text
Открыть свежий номер журнала>> / Подписка за 22 308 13 990 руб! >> ✆ 8 (800) 550-07-98
Журнал

Доктор Путин

  • 1 августа 2015
  • 84
Автор:

Государство. Продекларировав отказ от прямой помощи компаниям и собственникам, кабинет министров зря недооценивает системные методы поддержки бизнеса.

 Через месяц правительству Владимира Путина исполнится год. В течение большей части этого срока ему приходится управлять уже не растущей, а падающей экономикой. В известной мере премьер пожинает плоды собственной политики, которую проводил еще будучи президентом. И в то же время он принимает новые решения, которые определят глубину нынешнего спада, скорость выхода из него и, наконец, посткризисный облик российской экономики.
Когда осенью 2008 года ситуация стала ухудшаться, в правительстве не сразу осознали масштаб бедствия. Это непонимание стало причиной принятия плохих решений вроде выделения средств на поддержку фондового рынка и кредитов на погашение внешних долгов компаний. К счастью, ни то, ни другое не было исполнено в первоначально задуманном виде, но затраты были произведены. $11 млрд, выданные ВЭБом на рефинансирование долгов, – это гораздо больше сумм, предусмотренных в обновленной версии федерального бюджета по таким статьям, как высшее образование или дорожное хозяйство.
Серьезный позитивный итог первых месяцев кризиса – сохранение доверия к банковской системе. Обошелся этот успех дорого: вливания ликвидности на фоне снижения цен на экспортные товары и массивного оттока капитала привели к давлению на рубль, и ЦБ был вынужден пойти на его девальвацию. Ее неизбежность не вызывает сомнений, а выбранный плавный сценарий позволил банкам аккумулировать большие запасы валюты, в том числе необходимой для рефинансирования внешних долгов компаний. Однако многие эксперты считают, что ради экономии ЗВР снижать курс рубля нужно было быстрее. К концу января, когда ЦБ объявил о завершении плавной девальвации, объем международных резервов сократился по сравнению с пиковым уровнем почти на треть.

Не компаниям, а людям. Сейчас, уже понимая, что кризис будет долгим, правительство говорит: вместо оказания прямой помощи компаниям или отраслям нужно стимулировать конечный спрос. Впрочем, из этого правила делаются и весомые исключения. Самый яркий пример – решение поддержать автопром, причем львиную долю (25 млрд рублей в виде беспроцентной ссуды «Ростехнологий») отдать «Автовазу». Кроме того, часть решений, принятых еще в прошлом году и направленных на помощь тем, кто сумел первым «достучаться», сохранилась в обновленной версии бюджета на текущий год. Например, не отказались от выделения 70 млрд рублей для предприятий ОПК и вливаний 50 млрд рублей в капитал РЖД.
«В антикризисной стратегии правительства декларируется перенос акцента с поддержки предприятий и собственников на поддержку населения и спроса, но в реальных мерах этого недостаточно, – считает генеральный директор Института ре­гио­наль­ной политики Булат Столяров. – Мы продолжаем стремиться к опережающим темпам кредитования предприятий в стратегических отраслях, заставляем банки в условиях падающей экономики наращивать кредитные портфели. Тем самым мы превращаем их в «плохие» банки». Предыдущие семь-восемь месяцев кризиса показали, что банковская система – не самый лучший проводник денег в экономику и еще долго им не будет, полагает эксперт. «Очевидный альтернативный канал – госзаказ, который преимущественно должен быть связан с инфраструктурным строительством, – говорит Булат Столяров. – Такие страны, как Китай и США, увеличили свои бюджеты на эти цели, а мы сокращаем».
Но многие экономисты считают, что госинвестиции в условиях кризиса принесут больше вреда, чем пользы. «Сокращение инвестиционных расходов правительства – совершенно верная, хотя и запоздавшая и недостаточная по масштабу мера, – считает старший научный сотрудник лаборатории ин­сти­ту­цио­наль­ных проблем Института экономики переходного периода (ИЭПП) Сергей Жаворонков. – При непрозрачности российского бюджета госинвестиции имеют большой риск быть потраченными неэффективно, а то и просто украденными. Один факт – даже сейчас около 1 трлн рублей запланировано на некие «общеэкономические вопросы» и «другие вопросы в области национальной экономики»! Резкий рост госинвестиций в минувшие годы не привел к видимым результатам. Другое дело, что государство и государственные компании должны обеспечить исполнение уже юридически взятых на себя контрактных обязательств, чтобы не порождать цепочку неоправданных банкротств и неплатежей».
Приоритетность поддержки внутреннего спроса через социальную помощь зафиксирована в поправках в бюджет. Крупнейшая статья «Межбюджетные трансферты» в новой версии увеличена почти на 470 млрд рублей. Преимущество этого канала заключается в том, что деньги, направляемые наиболее уязвимым слоям населения, с большей вероятностью будут потрачены на товары российских производителей, причем потребитель, а не чиновник выберет из них самого лучшего. Аргументы против: возможные инфляционные последствия и недостаточная адресность социальной помощи в России.

Для пользы дела. Правительство справедливо упрекают в недостаточной системной поддержке деловой активности. Трудно, к примеру, объяснить упорное повышение тарифов ес­тест­вен­ных монополий. Обещание «с особой осторожностью подходить к регулированию тарифов на жилищно-коммунальные услуги, транспортные перевозки, электричество и тепло, а также цен на газ» (это цитата из «Программы антикризисных мер») едва ли можно считать адекватной реакцией на эту проблему.
Налоговые нововведения, принятые еще в прошлом году, бизнес вдохновили мало, а к более радикальным реформам (снижение НДС) правительство не готово. С одной стороны, заместить выпадающие доходы действительно нечем, а дефицит в 7,4% ВВП – это много. Понятно нежелание властей идти в этих условиях на дополнительные риски. С другой стороны, налоговые стимулы лучше всего с точки зрения выживания не «избранных» и «системообразующих», а эффективных предприятий. К тому же это верный способ донести помощь малому и среднему бизнесу.
Наконец, дело не только в ставках, особую важность прио­бре­та­ет правовая защищенность налогоплательщиков. «Если бы правительство приняло меры по реализации неоднократно выдвигавшихся лозунгов в сфере инвестиционного климата – сокращения бюрократического, и особенно полицейского и прокурорского давления на бизнес, это могло бы дать даже больший эффект, чем налоговые послабления», – считает Сергей Жаворонков.

Методические рекомендации по управлению финансами компании

Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Рекомендации по теме

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Мы в соцсетях
А еще:
×
Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

Это бесплатно и займет меньше минуты!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
И получить доступ на сайт Займет минуту!
Зарегистрироваться
×
Пожалуйста, войдите на сайт

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
И получить доступ на сайт Займет минуту!
Зарегистрироваться
Пожалуйста, войдите на сайт

Зарегистрируйтесь или войдите на сайт:

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
И получить доступ на сайт Займет минуту!
Зарегистрироваться
×

Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Посещая страницы сайта и предоставляя свои данные, вы позволяете нам предоставлять их сторонним партнерам. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.