Андрей Тарасов: «Что такое защита государственных интересов? Это риск-менеджмент на уровне Кремля»

309
Интервью. Основной владелец и председатель правления банка «Центрокредит» Андрей Тарасов (№ 423 в рейтинге миллиардеров «Ф.», оценка состояния – 4,5 млрд рублей) планирует заработать на светлом будущем российского автопрома.

Андрей Игоревич, ваш банк по итогам прошлого года занял первое место в топ-100 по приросту активов – более 330%. Странные показатели, учитывая, что на рынке творится. Что за ними стоит?
– Очень простая вещь – необходимость масштабирования бизнеса в силу падающих процентных ставок. Если маржа падает – что тут можно сделать? Чтобы сохранить абсолютную величину заработков, нужно масштабировать бизнес. Наш капитал это позволяет. Мы до кризиса проводили очень консервативную политику и теперь имеем возможность развиваться. В предыдущие периоды можно было бы обойтись меньшим масштабом бизнеса, но выдавая более доходные корпоративные кредиты. Поскольку в последний год уровень доверия между банком и клиентами и уровень прозрачности клиентов были недостаточными, чтобы говорить о серьезном увеличении кредитного портфеля, мы были вынуждены работать на малой марже с высоколиквидными активами, как правило, с первоклассными ценными бумагами. В основном это был госдолг и облигации Москвы. Брали их больше, но с меньшей маржой – отсюда и рост активов.
То есть кризис заставил изменить профиль бизнеса?
– Фактически да, хотя кризис не заставил нас пересмотреть стратегическую концепцию. А ее базовый тезис – сохранение конкурентоспособности на основе крупных, сверхсложных кредитных сделок. Почему крупных? Потому что это позволяет банку быть компактным, не раздувать штат, и оставаться конкурентоспособным относительно госбанков и относительно дочек иностранных банков.
Кто ваши конкуренты в этой области?
– До кризиса крупнейшим в этой области был Merrill Lynch. С ним мы конкурировали в сфере сделок по слияниям и поглощениям, а также таких сделок, как реструктуризации или сложные лизинги. Кроме того, мы практикуем сложные сделки документарного плана, здесь лидеры – наверное, Сбербанк и ВТБ в силу их капитализации. Если говорить о документарных сделках, то назову один очень приятный для нас факт: Федеральная таможенная служба в начале этого года установила лимит по нашим гарантиям на уровне 2 млрд рублей. Это достаточно серьезная сумма для нашего банка. Мы торгуем гарантиями на таможню и гарантиями против авансов строительным корпорациям, входящим в топ-10. Наши гарантии именно в силу высокого уровня капитализации «Центрокредита» принимаются крупнейшими эмитентами авансов, такими, как например, Федеральная сетевая компания или строительные службы заказчика «Мечела».
И что произошло с рынком сложных кредитных сделок в прошлом году?
– Он стагнировал абсолютно. В 2009 году у нас не было ни одной новой сделки. Мы активно сокращали издержки, например, у нас прошло 30-процентное сокращение персонала. Мы действовали, как все. Но, кроме того, мы хорошо заработали на переоценке ценных бумаг.
Теперь возвращаемся на рынок сверхсложных сделок, набираем новые сделки в портфель, каждый день ведем переговоры. Мы не боимся возвращаться, поскольку в прошлом году, несмотря на кризис, у нас очень хорошо показал себя кредитный портфель. Неожиданно хорошо. Полностью погасил свои долги «Камаз», в «ноль» погасил долги ЗИЛ. Мы участвовали в процессе передислокации ЗИЛа, и у нас была на его дочки кредитная линия – для перевода мощностей в провинцию. Полностью вернулась гарантия из Федеральной сетевой компании на 1,5 млрд рублей. То есть основные «домены рисков» в 2009 году оправдали наше доверие.
Передислокация ЗИЛа – тоже относится к категории сверхсложных кредитных сделок?
– Безусловно! Мало кто в стране решился бы выдать этот кредит. Мы решились, посмотрели риски, посмотрели эту площадку, на участников сделки. Перед тем как решиться, изучили все обстоятельства, и это действительно было сложно. Передислокация очень близка по своему характеру к сделкам слияний и поглощений. По «Камазу» у нас всегда была сложная позиция: мы кредитовали «Камаз-металлургию» по факторингу с металлургическими предприятиями, с металлотрейдерами. Факторинг, как и лизинг, тоже относится к этой категории – если делать по уму, то это не очень простая сделка. Крупная сделка у нас есть по лизингу подвижного состава – там была и покупка вагонов на Украине. Это не просто заложить дом и оформить ипотеку. Нет, я ничего не имею против ипотеки – просто кесарю кесарево, а слесарю слесарево. Мы не кесари, мы слесари. У нас серебряной ложки во рту не было и, слава Богу, не будет. Мы всего достигаем большим трудом и считаем, что это очень хорошо. Потому что если актив требует трудозатрат, если он сложный, если он такой, что за него мало кто возьмется – для нас это означает, что и конкурировать не с кем, ни по процентным ставкам, ни по клиентуре. Другое дело – как угадать будущего лидера отрасли. Ведь когда ты делаешь сложную кредитную сделку, то перед тобой стоит задача на грани с психоанализом: угадать будущего лидера отрасли и помочь тому, кто имеет шанс прорваться и взять в своем бизнесе большую нишу.
И где вы теперь собираетесь искать будущих лидеров?
– Мы будем поддерживать клиентов в тех областях, которые в перспективе ближайших пяти лет будут казаться ликвидными. Я бы прежде всего назвал межрегиональные сетевые компании и всю сферу энергетического строительства. Кроме того, я бы назвал автопром – мы уже слишком много о нем знаем, чтобы оттуда уходить. В автопроме мы присутствуем во всех его ипостасях, я например, когда-то был членом совета директоров «Камаза». «Центрокредит» кредитовал крупнейших автодилеров по импортным машинам.
Что, у нашего автопрома есть перспективы?
– А куда деваться? 140 миллионов граждан, «убитый» парк машин, плохие дороги, которые приводят к ускоренной амортизации автотранспорта. Опять же, я могу вам предсказать, что через три года мы увидим массовую сборку китайских автомобилей в России класса нынешнего «Фольксвагена». Сейчас мы ведем переговоры кое с кем из автодилеров. Вы знаете, сильный и умный всегда выстреливает на дне. И вот сейчас есть идеи на рынке продаж автомобилей – люди пытаются использовать момент «дна», чтобы отъесть большую часть своего рынка. Вот они – наши. Мы их сейчас вычисляем и активно с ними беседуем.
Вы считаете, что вопреки скепсису многих, в энергетику сейчас пойдут инвестиции?
– У нас государство, если что и поддерживает, так это как раз энергетическую инфраструктуру. То есть, сейчас секвестируется все, но в отношении этой отрасли у властей есть понимание, что ее нельзя запускать. И плюс ко всему – человек предполагает, а господь располагает. Саяно-Шушенские ГЭС просто так не случаются. В правительстве все прекрасно понимают, поэтому в энергетическом строительстве деньги есть и будут. Другой разговор, что среди подрядчиков ухарей достаточно – но это уже как раз проблема банкиров – как санитаров леса. Наконец, в качестве приоритетной для нас отрасли я могу назвать сегмент экспортных сырьевых товаров, особенно в районах Сибири и Дальнего Востока. Мы много занимаемся Китаем, присутствуем на всех мероприятиях, связанных с увеличением доли национальных валют в приграничной торговле, контактируем с губернаторами, участвуем в проекте развития инфраструктуры, например мостов через Амур. Китайцы будут покупать наш уголь, наш лес. Хотелось бы, конечно, чтобы они покупали продукты переработки, хотелось бы строить серьезные предприятия и продавать в Китай не уголь, а кокс и бензол – но это отдельная тема. Тут надо вспомнить, что у нас практически нет проектного финансирования. Очень тяжело поднимаются деньги на проекты.
Ваш банк в какой-то момент оказался в числе наиболее зависимых от кредитов ЦБ. Не слишком ли вы рисковали?
– Что такое лимиты, устанавливаемые ЦБ на беззалоговых аукционах? Это функция от капитала банка. Если капитал позволял нам открывать эти лимиты, то мы их открывали. В субординированных займах нам отказали по непонятным причинам, а капитал у нас большой, защищенный, это для ЦБ очевидно, поэтому они открывали нам лимиты. Другой разговор, что есть определенные спекуляции, кто как пользовался лимитами. Между тем индикатором активности использования лимитов является наличие комиссара ЦБ в банке. У нас представитель регулятора присутствовал в 2009 году всего в течение трех месяцев. Когда на деньги ЦБ было что купить высоколиквидного, что позволяло иметь хоть какую-то маржу на процентной ставке, мы это делали. Но было достаточное количество периодов, когда наша задолженность перед ЦБ равнялась нулю. Высокие лимиты – это просто проявление традиционной перекапитализации «Центрокредита». Кстати, об избытке капитализации я говорю без восторга. Наша перекапитализация – в определенной степени следствие слабости нашего клиентского направления. Большой капитал дает нам и возможности, и, с другой стороны, сигнал, чтобы развить работу с клиентами.
Ваш банк – крупный акционер ММВБ, участник РТС. На ваш взгляд, как должна развиваться биржевая инфраструктура в России? Есть ли перспективы у идеи международного финансового центра в Москве?
– У нас фондовый рынок как таковой в эмбриональном состоянии, он очень узкий, с малым количеством бумаг, малым уровнем капитализации. Недостаточно развито государственное участие, в том числе с точки зрения «репования» бумаг. Вот, у нас много говорилось, что государство будет стимулировать развитие некоторых отраслей через гарантированный выкуп ценных бумаг. Для этой политики никакой кризис не помеха, наоборот – если бы в кризис эта политика проводилась более энергично, то, наверное, было бы меньше проблем с ликвидностью, было бы меньше локальных паник, когда люди не вовремя и некстати начинали сбрасывать в целом хорошие бумаги. Что у нас произошло в энергетике? Обострение кризиса началось через квартал после завершения реформы РАО «ЕЭС России». В этой связи у меня есть только ненормативные слова. Но бывает же такая незадача! Только-только конвертировали бумаги, только-только стала понятна процедура реформирования – и тут такой удар по ликвидности! В этот момент можно было бы более энергично помогать рынку через систему гарантированного кредитования под энергетические бумаги, я уже не говорю о выкупе. В общем, биржевая структура в России должна развиваться экстенсивно. Без объемов все слова о международном финансовом центре – это пропаганда. Чтобы финансовый центр был финансовым центром, нужны инструменты, нужны участники и нужны объемы ликвидности. Для каждого из этих трех моментов нужна долгая и кропотливая работа, в том числе и на политическом уровне. К сожалению, рынок здесь не может всего решить.
А заинтересована ли вообще Россия в приходе иностранных эмитентов, которые будут отвлекать за границу наши инвестиции?
– Владельцы денежных средств, конечно, заинтересованы, чтобы у них был выбор. Представьте, что у вас есть деньги, и вам «жигули» разрешают покупать, а «мерседес» – нет. Вам хорошо? Производителю «жигулей», может быть, хорошо, но ведь когда завтра он пойдет продаваться  в Лондоне, вы думаете, что ему этого не припомнят? Я считаю, что запрещать ничего нельзя. Можно лоббировать, можно создавать протекционистские барьеры. Защита своих интересов – это тема риск-менеджмента. Что такое защита государственных интересов? Это риск-менеджмент на уровне Кремля. Я считаю, там сейчас люди, подготовленные для решения этих вопросов. Впрочем, даже если лозунг международного финансового центра – просто пропаганда, то это все равно правильно. Все равно об этом надо говорить, даже если этого не будет. Все равно все будет не так, как планировалось, будет по иному, жизнь все спрямит.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Ваша персональная подборка

    Подписка на статьи

    Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

    Рекомендации по теме

    Школа

    Школа

    Проверь свои знания и приобрети новые

    Записаться

    Самое выгодное предложение

    Самое выгодное предложение

    Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

    Живое общение с редакцией

    А еще...




    © 2007–2017 ООО «Актион управление и финансы»

    «Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

    Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
    Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-62253 от 03.07.2015;
    Политика обработки персональных данных
    Все права защищены. email: fd@fd.ru

    
    • Мы в соцсетях
    Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
    ×
    Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

    Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль

    Внимание!
    Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
    Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

    Это бесплатно и займет всего 1 минут.

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль