ГЛЕБ ФЕТИСОВ: «ДОБРОПОРЯДОЧНЫМ БАНКАМ НАДО ДАТЬ БОЛЬШЕ СВОБОДЫ»

63
В январе Госдума преодолела вето Совета Федерации, который отказался одобрить поправки в Гражданский кодекс РФ (ГК), вводящие судебную защиту производных финансовых инструментов (деривативов).

Пари под защитой

В январе Госдума преодолела вето Совета Федерации, который отказался одобрить поправки в Гражданский кодекс РФ (ГК), вводящие судебную защиту производных финансовых инструментов (деривативов).

Теперь судьбу документа будет решать Президент РФ – он может его подписать, наложить вето или отправить на доработку. Сейчас сделки на срочном рынке приравнены к сделкам пари, а согласно ГК (гл. 58, ст. 1062), «требования граждан и юридических лиц, связанные с организацией игр и пари или с участием в них, не подлежат судебной защите». За исключением случаев, когда участие в подобных сделках было принято «под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения». В свое время подобная ситуация была только на руку российским банкам, так как после кризиса 1998 года многие из них были просто не в состоянии выполнить свои обязательства по форвардным контрактам. Однако с развитием рынка деривативов возникла необходимость внесения поправок в закон. Депутаты предлагают приравнять сделки на срочном рынке к обычным финансовым операциям, контрагенты которых обязаны отвечать по своим обязательствам. Зампред комитета по финансовым рынкам и денежному обращению Совета Федерации Глеб Фетисов пояснил, зачем это необходимо сделать и какие еще законы нужны рынку.

Глеб Геннадьевич, Госдума крайне редко преодолевает вето Совета Федерации. Почему же сами сенаторы не осознали серьезности момента и забраковали законопроект, важность которого пришлось отстаивать депутатам?

– Ожидалось, что принятие поправок в статью 1062 Гражданского кодекса о предоставлении судебной защиты спорам о сделках на срочном рынке будет одной из самых грандиозных и столь ожидаемых новаций 2006 года. Однако на последнем в минувшем году пленарном заседании Совета Федерации законопроект отклонили. В основном из-за замечаний технико-юридического характера, хотя наш комитет закон активно поддерживал. Тот самый случай, когда из-за формы угробили содержание. Это вряд ли повысит репутацию верхней палаты. А все потому, что юристы не сумели понять, что речь шла не о рутинных технических нововведениях, а о серьезном экономическом явлении, которое поможет развить и поднять наш финансовый рынок.

Какие изменения предполагается внести в документ?

– Поверьте мне, никаких серьезных изменений внесено не будет. Нельзя затягивать принятие важнейших для всей финансовой системы страны поправок. В России сделки с деривативами совершаются на десятки миллионов долларов ежедневно. В месяц это сотни, а в год – миллиарды долларов, а сегодня подобные операции не имеют никакой правовой защиты. Если мы считаем, что необходимо бороться с отмыванием «грязных» денег, с огромными масштабами этого явления, то не можем делать вид, что не замечаем сопоставимые, а может, и превышающие по оборотам финансовые потоки.

Какие наиболее важные банковские законы необходимо принять в этом году?

– Первостепенной задачей ЦБ является борьба с теневой экономикой в банковском секторе. Для этого необходимы поэтапные, адресные мероприятия. В частности, следует принять закон, аналогичный американскому закону Сарбейнса-Оксли, предусматривающий уголовную ответственность генеральных и финансовых директоров за фальсификацию финансовой отчетности. Это способствовало бы улучшению репутации и росту доверия к банковскому сектору да и ко всем хозяйствующим субъектам. Также необходимо упростить процедуру IPO банков и регистрации увеличения капитала, снять необоснованно жесткие требования к оценке финансового положения физических и юридических лиц при покупке акций кредитных организаций. Кроме того, у банков должна быть реальная возможность в случае банкротства должника иметь приоритет по отношению к другим кредиторам при распоряжении заложенным имуществом. Следует повысить эффективность законодательного механизма внесудебного взыскания по судебным залогам. Знаете, у кельтов была настолько сильна вера в бессмертие, что у них можно было занимать деньги с условием возврата в другой жизни. Надо закрыть, наконец, недобросовестным заемщикам пути ухода от возврата долга банкам – отдавать их следует еще в этой жизни.

А сейчас фальсифицировать финансовую отчетность можно безнаказанно?

– Как шутят ревизоры, есть три вида лжи: бахвальство, вранье и финансовая отчетность. Я по крайней мере не слышал ни об одном прецеденте привлечения у нас кого-либо к уголовной ответственности за предоставление недостоверной отчетности. Есть какие-то административные штрафы, ответственность с точки зрения налогового законодательства. Но весь бухучет в России преследует исключительно фискальные цели, и отчетность рассматривается как основа для расчета налогооблагаемой базы. А во всем мире отчетность отражает финансовое состояние предприятия на конкретную дату, тем самым руководство несет ответственность не только перед бюджетом, но и перед инвесторами, акционерами, кредиторами, в том числе и перед государством. А у нас только перед государством.

Что надо изменить в процедуре регистрации увеличения капитала банка?

– Сегодня она занимает не меньше полугода. По моему мнению, учитывая жесткие требования по методике определения финансовой устойчивости банка и при том, что этот сектор растет на десятки процентов в год, важно упростить процедуру капитализации кредитной организации. Чем меньше будет инстанций, в которых надо согласовать проспект эмиссии, и чем оперативнее будут рассматриваться заявки, тем быстрее будет капитализированы отечественные банки, и они смогут наконец конкурировать с иностранными коллегами. Почему кредитной организации нельзя выпускать ценные бумаги или увеличивать капитал в уведомительном порядке, а только потом отвечать на вопросы регулятора, если они будут? Ведь банки относятся к публичным институтам, которые дорожат своими лицензиями, репутацией, и большинство опасаются совершать противоправные действия.

Спорное утверждение, учитывая, сколько раз банки оставляли ни с чем своих вкладчиков и кредиторов.

– У любого регулируемого института, деятельность которого построена на капитале и на доверии, – государства, выдавшего лицензию, и клиентов, принесших свои деньги, вероятность совершения противоправных действий гораздо меньше, чем у компании в другой отрасли. Есть английская пословица: джентльмены не говорят о деньгах – джентльмены имеют деньги. Банковский бизнес по своей ментальности зиждется именно на доверии и порядочности. Контролировать банки надо, чтобы снизить риски инвесторов и кредиторов. Но в России кредитные организации и так являются единственными хозяйствующими субъектами, деятельность которых фактически ежедневно регулируется. Проспект эмиссии нужен в первую очередь для того, чтобы инвесторы могли оценить финансовое состояние компании. Но регулятор и так это делает на ежедневной основе, ему и в данном случае еще один контрольный фильтр совершенно лишний. Достаточно обязать банки публиковать проспект эмиссии, представлять его регулятору в уведомительном порядке, публиковать отчет о размещении бумаг и также направлять другим контролирующим органам, а если у них возникнут вопросы, отвечать в рабочем режиме, работая уже с увеличенным капиталом.

Что такое «внесудебное взыскание по судебным залогам»?

– Скажем, банк предоставил кредит коммерческой организации под залог товаров в обороте, а клиент обанкротился. Процедура реализации залога очень длительная: банк должен выиграть суд, провести торги. Иногда это затягивается на месяцы – в результате товар может пропасть, и кредитор лишится своих активов. Если есть залог и судебный приказ (а не судебное решение. – «Ф.»), банк должен иметь возможность реализовывать залог самостоятельно, не дожидаясь решения суда. А если суд признает, что имущество продано слишком дешево, кредитная организация будет обязана возместить залогодателю разницу.

Не приведут ли предлагаемые послабления к беспределу, когда банки за бесценок будут распродавать имущество должника?

– Большинство банков, я уже говорил, законопослушны, к тому же все это делается не ради их спокойной жизни, а ради кредиторов и инвесторов.

Как вы оцениваете деятельность Банка России?

– ЦБ проводит масштабную работу по наращиванию потенциала и развитию банковской системы, защите интересов населения и кредиторов. Эта деятельность во многом небезуспешна – банковский сектор является одной из наиболее динамично развивающихся отраслей отечественного бизнеса. Однако есть ряд моментов в деятельности ЦБ, значительно замедляющих становление конкурентоспособной системы. Наш финансовый регулятор в силу своей истории и подготовленности практически соответствует мировым регуляторам, а вот российская банковская система нет. Мне смешно, когда ЦБ начинает предъявлять к своим подопечным требования, какие предъявляются в Германии, США или Великобритании. Ведь у нас банки совсем другие – они только становятся на ноги. Это «дети» и «подростки», им еще расти и расти. А мы на международные стандарты финансовой отчетности перешли впереди всей Европы. Следует создавать такие регулятивные условия, чтобы отечественные компании получали конкурентные преимущества. Сегодня же ЦБ больше заботит соответствие банков мировым требованиям, а вся экономическая политика России направлена на создание равных условий для моськи и слона. Необходимо разработать стратегию взращивания конкурентного отечественного банковского сектора, а не такую стратегию развития, где треть предложений сводится к усилению надзора. Ведь это не лучший способ лечения болезней банковской сферы. А то получается как в медицинском анекдоте: хорошо зафиксированный больной в анестезии уже не нуждается.

Как вы оцениваете работу ЦБ по борьбе с отмыванием «грязных» денег?

– Установленные Банком России нормы стали использоваться не столько для борьбы с легализацией незаконных доходов, сколько как инструмент расправы с неугодными. Были случаи, когда банки всего на несколько минут задерживали отправку данных в Росфинмониторинг, не успевая до закрытия операционного дня, но сообщали их на следующий день. И все равно подвергались карательным санкциям. Два таких случая – и это уже рассматривается как неоднократное нарушение закона об отмывании, что грозит отзывом лицензии.

Вы считаете оперативность ЦБ в отзыве лицензий слишком поспешной?

– Я за разумные сроки подачи данных в Росфинмониторинг. Пусть это будет всего один день, но, если банк не успел, сам это признал и отправил информацию на следующий день, это не должно считаться нарушением. Как с налогами: если признался, что недоплатил и все вернул, то не виноват. У ЦБ должно быть право только приостанавливать лицензию, а отзывать ее – лишь по решению суда. По-моему, регулятор должен предоставить добропорядочным банкам больше свободы. Стимулирование банковской системы у нас в надзоре понимают слишком буквально, видимо, от латинского stimulos. В Древнем Риме так называли заостренную с одного конца палку, которой подгоняли скот. Если в такой тонкой, сложной системе, как банковская, подобным «стимулированием» тыкать каждый день в мягкое место, то результат будет противоположным замыслу. Если деятельность банка прозрачна, застрахована и проверяется авторитетной аудиторской организацией, по отношению к нему должны быть упрощены обязательные требования.

Вы предлагаете отменить какие-то требования или ввести двойные нормативы для «хороших» и для «плохих» банков? Но «плохих» по идее и быть-то не должно.

– Можно отменить какие-то требования. Скажем, я против того, чтобы деятельность банков оценивалось с точки зрения доходности. Мы по этому поводу ведем сейчас очень серьезную дискуссию с ЦБ. Ведь отечественному банковскому сектору необходимо развиваться, входить в новые проекты, а это на этапе роста обычно сопровождается убытками. А ЦБ демонстрирует двойной подход. Когда «дочки» крупных иностранных банков показывают убытки в первые годы работы на российском рынке, на это смотрят с пониманием – считается, что ничего страшного нет, ведь материнская структура в любой момент придет на помощь. А маленьким и средним российским банкам это не позволяется, и они вынуждены соблюдать все формальности, а зачастую и просто алогичные требования, как, например, с доходностью. Только тот, кто сам никогда не зарабатывал денег, может требовать от коммерческой организации прибыльной работы на ежеквартальной основе.

Эндшпиль

Как вы оцениваете ситуацию с аудитором ЦБ – «Прайсвотерхаускуперс Аудит», на которого Федеральная налоговая служба подала иск в суд, обвинив в сговоре с «Юкосом»?

– Думаю, то, что происходит с »Прайсвотерхаускуперс», – это внутренние проблемы, в первую очередь проблемы роста. Компания настолько уже большая, что неспособна «переварить» клиентуру, качественно и своевременно выполнять свои контрактные обязательства. На мой взгляд, она хуже стала работать – затягивает сроки сдачи заключений по финансовой отчетности, занимает странную позицию по ряду вопросов. Во всем мире аудиторская и консалтинговая деятельности разделены – это общепризнанный принцип. Когда эти два бизнеса совмещаются, возникает конфликт интересов.

И какой вывод – ЦБ надо менять аудитора?

– PWC – это известная во всем мире компания, а для зарубежных партнеров ЦБ важно, чтобы аудитор был им понятен. Я уверен, что тех людей, которые проводили аудит «Юкоса», уже в «Прайсвотерхаускуперс» нет. К тому же банковский аудит совершенно отличается от промышленного, поэтому ими всегда занимаются разные люди. Как член Национального банковского совета (НБС), я считаю, что ЦБ надо менять аудитора с какой-то периодичностью не потому, что кто-то плохо отработал, а так как необходимы разные точки зрения. Ранее предполагалось, это будет происходить раз в три года. Но затем НБС большинством голосов изменил свое решение, и срок отсчета теперь начинается с этого года. Я голосовал против, ведь «Прайсвотерхаускуперс» и так уже больше трех лет аудирует ЦБ. Теперь у них появился шанс делать это еще три года подряд.

Факты

Глеб Фетисов родился в 1966 году в Электростали. Окончил экономический факультет МГУ, Финансовую академию при Правительстве РФ. Доктор экономических наук. Совладелец банка «Губернский» и Башэкономбанка. С 2001 года – член Совета Федерации. В 2006 году – лауреат премии «Финанс.» в номинации «Лучший финансовый сенатор».

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать документ, зарегистрируйтесь на сайте!

Это бесплатно и займет всего 1 минуту.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Внимание! Вы читаете профессиональную статью для финансиста.
Зарегистрируйтесь на сайте и продолжите чтение!

Это бесплатно и займет всего 1 минут.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль