Единству – нет

75
Пока не завершится кризис, создание аналогов евро не продвинется дальше политических дискуссий, а в саму еврозону не станут пускать новые страны.

 На вопрос «Есть ли альтернатива американскому доллару?», с некоторых пор не на шутку занимающий политический бомонд развивающихся стран, уже найдено немало ответов. «Суперрезервная» валюта, за которую выступили Россия и Китай – не един­ственный предложенный вариант. Другой путь – создание региональных союзов, которые выпускали бы собственные единые валюты. Особенно идея по душе лидерам стран, враждебно настроенных к США. Например, президент Ирана Махмуд Ахмадинежад высказался за создание единой региональной валюты в Центральной Азии. Венесуэльский лидер Уго Чавес предлагает сделать то же самое в Латинской Америке.
Эти призывы едва ли можно воспринимать серьезно. Но стоит вспомнить, что идея повторения европейского успеха не нова, и ее обсуждение не всегда возникало на почве неприязни к Америке. В Восточной и Юго-Восточной Азии, например, она появилась еще в период предыдущего потрясения, в 1997 году. Проекту придумали название – Asian Currency Unit (по аналогии с ЭКЮ – «прародителем» евро). Однако дискуссия была столь вялой, что ее участники не договорились даже о том, что должна представлять собой ACU, и какие страны будут участвовать в союзе.
Нефтеэкспортеры Ближнего Востока задались целью создать единую валюту в начале 80-х годов. Основой для интеграции должен был стать Совет по сотрудничеству в Персидском заливе (Gulf Cooperation Council, GCC), в который вошли Саудовская Аравия, ОАЭ, Кувейт, Катар, Оман и Бахрейн. В 1982 году эти страны продекларировали намерение координировать финансовую, банковскую и денежную политику. Но в следующие 20 лет им было не до интеграции: в условиях падения нефтяных цен проблему выживания каждый решал для себя сам.
Дискуссия оживилась в начале XXI века: в 2001 году GCC решил строить валютный союз по образу и подобию еврозоны. Его первые лица даже говорили, что общий центробанк может стать реальностью уже в середине 2006 года, а общая валюта – в 2007 году. Эти сроки прошли, но валютного единства в Персидском заливе не прибавилось. Власти Омана сначала объявили, что не вступят в союз по крайней мере до 2010 года, затем и вовсе отложили затею на неопределенный срок. Их более оптимистичные коллеги установили 2010 год в качестве нового дэдлайна. Но сейчас ясно, что будет сорван и он. Судя по последним комментариям главы ЦБ Омана, в совете так и не решили, стоит ли привязать единую валюту к доллару, или придумать что-то еще.
Трудности валютной интеграции «а-ля еврозона» заключаются не только в нехватке политической воли. Создание евро имело глубокие экономические основания, прежде всего огромное значение внутрирегиональной торговли и инвестиций. Но, даже имея этот аргумент, европейцы шли от идеи к ее окончательному воплощению почти полвека. Развивающимся странам в этом смысле еще сложнее: их экспорт идет преимущественно не к соседям по региону, а на Запад. В Азии дело осложняется еще и появлением нового мирового гиганта, который в перспективе вполне может стать эмитентом резервной валюты – юаня – без участия в каких-либо интеграционных блоках. Не говоря уже о том, что создание валютного союза потребует от его участников поступиться частью экономического суверенитета и передать принятие важных решений на наднациональный уровень. Последнее обстоятельст­во окончательно уничтожает всякую возможность создания новых единых валют по меньшей мере на период мирового кризиса. В тяжелых условиях выпустить бразды правления собственной экономикой и денежной сферой из рук – чистое безумие.
Разразившийся кризис будет тормозить не только создание новых валютных союзов, но и расширение уже имеющегося. Идею перехода стран Центральной и Восточной Европы на евро без формального допуска их в валютный союз (зародившуюся, по информации Financial Times, в недрах МВФ) отвергли и в Еврокомиссии, и в ЕЦБ. В этот «клуб» принимают только при выполнении определенных условий: низкие уровни инфляции, бюджетного дефицита и госдолга, стабильность курса национальной валюты к евро на протяжении как минимум двух лет. Последнее условие среди «новичков» ЕС соблюдают только страны Балтии и Болгария, но по другим параметрам их экономики сейчас явно не в форме. Справедливости ради надо сказать, что и многие «старожилы» еврозоны нарушают предписанные критерии, а ее совокупный ВВП в четвертом квартале сократился на 1,6%. Тем более, ни о какой «односторонней евроизации» не может быть и речи: доверие к единой валюте – неподходящий объект для экспериментов.

 

Единству – нет

 

ПРОГНОЗы

Укрепление рубля закончится

Единству – нет

Андрей Ганган, аналитик ФГ «Калита-Финанс»:

– Падение цен на «черное золото» после антикризисного саммита вселяет в участников оте­чест­вен­но­го валютного рынка неуверенность. Нер­воз­ность вызвана также значительным спадом в развитых странах. ВВП еврозоны за четвертый квартал снизился на 1,6%. Это может при­ве­сти к дальнейшему сокращению спроса на нефть и другое сырье. С большой степенью уверенности можно сказать, что полуторамесячный период укрепления рубля закончится. Вполне вероятно, к майским праздникам доллар вернется к отметке в 36 рублей.
Что касается международного рынка, то здесь рост курса аме­ри­кан­ской валюты продолжится. Инвесторы, напуганные второй волной кризиса, связанной с банкротствами и дефолтами промышленных предприятий, продолжат «уходить в качество», т. е. казначейские облигации США. Евро упадет ниже $1,3.

 

Доллар ждут свежие максимумы

Единству – нет

Илья Доманчук, финансовый аналитик компании Dealing City:

– Появившийся у ин­ве­сторов аппетит к риску может полностью исчезнуть после начала сезона корпоративной от­чет­ности в США. Негативные результаты приведут к распродаже акций и повышению спроса на доллар. На фоне негативной мак­ро­эко­но­ми­че­ской ста­ти­сти­ки по ЕС, существует вероятность того, что в ближайшие месяцы евро упадет сначала до отметки $1,27 и далее до $1,25.
Усиление американской валюты на Forex вполне может привести к уста­нов­ле­нию свежих максимумов по паре доллар/рубль. Ослабление  евро против рубля поможет сохранить стоимость бивалютной корзины в установленном ЦБ коридоре. Повышение цен на нефть также оказывает под­держ­ку рублю. Поэтому можно предположить, что российская валюта в состоянии удержаться в пределах верхней границы торгов по бивалютной корзине, которая определена на уровне в 41 рубль.
 

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Внимание! Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

Это бесплатно и займет всего 1 минут.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль