Александр Турбанов: «мы не стремимся вырвать себе функцию санаторов»

56
Интервью. Глава Агентства по страхованию вкладов (АСВ) добивается создания системы оздоровления банков и введения 100%-ных выплат вкладчикам обанкротившихся кредитных учреждений. Беседовала Марина Божко
Александр Владимирович, около двух лет назад была озвучена инициатива по поводу расширения полномочий АСВ с помощью придания агентству новой функции – оздоровления кредитных организаций. Дальше разработки концепции дело пошло?
– Работу по созданию системы санации банков мы начинали еще с первым зампредом ЦБ Андреем Козловым. Несколько лет назад было заключено соглашение между Банком России, Всемирным банком и АСВ, предусматривавшее разработку концепции по участию государства в этой работе, созданию соответствующей юридической базы. В прошлом году концепция была одобрена. Сейчас уже идет работа над проектом закона. В конце апреля состоялось заседание консультативного совета при председателе Центрального банка, где я выступал с докладом по данной теме.

Какова ваша позиция?
– Я считаю, что в обычных условиях должны действовать рыночные механизмы и государство не вправе вмешиваться в деятельность банков, в том числе оказывая им поддержку. Даже при ухудшении условий пусть действуют механизмы рыночной ответственности. Но бывают и экстраординарные случаи, такие, например, как кризис 1998 года или другие системные затруднения, представляющие серьезную угрозу для банковской системы. В этой ситуации государство не может оставаться в стороне: оно должно иметь инструменты для избежания коллапса.

АСВ намерен взять функцию финансового оздоровления на себя? Поддержал ли совет ваши предложения?
– Эти вопросы предстоит решить законодателям. Мы не стремимся вырвать себе функцию санаторов. Однако в принципе работа по управлению фондом страхования вкладов и ликвидации банков удачно сочетается с осуществлением соответствующих процедур по поддержке испытывающих сложности кредитных учреждений. Многие из наших работников имели опыт участия в восстановлении банков после кризиса 1998 года, когда трудились в АРКО. Они понимают, насколько это тяжело делать. Позицию других членов консультационного совета я раскрыть не могу – запрещено регламентом. Могу сказать лишь, что звучали голоса и за, и против.

Система страхования вкладов (ССВ) заработала четыре года назад. Насколько создание госгарантий для частных вкладчиков укрепило их доверие к банковским услугам?
– Согласно последнему опросу ВЦИОМ, 16% россиян говорят, что за годы существования ССВ стали больше доверять банкам. Это, кстати, подтверждает и рост объема средств частных лиц на счетах. В среднем в последние годы динамика была не менее 35%. Это один из самых высоких показателей в мире.

В текущем году пока банки привлекают вклады не столь активно. Однако более точно о происходящих тенденциях этого рынка можно будет говорить по итогам не первого квартала, а полугодия. Пока же мы не меняем свой прогноз и считаем, что объем вкладов граждан в 2008 году вырастет на 32%.

Как способствует работа ССВ изменению предпочтений вкладчиков при выборе банка?
– Мы отмечаем демонополизацию рынка. Вы совершенно правильно упомянули Сбербанк. До появления ССВ в нем было сосредоточено 70% всех вкладов россиян, а на начало 2008 года эта доля составила 51,5%. Переток происходит в основном в крупные финансовые институты.

Какие еще банки выигрывают от введения системы?
– Значительно возросли темпы роста портфеля вкладов частных лиц у региональных банков. Еще одна тенденция – удлинение сроков размещения денег. Большинство средств населения (63%) открывает вклады более чем на год.

А как растет размер среднего вклада? Верно ли я понимаю, что этот показатель – один из основных при расчете максимальной суммы выплат, возмещаемой АСВ?
– Средний размер составляет сейчас 13 тыс. рублей. Даже если исключить из этих расчетов Сбербанк, куда по традиции идут вкладчики с небольшими суммами, то сумма вырастет только до 28 тыс. рублей (в 2006 году – 12 тыс. рублей и 26 тыс. рублей соответственно).

Действительно, это один из показателей, который мы учитываем при определении размера возмещения. Напомню, что за время существования ССВ размер максимальной страховой суммы поднимался дважды, и теперь он составляет 400 тыс. рублей. Нам представляется, что существующего сейчас тридцатикратного превышения среднего размера вклада вполне достаточно.

На какие еще данные вы опираетесь, рассчитывая максимальный объем выплат?
– Второй показатель – отношение суммы страхового возмещения к размеру ВВП. Мировая практика показывает, что он должен быть равен 1–2 долям ВВП на душу населения. Сегодня 400 тыс. рублей составляет 1,7 этой доли, т. е. находится в нужном диапазоне. Также мы всегда учитываем, насколько система защиты вкладов отвечает интересам подавляющего большинства населения. К началу 2008-го 97% вкладов частных лиц находились в пределах суммы страховки. Указанная цифра, кстати, свидетельствует, что сейчас Россия – самая щедрая страна с точки зрения защиты вкладчиков.

Какова достаточность средств фонда?
– На начало года отношение размера фонда к общей сумме страхового возмещения по всем банкам (без учета Сбербанка РФ) составляло 5,6%. Минимальный уровень – 5%. То есть на текущий момент создана достаточная «подушка» для поддержания устойчивости всей банковской системы. Однако с учетом сложной ситуации на международных рынках ее надо наращивать. Согласно нашим расчетам, мы будем чувствовать себя спокойно, если указанное отношение составит 6–6,5%. Во второй половине года мы приблизимся к этому уровню.

Хватит ли этого, чтобы преодолеть последствия событий, подобных «кризису доверия» в 2004 году?
– Повторение ситуации августа 2004 года мы бы пережили спокойно. Размер фонда сегодня – более 74 млрд рублей. Этого хватит, чтобы выплатить возмещение вкладчикам любого частного банка. Более того, не возникнет проблем даже в случае, если с рынка одновременно уйдет половина всех банков, работающих с депозитами граждан. Но мы уверены, что такого не произойдет.

Выходит, что в ближайшее время ждать увеличения суммы страхового возмещения не приходится?
– Это нужно делать. Предполагаем, что к 2010 году могли бы увеличить ее размер до европейского уровня – 750 тыс. рублей (эквивалент 20 тыс. евро).

А от существующей сейчас ступенчатой шкалы выплат, на ваш взгляд, нужно отказаться?
– Мы с самого начала были против введения такой шкалы. При создании системы страхования вкладов был установлен один размер выплат – 100% суммы вклада, но не более 100 тыс. рублей. Когда же встал вопрос о повышении суммы страхового возмещения до 190 тыс., а потом до 400 тыс. руб., была введена ступенчатая шкала. В соответствие с ней депозиты до 100 тыс. руб., как и прежде, выплачиваются на 100%, а большие суммы – на 90%. Таким образом, как говорят страховщики, появилась франшиза. Однако до сих пор сталкиваемся с непониманием вкладчиками этого правила. Они считают, что государство отбирает у них эти 10%, хотя имеют полное право получить оставшиеся деньги позже, при осуществлении процедур конкурсного производства в ликвидируемом банке. Если посмотреть удельный вес вопросов, поступающих на нашу горячую линию, то каждый второй из них о том, как рассчитать размер выплат.

В мире больше распространен полный размер выплат?
– В Европе существует директива Европейского парламента и Совета по созданию системы защиты депозитов. В ней изложены рекомендации, в том числе по установлению франшизы. Предполагается, что такой подход основан на необходимости распределения бремени ответственности между всеми участниками системы страхования. Государство создает ССВ, управляет ею, вносит имущественный взнос РФ (на эти средства содержится аппарат АСВ – «Ф.»); банки платят взносы, а вкладчики сначала получают на руки лишь 90% своих средств. Сторонники франшизы уверены: система выплаты средств частями заставляет вкладчиков нести ответственность за неправильный выбор банка.

По каким критериям частное лицо может сделать этот выбор?
– Я тоже задаюсь этим вопросом. Нужно ли нести деньги в банк, предлагающий меньший процент? Это противоречит любой нормальной логике. Выходит, что речь может идти только о необходимости анализировать состояние кредитной организации перед тем, как положить на ее счет сбережения. Однако последние события на мировых рынках наглядно демонстрируют: даже рейтинговые агентства могут сильно ошибаться. Чтобы проанализировать состояние кредитного учреждения, нужно не просто хорошо ориентироваться в экономике, но и разбираться в банковских показателях, причем не только первого, но и второго порядка, а они уже не публикуются. Мы ставим немыслимую задачу перед массовым вкладчиком. Большинство людей не может научиться анализировать состояние банков – это утопия. Кроме того, психология людей меняется медленно. Давайте хотя бы объясним нашим гражданам, что они не должны доверять свои деньги компаниям без лицензий, которые обещают нереальные доходы. А уж применительно к банкам любой наш человек может сказать: извините, ЦБ выдал ему лицензию.

У вас есть предложения по решению этой проблемы?
– Я считаю, что необходимо отказаться от существующей системы ступенчатых выплат. Недавно к этому, кстати, пришли даже в Великобритании после паники вокруг ипотечного банка Northern Rock. Там власти делали все, чтобы успокоить население. А оно продолжало выстраиваться в очереди, помня о существовании франшизы. В сентябре волнения начались, а в ноябре, когда ступенчатая система выплат была отменена, – сразу схлынули.

Наши законодатели дожидаются аналогичных событий?
- У меня такое впечатление, что иногда у нас ждут, пока грянет гром, и лишь после этого принимают решения. Недавно на выездном заседании Комитета Совета Федерации по финансовым рынкам мы озвучили свою позицию о необходимости изменения существующих норм. Представители верхней палаты парламента посчитали наше предложение вполне резонным. Но от идеи до закона, как вы знаете, путь долгий.

ЦБ недавно разместил «черные списки» банкиров. Насколько подобная мера полезна рынку? Как часто АСВ обращается в суд, чтобы запретить заниматься профессиональной деятельностью руководителям банков-банкротов? Много ли выиграно исков?
- Мы в каком-то роде являемся соавторами этих списков. ЦБ публикует сведения, которые мы получаем как корпоративный ликвидатор. Осуществляя эту функцию, мы нередко обнаруживаем факты неправомерных действий руководителей или собственников банков. Чаще всего она состоит в выводе ими активов незадолго до отзыва лицензий. Иными словами, они своими руками доводят банк до банкротства, оставляя еще меньше средств для расчетов по своим обязательствам. Эти действия квалифицируются соответствующими статьями Уголовного кодекса. При обнаружении таких фактов мы направляем имеющуюся у нас информацию в правоохранительные органы. По нашим заявлениям уже возбуждено более сорока дел (только в 2007 году – десять). По двум из них уже вынесены обвинительные приговоры. Когда мы передали эти сведения представителям ЦБ, регулятор посчитал целесообразным сделать соответствующую публикацию.

Насколько я знаю, вы также активно ведете дела в рамках гражданского производства. Каковы результаты этой работы?
- Обнаружив нарушения действующего гражданского законодательства и необходимость применения соответствующих мер, мы подаем иски против руководителей и членов совета директоров банков. В минувшем году нами были выиграны четыре иска на сумму 1,8 млрд рублей. После вступления этих решений в силу мы также считаем оправданным публикацию этих сведений на сайте АСВ.

Насколько удалось увеличить удовлетворенность требований кредиторов в ходе конкурсного производства?
- По итогам минувшего года средний показатель находился на уровне 61%. Из 48 банков, в которых были завершены ликвидационные процедуры в минувшем году, в 24 случаях мы расплатились с кредиторами на 100%. И тут же обнаружили несовершенство нашего законодательства – имущество, оставшееся после расчетов с кредиторами, передается акционерам только после его продажи по ликвидационной стоимости, т.е. «за копейки». На наш взгляд, передача собственникам активов в натуре была бы в таких случаях более справедлива.

Вторую волну вступления в ССВ вы уже пережили? Много ли банков повторно пытается получить возможность работать со средствами частных лиц?
- Никакой волны не было. Желающих были единицы. Вообще пополнение участников идет теперь в штатном режиме. В этом году, например, в ССВ вошли лишь два банка, в прошлом - семь. Всего сейчас у нас 933 участника. В 28 банках произошли страховые случаи. Мы рассчитываемся с их кредиторами, выплачиваем страховое возмещение. Пока они не исключены из государственного реестра.

28 - это много или мало?
- Эта цифра адекватно отражает уровень развития банковского сектора и уровень банковского надзора.

ЦБ, на ваш взгляд, достаточно исполняет свои обязательства?
- Мы по каждому страховому случаю проводим расследование и направляем его результаты в ЦБ. Поэтому регулятор всегда имеет возможность при наличии каких-либо ошибок их устранить.

Они проводят такую работу?
- Мы думаем, что да.

Ранее вы высказывались о планах по расширению круга объектов страхования за счет малых предприятий.
- Давайте вспомним, с чего началось создание ССВ. Первыми в мире создали такую систему в США для преодоления последствий Великой депрессии. Там сразу устанавливали страхование депозитов как физических, так и юридических лиц с единой суммой в 2,5 тыс. долл. Хотя на первый взгляд может показаться, что установление единой суммы выплат неправильно. На мой взгляд, здесь важнее принцип равенства всех клиентов банка.

Когда фонд ССВ сможет покрывать средства предприятий?
- В первую очередь нужно исходить из финансовых возможностей. Думаю, после увеличения размера возмещения до 20 тыс. евро можно будет рассматривать вопрос о расширении круга объектов страхования. Но вряд ли стоит замахиваться на все категории корпоративных клиентов сразу. Возможно, начать стоит с ИП, малых предприятий, некоммерческих организаций. Параллельно было бы оправдано и снижение ставки страхового взноса. На момент формирования системы она составляла 0,15% привлеченных средств населения в квартал. Сейчас она снижена до 0,13%. Это разумная величина, но с другой стороны, мы до сих пор находимся в пятерке стран с самыми высокими тарифами. В таком окружении, согласитесь, быть не хочется.

Кризис ликвидности на международных рынках заставил почти все категории банков активно предлагать депозитные продукты. Больше всего ставки выросли у средних и малых финучреждений. Нужно ли ускорить создание механизмов по ограничению ставок?
- Повышение ставок по вкладам, действительно, произошло. Но в среднем по системе не такое оно уж и высокое. На мой взгляд, плохо, если какой-то банк начинает привлекать вкладчиков высокими процентами и не имеет при этом хороших активов. Отслеживать такие риски – прерогатива ЦБ. Сейчас вопрос ограничения ставок обсуждается. Создание таких механизмов смогло бы удержать некоторых игроков от непродуманных решений, а значит - сохранить стабильность системы.

Оправдано ли введение дифференцированных ставок для участников ССВ?
- Эта идея представляется мне вполне правильной. Но и здесь нельзя ограничиваться установлением повышенной ставки страхового взноса только в зависимости от ставки по вкладам. Надо оценивать совокупность показателей, характеризующих риски банка.

ОПЫТ: «Критика против госкорпораций напоминает мне движение луддитов»

В Совете Федерации недавно прозвучала критика в адрес госкорпораций (ГК), выделялись негативные стороны самой этой организационно-правовой формы. Насколько справедливы, на ваш взгляд, высказываемые доводы?
- Я пока не до конца понимаю сам характер дискуссии. Мне представляется, что ее участники еще не разобрались в предмете своей критики. Происходящее сейчас, на мой взгляд, напоминает движение луддитов в начале XIX века. В то время в производство стали активно внедряться различные механизмы и машины. Английские рабочие увидели в них своих врагов и стали ломать диковинную технику. Сами по себе госкорпорации – это лишь инструмент. Важно содержание, которое вкладывается в эту форму. Для деятельности, которую осуществляем мы, создание некоммерческой организации в форме ГК оправданно.

В минувшем году было создано шесть госкорпораций. Не много ли?
- ГК – форма достаточно уникальная. Это инструмент вмешательства государства в рыночную экономику, которым нужно пользоваться правильно и осторожно. Много корпораций быть не должно. И в каждом отдельном случае при создании такой организационно-правовой формы должны ставиться конкретные задачи и приниматься отдельные законы.

Насколько, на ваш взгляд, оправданы упреки в том, например, что их деятельность недостаточно контролируется?
- Что касается нашего агентства, то мы подвергаемся проверкам со стороны органов налогового и финансового контроля, в том числе Счетной палаты. Кроме того, поскольку высший орган управления АСВ – Совет директоров - состоит из представителей правительства и ЦБ, они тоже наблюдают за нами. Эффективный и постоянный контроль над всеми типами государственных предприятий необходим. Его не следует ослаблять, чтобы потом не надо было ужесточать.

Недавно Счетная палата провела уже вторую проверку АСВ. Каковы были выводы? Приходилось вам сейчас или ранее что-то менять по итогам их работы?
- В середине марта состоялась коллегия Счетной платы, на которой рассматривались итоги проверки АСВ. Основные выводы сводились к тому, что финансовая и хозяйственная деятельность агентства соответствует требованиям законодательства. Представители палаты также высказали нам ряд своих рекомендаций. Они считают, что размер фонда страхования вкладов скоро будет избыточным, поэтому целесообразно рассматривать вопрос о повышении суммы страхового возмещения либо о снижении ставки страхового взноса. Наши оценки схожи. Правда, я бы не использовал термин «избыточность», - нам до нее еще далеко. Я бы сказал, что средства фонда достаточны для того, чтобы повысить сумму страхового возмещения вкладчикам, а также для снижения ставки страхового взноса. Этот вопрос является сейчас предметом обсуждения.

Есть ли у вашего агентства еще какие-либо стимулы работать лучше?
- Агентство – это его работники. Мотивирующие механизмы для них те же, что и в любой другой организации. Начиная с заработной платы, условий труда и заканчивая тем, насколько эта работа интересная. Мне кажется, что этого достаточно.

Но вы можете, например, наращивать объем средства фонда и не менять при этом условий выплат…
-Я сразу бы хотел заметить – средства фонда страхования вкладов на содержание аппарата не используются, они направляются исключительно на страховые выплаты. А вот растет фонд хорошо или ни шатко ни валко – определяется качеством работы наших специалистов.

Могли бы вы раскрыть доходность от размещения средств фонда?
- Законодатель прямо прописал нам восемь инструментов, в которые мы можем размещать наши средства, Совет директоров установил лимиты по каждому из них. В целом наша политика размещения достаточно консервативная. Однако благодаря правильно избранной нами стратегии и тактики размещения нам удается получать среднерыночную доходность. В 2007 году она составила 7,2%.

В числе бумаг, в которые вы можете размещать средства фонда, есть и иностранные бумаги. Вы в них инвестировали?
- Нет, пока мы не видим в этом необходимости. По состоянию на начало года структура нашего портфеля выглядела следующим образом: 47% - государственные ценные бумаги, 48% - акции и облигации российских предприятий. Еще 4% средств были размещены через управляющие компании (средняя доходность была 9,6%), 1% размещен на счете в ЦБ.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Внимание! Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

Это бесплатно и займет всего 1 минут.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль