Топ-менеджеры Deutsche Bank: «мы собираем и структурируем хорошие идеи»

102

Игорь, Deutsche Bank в России преодолел кадровую проблему?
Игорь Ложевский: Да. Подразделение capital market в прошлом году покинула значительная часть сотрудников. В основном люди уходили, чтобы по­участвовать в создании российского инвестиционного банка («ВТБ Капитал» – «Ф.»). Восстанавливать подразделение пришлось Батубаю Озкану. Считаю, что он с этой задачей справился. Наше руководство в Лондоне довольно тем, как российский офис выдержал двойной удар – уход людей и экономический кризис в мире. Бизнес в России был прибыльным даже в 2008 году, хотя многие несли потери, глобальный Deutsche Bank впервые за 50 лет показал убыток.
Зато сейчас, по итогам 9 месяцев, у него прибыль в 3,6 млрд евро. Каков вклад российского подразделения в общее инвестбанковское дело?
И. Л.: Могу сказать, что мы прибыльные. У нас нет возможности выделять чисто российский бизнес, у нас не существует специального учета по региональному принципу. Можно давать приблизительные оценки, и мы видим значительное улучшение показателей по сравнению с прошлым годом.
Но как оценивается тогда работа вашего подразделения в головной структуре?
И. Л.: В нашей корпорации действует матричная структура. Весь учет – и финансовый, и управленческий – ведется по бизнес-линиям. И главы бизнес-линий видят, какой регион по их направлению был более успешным, какой менее. Руководство глобального Deutsche Bank имеет адекватное представление о результатах региональных подразделений. Кроме того, надо понимать, что сосредоточить значительный бизнес на российском юридическом лице мы не можем. Например, мы не можем взять и «повесить» миллиардные кредиты на дочерний банк в России, он просто перестанет отвечать нормативам по достаточности капитала. Да и сами клиенты зачастую желают, чтобы сделка заключалась с лондонским офисом или во Франкфурте. Бывает, что зарубежные структуры российских компаний выходят непосредственно на головной Deutsche Bank.
Нас, российское подразделение, рассматривают в группе развивающихся рынков. Туда входят также страны Латинской Америки, Африки, Ближнего Востока. И в этой группе на российский рынок приходится 40% бизнеса. То есть для Deutsche Bank Россия – значительная составляющая стратегии на emerging markets.
Как вы думаете, почему все реже звучит аббревиатура БРИК, почему из нее выпадает буква «р»?
И. Л.: Фокус мирового внимания все больше смещается в сторону Бразилии, Индии, Китая, ну и вообще Азии. Более развитая финансовая инфраструктура, более высокие прогнозируемые темпы роста. Скажем, если мы говорим о ежегодном росте ВВП России в 4%, то в других странах ожидают 8–9%. Соответственно, банки, как экономические агенты, начинают уделять им больше времени. Анализируются разнообразные параметры: прогнозы численности населения, качество инвестиционной среды, возможности для разрешения юридических споров. По суммарным показателям Россия, к сожалению, отстает от своих конкурентов по БРИК. Но у Deutsche Bank, как ведущего европейского банка, несколько иная точка зрения – у нас такое чувство, что Россия все-таки более важна сегодня для Европы, чем Бразилия или Индия.
Вы сказали «сегодня». А завтра?
И. Л.: Для Deutsche Bank российский рынок – стратегический, прежде всего благодаря естественным экономическим связям России и Германии. Deutsche Bank в этом смысле отличается от других глобальных групп. Не думаю, что американские или английские банки, при всем уважении к ним, фокусируют здесь свое внимание, хотя и имеют в нашей стране розничный бизнес.
Но если Россия будет поддерживать низкие темпы экономического развития, то вполне вероятно, что фокус внимания будет смещаться.
Батубай Озкан: В долгосрочной перспективе против России будут играть демографические факторы. В этом она значительно проигрывает той же Бразилии.
Вы упомянули про такой параметр страновой оценки, как качество финансовой инфраструктуры. Ее составляющая – расчетная система. И вот недавно со счетов ПФР в ЦБ чуть не пропали деньги. Как вы считаете, это отразится на имидже России?
Б. О.: Не думаю, что этот эпизод что-то изменит в отношении к России. Он лишь подтверждает существующее мнение о необходимости развития финансовой инфраструктуры.
И. Л.: Я не могу понять, почему так произошло, такого не должно было случиться. Но не надо думать, что в России изобретают нечто, чего раньше не было. Попытки банковского мошенничества случаются регулярно, и Россия в этом смысле отнюдь не уникальна. Вспомним чеченские авизо 90-х годов. Вы думаете, их изобрели в Грозном? Нет, это были умные люди в Москве, которые знали, как это осуществлялось в предыдущие годы на Западе. Для этого надо хорошо знать систему проведения платежей.
Что помогло вам избежать убытков в России?
Б. О.: Дело в том, что мы не просто выдаем кредит, мы можем в дальнейшем его продать инвесторам. И это глобальный подход всего Deutsche Bank. Поэтому величина наших рисков реально ниже той, которую вы увидите на бумаге.
И. Л.: Некоторые воспринимают нашу стратегию негативно, мол, они все распродали, все раздали, не оставили себе никакого риска. Но мы делаем то, что умеем лучше всего: собираем деньги с разных участников рынка и даем их тому, кому они нужны. Наше участие повышает привлекательность российских заемщиков для иностранных инвесторов и удешевляет стоимость заимствования
Б. О.: Этим летом мы провели анализ рынка и решили, что процентные ставки в России будут падать. После чего рекомендовали своим клиентам покупать ОФЗ. Но у международных инвесторов нет прямого доступа к ним, только к евробондам. Мы, разумеется, вкладываем и свой капитал – клиенты видят, что мы верим в собственные идеи, но роль моста между разными рынками, которую мы выполняем, она более важная. Мы собираем хорошие идеи и правильно их структурируем.
И. Л.: В какой-то момент мы оказались крупнейшим держателем российских внутренних облигаций по поручению наших клиентов. Во второй половине 2008-го – первой половине 2009-го, в самый тяжелый период, банк привел более $15 млрд в российскую экономику.
Как соблюсти интересы клиентов при такой схеме?
И. Л.: Наша сила в том, что мы правильно анализируем рынок и вовремя рекомендуем клиентам выходить из позиции. Но они вправе действовать самостоятельно. Мы готовы к сложным решениям, в том числе по закрытию убыточных позиций. В результате у нас остается свобода маневра. Потери часто возникают из-за того, что инвестор не осознает обесценение актива: мол, сейчас он столько не стоит, но мы будем долго держать и, может быть, цена восстановится. Иногда, действительно, восстанавливается. Наша идеология совсем другая – мы высвобождаем капитал, инвестируем его в то, на чем можно заработать и покрыть потери, а не сидим и не ждем милости от природы. Да, была ошибка, она нам столько-то стоила, но не надо плакать, кого-то просить, уговаривать, время тратить, заниматься нужно тем, что ты умеешь хорошо. Высвободил капитал, инвестировал его во что-то другое, нашел новую идею, привлек клиентов, вместе заработали.
Сделка с «Седьмым континентом», насколько я понимаю, не совсем вписывается в ваши подходы?
И.Л.: Мы вынесли из нее урок и убедились: нельзя отступать от принципов, о которых говорил Батубай.
Какие еще уроки извлекли?
Б. О.: Во времена надувания пузыря управление кредитными рисками осуществляется недостаточно внимательно, качество принимаемых решений снижается. Сейчас кредиторы станут строже. И прежде всего кредиты будут выдаваться высококачественным заемщикам. Могу поделиться личными наблюдениями: в период кризиса лучше себя проявляют компании государственные. Я полагаю, мировые финансовые круги будут отдавать больше предпочтения квазисуверенным компаниям либо тем, кого считают таковыми. И еще одно наблюдение: во время кризиса российское правительство вело себя довольно дружественно по отношению к рынкам, поэтому в отличие от 1998 года международные инвесторы будут воспринимать его как надежного партнера.
Раньше рынок рублевых облигаций можно было назвать одним из самых благожелательных по отношению к владельцам бизнеса. Сейчас рано делать выводы, вернемся ли когда-нибудь к этому. Но пока, насколько я понимаю, участники рынка настроены давать деньги только тем эмитентам, чьи облигации имеют высокий рейтинг и принимаются к рефинансированию ЦБ.
Вы сказали о дружелюбности российского правительства. Но были дефолты по бумагам компаний, связанных с региональными органами власти. Например, в Московской области. Странно как-то получается…
Б. О.: Инвесторы сделали допущение, что поддержка эмитенту будет оказана, но они не выполнили домашнее задание, не проверили, подо что дают деньги. Когда инвесторы кредитуют компании, связанные с региональными властями, они должны быть достаточно близкими к ним и понимать, что никакой автоматической поддержки не будет. А если посмотреть на то, как вело себя федеральное правительство, то надо сказать, что оно, хотя и не обязано было, сделало две важные вещи. Во-первых, давало деньги корпорациям, во-вторых, поощряло их договариваться с банками. Поэтому в дальнейшем, мне кажется, это будет еще один фактор, работающий на привлечение капиталов с международных рынков.
Вас интересует работа с проблемными активами?
Б. О.: В глобальном Deutsche Bank есть специальные подразделения по работе с активами, потерявшими стоимость. Здесь в России мы это направлением не выделяем. Хотя если мы видим, что какой-то актив потерял стоимость, но может еще быть ценным, то будем изучать этот вопрос и, возможно, инвестировать.
И. Л.: Честно говоря, здесь в России, у меня как руководителя всех бизнес-линий нет желания связываться с каким-то проблемными активами, ходить с кем-то договариваться. Зачем мне это?
Б. О.: Но одну вещь мы действительно делаем – иногда покупаем портфели у хедж-фондов. Там, где активы потеряли стоимость, но сохранили ликвидность. Потом стараемся продать эти портфели на рынке по более высокой цене. Но это не типичная ситуация. Дело в том, что во время кризиса стоимость каких-то активов падала, соответственно возникали кассовые разрывы, но все обязательства по этим кредитам и долгам продолжали выполняться, они не были дефолтными.
Расскажите, пожалуйста, о планах по развитию розничного бизнеса.
И. Л.: Удивительно, как журналисты оборачивают высказывания. На самом деле в одном из интервью я сказал: у Deutsche Bank в России есть все бизнес-линии, кроме розничной. После этого появились новости, что Deutsche Bank открывает здесь розничный бизнес. В 2010 году его точно не будет. В конце 2011-го, наверное, мы будем готовы рассматривать стратегические планы.
Здесь несколько аспектов. Недавно Deutsche Bank приобрел часть активов ABN Amro в Нидерландах, Sal. Oppenheim в Швейцарии, в Китае было сделано приобретение, в Индии розничный банк открыт. То есть сейчас много вещей, которые нужно переварить. Это не означает, что банк не готов рассмотреть новые предложения. Мы смотрим, но пока не видим в России каких-то уникальных возможностей для покупки.
С другой стороны, кризис еще не прошел по большому счету, и сейчас, когда не понимаешь, какая среда на рынке будет через год, делать большие приобретения – это тоже неправильно. Скоро мы начнем подготовку к разработке стратегического трехлетнего плана для российского подразделения, и внутри этого плана, вероятно, будет розничный бизнес.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Ваша персональная подборка

    Подписка на статьи

    Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

    Рекомендации по теме

    Школа

    Школа

    Проверь свои знания и приобрети новые

    Записаться

    Самое выгодное предложение

    Самое выгодное предложение

    Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

    Живое общение с редакцией

    А еще...




    © 2007–2017 ООО «Актион управление и финансы»

    «Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

    Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
    Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-62253 от 03.07.2015;
    Политика обработки персональных данных
    Все права защищены. email: fd@fd.ru

    
    • Мы в соцсетях
    Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
    ×
    Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

    Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль

    Внимание!
    Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
    Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

    Это бесплатно и займет всего 1 минут.

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль