Как россияне попадают в долговые ямы

94
Практика. Россияне зачастую оказываются в долговых ямах из-за банальной невнимательности или полной финансовой безграмотности. Погашение задолженности может растянуться на десятилетие.
Надо было разрезать кредитную карту на кусочки сразу, как она попала ко мне в руки», – проклинает менеджер одного из московских кафе Григорий тот день, когда впервые воспользовался кредиткой. Чтобы рассчитаться с накопившимся долгом в 120 тыс. рублей, заемщик собирается оформить уже третью карту. В его комнате в общежитии продавать уже нечего. Зато теперь он гораздо внимательнее читает кредитные договоры. «Лишь сейчас разобрался в банковских заковырках – при несвоевременном погашении ссуды различные комиссии могут почти в два раза увеличить долг всего за полгода», – говорит «потерпевший».

Всего за четыре года россияне научились покупать сейчас, а платить – потом. За этот период объем рынка кредитования вырос в десять раз. Учитывая, что в Центральный каталог кредитных историй (ЦККИ) уже поступили сведения о 20 млн заемщиков, а число работающих россиян составляет 69 млн человек, пользователями кредитных продуктов уже является каждый третий экономически активный житель страны. Ежемесячно в эти ряды вливается еще по меньшей мере 1 млн человек: настолько увеличивается количество историй в крупнейшем кредитном бюро – НБКИ. В среднем на одного экономически активного гражданина сегодня приходится задолженность в 28,4 тыс. рублей – это более чем в четыре раза превышает среднюю месячную зарплату по стране. Для многих выплата такого долга не по силам.

Вечные должники. Кредитную карту банка «Русский стандарт» в своем почтовом ящике москвичка Татьяна, преподаватель средней школы, обнаружила вскоре после того, как расплатилась в срок за приобретенную в рассрочку стиральную машину. «Кредитка пришлась как нельзя вовремя – мне нужно было срочно сделать ремонт в квартире, которая сильно пострадала после пожара», – рассказывает учительница. Чтобы купить стройматериалы, она сняла наличными с карты все 60 тыс. рублей кредитного лимита. Возвращала их минимальными платежами по 2,4 тыс. рублей в месяц в указанные сроки. Однако, позвонив в банк через 15 месяцев, Татьяна с удивлением узнала: несмотря на выплаченные взносы, задолженность почти не уменьшилась. В банке доходчиво пояснили: внесенные средства съедали комиссии. Оказалось, что если и дальше таким образом возвращать деньги, то выплатить долг полностью удастся лишь через 9 лет, переплатив 199 тыс. рублей. Татьяна возмущена: «Они мне обещали, что я рассчитаюсь по кредиту за три года и сами указали размер минимальных платежей. По нему я определила, что условия для меня приемлемы. На деле же получилось, что это пожизненная долговая яма. Я не намерена возвращать кредит на таких абсурдных условиях».

«Неожиданно длинные» долги для граждан зачастую опасны не столько с финансовой, сколько с психологической точки зрения. «Когда осознаешь, что тебе придется в течение многих лет отдавать кредитной организации некую сумму, становится как-то не по себе», – делится 29-летняя переводчица Ирина. Она воспользовалась присланной по почте кредиткой исходя из того, что будет каждый месяц делать минимальный платеж – вносить больше Ирина не в состоянии. «Вылезти из долговой ямы теперь я смогу не раньше, чем через 10 лет, – сетует заемщица. – Но отчаиваться не стоит: соберем всем миром по копейке – справим Рустаму Тарико новую машину».

Многие заемщики пытаются искать правду в суде, обращаясь за помощью, скажем, в Роспотребназдор или ФАС. На слуху также общественная организация «Блокпост», которая подавала на ряд банков иски в защиту потребителей. Однако «Блокпосту» так ни разу и не удалось одержать победу. Судьи ссылаются на то, что пользователи кредитов имели возможность ознакомиться с условиями предоставления услуг банком перед заключением договора.

Силовое вмешательство. Непреднамеренные неплательщики, по оценкам коммерческого директора коллекторского агентства ФАСП Александра Морозова, делятся на две основные категории: испытывающие финансовые затруднения и не понимающие последствий несвоевременных платежей. Впрочем, отмечают в агентстве «Секвойя», уровень финансовой грамотности растет. «На этапе создания нашей компании в 50% случаев причины невозврата были связаны с отсутствием знаний о финансовых продуктах у населения, сейчас этот показатель снизился до 20%», – уверяет заместитель гендиректора «Секвойи» Алексей Козырев.

Юрист Московского общества по защите прав потребителей Антон Недзвецкий считает, что главный бич российских заемщиков – банальная невнимательность. В качестве яркой иллюстрации эксперт приводит десятки случаев мошенничества с использованием автокредитования. «В Москве орудует несколько банд, которые заключают с заемщиками договоры на кредитование, завышая в них реальную стоимость автомобилей. В специально организованных для этого автосалонах-однодневках мошенники сначала объявляют покупателю вполне рыночную цену, а когда наступает время заключения договора, всячески отвлекают автолюбителя, чтобы вписать в документы завышенные цифры», – рассказывает Антон Недзвецкий. «Добавленную стоимость» мошенники получают от банка-кредитора, который в принципе может и не подозревать об обмане: ведь цена двух разных авто одной и той же модели нередко отличается на несколько тысяч долларов в зависимости от комплектации. «Подобные сделки часто заключались с заемщиками в Росбанке, также были случаи и с клиентами “Русского стандарта”», – вспоминает Антон Недзвецкий.

Один из пострадавших от такой схемы – механик Григорий Гончаренко. Он приобрел в кредит автомобиль Chery Fora за 345 тыс. рублей в измайловском автосалоне «Вернисаж». И только после завершения сделки заметил, что в договоре указана совершенно иная сумма – 495 тыс. «Удовольствие от покупки нового автомобиля отвлекает настолько, что не до деталей договора. Вот и попался я, как первоклассник». К счастью, после долгих разбирательств юристов и вмешательства УБЭП и Роспотребназдора Григорию Гончаренко все-таки удалось вернуть переплаченные за автомобиль деньги. Как рассказывает пострадавший, юридически доказать факт самого мошенничества крайне сложно. «Спасло большей частью лишь силовое вмешательство оперативников, которые разобрались с представителями автосалона на «понятийном» языке», – говорит Григорий Гончаренко.

Нужно чаще общаться. В том, что заемщики попадают в число неблагонадежных, зачастую виноваты сами кредитные учреждения. Как отмечает Александр Морозов из ФАСП, «сегодня довольно мало в действительности клиентоориентированных банков: в большинстве случаев о подробном разъяснении условий и процедур возвращения долга и речи не идет».

«Гражданин взял кредит на сотовый телефон за 10 тыс. рублей по программе 10–10–10», – вспоминает начальник смены по возврату долгов агентства «Пристав» Андрей Сомов. Сама по себе программа – одна из самых «безобидных» на рынке: 10% – первый взнос, ссуда выдается на 10 месяцев, переплата – 10%. Ставка по таким продуктам составляет около 23% годовых, ежемесячные комиссии не взимаются. Но вот незадача: погашать ссуду заемщик пришел лишь через 10 месяцев – принес все деньги разом. Потребителю просто не объяснили, что посещать банк необходимо раз в месяц. «Задолженность в результате штрафов за несвоевременное погашение выросла до 15 тыс., однако заемщик до сих пор настаивает на том, что полностью рассчитался с кредитной организацией», – говорит Андрей Сомов.

Программисту Егору Попову недостаточно четко разъяснили условия досрочного погашения. Потребитель купил ноутбук стоимостью 40 тыс. рублей с помощью ссуды Хоум кредит энд Финанс банка. Когда оставалось вернуть последние 20 тыс., Егор решил погасить всю задолженность досрочно. Из-за отсутствия собственной сети ХКФБ для приема платежей пользуется услугами посредников – поступления, в частности, проходят через отделения «Почты России». Специалистов банка там нет, в результате клиент необходимую информацию на месте уточнить не может. «Несколько раз пытался дозвониться в кредитную организацию, чтобы узнать точную сумму оставшегося долга, однако меня так и не смогли связать с консультантом», – вспоминает Егор. В результате он перевел банку сумму исходя из графика погашения, который ему предоставили изначально. «Я был уверен, что полностью рассчитался с финучреждением. Однако через год мне сообщили, что образовалась некая просрочка, которая с учетом штрафов выросла до 15 тыс. рублей», – сетует программист. При этом Егор ранее брал еще один кредит в ХКФБ, с которым успешно рассчитался. «Теперь банк одновременно высылает мне два письма: одно с благодарностью – как старому клиенту, а другое – с требованием выплатить накопившиеся штрафы», – умиляется заемщик.

Кредит на ссуду. Согласно данным ЦККИ, в долговую яму уже могли попасть около 2,5 млн россиян – именно столько сейчас скопилось в Центральном каталоге «неприятных» кредитных историй – с просрочкой более трех месяцев. При этом, как отмечает Андрей Сомов из «Пристава», каждый четвертый попавший к коллекторам заемщик пытается перезанять деньги в другой кредитной организации.

Роман, 30-летний предприниматель из Подмосковья, пользуется банковскими кредитами всего два года, но уже имеет общую задолженность в 1 млн рублей. Сначала он занял 300 тыс. рублей на расширение бизнеса, а потом, когда не смог вовремя расплатиться (закрыли рынок, на котором располагался один из двух его павильонов по продаже молочных продуктов), взял еще больше – 400 тыс. «Перекредитоваться помогло одно брокерское агентство. Уже потом подсчитал, что в процессе рефинансирования проценты выросли с 18 до 45% годовых», – говорит Роман. Рассчитаться по второму кредиту самостоятельно Роман тоже не сумел – попал в аварию и уже полгода лежит в больнице. Сейчас он с помощью коллекторов договаривается о списании части задолженности. Впрочем, это вряд ли поможет сохранить его единственный оставшийся актив – квартиру.

РЕПУТАЦИЯ Долговая ответственность

Россияне пока относятся к своим кредитным историям не так серьезно, как жители западных стран.

«Мой знакомый – иностранец – недавно забыл в такси мобильный телефон, а когда спохватился и заблокировал сим-карту, было поздно – сумма выставленного в результате счета за чужие разговоры уже составляла несколько тысяч долларов», – рассказывает генеральный управляющий по розничным продуктам и услугам Международного московского банка Алексей Аксенов. Его приятель, безусловно, сейчас пытается отстоять свою непричастность к этим звонкам. Но если это сделать не удастся, он собирается оплатить все разговоры – чтобы не портить свою кредитную историю. «С развитием кредитных бюро и россияне начнут серьезнее относиться к своей финансовой репутации», – полагает Алексей Аксенов.

ПОРТРЕТ: Как выглядит плохой должник

Возраст большинства неблагонадежных заемщиков – 26–32 года.

При совершении покупок они в большинстве случаев руководствуются принципом «здесь и сейчас». Часто берут кредиты «на авось». Многие из таких потребителей уверены, что не понесут за невозврат никакой ответственности. «Расплачиваться нередко по таким кредитам в итоге приходится родителям должников», – рассказывает Андрей Сомов из агентства «Пристав». Те, кому не на кого переложить свою ответственность, либо вообще забывают о долге, либо стараются покрывать его с помощью кредита в другом банке. При этом заемщики, как правило, сообщают о возникших финансовых трудностях кредитным учреждениям лишь в последний момент. «Болезнь, пожар, увольнение – первым делом нужно известить об этом банк. Если клиент вовремя сообщит о проблемах, банк сможет пойти навстречу и реструктуризировать задолженность», – говорит директор агентства «Русбизнесактив» Сергей Рахманин.

Впрочем, отмечают некоторые эксперты, зачастую совершенно непонятно, каким образом сотрудники кредитной организации вообще могли выдать ссуду некоторым индивидуумам. «Безработный, либо неверно указавший сведения о месте работы при оформлении заявки на кредит. По месту постоянной регистрации не проживает, телефоны молчат. От родственников, соседей, коллег получена информация негативного характера – алкоголик, наркоман, многим должен. Предмет залога продан, а в случае его наличия им пользуются третьи лица», – перечисляет возможные характеристики заемщиков, которым нередко удается получать займы в некоторых банках, начальник отдела управления кредитного контроля Собинбанка Дмитрий Сенновский.

VIP-ВЗГЛЯД: Вы берете кредиты в банках?

Олег Морозов, первый зампред Госдумы:
– Нет. Последний раз брал лет восемь назад на строительство дома. А сейчас у меня нет каких-то острых проблем, для решения которых необходимы ссуды. Но когда я брал, то сначала считал, во сколько это мне обойдется. Садился с калькулятором в руках и все досконально высчитывал. Уверен, если бы многие именно так и делали, то количество должников было бы гораздо меньше.

Валерий Гартунг, депутат Госдумы:
– Нет, не беру. Экономически это невыгодно – ведь реальный процент по потребкредиту гораздо выше, чем ставка рефинансирования. Кроме того, мне не хочется оплачивать все невозращенные кредиты. Пока государство совместно с банками не разработает схему возврата кредитов и не примет жесткое законодательство, у нас ничего не изменится. Честный заемщик будет платить за парней, которые отказываются расплачиваться по долгам.

Сергей Борисов, президент «Опоры России»:
– Раньше я достаточно активно кредитовался в банках. Но все эти ссуды брал для развития собственного бизнеса. Конечно, иногда складывалось впечатление, что брать кредиты невыгодно, но без них бизнес в России трудно построить. Хотя всегда хотелось взять ссуду в зарубежном банке – у них более интересные предложения.

Эдуард Балтин, адмирал:
– Уже нет. Несколько лет назад сдуру взял кредит на стиральную машину, так она мне обошлась в два раза дороже, не считая испорченных нервов. После выплаты ссуды банк еще несколько месяцев присылал мне уведомления на погашение каких-то копеечных задолженностей. Сначала я платил, а потом стал ругаться – передо мной извинились, сказали, что это ошибка, но деньги не вернули.

Юрый Грымов, режиссер:
– Я банкам не доверяю, предпочитаю занимать у знакомых. До тех пор, пока будут такие варварские условия, немногие решатся на ссуды. Банкиры будут работать с теми, кто раньше одалживал десятку у соседа, а теперь – тысячу в банке на покупку чайника. Большинство этих людей не научено нормальному возврату денег – они подчас попросту даже и не собираются их отдавать. Банки, страхуясь от рисков, вешают эти невозвраты на других заемщиков.

Анатолий Долголаптев, гендиректор корпорации «Компомаш»:
– Нет. В случае необходимости кредитоваться мне позволяет моя зарплатная карта. А брать настоящие банковские кредиты мне не позволяет наш варварский финансовый рынок. Сейчас, как никогда прежде, понимаешь: лучший бандит в мире – банкир. Ему как общество дает себя вести, так он и ведет.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Внимание! Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

Это бесплатно и займет всего 1 минут.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль