Как ему закалили сталь

95
Интервью. Пять лет назад Георгий Семененко, основной акционер «Кировского завода», владеющего огромной территорией в Петербурге, оказался внутри жесткого конфликта за предприятие, которое ему досталось в возрасте 22 лет.

Когда будущий миллиардер учился в престижном питерском Финэке, его однокурсники, дети из небедных семей, ездили отдыхать за границу на каникулы. Строгий отец, владелец Кировского завода, отправлял парня учиться жизни – крутить гайки – на предприятие, которым всего через несколько лет ему придется руководить.
Когда через несколько лет волей несчастного случая отец Петр Георгиевич трагически погиб при невыясненных обстоятельствах, выпав из окна сочинской гостиницы, группа акционеров предложила поставить сына – Георгия Петровича – «наследным принцем» Путиловского завода, а самим быть регентами при нем. Расчет понятен. Но кто бы мог подумать, что революционный завод заставит пропитаться его духом и юного генерального директора, и основного акционера Георгия Семененко настолько, чтобы ввязаться в серьезную войну за контроль над предприятием. Как считают его бывшие соратники, а ныне просто миноритарии, Семененко продал сам себе 42% акций завода, который имел кольцевую структуру, а их доли размыл. 
Кто он, апологет новой западной модели бизнеса или нахальный спекулянт и папенькин сынок, получивший огромное наследство, попытался выяснить «Ф.».

Так кто же сейчас основные собственники завода?
– В свете событий последних полутора лет, когда мы, по сути, оказались под атакой группы товарищей, которые переквалифицировались из конструктивных акционеров практически в рейдеров, этот вопрос стал достаточно щепетильным. Та группа акционеров, которая меня поддерживает, не очень хочет, чтобы их имена упоминались в связи с этим конфликтом. Я-то уже привык к тому, что плохой, пятый год банкрочу завод и никак не могу обанкротить. Даже в этом смысле никчемный... (Смеется.).
Скажу так: есть две группы акционеров. Одна поддерживает меня, у нее позиция такова, что предприятие должно развиваться и все средства надо тратить не на дивиденды и выплаты, а на реализацию программ развития. Есть группа акционеров, которая эту позицию не поддерживает и желает получить некие бенефиты прямо сейчас. Их позиция понятна. До кризиса все видели, как припеваючи живут строители и девелоперы. У всех очень хорошо получалось умножать квадратные метры на доллары и получать астрономические цифры. И ко мне приходили люди с предложением, что надо уже эти цифры делить.
К счастью, этого удалось избежать, потому что группа, которая выступает за развитие, превалирует.

Основная претензия группы миноритарных акционеров сводится к тому, что генеральный директор якобы планомерно ведет предприятие к банкротству. Группа из трех миноритариев, ведущих корпоративную войну, входит в совет директоров. В феврале этого года совет директоров по инициативе именно этих трех его членов – Игоря Устинова, Максима Яковлева и Юрия Борисова – внес в повестку дня годового собрания вопрос о досрочном прекращении полномочий генерального директора и избрании нового руководителя. Миноритарии намерены предложить своего представителя – Юрия Борисова, который до 2006 года был заместителем гендиректора. Контракт у Георгия Семененко истекает в 2011 году.

На годовом собрании акционеров вы не ожидаете сюрпризов от оппонентов?
– Если переизберут генерального директора, я сильно удивлюсь.

Ряд претензий миноритарных акционеров выглядит очень убедительно. Действительно, ОАО «Кировский завод», по сути, представляет собой оболочку, в которой почти нет бизнеса. Единственный источник дохода ОАО – сдача в аренду помещений арендаторам, дочерним предприятиям. Реальный же бизнес сконцентрирован в дочерних обществах, финансовые результаты которых неизвестны, и, соответственно, миноритарии не получают с них дивидендов. В целом Кировский завод ведет себя достаточно своевольно со своими акционерами, которые, в свою очередь, каждый раз устраивают настоящее шоу на годовом собрании. Часом икс для них должно стать собрание этого года, на котором у них еще недавно оставался шанс сместить Семененко с должности генерального директора.

Насколько корпоративный конфликт отражается на работе предприятия? Обсуждается ли он на уровне простых рабочих завода?
– Все, что публично, знают все. Естественно, на уровне линейных сотрудников конфликт обсуждается, информация крутится, обрастает додумками. То есть на окружающий фон это все влияет, и совсем не позитивно. К сожалению, не так много людей в курсе того, как обстоят дела на самом деле. Ведь, например, можно прочесть в газетах, что «акционеры подали в суд против мошеннических действий генерального директора». Но ведь не все читатели знают, что до этого было еще 99 исков, которые той стороной уже проиграны. А человек читает и думает, что на Кировском заводе, наверное, одни мошенники.
Кроме того, хотя на операционную деятельность эти акционеры влиять не могут, есть круг решений, находящихся в компетенции совета директоров. Этим наши оппоненты активно пользуются. Например, на одном из недавних заседаний совета директоров обсуждался вопрос реструктуризации кредитов банка «Россия» на 2,2 млрд рублей. Один из этих кредитов заканчивается в мае, второй – в июне. Сейчас мы получили возможность пользоваться инструментами госгарантий и предложили вместо двух кредитов взять один на ту же сумму и обеспечить госгарантиями 50% кредита, поменять структуру залога, высвободив часть имущества, и снизить процентную ставку, что дает экономию под 100 млн рублей в год. Однако это решение было заблокировано, формально по причине непредоставления всех документов. Я по наивности раньше предоставлял миноритарным акционерам все документы, которые они запрашивали. Но кончалось это тем, что, получив бумаги, они сразу же направлялись в суд. Сейчас позиция такова – какие документы положены по закону, те мы и выдаем.
Так вот, отрицательное решение будет стоить Кировскому заводу 15 млн рублей. Мы рассчитываем вынести этот вопрос на годовое собрание акционеров, и у меня есть уверенность, что акционеры проявят большую мудрость и решение о реструктуризации будет принято.
Получается, что конфликт из чисто судебной плос­кости перешел уже в финансовую и влияет на текущую деятельность завода?
– А он и так влиял. Причем сейчас эта группа акционеров больше концентрируется на пиар-составляющей, тем более что все их претензии рассмот­рены судами. Несколько важных дел прошли в начале этого года в третьей инстанции. Суд отказал акционерам, полностью поддержав нашу позицию. Ими была подана жалоба в Высший арбитражный суд, который ее отклонил. 

Совокупная стоимость пакета миноритариев сейчас может быть оценена в 250–300 млн долл . Сняв арест с кипрского офшора, акционеры теряют надежду смес­тить Георгия Семененко с поста генерального директора и последнюю надежду на победу в корпоративном споре.

Так все же когда и как закончится конфликт?
– Если я встречу человека, который даст мне ответ на этот вопрос, то я немедленно возьму его работать на Кировский завод на большую зарплату. Я использовал все законные способы, которые знаю. Весной–летом 2008 года я провел большое количество переговоров с ними. Как правило, такие ситуации решаются следующим способом: либо вы у нас покупаете, либо мы у вас. Но позиция была такая – у меня они, условно говоря, были готовы купить за $1, а сами были готовы продать за $10 и еще хотели моральную компенсацию.
Всегда назывались цифры, что предприятие стоит $2–3 млрд, сейчас, в условиях кризиса, может быть $1,5 млрд.
А на самом деле?
– А что значит на самом деле? Предприятие стоит столько, за сколько его готовы купить и продать. У нас сейчас нет желающих купить, а мы не собираемся продавать. Есть некие котировки на рынке, но мы никогда не стремились к тому, чтобы раскручивать акции и зарабатывать на этом деньги, этот инструмент нужен либо для мегасделок, например слияния крупных компаний, либо для того, чтобы акционеры могли «уйти в деньги», когда им надоест этим заниматься. Но до мегаслияний мы пока еще не доросли, а акционеров, которые хотели бы «уйти в деньги», в нашей группе, которая ратует за развитие, нет.

Примерно половины выручки Кировского завода генерирует ЗАО «Петросталь», занимающееся производством метеллопроката, штампованных изделий, запчастей для машиностроения, железнодорожного транспорта, нефтяной и атомной промышленности, а также металлоконструкций для строительства. Еще порядка 25% выручки дает «Петербургский тракторный завод», выпускающий тракторы «Кировец». Всего у Кировского завода около 20 компаний, занимающихся разными видами деятельности – от сдачи в аренду помещений до энергомашиностроения и развития морских терминалов. 

Какова сейчас долговая нагрузка предприятия? Ведь миноритарии как раз аргументируют свою позицию тем, что из-за значительного роста задолженности предприятие находится под угрозой банк­ротства.
– Долговая нагрузка сейчас составляет около 4,7 млрд рублей, она практически не меняется и колеб­лется вокруг одной цифры. За период кризиса она не выросла – базовый уровень был 4,6 млрд, сейчас 4,7 млрд. Росагролизинг нам заплатит по контракту, будет снова 4,6. То, что удалось стабилизировать уровень долговой нагрузки, объясняется повышением эффективности, сокращением оборотных средств, незавершенки, материалов, норм расходов, запасов и т.д.
Какую прибыль вы ожидаете в этом году, а также на период ближайших пяти лет?
– Сложно говорить о прибыли, потому что пока мы еще не прошли этап турбулентности, это только в телевизоре кризис закончился. Тем не менее, перспективы предприятия я оцениваю положительно, мы пережили самый тяжелый момент, повысили свою эффективность, и, когда появится тренд на постепенный рост, мы готовы запрыгнуть на эту волну. Выживая, мы не останавливались в каком-то точечном развитии, на ключевые проекты мы находили средства, чтобы двигаться вперед. Например, введена новая мехообрабатывающая технология для тракторного производства, для деталей коробки, деталей моста, вмес­то старых агрегатных линий мы запускаем новые обрабатывающие центры.
А 2009 год для завода был убыточен?
– Да, чистый убыток по РБСУ составил 1 млрд руб­лей. Консолидированная выручка упала до 9 млрд руб­лей с 14 млрд в 2008 году. В основном падение произошло из-за металлургической составляющей, прокат до кризиса стоил 800 евро/тонна, потом упал до 250, сейчас снова вырос до 600. По одной металлургии в 2010 году при условии сохранения действующего тренда (стучит по столу) у нас будет выручка примерно 2/3 от всей прошлогодней (почти 6 млрд рублей).   
Удалось ли заводу сократить расходы?
– На фоне понесенного убытка мы не допустили роста задолженности. Это означает, что мы стали эффективнее. Например, запасов лома на «Петростали» раньше хватало на 20 дней, сейчас работаем с недельными запасами. Одно дело, когда идет рост – нужно все время наращивать оборотку, где-то даже с опережением, на этом многие «попали» во время кризиса. Когда же идет спад, приходится работать по системе бережливого производства, то есть понадобилось – закупил, не надо – не закупаешь. Это вкупе с другими мерами, как то: консервация площадей, оптимизация технологических цепочек, снижение энергопотребления, сокращение персонала, – дало возможность пережить 2009 год, не провалившись к долговую яму.
В перспективе планируется увеличение кредиторки?
– Планов таких нет, мы будем барахтаться вокруг этой цифры, снижения тоже, думаю, в ближайшей перспективе не произойдет.
В августе этого года исполнится пять лет с тех пор, как вы возглавили Кировский завод. Как прошло это время? Что удалось?
– Пять лет назад Кировский завод был предприятием с массой элементов старой советской системы. По­этому основная задача как тогда, так и сейчас заключается в избавлении от нежизнеспособных элементов, проведении колоссальной модернизации, начиная от производственного оборудования и процессов управления и заканчивая укладом мышления и отношением к делу сотрудников завода.
Кировский завод был одним из флагманов советской промышленности. Однако, в плановой системе главное было не продать, а освоить выделенные ресурсы, качественно изготовить продукцию, выполнить план в срок. Поэтому сейчас идет изменение завода в соответствии с законами конкурентного рынка.
Исходя из тезиса главенства потребностей рынка над производственной функцией, изменения происходят как на уровне основного общества, так и на уровне дочерних предприятий. В зависимости от поставленных целей мы реорганизуем механизмы исполнения, появляются новые структуры, управленческие вертикали, под них мы пишем новое штатное расписание и т.д.
Вы возглавили завод в 22 года. Каково это?
– Оглядываясь назад, могу точно сказать, что я не понимал, на что подписываюсь. Но за эти годы я не только осознал всю ответственность своей работы, но и всем сердцем полюбил дело, которым занимаюсь. Теперь пока тут не появится город-сад, никуда не денусь. Как принимали?  Во-первых, я был не посторонним человеком, меня здесь знали все основные руководители. Во-вторых, у меня на тот момент трудовой стаж на заводе был около шести лет. Конечно, это не тот стаж, который нужен, чтобы стать генеральным директором, но определенную положительную роль это сыграло. Решение о моем назначении было принято за один день, в совете директоров тогда было несколько топ-менеджеров Кировского завода, они как раз и высказали своим решением некое общее коллективное мнение. Меня все приняли и, учитывая ситуацию, помогали, не бросили одного. Я не помню какого-то  противопоставления.
А вы в детстве мечтали быть директором?
– Конечно, куда же без этого. И у отца были определенные мысли о том, сколько он хочет еще проработать и что планирует делать дальше. В разговорах с отцом план на жизнь как-то проговаривался. Другое дело, что сроки в нем были несколько иные.
А вы лично изменились за пять лет?
– Я, конечно, изменился. Такая махина, как Кировский завод, способна или сломать, или сделать сильнее. Мне тогда было 22 года, я тогда еще не был окончательно сформировавшимся человеком, но, тем не менее, считаю, что за 5 лет я не стал в корне другим. Конечно, приходится учиться быть жестким, потому что все определяет мера ответственности. Когда ты отвечаешь только за себя, можешь где-то расслабиться, сказать «ай, ладно», а когда от тебя зависит большое количество людей, то это уже непозволительно.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Внимание! Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

Это бесплатно и займет всего 1 минут.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль