Сергей Швецов: «Будущее за консолидацией клиринга и расчетов»

156
Интервью. Директор департамента операций на финрынках Банка России Сергей Швецов, возглавляющий Российский совет репо при НФА, рассказал «Ф.» о больших изменениях, которые грядут на этом рынке.

Сергей Анатольевич, в феврале 2009 года Центробанк получил доступ на фондовую биржу ММВБ, в частности на рынок репо. Что мешало сделать это до кризиса?
– Еще несколько лет назад мы инициировали внесение изменений в законодательство, позволяющих Банку России участвовать в торгах на фондовой бирже. Однако наши предложения были негативно восприняты одной влиятельной инвестиционной компанией – профучастником рынка ценных бумаг, которая фактически блокировала эту инициативу, и поправки приняты не были. Как следствие, на российском рынке на протяжении длительного времени не развивался, например, такой инструмент, как биржевые облигации. Мы не могли добавлять выпуски биржевых облигаций в ломбардный список, равно как и другие активы, торгуемые на фондовой бирже, но не обращающиеся в специализированной секции ГКО-ОФЗ. Пытаясь развивать рынок репо и операции рефинансирования, Банк России совместно с ФКЦБ, а затем и с ФСФР рассматривал возможность расширения ломбардного списка путем включения корпоративных облигаций в секцию государственных ценных бумаг.
Кризис явился катализатором, благодаря которому законодатель наконец согласился с тем, что Банк России не просто может, но и должен участвовать в торгах на фондовой бирже, проводя операции репо и в случае необходимости реализуя на рынке обеспечение, которое контрагенты не выкупили по второй части таких сделок.
Оказал ли этот шаг реальную поддержку рынку?
– Я бы оценил вклад этого события в преодоление кризиса не с точки зрения количества и объема операций, проведенных нами на фондовой бирже, а с точки зрения его влияния на финансовую стабилизацию и на долговой сектор. Расширение ломбардного списка послужило хорошим толчком для развития биржевых облигаций. Появилась масса инвесторов – поклонников этого инструмента, удлинились сроки выпусков, увеличились их объемы. Фактически биржевые облигации стали значимым сегментом рынка, который не мог развиваться в отсутствие Банка России в секторе репо фондовой биржи. Ломбардный список стал существенно шире, чем тот, с которым мы вошли в кризис, как за счет акций, так и биржевых облигаций. Прекращен допуск новых выпусков корпоративных и субфедеральных облигаций в секцию государственных ценных бумаг – теперь они, как и положено, торгуются на фондовой бирже. Планируется, если законодатель поддержит инициативу Банка России, перенести и торговлю госбумагами на фондовый рынок, тем самым консолидировав торговые операции и клиринг по ним в одном месте, что значительно повысит эффективность инфраструктуры и снизит издержки участников.
Когда на фондовых биржах станут возможными торги госбумагами?
– Банк России подготовил законопроект и направил его на рассмотрение в Минфин. Законопроект обсуждался в прошлом и в этом году комиссией под руководством замминистра финансов Дмитрия Панкина, состоящей из экспертов и участников рынка гособлигаций, и нашел единодушную поддержку. Я надеюсь, что в ближайшее время он будет внесен в Государственную Думу и принят до конца ноября, с тем чтобы изменения в части налогообложения и порядка выплаты купонного дохода вступили в силу с 1 января. В этом случае любая фондовая биржа, не только ФБ ММВБ, сможет включить ОФЗ в перечень торгуемых инструментов с начала следующего года.
Вы согласны с той точкой зрения, что с осени 2008 года на российском рынке репо не произошло никаких значительных изменений?
– Я с этим согласен. Мы развиваем рынок репо с 2002 года, с момента выхода положения Банка России № 220-П. Фактически кризис показал, что проблема заключается не в несовершенстве договорной базы по репо, а в том, что регуляторы не уделяли достаточного внимания финансовой стабильности, контролю над функционированием финансовых рынков, концентрируясь на надзоре за профучастниками. Банк России в силу законодательных ограничений лишен возможности получения информации от фондовой биржи, которая в период кризисных событий, как я неоднократно подчеркивал, прекратила контроль над происходящим на рынке репо. В частности, поэтому имели место изменения в руководстве ММВБ. ФСФР, как я полагаю, не наделена функциями по надзору за финансовой стабильностью. Мы сделали выводы из кризисной ситуации, и сейчас, насколько мне известно, ФСФР разрабатывает нормативную базу, регламентирующую порядок сбора информации по сделкам репо, в том числе внебиржевым. Регуляторы будут обрабатывать эти данные, анализировать их на предмет рисков, которые могут возникнуть в случае дестабилизации – внешних шоков или лопания пузырей.
Как, по-вашему, будет развиваться российский рынок репо?
– Международный опыт показывает, что сейчас существует два направления. С одной стороны, репо с центральным контрагентом. Биржи РТС и ММВБ анонсировали запуск соответствующих проектов. С другой стороны – трехстороннее репо. Нельзя сказать, что одно из этих направлений будет доминировать, скорее, они будут дополнять друг друга.
Банк России планирует развивать трехстороннее репо с участием Национального расчетного депозитария – структуры, которая получится в результате объединения Расчетной палаты ММВБ и Национального депозитарного центра. Насколько мне известно, в группе РТС также обсуждаются планы по объединению депозитария ДКК с Расчетной палатой РТС. Технологически это совершенно новые продукты, и я думаю, что первые результаты появятся только к середине 2011 года. Сегодня трехстороннее репо на российском биржевом рынке не встречается, разве что один из его элементов – расчет и выставление маржин-коллов. Остальные атрибуты, такие как замена обеспечения, его использование в последующих сделках репо, нашими инфраструктурными организациями пока не поддерживаются.
Должен ли, по-вашему, весь рынок репо концентрироваться на биржах?
– Слово «должен» мне не очень нравится. В последнее время на международной арене ведется дискуссия о целесообразности проведения всех операций с производными инструментами через центрального контрагента. Я бы о сделках репо сказал следующее: если участникам рынка удобно использовать биржевую торговую, клиринговую, расчетную инфраструктуру, то почему бы и нет. Банк России пользуется ею, поскольку высокая степень автоматизации позволяет минимизировать трудоемкость операций и снизить операционные риски. То, что внутренний рынок репо в значительной степени сосредоточен на бирже, видимо, означает, что так удобнее всем его участникам. А трансграничные сделки все-таки совершаются на внебиржевом рынке. Мне неизвестно о существовании площадки, которая предоставляла бы услуги по трансграничным операциям репо, в которых одной из сторон являлся бы участник из России.
Поддается ли оценке объем внебиржевой доли внутреннего рынка репо?
– Оценочно это около 5%. Банк России, повторюсь, пока что не имеет возможности получать полную статистику. Де-факто сбор статистических данных осуществляет Национальная фондовая ассоциация (НФА) по собственной инициативе путем анкетирования, и выверка этой информации, естественно, не проводится. Не могу с уверенностью утверждать, что в анкетировании задействованы все участники финансового рынка.
На ММВБ с февраля можно заключать сделки репо с центральным контрагентом. Как вы думаете, почему новый режим остается невостребованным?
– С моей точки зрения, у ММВБ получилось не «репо с ЦК», а «кредитование ценными бумагами с ЦК». Они создали другой продукт, поэтому он и не продается в качестве инструмента размещения свободной ликвидности. Юридическая форма репо может использоваться как для размещения денежных средств или их привлечения, так и для займа ценных бумаг или предоставления их в заем. Здесь важно понять, в чем заключается интерес участника при совершении таких сделок. Тот режим, который создан на ММВБ, больше подходит для желающих занять или предоставить в заем ценные бумаги. Думаю, что биржа будет его дорабатывать и до конца года мы увидим инициативы по его модификации и более активному продвижению. Как акционеры ММВБ мы не вполне удовлетворены тем, каким создан этот продукт, и изначально выступали за то, чтобы он был немного по-другому структурирован и позиционирован.
Как вы относитесь к развитию сектора репо на бирже РТС?
– Конечно, я поддерживаю конкуренцию. Но есть пожелание участников рынка консолидировать клиринг. Будучи достаточно активно вовлеченным в международный процесс по унификации регулирования и развитию финансовых рынков, Банк России участвует в работе группы по определению перспектив клиринговых услуг. При том, что количество торговых площадок может быть любым, консолидация клиринга позволяет повысить эффективность операций, снизить объем необходимого для них обеспечения и в конце концов упростить систему мониторинга и обеспечения финансовой стабильности. Я надеюсь, что у РТС все получится, но будущее за консолидацией клиринговой и расчетной инфраструктуры.
Некоторые участники рынка по-прежнему выстраивают пирамиды из сделок репо. Нужно ли ограничивать длину таких цепочек для банков?
– Есть понятие мультипликатора как элемента банковской деятельности. Для банков мультиплицирование денег, кредитование, бизнес репо – это основная деятельность, ради которой они и получают лицензии. Наверное, мы не должны устанавливать для них иные барьеры, нежели нормативы достаточности капитала, ликвидности, риска на одного контрагента. Я думаю, что для кредитных организаций ограничение рисков на рынке репо возможно с помощью действующей системы нормативов.
Ожидаются ли изменения в механизме прямого репо с Центробанком?
– Мы начинаем новый проект на Санкт-Петербургской валютной бирже (СПВБ). Этот проект предполагает заключение сделок репо не с отдельными ценными бумагами, а с корзиной обеспечения. Причем кредитные организации, которые привлекают деньги на срок больше одного дня, смогут менять обеспечение внутри такой сделки. То есть те элементы трехстороннего репо, которые развиты на европейском и американском рынке, мы планируем реализовать в России с участием СПВБ и Национального расчетного депозитария, о котором я говорил выше. Думаю, что ММВБ и РТС оценят эти технологии и будут применять элементы трехстороннего репо в своей деятельности.
Возможен ли в дальнейшем допуск профучастников фондового рынка к прямому репо, о котором они просили в разгар кризиса?
– В тот момент велась дискуссия о том, что если профессиональные участники готовы переходить на систему регулирования Банка России, предполагающую особый бухгалтерский учет, отчетность и нормативы, то, в принципе, не исключена возможность расширения субъектов кредитования через сделки прямого репо Банка России. Насколько мне известно, сейчас этот вопрос не обсуждается, и вряд ли брокеры надеются на возобновление дискуссии. Учтя уроки кризиса, сегодня многие из них имеют в составе своих групп кредитные организации. Через них брокеры могут получать рефинансирование, что, конечно, намного проще, чем приводить свою систему управления рисками в соответствие со стандартами Банка России.
Прошлой осенью вы отмечали, что реальным индикатором стоимости рефинансирования в России являются ставки однодневного репо. Они все еще выполняют такую функцию?
– Сегодня главный индикатор – это депозитная ставка Банка России «овернайт», составляющая 2,5% годовых. Мы имеем коридор в рамках реализации процентной политики. Сверху он ограничен ставкой по сделкам репо, которые заключаются не на аукционной, а на постоянной основе. Снизу – депозитными ставками, по которым мы привлекаем денежные средства на постоянной основе. Тот или иной показатель становится ключевым в зависимости от состояния ликвидности на рынке. Сейчас эту функцию выполняет именно депозитная ставка. В случае если возникнет дефицит ликвидности, например из-за оттока капитала, главным индикатором вновь может стать стоимость однодневного репо.
НФА разрабатывает «Примерные условия заключения и исполнения сделок репо». Как добиться, чтобы этот документ вошел в широкую практику, а не остался на бумаге?
– Существуют административные и рыночные способы его внедрения. Что касается административных способов, то готовится законодательство о ликвидационном неттинге. Предполагается, что он будет разрешен в отношении тех сделок, которые основаны на стандартах, разработанных саморегулируемой организацией и утвержденных ФСФР. В России НФА выступает единственной саморегулируемой организацией, занимающейся развитием операций репо. НФА создала специальный совет по репо, в него вошли представители бирж, других СРО и профучастники рынка. «Примерные условия», которые сейчас разрабатывает НФА, будут представлены на регистрацию в ФСФР. Фактически данные условия станут стандартом для проведения сделок репо, в отношении которых будет возможно использование механизма ликвидационного неттинга.
Что касается рыночных способов внедрения этого документа, то сегодня преобладающей тенденцией является унификация. Чем более унифицированы правила операций, тем дешевле обходится их проведение, меньше денежных средств необходимо тратить на подготовку документации и согласование условий. Так как в совет по репо вовлечен широкий круг участников этого рынка, думаю, что будет достигнут консенсус, удовлетворяющий значительную часть профессионального сообщества. Однако для трансграничных сделок по-прежнему будет актуален договор GMRA, разработанный ассоциацией ICMA и используемый в международной практике.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Ваша персональная подборка

    Подписка на статьи

    Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

    Рекомендации по теме

    Школа

    Школа

    Проверь свои знания и приобрети новые

    Записаться

    Самое выгодное предложение

    Самое выгодное предложение

    Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

    Живое общение с редакцией

    А еще...




    © 2007–2017 ООО «Актион управление и финансы»

    «Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

    Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
    Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-62253 от 03.07.2015;
    Политика обработки персональных данных
    Все права защищены. email: fd@fd.ru

    
    • Мы в соцсетях
    Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
    ×
    Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

    Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль

    Внимание!
    Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
    Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

    Это бесплатно и займет всего 1 минут.

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль