Человек из металла

97
№ 1. Мы сами удивились. Но после тщательной перепроверки результатов и взвешивания еще раз всех оценок стало понятно: на первое место вышел, пожалуй, самый неожиданный претендент за все время публикации списка российских миллиардеров.

Хозяин Новолипецкого меткобината и заядлый стрелок по тарелочкам Владимир Лисин последние два года занимал железное… нет, стальное место в первой тройке. Даже в черное для металлургов время, которым стал конец 2008 года, когда спрос на прокат упал фактически до нуля, рыночная капитализация НЛМК, в котором Владимиру Лисину принадлежит более 80% акций, оставалась на высоте. И все-таки случившееся нельзя назвать целиком заслугой «липецкого стрелка». Это еще и результаты работы в 2009 году Михаила Прохорова (№ 2) и Романа Абрамовича (№ 3).

Чем запомнится Владимиру Лисину 2009 год? Теперь точно можно назвать, по крайней мере, два ярких события в его жизни. Во-первых, он стал президентом Европейской стрелковой конфедерации, обойдя итальянца Лучано Росси. Во-вторых, по итогам года «Ф.» назвал его самым богатым бизнесменом России. Нельзя сказать, что к этому все шло. Такой тесной тройки лидеров не наблюдалось за все время составления рейтинга. Разница в $0,95 млрд и в $1,8 млрд не так уж существенна, когда речь идет о состояниях подобных размеров. Условно говоря, окажись стоимость акций НЛМК всего на 5% меньше, Михаил Прохоров (№2) автоматически вышел бы на первое место.
Прошедший год особенно четко показал, насколько оказались переоценены инвестиционные таланты экс-лидера. Весь год Михаил Прохоров терял деньги. Например, пошел на невыгодный для себя расчет с Олегом Дерипаской (№ 6): мало того что вместо обещанных денег согласился получить дополнительные акции UC Rusal, так еще и по цене в полтора раза выше, чем инвесторы оценили компанию при IPO. Буквально выбросил на ветер $100 млн «инвестиций» в издательский дом «ЖиВи», запомнившийся только скандальной вечеринкой на крейсере «Аврора». Впрочем, здесь есть и положительный эффект: вся страна узнала, что подобные тусовки для музея-на-плаву – обыденное дело. И что «Аврора» на деле уже секс-символ революции: стала таким после съемок порнофильма на борту. Свежий проект группы «Онэксим» стоимостью в $1 млрд по созданию массового электромобиля также порядком насмешил публику. Вы можете спросить: «Как же своевременная продажа “Норильского никеля” и покупка “Ренессанс Капитала”»? Простое везение. На сделку с Олегом Дерипаской Михаил Прохоров пошел от безысходности, два года назад она мало кому казалась выгодной. Это спустя полгода стало ясно, что хозяин «Русала» серьезно ошибся в своих ожиданиях. Говорят, схожая ситуация была с «Ренессанс Капиталом»: в инвестбанке зависли деньги группы «Онэксим», и не купить вышло бы дороже. Приобретение оказалось не из дешевых: по мнению «Ф.», стоимость инвестбанка только-только переросла ту оценку полуторагодовой давности ($0,5 млрд за 50% – 1 акция).
Новый лидер Владимир Лисин для долларового мультимиллиардера на удивление малоизвестен широкой публике, особенно если сравнивать с № 1 прошлых лет. Зато в Липецке он царь, бог, а с лета 2009 года еще и почетный гражданин. В крупнейшем (после Воронежа) городе Черноземья Владимир Лисин контролирует большую часть местных средств массовой информации, является одним из крупнейших застройщиков жилья, а от реформы РАО «ЕЭС России» ему досталась местная энерго­сбытовая компания. Конечно, Липецк нельзя назвать моногородом. Но заводы «Стинол» (холодильники) или «Прогресс» (детское питание) никак не могут тягаться с НЛМК, который обеспечивает работой 31 тыс. человек. Прибавьте сюда членов их семей, и вы поймете, кто кормит почти полмиллиона городских жителей.
Степень всероссийской популярности Владимира Лисина хорошо показало совместное исследование «Ф.» и Rambler. Победы металлурга не ожидал почти никто – лишь каждый двадцатый высказался в его пользу. Хотя основной владелец НЛМК в свое время успел тесно посотрудничать с каждым из лидеров рейтинга «Ф.» последних трех лет.

Любовь к тяжелому металлу.
С Олегом Дерипаской Владимир Лисин знаком по работе в Trans World Group братьев Михаила и Льва Черных. Собственно, из обломков этой металлургической империи и выросло алюминиевое королевство. Владимир Лисин тогда же, в середине 90-х, решил сконцентрироваться на Новолипецком меткомбинате. Конечно, в отличие от высокорентабельных алюминиевых заводов черная металлургия находилась в тени. Уже наступившее китайское экономическое чудо пока еще находилось на сталепрокатном самообеспечении и слабо влияло на мировую конъюнктуру. А до дефолтной девальвации рубля, которая снизила себестоимость продукции, было еще далеко. Зато будущий миллиардер избежал кровавой вой­ны, которая велась за контроль над НкАЗ, КрАЗ и прочими алюминиевыми активами. У НЛМК была и остается еще одна особенность. Серьезная модернизация, проведенная в 80-х годах, сделала его самым современным сталепрокатным производством России. При прочих равных за счет низкой себестоимости (первое место по этому показателю в стране и в тройке лидеров в мире) комбинат мог выжить даже при самой неблагоприятной рыночной конъюнктуре.
К моменту развала TWG Владимир Лисин скопил 13% акций НЛМК, братья Черных – 34%. Но у завода было еще два крупных акционера: 25% принадлежало Джорджу Соросу, столько же контролировали граждане Монако братья Ричард и Кристофер Чандлеры. Владимиру Лисину удалось договориться о выкупе их пакетов в первой половине 1998-го года. Вряд ли это было сложно. Во-первых, к тому моменту бизнесмен уже оседлал финансовые потоки завода и прочим акционерам ничего не доставалось. Во-вторых, хоть августовский дефолт еще не наступил, в воздухе уже витало ощущение беды. По оценкам аналитиков превращение из фактического в юридического хозяина обошлось Владимиру Лисину в $200 млн.
Два года прошли относительно спокойно, пока на пути нынешнего № 1 не встал лидер прошлогодний. «Интеррос», который на тот момент Михаил Прохоров контролировал в равных долях с Владимиром Потаниным (№ 10), стал собственником 34% акций комбината, ранее принадлежавших TWG. Сейчас бы это назвали попыткой гринмейла: на НЛМК посыпались судебные иски и зачастили государственные проверяющие. В ответ Владимир Лисин начал контр­атаку на основной актив «Интерроса» и, скупив 8% акций «Норильского никеля», вошел в совет директоров компании. В 2002 году корпоративная война завершилась так же неожиданно, как и началась: «Интеррос» продал свой пакет акций НЛМК Владимиру Лисину оценочно за $180 млн. Тот, в свою очередь, реализовал бумаги «Норильского никеля» на открытом рынке.
В общей сложности консолидация без малого 100% Новолипецкого меткобината обошлась Владимиру Лисину примерно в $400 млн. Сделка более чем выгодная: только в 2004 году он получил $370 млн в виде дивидендов. Ставка на качественный актив в когда-то непопулярной отрасли себя оправдала.

Специализация – металлург.
Отличительная особенность капитала Владимира Лисина – концентрация на одном активе. Когда остальные бизнесмены первой десятки делали крупные инвестиции в машиностроение (№ 9 Алексей Мордашов – «Силовые машины»), телекоммуникации и интернет (№ 7 Алишер Усманов – DST, «Мегафон»), владелец НЛМК отметился лишь покупками портовых мощностей, ныне объединенных в UCL Holdings, а также относительно мизерными вложениями в медиасферу. Например, холдинг «Объединенные медиа» (деловой портал и радио Business FM) он приобрел у Аркадия Гайдамака за смешные – для него – $23,5 млн.
Скупке разношерстных активов в России или за рубежом Владимир Лисин предпочел совершенствование НЛМК. В результате комбинат сейчас представляет собой самодостаточную бизнес-структуру, полностью обеспеченную не только основным сырьем – коксующимся углем («Алтай-кокс») и железной рудой (Стойленский ГОК), но даже такими сопутствующими расходниками, как флюсовый известняк («Стагдок») и доломит. Собственная ТЭЦ обеспечивает почти половину потребностей НЛМК в электроэнергии, а с 2011 года благодаря строительству новых мощностей – на две трети. При этом для выработки электричества будет использоваться доменный газ, являющийся побочным продуктом основного металлургического производства. Наконец, есть даже гарантированный европейский потребитель продукции – НЛМК принадлежит 100% акций датского производителя толстолистового проката DanSteel. Догадайтесь, у кого предприятие закупает большую часть слябов (на них приходится 80% в структуре себестоимости продукции). Даже портовые активы Владимир Лисин покупал для обеспечения каналов экспорта продукции НЛМК.
Инвесторам нравятся подобные вертикально-интегрированные структуры. В плюс также идет небольшой чистый долг в $1,1 млрд: среди металлургов меньше только у Магнитки, но там и производство постарее, и зависимость от внешних поставщиков высокая. В результате НЛМК стоит в два раза больше той же «Северстали», хотя производит примерно в полтора раза меньше.

 

Производит меньше – стоит больше

Компания

Капитализация на 31.12.2009,
$ млрд

Оценка чистого долга на 31.12.2009,
$ млрд

Выплавка стали в 2009 году,
млн тонн

Производство готовой продукции в 2009 году, млн тонн

         

НЛМК

18,4

1,1

10,6

10,6

Evraz Group

11,2

7,3

15,3

14,3

Северсталь

9,6

4,0

16,7

12,7

ММК

9,2

0,9

9,6

8,8

Мечел

7,8

5,0

5,5

5,4

Человек из металла

 

Человек из металла

 

 

Эксперты о UCL Holdings

Вопросы:
1. Сколько стоит портовый холдинг Владимира Лисина UCL Holding? Поясните критерии оценки.
2. Каковы перспективы увеличения стоимости UCL в 1-3-летней перспективе? За счет чего можно максимизировать темпы увеличения капитализации?
3. Какую синергию несет работа портов в рамках одной структуры?
4. Какие активы в холдинге UCL особенно привлекательны, а какие являются «хромыми утками»? Почему?
5. Насколько интересен портовый бизнес в принципе с точки зрения рентабельности?

 

Человек из металла

Сергей Семенов, директор по развитию компании «Морстройтехнология»:
1. Косвенно оценить стоимость только портовой составляющей UCL Holding, учитывая грузооборот его портовых активов порядка 31 млн тонн в 2009 году, можно в 15-25 млрд рублей. При этом не учитывается стоимость судоходного бизнеса. В оценке мы исходим из размера чистой прибыли порядка 45-60 рублей за тонну переваливаемого груза.
2. Портовая составляющая активов холдинга имеет все основания для увеличения выручки, грузооборота и прибыли. Не полностью задействованы и имеют потенциал для развития мощности «Универсального перегрузочного комплекса» в порту Усть-Луга. В 2010 году, вероятно, начнут работать контейнерный терминал на 4-ом районе порта и зерновой терминал в порту Туапсе. Учитывая, что вводимые мощности ориентированы на грузы, которые имеют рентабельность обработки выше среднего, следует ожидать увеличения капитализации. Небольшое негативное влияние на эффективность работы компаний вносит реструктуризация компаний UCL Holding.
3. Вероятно «эффект масштаба» присутствует в работе UCL Holding и позволяет устранить ряд дублируемых функций. Однако все портовые компании холдинга находятся в разных рыночных нишах, что существенно снижает их синергию. Теоретически можно было бы увеличить эффективность группы портовых терминалов, создав «пул» производственного персонала, который мог бы использоваться в зависимости от потребности в разных стивидорных компаниях. Это возможно, когда терминалы находятся географически недалеко (например, Санкт-Петербург и Усть-Луга). Загрузка терминалов неравномерна, а затраты на оплату труда являются одними из основных. Максимально эффективное использование персонала позволило бы увеличить эффективность.
4. Выделять кого-либо сложно. Разный масштаб деятельности, различная грузовая база. Единственное, что их сближает – ограниченные возможности территориального развития. В основном их развитие возможно путем реконструкции.
5. Нельзя сказать, что портовый бизнес имеет высокую рентабельность. Если же речь о строящихся портовых активах, то особенностью экономики новых терминалов является большую долю вложений в объекты со сроком службы от 20 до 50 лет. При такой структуре инвестиций срок окупаемости от 8 до 15 лет. В то же время годовая рентабельность должна быть достаточно высокой, иначе сроки окупаемости растянутся на срок более 25 лет. Для стивидорных компаний являются нормальными коэффициенты рентабельности по EBITDA от 50% и более. Применительно для морского порта «Санкт-Петербург» интересным с точки зрения повышения эффективности бизнеса может быть вопрос альтернативного использования территорий. В докризисный период был проведен ряд предварительных расчетов, которые показали, что, несмотря на ряд ограничений, альтернативные варианты использования территорий 1 и 2 районов порта «Санкт-Петербург» могут быть приемлемы с точки зрения потенциальных инвесторов. То есть, экономически эффективно освободить территории 1 и 2 районов порта от стивидорной деятельности и реализовать там девелоперские проекты.
 

 

Человек из металла

Надежда Малышева, директор по развитию ИА Portnews:

1. Стоимость портовых активов превышает $1 млрд. Оценка проведена исходя из рыночной стоимости других аналогичных портовых активов, фигурировавших на рынке в последний год. Однако погрешность такой оценки слишком велика. Стоимость пароходств оценить сложнее, ведь флот с каждым годом стареет. Речь, скорее всего, идет о сумме около $400 млн.
2. Холдинг условно можно разделить на две части – терминальную и судоходную. Эти виды деятельности различаются по стоимости и по периоду окупаемости капитальных затрат, соответственно, темпы роста капитализации у них разные. В настоящий момент UCL Holding открывает зерновой терминал в Туапсинском порту (2,4 млн тонн), а в порту «Санкт-Петербург» завершается строительство первой очереди контейнерного терминала производственной мощностью 350 тыс. TEU в год, проектируется рефрижераторный терминал пропускной способностью 1 млн тонн. Таким образом, UCL Holding, как полноценный 3PL-оператор, обеспечит привлечение высокорентабельных грузопотоков для всех транспортных дивизионов группы. В отдаленной перспективе высокую доходность могут приносить указанные в инвестпрограмме контейнерный, рефрежираторный и ro-ro (ролкерные – «Ф.») терминалы. Если говорить о пароходствах, то суда находятся в хорошем техническом состоянии. Но речной флот имеет весьма высокий возраст, требует постоянной модернизации, ремонта и обновления. Отсюда – затраты на значительные судостроительные программы (холдинг ведет масштабное строительство судов как за рубежом, так и в России на собственных верфях). Эти затраты долгосрочны с точки зрения окупаемости - свыше 10-13 лет.
3. Синергия возможна, если минимизировать затраты на администрирование, закупку оборудования путем формирования крупных заказов. Также достигается большая маневренность при работе с заемными средствами, выставлении гарантий, соответственно, привлекается более дешевое финансирование. В операционной деятельности появляется единый контроль качества услуг на протяжении всей цепочки транспортировки груза (транспортные компании и терминалы).
4. Привлекательными являются абсолютно все активы холдинга. Конечно наибольшая ликвидность у морских терминалов в портах Санкт-Петербурга, Туапсе, Усть-Луга, наименьшая – у предприятий водного транспорта в центральной полосе России. Вместе с тем, два судостроительных завода – «Невский судоремонтно-судостроительный завод» и «Окская судоверфь» получили почти полную загрузку именно в последний год, когда было в самом разгаре реформирование предприятий, включенных в UCL Holding.
5. Успешные портовые проекты при благоприятных условиях могут давать рентабельность до 60-70%. В кризисный 2009 года хорошим показателем по отрасли стала рентабельность в 20-35%. В целом морские порты оказались единственной транспортной отраслью, которая показала устойчивую положительную динамику по итогам года. Так, прирост грузооборота к 2008 году составил 9%, годом ранее – лишь 1%. Портовые проекты затратны и долгосрочны по своей окупаемости, но их реализация, несмотря на кризис, ведется активно: ни один проект не свернут, государство остается активным участником данного сегмента, бюджетное финансирование отрасли не сокращено.
 

 

Человек из металла

Алексей Безбородов, гендиректор исследовательского агентства Infranews:

1. Входящие в UCL Holding три порта и одиночный терминал в Усть-Луге имеют
грузооборот более чем 31 млн тонн и примерно 50 млн тонн совокупной мощности. Если исходить из средней оценки через тонну мощности в $10-12 за тонну, то стоимость стивидорной части UCL Holding равна $500 млн. При расчетах через грузооборот - $450 млн, через прибыль - $350 млн. Если же приплюсовать остальные активы, прежде всего, судоходные, то в целом получим стоимость UCL Holding в $1,45-1,6 млрд.
2. Кризис кончится, вырастет мощность и грузооборот. Следом начнется рост выручки и, возможно, прибыли. В перспективе до 3 лет стоимость холдинга от верхней предложенной границы может возрасти примерно на 30%.
3. Синергии нет. Совмещение пароходств и портов не может дать более эффективного их использования, так как такие активы находятся в противофазе доходов. Если судовладелец платит больше стивидору, то у него падает прибыль. Если стивидор дает скидки, то у него же падает прибыль. Судремонт может только чуть-чуть дать экономию судоходному бизнесу. Случаи объединения в один холдинг стивидоров и судоходств в мире единичны и относятся больше к инвестиционной сфере. В этом случае синергия достигается при экономии на обслуживании финансовых потоков, снижении офисных издержек и пр. К таким холдингам можно отнести Maersk, Temasek.
4. Порты всегда привлекательны. Но, например, Таганрогский порт имеет одну серьезную объективную проблему. В то место Таганрогского залива, где стоит порт, впадает река Дон. Таким образом, порт всегда будет получать наносные грунты, поднимающие дно на 1–2 метра в год. Решать такую проблему довольно дорого.
5. При правильной организации труда перевалка контейнеров может приносить портам до 50% рентабельности, нефтепродуктов и угля до 25%. Прочие грузы – не менее 20%. Это хороший и стабильный бизнес.
 

 

Человек из металла

Андрей Рожков, аналитик ИФК «Метрополь»:

1. Основные активы UCL Holding представляют собой морские порты. Поэтому мы считаем обоснованным сравнение этого холдинга с ныне торгуемым Новороссийским морским торговым портом (НМТП) - крупнейшим российским морским портом. По нашим оценкам, рыночная стоимость UCL Holding составляет $750-850 млн, что соответствует показателям стоимости компании к выручке на уровне 5,5 и стоимости компании к прибыли на уровне 17. С такими показателями сейчас торгуются акции НМТП.
2. Перспективы UCL Holding зависят от конъюнктуры мировых сырьевых рынков, продукты которых (черные и цветные металлы, уголь, удобрения и др.) составляют основной грузооборот его портов. Однако, реализуя задачу максимизации темпов увеличения капитализации, компания может пойти на увеличение других транспортных активов, например, железнодорожных грузовых компаний. Приобретение собственной грузовой компании должно дать толчок росту капитализации, ведь тогда холдинг сможет зарабатывать и в этом транспортном сегменте.
3. Управление несколькими портами позволяет экономить на управленческих расходах. В то же время предоставление услуг гарантированного качества на более широком географическом покрытии позволяет заключать долгосрочные договоры с крупными клиентами. Это важно с точки зрения стабильности финансовых результатов и снижения финансовых рисков.
4. Наиболее привлекательным активом холдинга UCL Holding является Туапсинский морской торговый порт, имеющий выгодное географическое положение и низкую конкуренцию среди других портов в своем бассейне. Чистая рентабельность этого порта в 2009 году может приблизиться к 50%. Это весьма высокий показатель для подавляющего количества других областей народного хозяйства. Таганрогский морской торговый порт, имеет куда более скромные результаты, как по выручке, так и по рентабельности. Мы полагаем, что ситуацию могла бы изменить обширная программа по развитию порта, в результате которой могли бы быть увеличены его мощности и привлечены новые грузы.
5. Порты - довольно привлекательный бизнес, лучше которого может быть разве что нефтедобыча. В силу естественных условий (крупные порты, как правило, являются монополиями), чистая рентабельность портового бизнеса может превышать 50%. Это гарантирует инвестору довольно быстрый возврат вложений. Именно потому порты в России после приватизации были быстро поделены между крупными инвесторами и промышленными группами.
 

 

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Внимание! Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

Это бесплатно и займет всего 1 минут.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль