Резервы в обмен на здоровье

63
Госбанкинг. Накачку реального сектора госденьгами стоит дополнить нефинансовой мотивацией банкиров для более эффективной работы с проблемной задолженностью. Во благо самих предприятий-заемщиков.

За март совокупные активы российской банковской системы сократились на 2,3%, на 1,5% снизился объем кредитов нефинансовым организациям. Банки, реально оценивающие перспективы корпоративного сектора, вынуждены сегодня сворачивать бизнес, ведь в противном случае, учитывая рост просрочки и масш­табы реструктуризации долгов, многие из них скоро столкнутся с недостаточностью капитала.
У Газпромбанка к 1 апреля значение норматива Н1 опустилось до 11,01%, у Альфа-банка оно на уровне 11,63%. Но эти организации, судя по всему, первые в очереди на получение субординированных кредитов от ВЭБа по новым правилам. Их запросы тянут примерно на 110 млрд рублей, очевидно, всем нуждающимся денег не хватит. А нуждаются в них не столько банки, сколько компании реального сектора. Просто проб­ле­мы первых слишком тесно связаны с затруднениями вторых, и какие спасательные меры для кого пред­наз­на­че­ны, не всегда разберешь. Озвученная первым зампредом ЦБ Алексеем Улюкаевым идея оплаты допэмиссии банковских «префов» специальными ОФЗ вроде бы решает вопрос с соблюдением Н1. Но пока власти не презентуют четкий механизм рефинансирования под залог этих бумаг, говорить об экономической эффективности бессмысленно.
Решение учетных проблем банков можно увязать с финансовым оздоровлением их заемщиков. Сегодня кредитная организация зачастую выступает в роли спасателя, который наблюдает за купающимися, заплывшими за буек, и оценивает их шансы на возвращение. Иногда «спасателей» несколько и все они – претенденты на оставленное на берегу имущество. У корпоративного же заемщика существуют два состояния. Первое – предприятие развивается, его продукция востребована, кредитные риски управляемы. Сохраняя положительную динамику, оно рассчитывается с долгами и имеет доступ к дальнейшим заимствованиям. Второе – у компании возникли проблемы, теряется конт­роль над рисками, начинаются «похороны» бизнеса. Критерием перехода ко второму состоянию является момент, когда кредиторы (одни раньше, другие позже) начинают понимать, что генерируемого бизнесом денежного потока недостаточно для расчета со всеми. С этого момента можно считать приговор подписанным. Ни о каком оздоровлении речи не идет, хотя как раз банкиры могли бы помочь предприятию найти выход из кризиса. Но отсутствует стимул, а добровольные социальные функции в коммерческом банке – непозволительная роскошь.
Мотивация же не обязательно должна быть чисто материальной. Например, ЦБ может изменить критерии оценки проблемности ссуд, позволив банкам – при наличии согласованного кредиторами плана оздоровления заемщика – не создавать резервы в требуемом сегодня объеме. Такая возможность при «патерналистском» принуждении прочих кредиторов к исполнению плана сама по себе несет рациональное зерно.
Должны ли план одобрить 100% кредиторов или достаточно 60% – вопрос дискуссионный. Мало кто из банкиров, уже занимавшихся реализацией активов проблемного заемщика, желает снова пойти по этому пути. Но пока нет санкционированного государством механизма оздоровления и гарантий его исполнения всеми сторонами, банкиры при взаимном недоверии друг к другу вряд ли откажутся от своих прав на немедленную реализацию залога и попыток обратить взыскание на любые активы компании, до которых способны дотянуться. С другой стороны, в ситуации несогласованности интересов возможен вариант, когда один или несколько крупных кредиторов выкупают задолженность у других посредством перекредитования предприятия. Здесь возникает еще один нюанс: имея достаточную ликвидность, банки-кредиторы способны поделиться ею с другими участниками экономических отношений – своими же коллегами, для которых воп­рос платежеспособности стоит острее, чем достаточности капитала. «Оздоровители» же снимают с себя риски, связанные с необходимостью экстренной докапитализации, и получают время на реализацию собственных антикризисных программ при сохранении имущества должника.
Конечно, процедура пруденциального надзора в этом случае усложняется, но появляется шанс более интеллектуально решать вопросы, возникающие на стыке банковского и реального секторов. Кстати, первым эффектом от изменений в правилах резервирования должно стать проявление истинного объема «плохих активов», о котором сегодня и у рынка, и у властей смутное представление.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Внимание! Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

Это бесплатно и займет всего 1 минут.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль