Леонид Макаревич: «Мы ни одного года не выплачивали дивиденды»

840
Интервью. Сын подпольного цеховика считается основным владельцем «Электрозавода»: с указанными в отчетности компании персонажами на рынке не знакомы. Хотя сам Леонид Макаревич это отрицает.

Леонид Владимирович, кому принадлежит «Электрозавод»?
– Распоряжением Госкомимущества в 1993 году была создана холдинговая компания. Сначала на базе одного предприятия, впоследствии она превратилась в реальный холдинг. В рамках программы приватизации государство выставило акции на аукцион. Покупателями стали тысячи работников предприятия. Сейчас у холдинга, включая дочерние компании, согласно реестрам, около 5 тыс. акционеров.
Согласно вашей отчетности 93,7% акций «Электрозавода» принадлежит Владимиру Татуру, Андрею Кубару и Фариде Уразбакиевой. Но на рынке о них ничего не знают, публичной информации нет. В том числе поэтому считается, что контрольный пакет предприятия принадлежит вам…
– Это хорошо, что так считают. Только в другом смысле принадлежит. Дом, который своими руками строил ваш отец, юридически принадлежит ему. Это ваш дом? Раз так говорят, значит, я хорошо делаю свое дело.
Так все же, сколько акций «Электрозавода» или его дочерних предприятий принадлежит вам?
– В холдинговой компании – ноль. Во всех дочерних предприятиях – тоже ноль. Ни через прямое владение, ни опосредованно. Вы ходите по московским ресторанам – неужели там сидит владелец и управляет? Вопрос из позапрошлого века.
Многие собственники и не отходили от оперативного управления бизнесом. А кто отошел – как раз к нему возвращаются.
– Так поступают собственники, которые поставили плохого менеджера. Эффективность управления предприятием не зависит, занимается этим акционер или наемный менеджер, тем более огромной компании.
Насколько «Электрозавод» конкурентоспособен?
– Мы инвестировали и продолжаем инвестировать в модернизацию всего производства. Те предприятия отрасли, которые находились на территории Советского Союза, еще 15–20 лет назад фактически устарели как по номенклатуре выпускаемой продукции, так и по применяемым технологиям. И 20 лет стагнации российской экономики, пока не пришла команда Владимира Путина, не побуждали модернизировать и строить. К примеру, наиболее молодые заводы начинали работать 50 лет назад. Позже сдавались в эксплуатацию редкие исключения, вроде всесоюзного института трансформаторостроения, который сегодня входит в наш холдинг. Задача стояла простая – не обновление или модернизация, а стопроцентная замена технологий. На это были направлены все усилия почти 15 лет, как я пришел сюда работать – 12 ноя­бря будет юбилей. Плюс очень правильная политика увеличения и разделения номенклатуры. Когда-то «Электрозавод» состоял из нескольких заводов. Сегодня предприятия разбросаны по всей территории России, в ближнем и дальнем зарубежье.
В дальнем? Где именно?
– В странах Европы. И не одно. А сейчас в процессе оформления сделка, благодаря которой мы прирастем 250 тыс. кв. метрами производственных площадей.
Кризис способствовал сделке?
– Кризис дает две возможности. Кому-то хорошо, кому-то плохо. У кого есть деньги, тот покупает дешево. У кого нет, тот дешево продает.
В какие еще подотрасли электромашиностроения вы собираетесь выйти?
– Для концепции, в которой мы работаем – распределение и передача электроэнергии – достаточно существующего набора активов. Все они связаны в одном цикле. Цель – обеспечение потребителя комплексом услуг, от проектирования до поставки и монтажа всего оборудования. Например, весь комплекс распределительной подстанции, за исключением систем защиты и телеметрии, производится либо на наших предприятиях, либо по лицензиям, либо на сателлированных предприятиях. Соответственно, «Электрозавод» производит, доставляет, монтирует, запускает и налаживает – позволяет браться за большие объемы. Это преимущество. У нас есть возможность управления процессами производства для своих же проектов. Временные издержки снижаются, рентабельность повышается.
Вы довольно уверенно говорите. Но тогда почему в 2008 году выручка «Электрозавода» сократилась на четверть?
– Нахлынувший экономический кризис в конце года ввел многих наших заказчиков в состояние неопределенности. Нам, естественно, пришлось пересмотреть производственные планы. Но сегодня все возвращается на свои места. Жизнь продолжается… При любых кризисах объемы падают. Но когда я только начинал здесь работать, может 2,5 млн киловольт-ампер выпускали – и жили. Нынешнее падение, каким бы оно ни было, имеет предел. Страна развивается. У нас колоссальная номенклатура под 4 тыс. наименований – это продукция для всех отраслей и подотраслей экономики, которые питаются энергией. Мы работаем во всех классах напряжения: 6, 10, 35, 110, 220, 330, 500, 750, 1150 киловольт. Это позволяет уверенно себя чувствовать всегда. Модернизируется оборонный комплекс? У нас большая военная приемка, поставляем системы питания и жизнеобеспечения. Компании, выросшие из РАО «ЕЭС», задумываются о реконструкции мощностей? Пожалуйста. Сельское хозяйство, коттеджное строительство – и для них есть продукт. Многогранность компании позволяет ей быть колоссально устойчивой и обеспечивает высокий потенциал развития.
Даже в кризис, от которого сильно пострадал ваш основной потребитель – электроэнергетика?
– Нынешняя ситуация увязана с двумя факторами. Первый – пришло время для модернизации энергомощностей по всей территории бывшего Советского Союза. Большая часть из них была построена в 50-е годы и пришла в упадок. Еще ЦК КПСС в 80-х годах приняло постановление о реновации основных фондов. Это побудительный мотив для развития нашей подотрасли. Анатолий Чубайс, хоть его и критикуют, заставил ситуацию двигаться в сторону колоссальной реконструкции энергомощностей. Появился неформальный мотив для занятия бизнесом в области энергомашиностроения. Второй фактор – собственная мощная конструкторская база, несопоставимая ни с кем в мире. Сегодня граница открыта. Мы можем приобретать любую технологию и затем работать в ее рамках. А затем, имея мощнейшие институты, моделировать развитие своих конструкторских разработок. Фундаментально прикладные институты, как работали, так и работают, не подверглись никакой коррозии. Раньше только проблема исполнения стояла. Теперь ее нет. Какие проблемы: купи любые комплектующие, купи предприятие на Западе и делай там сложные узлы. Здесь наука и конструирование – производство там. Надо заставлять их работать на нас.
У вас отличающийся от устоявшегося взгляд на российскую науку. Большинство людей относится к ее перспективам с большим скептицизмом.
– Не согласен. Наука в России богата своими ресурсами и умными людьми. Которым, к сожалению, и в этом отчасти вина государства, не удается здесь себя реализовать. Ученые, выехавшие из страны за последние 20–25 лет, открыли на Западе сотни новых направлений. Мощнейшая наука в России есть. Китай в классе напряжения 1150 киловольт поднялся на наших разработках. В том числе наша компания способствовала этому, потому что в России эти классы не востребованы. Мы конструируем у себя в институте для Китая, тем самым поддерживая свой научный потенциал. Программными продуктами, которые мы предлагаем, весь мир пользуется. Мы можем не только разрабатывать, но и внедрять в производство. И разработки есть. Наверно, не зря Анатолий Борисович [Чубайс] возглавил «Роснано» – один из умнейших стратегов. И правительство, наверно, выделило около 200 млрд руб­лей в уставный капитал корпорации не случайно. Значит, существует мощнейший потенциал. Инновациями должны заниматься сегодня все, в том числе я.
Перейдете на работу в «Роснано»?
– В том смысле, что буду управлять инновационными процессами внутри «Электрозавода». Есть направления, в которые компания может инвестировать. Сегодня трансформатор достиг своего максимального значения по потенциалу. Его можно делать либо качественно, либо плохо. А улучшать характеристики – только по мере появления новых материалов. Например, на металл для изоляции клеится карлитовое покрытие. То есть оно хрупкое, ломается. В свою очередь, это означает только ручную сборку. Так, может, надо придумать новый способ нанесения? Или качество изоляции. Когда-то весь мир применял для этого дерево. Потом сделали попытку использовать пластмассу – и она не удалась, появились другие материалы, и так до бесконечности. Совершенству предела нет.
Откуда «Электрозавод» привлекает финансирование для инвестиций?
– Деньги появляются и оттого, что ты их зарабатываешь, и оттого, что умно их тратишь. Умножьте рентабельность в 10%, которую мы имеем, на выручку в течение 15 лет. Вот и весь фокус. И ничего удивительного в этом нет. Возьмите баланс любого российского предприятия. И вы увидите, как выкачиваются деньги в виде дивидендов и бонусов. Съедаются, вместо того чтобы идти в модернизацию. Мы ни одного года не выплачивали дивиденды. Все идет в развитие. Каждый выбирает, что нравится. Нам понравилось развиваться и строиться как компании.
И все-таки удивительно, что рядом с уверенно чувствующим себя «Электрозаводом» существует корпорация «Энергомаш» в предбанкротном состоянии…
– Считаю неправильным говорить о предприятиях, которые находятся в очень тяжелом положении, не зная всей ситуации. У нас есть, к примеру, совместное предприятие с крупнейшим производителем кабельного рынка «Москабельмет». Инновационное предприятие, на 100% импортозамещающее, работает меньше 100 человек. В Китае и в любой другой цивилизованной стране такое производство тут же взялись бы защищать, теми же заградительными пошлинами. У нас ничего подобного не предвидится. Когда Китай ввез в Германию свой первый трансформатор, разгорелся скандал. И ни одного китайского трансформатора в Германии до сих пор нет. Потому что немцы защищают экономику своей страны. Это с одной стороны.
С другой, президент объявил: мы строим инновационную экономику. Так давайте ту часть прибыли, которая пускается в науку, освободим от налогов? В Советском Союзе всегда были 1,5% необлагаемого фонда НИОКР. Что это, огромные деньги? Налоговая система совершенно не стимулирует к инвестициям в науку или модернизации. Дикая ситуация: я хочу купить новый станок. Так при приобретении любого вида оборудования мне придется заплатить налог на добавленную стоимость. Я станок еще не запустил, а налог уже обязан перечислить. Когда, что и к чему я добавил? Наоборот, потратил из прибыли. Все, что сегодня направляется на инновации, я бы полностью освободил от налогов.
Мало профильных специалистов во власти. В любой стране мира, когда заходит речь об инновациях, создается орган для выработки рекомендаций. В СССР существовало Бюро Совета министров по машиностроению, Военно-научная комиссия, Совет главных конструкторов с Сергеем Королевым во главе и множество других. И это были органы не отчитывающиеся, а вырабатывающие стратегию, которая потом очень оперативно воплощалась.
Разве Минпромторг не выполняет схожих функций?
– Это бюрократическая организация в хорошем смысле этого слова. А я говорю о специалистах, которые разбираются в конкретных технологиях. Что могут выработать аппаратчики в области энергомашиностроения или медицины? Я же говорю о комиссионном способе выработки рекомендаций. Например, РАО «ЕЭС» прекратило свое существование. Исчезла площадка, на которой прорабатывалось колоссальное число технических вопросов. Китай, объявив об инновациях, сразу создал механизм выработки рекомендаций и их реализации. Мы же объявили – и над рекомендациями и их реализацией стали думать чиновники. Но ведь не они должны этим заниматься. Я же не берусь лично конструировать трансформатор.
Желание у правительства есть. Тот же «Список 295 системообразующих предприятий» тому подтверждение.
Вы ощущаете, что к компании изменилось отношение после ее попадания в «Список Путина»?
– Конечно. Одно наличие такого списка – уже защита. Люди вокруг начинают понимать, что эти предприятия серьезные, нужны стране. Значит, ко мне государство проявило интерес, думает обо мне. Теперь наш ход. Кто лучше тебя и еще 20 профессионалов из твоей подотрасли знает дело? Зачем просить уважаемого президента, премьер-министра, чтобы они за тебя формулировали предложения? Мы можем четко и ясно обозначить те проблемные вопросы, решение которых будет способствовать дальнейшему развитию отрасли и экономики нашей страны в целом. Нас не надо «поддерживать», мы не инвалиды.
У российского энергомашиностроения есть преимущества перед Китаем?
– Территория. Ресурсы. Рынок.
Но ведь рабочая сила в Китае дешевле?
– Нынешний Китай сильно отличается от прежнего. Заработные платы на нормальном машиностроительном предприятии там далеко не маленькие. А вот выбор больше – среди двух миллиардов проще найти трудолюбивых людей. Безусловно, в области энергомашиностроения Китай активно развивается. Но еще лет 7–8 – внутри себя, если не все 10. Им не хватает энергомощностей.
Эксперты утверждают, что Россия на грани захвата рынка энергомашиностроения китайскими производителями.
– Так весь мир на грани. И что, бояться и закрывать заводы? Я в своей стране китайцев не боюсь. Если стану плохо работать, тогда и бояться не надо – понятно, что будет… Но зачем бояться, если я выпускаю нормальный продукт? Вы бы хотели, к примеру, чтобы вашим семейным бюджетом распоряжался ваш сосед? И я не хочу. Так и здесь.
Основные потребители продукции «Электрозавода» – ФСК ЕЭС, МРСК и генерирующие компании. Но все они существенно режут свои инвестиционные программы. Что будет с вами в такой ситуации?
– Здесь лучше приводить не относительные показатели, а конкретные цифры. Это десятки миллиардов не-рублей в ближайшие 3–5 лет. И наш хвостик там есть. Будем плохую продукцию делать? Тогда китайцы или индийцы займут наше место. Ввезли четыре «иноземных» трансформатора в Краснодарский край и теперь не знают, как от них отделаться, отремонтировать невозможно. Есть ли в этом субъективизм? Конечно. Можно плохой продукции продавать больше, чем хорошей по той же цене, используя три неофициальных составляющих бизнеса по-российски.
И все-таки, что будет с операционными и финансовыми показателями «Электрозавода» в 2009 году? Ведь кризис, спрос снижается, как ни крути.
– Серьезно мы не пострадаем. Строительство подстанций планируется на годы вперед. Цикл производства нашей продукции от заказа до отгрузки занимает 8–9 месяцев. А объемы скоро увеличатся. У нас новые заводы как раз запускаются.
Будете выпускать продукцию на склад?
– Будем отбирать долю от других. Условно, если до кризиса потреблялось 100 единиц продукции, а теперь 60, то мы на все 60 и претендуем.
Конкуренты тоже дремать не будут…
– Правильно. Поэтому будем понижать цену. Презентовать новые заводы, рекламировать. Использовать три составляющих бизнеса по-российски. Применять все способы, чтобы продать товар у себя в стране. По­этому объем вырастет.
На поставки продукции за границу не рассчитываете?
– Мы сегодня перегружены. Нам нечего поставлять за границу. Мы заводы строим, потому что спрос больше продаж.
За счет каких средств ведется строительство? Только чистая прибыль?
– Огромные активы, огромные залоговые возможности. Мы работаем с ведущими банками.
Сколько сейчас составляет кредитный портфель компании?
– Во-первых, мы используем банковские гарантии, поскольку постоянно участвуем в тендерах. Во-вторых, у нас есть оборотные средства. В-третьих, есть валютные контракты. Для банков мы неинтересны, поскольку не берем дорогих денег. В этом отношении мы можем вести себя с банками на равных. Например, из банка, который не дает нам дешевых кредитов, вывести свои деньги. А потом предложить ему давать нам гарантии на нормальном проценте. На сегодня у компании кредитов нет. Но они могут появиться, ничего в этом страшного я не вижу.
Суммы инвестиций изменились из-за кризиса?
– Они снизились, поскольку мы уже находимся на стадии сдачи объектов. Слава богу, успели завершить этот процесс, купить все технологическое оборудование и построить новые заводы.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Ваша персональная подборка

    Подписка на статьи

    Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

    Рекомендации по теме

    Школа

    Школа

    Проверь свои знания и приобрети новые

    Записаться

    Самое выгодное предложение

    Самое выгодное предложение

    Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

    Живое общение с редакцией

    А еще...




    © 2007–2017 ООО «Актион управление и финансы»

    «Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

    Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
    Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-62253 от 03.07.2015;
    Политика обработки персональных данных
    Все права защищены. email: fd@fd.ru

    
    • Мы в соцсетях
    Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
    ×
    Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

    Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль

    Внимание!
    Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
    Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

    Это бесплатно и займет всего 1 минут.

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль