Виктор Ремша: «Мы живем в апогее тупика»

111
Очерк. Основателю и председателю совета директоров инвестиционного холдинга «Финам» гениальные идеи обычно снятся, но даже в своей дреме выхода из кризиса он пока не видит.

Крупнейший актив холдинга «Финам» – одноименное ЗАО – славится как крупнейший российский брокер, работающий с частными лицами. Его оборот в 2009 году составил 4,5 трлн рублей, из которых доля корпоративного сектора – только 8%. «”Финам” изначально ориентировался на частный сектор, пока он остается нашим основным источником дохода, – говорит Виктор Ремша. – Чтобы поднять корпоративный сектор, в апреле 2010 года мы вошли в капитал управляющей компании Бинбанка». Но еще холдинг известен как удачливый интернет-инвестор. Имидж возник благодаря паре доходных проектов: сервису контекстной рекламы «Бегун» и службе виртуальных знакомств «Мамба». В середине 2008 года Google объявил о желании приобрести 100% «Бегуна» за $140 млн. Половина этой суммы досталась бы «Финаму». Но ФАС заблокировала сделку. А выручка прибыльной с 2005 года «Мамбы» в 2009-м составила 664 млн рублей ($22 млн). В 2010 году планируется рост показателя на 40%. Платежная система MoneyMail пока работает на будущее, да и про другие проекты, например Badoo.com (международный сервис знакомств), не скажешь, что они выстрелили.

Виктор, проект Badoo.com оправдывает ваши ожидания?
– Антрепренер, у которого мы ранее покупали «Бегуна» и «Мамбу», подался в Лондон. Проект похож на «Мамбу», но с социальным уклоном, модель новая для Запада, поэтому мы стали его инвестором. Развитие Badoo.com соответствует бизнес-плану, и все идет хорошо. Но в глубине души мы мечтали о взрыве. Это же интернет. Сегодня в сети Badoo зарегистрировано больше 66 млн пользователей, проект входит в топ-150 наиболее посещаемых сайтов мира.
От MoneyMail, как и от Badoo.com, мы ожидали большего и потому пошли на сделку с Mail.ru, рассчитывая на более тесную интеграцию. Когда этого не случилась, мы свернули сотрудничество. И сейчас хотим интегрировать проект с терминальной платежной системой компании «Дельта-телеком». О финансовых показателях MoneyMail пока даже говорить не стоит. Меня в первую очередь интересуют кросс-продукты для «стыковки» терминалов и интернета, это перспективно. Для платежных интернет-систем остро стоит проблема ввода/получения наличности. А для платежных терминальных систем важны личный кабинет, расширение перечня оплачиваемых продуктов. Например, ОСМП развивается именно в этом направлении – они создали личный кабинет, войти в который можно и через «паутину». Перспективна возможность интеграции с интернет-банкингом.
Процент за операцию, который берут платежные интернет-системы, сопоставим с банковским. А расходы у интернета и банка тоже одинаковы?
– MoneyMail берет 2%. У платежных систем нет сверхдоходов. На рынке высокая конкуренция, и ставки отражают наши затраты.
Занимаетесь благотворительностью?
– Да. Это развивающийся рынок, сейчас мы работаем на будущее. Пока не существует понятия нормативной для рынка рентабельности по EBITDA, борьба идет только за массу. О прибыли никто не думает.
Будете поднимать ставки, когда наберете массу?
– Посмотрим. Можно поднять ставки, а можно нарастить выручку за счет роста аудитории. Скорее произойдет второе. Пока непонятно, что будет с рынком, все это направление можно оценить как венчурное инвестирование. У нас своя специфика – крайне мало платежей идет C2C. Для сравнения, PayPal львиную долю дохода приносит сектор C2C за счет операций на eBay. Российский eBay рабочим не назовешь: не сформированы потребности, которые надо удовлетворять с помощью электронных платежных систем. Надеюсь, через 3–4 года появится серьезный рынок.
Расскажите о самых ярких ошибках.
– Я не могу назвать конкретные проекты: они не закрыты, и люди продолжают работать. Это инвестиционные игрушки, которые не оправдали первоначальных ожиданий. Но их развитие продолжается.
Могу рассказать только об одном проекте, который не состоялся по не зависящим от нас причинам. В 2003 году мы хотели открыть электронную систему внебиржевых торгов. Частично это похоже на сегодняшнее начинание Алексея Рыбникова (в марте 2010 года он заявил о создании межброкерской торговой системы – «Ф.»), который ушел из ММВБ. Но, во-первых, рынок был не готов к этому тогда и не готов до сих пор… Во-вторых, ФСФР запретила. Объективно говоря, российский рынок слабенький, с минимумом инструментов, его ликвидности хватает на несколько бумаг с ММВБ. Что же говорить о других инструментах. Нам еще развиваться и развиваться, но тогда мы хотели посмотреть на реакцию.

«Бегун» можно сравнить с жемчужиной в ожерелье из стекляшек, однако и у него есть «дефекты». Дело в том, что контроль над «Бегуном» принадлежит холдингу Rambler Media, основной актив которого – одноименный поисковик, который многие называют самой крупной неудачей Рунета.

Потерю «Рамблером» своей аудитории эксперты объясняют человеческим фактором. Не сдерживает ли этот акционер развитие вашего актива?
– Конечно, одно из ключевых начинаний Марка Опзумера – несостоявшаяся сделка с Google, на подготовку которой была потрачена масса сил и времени. Между компаниями постоянно курсировали делегации Google и «Бегуна». В результате внимание непосредственно к деятельности самой компании отошло на второй план, о чем можно только сожалеть. Если бы истории с Google не было, «Бегуну» было бы лучше (в первой половине 2009 года его выручка упала в почти вдвое до $8,9 млн). С другой стороны, за прошедшее время и сам «Рамблер» растерял свою аудиторию, а ведь этот ресурс – основной поисковый парт­нер «Бегуна». Падение «Рамблера» сдерживает развитие «Бегуна», что не есть хорошо. Касательно работы в совете директоров: мы довольны партнерами, сотрудничество комфортное.
Алексей Басов (основатель и генеральный директор «Бегуна») заявлял, что сам по себе интерес Google к «Бегуну» – большой плюс компании.
– Я меряю жизнь не плюсами, а цифрами.

У владельца «Финама» были попытки выйти за рамки интернет-инвестирования, например, заняться разработкой технологии распознавания человека в толпе. Но дело заглохло, не успев начаться. «Мы вели переговоры, но до инвестиций не дошло. В идее не видно бизнеса, неясен рынок сбыта, да и с получением прав на технологию возникли определенные сложности», – объясняет Виктор Ремша. Он ждет своего интернет-«выстрела». Его фонд Finam Capital Partners претерпевает реорганизацию, с тем чтобы все участники были как можно более заинтересованы в успехе. Потому что таких гуру, как Алексей Басов, не интересует зарплата. «Сейчас мы находимся в стадии организации нового инвестиционного фонда с N-ным количеством партнеров. Это будет классический вид венчурного фонда, партнеры которого являются полноценными участниками проектов. Пока планируется, что партнеров будет пятеро, они будут работать на паритетной основе», – рассказывает Виктор Ремша.

Акционерные соглашения как-то ограничивают права прочих участников в ваших интересах?
– Что-то мы прописываем в соглашениях, но мой опыт показывает, что максимальный эффект будет только тогда, когда проект отдан в руки грамотного менеджера, прекрасно разбирающегося в бизнесе. Соглашение, доля акционерного капитала тоже важны, но человек первичен. Влиятельный совет директоров требуется только при отсутствии такого менеджера или наличии команды сильных менеджеров, больше ориентированных на утверждение своего статуса, а не на развитие бизнеса.
Как вы находите доверенных лиц?
– Это нюансы, которые замечаешь буквально за 20 минут общения с человеком. А если вдобавок ты сталкиваешься с ним при решении рабочих вопросов, то в состоянии оценить его компетенцию. На самом деле выбор не так велик, и единственное, что остается делать инвестору, – пробовать, менять людей и опять пробовать. Во многом это вопрос удачи.
Какова степень контроля инвестпроектов?
– Мы не ограничиваем себя по условиям участия. Больше 50% надо иметь в том случае, когда ты не уверен в партнере. Но желательно все же быть уверенным в партнере и покупать менее 50%. Исключение составляет бизнес, в котором инвестор принимает самое активное участие. Сочетание контроля с неполным погружением в бизнес неправильно.

Экономический спад сократил доходы холдинга по всем направлениям. «Правда, второе полугодие было достаточно сильным, так что просадка финансовых показателей оказалась не столь существенной», – уточняет Виктор Ремша.

По каким направлениям вашей деятельности выручка резко изменилась в кризис?
– Если сравнивать результаты за год, то динамика осталась ровной. Но в октябре-ноябре 2008 года народ решил, что рынок на «дне», и спрос на брокерские услуги резко вырос. Размазанный по году, этот всплеск нивелировался. Общемировая практика показывает, что максимальный приток клиентов наблюдается во время каждого резкого роста/падения рынка. Но мы не могли сравнивать с кризисом 1998 года – тогда не было российского рынка. Поэтому осенью 2008 года мы ожидали притока клиентов, но не ожидали такого роста – в три раза, люди стояли в очереди.
Резко увеличились доходы ломбардов. Но по моральным соображениям мы в этот бизнес не идем.
И давно вы принимаете во внимание моральный аспект?
– Последние год-два. Есть виды легального бизнеса, в которые я не пойду ни при каких условиях, хотя они могут быть близки нам технологически. Например, букмекерство, лотерея. Никогда не буду инвестировать в компанию, чьи доходы зависят от откатов. Если взятки занимают существенную статью расходов, то это не мой вариант.
Я следую русской поговорке «Лучше с умным потерять, чем с дураком найти». В первую очередь ориентируюсь на людей. И все неудачи, как понимаешь при анализе последствий, связаны исключительно с человеческим фактором.

В 2007 году «Финам» прославился акцией «Золотой пай». Все желающие могли обменять золотую открытку из февральского номера российского Forbes на пай инвестиционного фонда «Финам Первый». Новые владельцы могли погасить свои паи по текущей стоимости или стать настоящими инвесторами. Всего было выпущено 130 тыс. карточек, а стоимость одного пая на тот момент составляла примерно 2,9 тыс. рублей. Читатели, купившие журнал за 100 рублей, нашли в нем открытку стоимость в $112. Чтобы выполнить свои обязательства по рекламной компании, «Финаму» требовалось $14 млн – огромная для него сумма. Хорошо хоть срок акции был ограничен. Компания справилась с проблемой, по часу обслуживая каждого клиента. Вот только эффект от акции был скорее обратным – вместо благодарных клиентов «Финам» получил очереди из сотен рассерженных людей. Виктор Ремша не раскрывает, кто именно просчитался.

Каковы убытки от кампании «Золотой пай»?
– Убыток, точнее, затраты на реализацию проекта, составили около $45 тыс. Сумма сопоставима со стоимостью обычной рекламной кампании, например, размещения серии рекламных блоков в каком-нибудь журнале. Издержки не критичные для нас, но акция была интересной и привлекла внимание рынка.
Тогдашний руководитель пресс-службы Владислав Кочетков на днях стал председателем правления. Довольно странный для России выбор генерального менеджера.
– В нашей компании позиция PR-директора уже много лет относится к топ-менеджерской. Это логичное повышение опытного и успешного руководителя. Почему-то на Западе никого не удивляет такой карьерный рост. В России вхождение, скажем, представителя прессы в число первых лиц достаточно серьезного банка тоже не воспринимается как сенсация.
В марте 2009 года ФСФР отозвала ваш квалификационный аттестат из-за нарушения «Финамом» запрета на короткие продажи. Как вы вышли из этой ситуации?
– Справились оперативно. Мы получили информацию от регулятора, в максимально короткие сроки устранили выявленные им нарушения и провели перестановки в руководстве компании. Я возглавил совет директоров холдинга, а Игорь Степанян, бывший первым заместителем генерального директора ЗАО «Финам», стал его гендиром.
В начале 2009 года рынок агрессивно обсуждал проб­лемы неправильного исчисления «Финамом» подоходного налога…
– Основные жалобы клиентов – на необходимость платить налоги.
Как «Финам» борется со снижением доходности бизнеса из-за быстрого развития срочного рынка, где доходы брокеров ниже, чем на спотовом рынке?
– Это не совсем верный взгляд. Обороты того или иного сегмента финансового рынка и его маржинальность для участников – разные вещи. Спот-рынок существенно более доходен для брокера. Конечно, мы развиваем услуги и на срочном рынке, но все-таки наша клиентская база больше ориентирована на ММВБ и RTS Standard, что позволяет сохранять доходность на вполне комфортном уровне. Кроме того, есть новые услуги с достаточно высокой маржинальностью, например CFD.
Почему клиенты интернет-брокеров часто жалуются на проблемы с доступом к торгам: то заявки медленно выставляются, то «подвисает» торговая система на стороне брокера?
– Примерно по той же причине, по которой люди жалуются на любые другие услуги. Для большинства крупных брокеров проблемы с доступом к торгам – форс-мажор. Причем брокер виноват в нем менее чем в трети случаев. Есть еще биржи, различные смежники, скажем, интернет-провайдеры и энергетики. Вложения в IT-инфраструктуру для любого интернет-брокера относятся к ключевой статье расходов, однако от всех рисков защититься невозможно. В итоге проблемы, хоть и крайне редко, но встречаются. Но даже редкая проблема неизбежно вызывает всплеск обсуждения в интернете. Когда все хорошо, люди обычно молчат, поэтому жалобы более заметны, чем восторги.
В последнее время власти обращают внимание на тему «Форекса». Как вы считаете, если население в основном теряет деньги на «Форексе», что нужно делать – жестко ограничить доступ туда, запретить его или оставить все как есть?
– Ставки по банковским депозитам тоже почти всегда ниже уровня реальной инфляции, то есть население в основном теряет деньги. Может быть, стоит запретить банки или жестко ограничить возможности населения пользоваться банковскими депозитами? Цель борьбы с «Форексом» кажется мне неправильной. Этот рынок должен регулироваться, причем есть положительный опыт, на который можно ориентироваться. Например, существует регулятивная практика США, которая ориентирована на снижение рисков инвесторов. Не нужно запрещать – нужно развивать, ограничивая различные негативные стороны. Еще есть вопрос финансовой грамотности. Пока у нас чаще вопрос ставят так: зачем учить, если можно запретить?

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Внимание! Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

Это бесплатно и займет всего 1 минут.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль