Re: риски возвращаются

79
Угрозы. Вторичный рынок российских рисков сер, слаб и зачастую экономически не­адекватен. Он – одно из главных уязвимых мест страховой индустрии. «Ф.» прошелся по критическим точкам отечественного перестрахования.

Авария на Саяно-Шушенской ГЭС стала событием экстраординарным для российского рынка страхования. Объем  возмещения по этому случаю может стать рекордным –  лимит покрытия согласно договору составляет 200 млн долларов. Как сообщил «Ф.» член правления  «Русгидро» Константин Бессмертный, компания «Росно» уже начала выплату страховых компенсаций. «Выплаты осуществляются по согласованному графику. Точная сумма полученного возмещения не разглашается», – заявил он. Эти средства, по его словам, направляются на финансирование ремонтных работ, реконструкцию, закупку и монтаж нового оборудования. При этом он уточнил, что общая сумма затрат на восстановление станции будет больше, чем возмещение. Впрочем, окончательный объем компенсации сторонами также не озвучивается. Известно лишь, что на собственном удержании «Росно» оставило всего 0,8% покрытия, а остальную часть переложило на пул перестраховщиков, лидером которого является Munich Re. Разумеется, без участия перестраховщиков покрывать убытки подобного масштаба даже такой крупной компании, как «Росно», невозможно.
Правда, информацию о том, в какой степени перестраховщики участвуют в уже прошедших траншах, ни «Росно», ни «Русгидро» не раскрывают, ссылаясь на конфиденциальность. По словам Дмитрия Бейгула, генерального директора страхового брокера «Малакут», есть несколько вариантов выплаты компенсации. Все зависит от того, какая процедура прописана в договоре при размещении рисков в перестрахование. Одна из схем предполагает, что страховая компания сама выплачивает полную сумму ущерба, а потом ее гасят перестраховщики – согласно пропорциям, зафиксированным в договоре. Это самый невыгодный вариант, особенно если убыток большой. Чтобы выплатить возмещение, страховщику может даже потребоваться кредит. Более распространена другая схема. Страховщики и перестраховщики совместно анализируют страховой случай, изучают документы и согласовывают суммы выплат. Когда все вопросы урегулированы, компенсация выплачивается одновременно страховой компанией и перестраховщиками в соответствии с долями, установленными в договоре. Как правило, это происходит в течение 30 дней после принятия решения. Но если сумма ущерба очень значительная, выплаты могут проводиться  поэтапно в течение нескольких лет.
Авария, произошедшая 17 августа, еще раз доказала, что даже самые невероятные события могут стать вполне реальными и обернуться значительными расходами. И грамотно выстроенная перестраховочная схема – единственная защита от финансового краха. Но как кому-то из клиентов страховые услуги кажутся слишком дорогими, так и страховщики стремятся экономить на перестраховании, умаляя свою устойчивость.

Риски на Запад. На мировые перестраховочные рынки и прежде попадала весьма ограниченная часть российских премий. В прошлом году, по данным Росстрахнадзора, она составила 54,8 млрд рублей. Но в нынешнем сумма может серьезно уменьшиться. «Стремление основных крупных российских страховщиков оптимизировать свои расходы на перестраховочную защиту привело к тому, что лидерами российских облигаторных программ являются несколько крупных западных перестраховщиков, которые стремятся ограничить кумуляцию по крупным рискам, вводя соответствующие ограничения», – рассказывает Сергей Третьяков, заместитель начальника управления исходящего перестрахования «Росно».
Однако большинству российских компаний в условиях падения сборов элементарно не хватает средств на защиту собственных рисков. Перестрахование на европейских площадках, даже при неизменных тарифах, для них недоступно. Тем более что далеко не все тарифы остались неизменными – по отдельным, особенно убыточным, линиям бизнеса идет удорожание. Таким сегментом, по словам Дмитрия Бейгула, стало, в частности, авиационное перестрахование – тарифы здесь выросли примерно на 20%. А для отдельных страховщиков, если их перестраховочные контрагенты получили убытки в 2009 году, и того больше – до 30%.
Для российских компаний это ощутимый удар, авиационные риски чаще других перестраховываются: количество авиационных происшествий не уменьшается, а возмещение по ним исчисляется миллионами долларов. Одна из крупнейших выплат последнего времени связана с авиакатастрофой, произошедшей 14 сентября 2008 года. Тогда разбился Boeing-737 авиакомпании «Аэрофлот-Норд», выполнявший рейс Москва – Пермь. Погибли 88 человек. Кэптивный страховщик «Аэрофлота» – компания «Москва» – выплатила родственникам погибших около 110 млн рублей. Ощутимые убытки приносят не только масштабные трагедии с десятками жертв. Например, той же «Моск­ве» пришлось расплачиваться по страховому случаю, который произошел 30 июня 2008 года. Тогда на разбеге при выполнении рейса Санкт-Петербург – Моск­ва произошло «нелокализованное разрушение авиадвигателя» у Ту-154. В результате самолет получил серьезные повреждения, а сумма страхового возмещения составила свыше $1,3 млн. По данным «Москвы», в договоре перестрахования по этому случаю участвовал целый пул компаний – «АльфаСтрахование» (8,8%), «Ингосстрах» (17,5%), «Росгосстрах» (4,4%). 13,1% разместил за рубежом международный брокер Willis.
Но если тарифы по авиационному перестрахованию повысились для всех стран то риски, связанные с электроэнергетикой, подорожали исключительно для России. Причина не только в катастрофе на Саяно-Шушенской ГЭС. По словам экспертов, за последние пару лет в этой отрасли произошло несколько серьезных аварий, по которым выплачивались очень значительные суммы. Только у «АльфаСтрахования» и только в первой половине прошлого года выплаты по объектам электроэнергетики составили около 235 млн рублей. Это без учета пожара на печально известной подстанции «Чагино» в Москве в 2008 году – там ущерб приближается к двум миллиардам рублей. Да и в гидроэнергетике авария на Саяно-Шушенской ГЭС хотя и самая крупная, но не единственная. В частности, в декабре прошлого года «Капитал Страхование» выплатил «Русгидро» более 13,7 млн рублей аванса в связи с повреждением Гунибской ГЭС, пострадавшей в результате экстремального паводка в июле 2009-го. Впрочем, и само руководство «Русгидро» учло уроки прошлого года. По новому договору, заключенному с «Капитал Страхованием», значительно расширены лимиты покрытия. «В 2010 году лимит возмещения по каждому страховому случаю увеличен по сравнению с 2009-м в три раза – с 200 до $600 млн», – рассказал «Ф.» Константин Бессмертный. По его словам, страховой тариф вырос для компании на 10% – с 0,21 до 0,23% от стоимости застрахованного имущества.

Схемный бизнес. Если зарубежные перестраховочные площадки недоступны многим в силу своей дороговизны, то российский рынок отталкивает своей непрозрачностью и ограниченной емкостью. «Все наши перестраховочные компании по меркам мировой индустрии просто карлики. Да и доверие к большинству из них, честно говоря, невысокое», – признает директор по андеррайтингу и перестрахованию группы «Согаз» Дмитрий Талаев.
Скандалы подорвали авторитет российских перестраховщиков. Чего стоит хотя бы история с «Золотым гарантом». В августе прошлого года компания попала в поле зрения департамента экономической безопасности МВД России. В официальном сообщении ведомства говорилось, что она «занималась незаконным обналичиванием и выводом денежных средств за рубеж через оказание фиктивных страховых услуг», а ее незаконный оборот только в 2009 году превысил 50 млрд руб­лей. В офисах компании сотрудники МВД изъяли документы свыше 200 фирм-«однодневок», поддельные печати госорганизаций, коммерческих банков, страховых компаний, кредитные карточки, оформленные на подставных лиц, паспорта и другие документы.
Росстрахнадзор отозвал лицензию у «Золотого гаранта» в августе прошлого года. А ведь до этого компания несколько лет входила в число лидеров российского перестраховочного рынка. По итогам 2008 года она занимала третью строчку, ее сборы по входящему перестрахованию составляли свыше 2,2 млрд руб­лей. За прошлый год с рынка ушли и другие недавние лидеры: Универсальное перестраховочное общество, Средневолжская перестраховочная компания. В этом году отозваны лицензии еще у двух операторов, входивших в десятку, – «Искусства страхования» и «Микора-Ре», еще у одного – «Итермы» – лицензия приостановлена. По оценкам гендиректора Транссибирской перестраховочной корпорации Ирины Постниковой, на компании, потерявшие лицензии в 2009-м и начале 2010 года, приходится 40% валовых перестраховочных премий за 2008-й. Арифметика здесь дружна с географией: как рассказал заместитель руководителя Росстрахнадзора Олег Пилипец, почти четверть своих рисков российские страховщики в 2008 году передали в такие «экзотические» страны, как Уругвай и Киргизия. При этом в Великобританию ушло 22% от общей премии, в Германию – 18%. Олег Пилипец предупреждает, что Росстрахнадзор будет тормозить вызывающие подозрение перестраховочные сделки через суд. Впрочем, несмотря на все усилия ведомства, по оценкам экспертов, доля схем в российском перестраховании все еще составляет около 40%.

Кризисное ускорение. Рынок российского перестрахования начал сжиматься еще несколько лет назад, с 2006 года, когда ФССН развернула борьбу за чистоту рядов. Кризис ускорил процесс. В прошлом году, по данным службы, компании передали в перестрахование премии в объеме 97,8 млрд рублей. Российскому сегменту рынка досталось 43 млрд, что на 20% меньше, чем в 2008-м. Примечательно, что универсальные компании потеряли, по оценкам экспертов, меньше премий, чем специализированные перестраховщики.
Причин тому достаточно. Внутренний спрос на перестрахование напрямую зависит от развития самого страхового рынка. «Страховые компании демпингуют, стремясь в сложное время увеличить свой кассовый поток, а мы, перестраховывая этот поток, не можем диктовать свои условия», – говорит первый заместитель гендиректора «Капитал Перестрахования» Александр Королев. Особенно просели те компании, в портфелях которых была значительная доля перестрахования авто. «У отдельных страховщиков автопортфель сократился  на 30%, это повлияло и на связанных с ними перестраховщиков», – говорит Дмитрий Бейгул. По его оценкам, в разы сократился и объем рисков, связанных с ответственностью за неисполнение госконтрактов, а это тоже была ниша для многих операторов. Существенно сократилась и доля личного страхования в перестраховочных портфелях.
Пошла острая ценовая конкуренция, которая затронула прежде всего имущественные виды. «Только с конца 2008-го по середину 2009 года ставки снизились почти в 2–2,5 раза! Основная причина – ужесточение борьбы за клиентов, за сохранение и поддержание портфелей», – подтверждает заместитель гендиректора «Юнити Ре» Дмитрий Гармаш. «Главная беда российского рынка  – экономия на тарифах в перестраховании. Это в первую очередь касается мелких и средних  компаний. Они недооценивают, насколько их устойчивость зависит от качества перестрахования. Если они плохо перестрахуют или недоперестрахуют свои риски, то не смогут отвечать и по убыткам», – говорит Александр Королев. Это очень опасная политика. Да и сами перестраховщики при снижении тарифов и росте убыточности рискуют оказаться в ситуации, когда объем убытков перестанет соответствовать той премии, которую они получили. У них просто не хватит резервов для покрытия ущерба.

Опасная взаимность. Пока специализированные перестраховщики выпадают из обоймы лидеров, универсальные компании, имеющие перестраховочные лицензии, укрепляют свои позиции. Их доля в общем объеме сборов в прошлом году выросла. Собственно, они всегда довольно успешно конкурировали благодаря более значительному объему собственных средств и перестраховочных емкостей и международному авторитету. Среди лидеров – «Согаз», «Капитал Страхование», «Росно». «Российские страховщики иногда могут себе позволить подписывать входящий бизнес по более низким ставкам, чем их коллеги из профессиональных перестраховочных обществ, поскольку у страховщиков всегда имеется портфель «прямых» страховых рисков с более высокими ставками, – говорит Дмитрий Бейгул. – Департаменты перестрахования вновь рассматриваются как подразделения, которые могут зарабатывать деньги, – опять появились планы по сборам. Они вынуждены «искать бизнес» у коллег по рынку». По словам эксперта, на этапе проведения крупных тендеров компании могут создавать негласные «одноразовые альянсы», поддерживая друг друга перестраховочной емкостью. «Универсальные операторы для наращивания оборотов начали активнее заниматься перестрахованием, за счет чего сглаживали падение премий по прямому бизнесу», – комментирует Дмитрий Гармаш. А это рискованная стратегия. По словам директора московского филиала компании «Находка Ре» Эллы Платоновой, срабатывает кризисная психология многих топ-менеджеров: «Деньги любой ценой сегодня, а завтра видно будет». «В кризисное время многие из них произвели переоценку не в пользу надежной защиты собственных рисков, а в пользу получения дополнительных потоков по входящей премии, не думая о том, что вместе с входящим бизнесом придут и убытки», – комментирует Элла Платонова.
Есть и другая тенденция, которая вызывает опасение. В условиях кризиса часть российских страховых компаний пытается любыми способами оптимизировать расходы на перестрахование. Кто-то за счет снижения тарифов, а кто-то путем собственного удержания по отдельным линиям бизнеса. Даже несмотря на ухудшение своего финансового положения.
Впрочем, у страховщиков есть свои аргументы, и достаточно весомые. Емкость российского рынка перестрахования всегда была очень ограниченной, а в условиях кризиса она «схлопнулась». Да и финансовое положение ряда перестраховочных компаний серьезно ухудшилось. «Страховщики в такой ситуации просто вынуждены пересматривать секьюрити-листы. Наша компания сократила его в разы. И, возможно, сократит еще больше. Так же поступили и другие крупные компании. Дополнительными емкостями, которые мы предоставляем друг другу, фактически замещаются компании, которые выходят из списков партнеров», – рассказывает Дмитрий Талаев из «Согаза». «Есть среди российских перестраховщиков, конечно, надежные и достойные. Мы работаем и с Русским перестраховочным обществом, и с «Транссиб Ре», но и их емкости несопоставимы с лидерами мирового рынка», – уточняет он. По его словам, общие расходы «Согаза» на перестрахование в прошлом году увеличились. Это связано с крупными инфраструктурными проектами, которые требуют достаточно затратного факультативного перестрахования. И эти риски компания в значительной степени размещает на западных рынках. «Большее количество рисков мы оставляем на собственном удержании. Но это не связано с кризисом, а скорее обосновано финансовыми возможностями компании. Прежде чем принимать такое решение, проводились серьезные расчеты, моделировались разные сценарии убытков по тому или иному виду страхования», – уверяет Дмитрий Талаев. Впрочем, он допускает, что так поступают далеко не все компании.
А нужен ли России собственный рынок перестрахования? Большинство экспертов, да и сами страховщики, говорят: «Нужен». Дело в том, что далеко не все «российские риски» можно разместить на Западе. Взять, к примеру, страхование ответственности по госконтрактам или ответственности строительных СРО. «Существует определенный спектр рисков, которые либо плохо перестраховываются, либо вообще не перестраховываются за рубежом. Есть риски не очень крупные, которые выгоднее размещать внутри страны»,– уточняет Александр Королев. Он убежден, что перспективы российского рынка на ближайшее время связаны с пространством СНГ. В прошлом году отечественные перестраховщики получили от них значительную долю премии. По оценкам надзора, около четверти всей входящей премии было получено от нерезидентов. В основном это страны СНГ, а также Юго-Восточной Азии и Южной Америки. «Из стран СНГ по переданной на российский рынок премии лидируют Казахстан, Азербайджан, Украина, Белоруссия. В меньшей степени вовлечены Узбекистан, Молдова и Киргизия», – уточняет Александр Королев. Правда, есть и препятствия. Например, на Украине существует запрет на работу с компаниями из стран, не входящих в ВТО. Тем не менее, по словам эксперта, российские перестраховщики готовы действовать и на этих рынках: «Например, у «Капитал Перестрахования» есть облигаторный договор защиты нашего портфеля по рискам ретрацессии, который мы покупаем у западных перестраховщиков с высокими рейтингами. Его максимальная емкость $100 млн. Он покрывает риски компаний из стран СНГ, в том числе украинские и казахстанские». Александр Королев убежден, что российский рынок перестрахования должен идти по пути интеграции в международное пространство, а не оставаться локальным или сугубо национальным. А для этого он должен очищаться, капитализироваться, расширять свое поле.

  

Лидеры по операциям входящего перестрахования в 2009 году

Компания

Премии, млн руб.

Выплаты, млн руб.

Ингосстрах

3875,3

2432,5

Капитал Страхование

2577,3

487,9

Росно

1722,8

1809,0

Согаз

1448,9

361,4

Индустриальное
перестраховочное общество

1348,5

54,8

Итерма

1131,3

76,3

Транссиб Ре

1078,6

349,7

НЭСО

1019,8

89,7

Капитал
Перстрахование

997,2

747,7

Альянс

994,4

29,2

Искусство
страхования

954,4

22,0

Юнити Ре

938,6

321,2

Моя страховая
компания

880,3

21,7

Деловое сообщество

828,2

30,9

Сотис

794,2

52,2

Интеллект-гарант

776,9

192,6

Согласие

769,6

389,9

Росида

750,8

3,8

Москва-Ре

714,9

352,7

Вертикаль

679,9

267,7

Полис-сервис

659,4

106,5

Восточная перестраховочная компания

656,5

402,9

Столичный перестраховочный центр

651,5

237,3

Страховая
компания Эйс

645,1

171,7

Эльдорадо

635,6

54,7

Интерполистраст

617,0

150,4

Источник: Росстрахнадзор

 

Разное перестрахование

О том, чтобы защитить свои собственные риски страховщики задумались давно. Когда сумма страхового покрытия того или иного клиента была слишком велика для компании, она не отказывалась от договора, а передавала часть рисков, которые превышали ее емкость, другому страховщику – на перестрахование. Иными словами, перестрахование этого своего рода «вторичное» страхование.
Сегодня существуют разные варианты перестрахования, но наиболее распространенными считается факультативное и облигаторное.
Факультативный договор касается одного риска в одной сделке. У страховщика в этом случае полная свобода выбора – как в подборе партнеров по перестрахованию, так и относительно величины риска, который он готов оставить на собственном удержании. Перестраховщик же решает, готов ли он принять на себя риск в том или ином объеме. При этом перестраховочные платежи взимаются индивидуально, независимо от суммы страховых платежей, полученных самим страховщиком.
Свобода выбора – важное преимущество такого договора. Но у него есть и минусы – страховщик должен предоставить самую исчерпывающую информацию относительно риска, который намерен перестраховать. Да и сам процесс принятия решений по факультативному перестрахованию потребует немало времени. Кроме того, этот вид перестрахования наиболее дорогостоящий. Тем не менее, его популярность в последние годы растет. По мнению экспертов, это связано с тем, что в результате технологического развития риски стали гораздо сложнее и требуют более индивидуального подхода.
При облигаторном договоре на перестрахование передается не отдельный обособленный риск, а значительная часть страхового портфеля, при этом все условия четко сформулированы. Такой договор заключается на неопределенный срок с правом расторжения по взаимному уведомлению сторон. По мнению экспертов, облигаторный договор наиболее выгоден, поскольку все заранее определенные риски автоматически получают покрытие у перестраховщика. При этом перестраховочные платежи по подобному договору всегда определяются в проценте от суммы страховых платежей, полученных при заключении первичного договора страхования.
Облигаторное перестрахование в свою очередь может быть пропорциональным и непропорциональным. В первом случае риск распределяется между страховщиком и перестраховщиком на основе фиксированного процентного соотношения, определяющего долю перестраховщика во всех убытках. Сущность непропорционального перестрахования состоит в том, что выплаты перестраховщика определяются исключительно величиной убытка. Такой вариант договора используется, как правило, во всех видах страхования, где нет верхней границы ответственности страховщика, а также по договорам страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Внимание! Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

Это бесплатно и займет всего 1 минут.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль