них – проект промышленных округов. В 2005 году Борис Громов планировал запустить грандиозную программу развития пром­округов – в основном в расчете на иностранных инвесторов. Им предлагались разные типы парков: от многофункциональных до техно-, агро-, логистических и индустриальных. В ряду основных задач проекта значились наращивание налогооблагаемой базы, развитие транспортной инфраструктуры, создание развитой сети строительных площадок и системы организационных, правовых и экономических условий, обеспечивающих переход к современному технологическому укладу и пр.
Все выглядело бы как много маленьких Сколково, окруживших Москву. Тогда желание участвовать в проекте (еще сыром, но уже подтвержденном постановлением областного правительства) выразили немало европейских производственных компаний, среди которых была даже Valio. Но программа завяла, в 2008 году был открыт единственный Волоколамский промышленный округ, где основным инвестором стал российский Vesco Group. В кризис холдинг пострадал, учитывая, что он занимается строительством и девелопментом.
А ведь предварительный экономический эффект от программы промокругов в 2010 году должен был бы составить 28 млрд рублей в виде налогов в консолидированный областной бюджет. Напомним, что такова же сумма межбюджетного кредита, предоставленного области в 2009 году. Практика кредитования из Центра продолжилась в 2010 году, на 10 октября областью получено 20 млрд рублей. Деньги традиционно пошли на погашение облигаций и банковских кредитов. Так что второй год подряд Московская область – реципиент федеральной помощи.

Броуновское движение. Мысль, что объединение Москвы и области поможет выправить ситуацию, многие эксперты считают абсурдной. Плюсы не так уж очевидны. Среди аргументов «за» – фактически уже произошедшее «слияние» субъектов в некоторых сферах совместной деятельности. Это транспорт, мусоросборная отрасль, водоснабжение, канализация, электрообеспечение.
Многочисленные жители Москвы активно пользуются ресурсами Подмосковья, зачастую бесплатно. Чего стоит нагрузка на инфраструктуру области со стороны временных жителей, которыми оказываются сотни тысяч москвичей-дачников, выезжающих на свои приусадебные участки. Еще дороже области обходится эксплуатация дорожного фонда поставщиками товаров в Москву из других регионов. Только продовольствия ежедневно привозится более 30 млн килограммов (столько груза вмещает товарный состав длиной 12 км). Если поддержание в порядке железной дороги на совести отделений РЖД, то траты на уход за автодорогами производятся из бюджетов мунициальных и иных образований Подмосковья. Мусор столица также выбрасывает за МКАД – более 300 тыс. тонн бытовых и 2,5 млн тонн промышленных отходов в день. Складирование его в огромные свалки, правда, оплачивается.
В свою очередь, ежедневно в столицу на работу или с другими целями прибывает несколько миллионов не только гостей из дальних регионов, но непосредственно жителей Подмосковья. «Московская агломерация уже давно вышла за границы Москвы, так что объединение выглядело бы логично, – говорит Дмитрий Абзалов. – Но возникнет множество других проблем».
Прежде всего, с управлением, считает Феликс Эйгель: «Сначала предстоит выбрать управленческую модель, хотя априори предполагается, что будет экспортирован опыт Москвы. Но далеко не очевидно, что он позитивный, если иметь в виду времена Юрия Лужкова. Много неэффективных расходов, невидимых глазу. И при этом управление было заточено под конкретную личность – это не система».
Помимо того, в результате объединения появится мегасубъект, управление которым будет исключительно затруднено хотя бы в силу размера – на него придется треть экономического потенциала страны.

Никому не нужно. Объединение сложно осуществить технически чуть ли не по всем основаниям. Москва и область – субъекты с отличающимся административным устройством. У них не синхронизированы налоговые системы. По-разному организован бюджетный процесс. Иные принципы кредитования и ресурсообеспеченности: у Москвы преобладают долгосрочные обязательства, и столица генерирует средства, чтобы возвращать долги, у области – краткосрочная задолженность, которую ей сложно обслуживать. Все это при объединении предстоит привести в соответствие. Уж не говоря о законодательстве, изменения в которое станут отдельным масштабным проектом.
Нецелесообразно слияние субъектов и с политической точки зрения, отмечает Наталья Зубаревич. «В первую очередь, объединение ухудшит финансовое положение москвичей, – указывает эксперт. – Например, взять ЖКХ. Область уже почти повсеместно выполнила решение правительства о полной оплате ЖКХ за счет средств населения, тогда как в Москве в среднем этот показатель 65%. Резкое выравнивание этих расходов, что неизбежно при объединении, взорвет Москву. Кроме того, что делать с 80 млрд рублей в бюджете Москвы с надбавками пенсионерам? Либо отменять, либо вводить то же ­в области, что нереально». А ведь в Москве основной электорат – пенсионеры, которые должны сыграть решающую роль на выборах в 2012 году.

В итоге решение проблем области за счет Москвы выглядит абсурдной идеей в предвыборном году.
А с 2012 года российская экономика обещает окончательно выйти из кризиса, и областные сложности могут на время затянуться. До нового кризиса.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Внимание! Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

Это бесплатно и займет всего 1 минут.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль