Корзина в ожидании яиц

51
Полис. Макроэкономические данные подогревают интерес к life-сегменту. Конъюнктура же на финансовых рынках заставляет сомневаться в привлекательности накопительного страхования.
Иные специалисты, коих отличает завидный оптимизм и любовь к большим цифрам, полагают, что еще до конца десятилетия совокупный объем российского рынка страхования жизни перевалит за $1 млрд в год против нынешних чуть более $200 млн. Конечно, существуют прогнозы и поскромнее. Но, так или иначе, эксперты ожидают рост life-сегмента, внушительный рост.

Оптимизм подпитывают отрадные статистические данные. Росстат рапортует: заработная плата к 2006 году выросла на 26% по сравнению с годом предыдущим. «На фоне общего экономического роста в стране, можно не сомневаться, интерес к страхованию жизни будет лишь крепнуть. Увеличение доходов граждан в активной фазе жизни (35–45 лет) позволяет им обустроить настоящее и создать финансовый задел на будущее», — комментирует руководитель блока страхования жизни компании «Уралсиб» Наталья Зозуля. Но это лишь одна сторона медали. На обратную смотреть не хочется. И тем не менее. В будущем забота о старости окончательно свалится на молодые плечи. По данным ООН с 2000 по 2050 год население мира заметно постареет: доля людей старше 60 лет увеличится с 10 до 21%. Пик выхода на пенсию придется на 2020 год. В России ситуация усугубляется грядущей демографической «ямой»: 2010–2020 годы — время, когда россия­не, родившееся в 90-х, начнут зарабатывать деньги. А период «шоковой терапии» ознаменовался как раз резким снижением рождаемости. Иными словами, нынешнее «рабочее» поколение никуда не денется – ему придется задуматься об альтернативных пенсионных накоплениях. Чем раньше, тем лучше.

Впрочем, не все страховщики проявляют энтузиазм по поводу «накопительного» бизнеса, по-прежнему ориентируясь на классические рисковые продукты. По словам руководителя департамента страхования жизни Военно-страховой компании Алексея Храпова, средние темпы роста этого бизнеса достаточно велики, однако они не выделяются на общем фоне, доля таких договоров в портфеле остается постоянной. «В целом, даже учитывая высокий потенциал life-рынка, его освоение требует существенных инвестиций, прежде всего вложений в агентскую сеть и развитие информационных технологий, а российские компании часто не обладают такими возможностями», – отмечает Алексей Храпов. С этой точки зрения куда большие перспективы имеют дочерние компании транснациональных операторов.

Застрахован пожизненно. Сегодня, по данным опрошенных «Ф.» крупных участников рынка, розничные продажи составляют в среднем 80–90% от общего портфеля накопительного страхования. Корпоративная «жизнь» протекает вяло. Страховщики пеняют на несовершенство законодательства. Дело в том, что с взносов по долгосрочному страхованию жизни взимается единый социальный налог. Работодателю просто невыгодно участвовать в этих программах. Но есть шанс все изменить. «При условии введения налоговых льгот рынок мог бы дополнительно увеличиваться на $50–150 млн в год, в основном из-за значительного роста премии по страхованию жизни в корпоративном сегменте. Ведь предприятия начнут включать долгосрочное страхование в социальный пакет», — предполагает гендиректор компании «Ингосстрах ЛМТ» Антон Кушнер.

Наиболее популярными life-продуктами сейчас остаются «срочные» смешанные программы. Их суть в том, что, аккумулируя ежемесячные (ежеквартальные, ежегодные) взносы клиента, компания накапливает некую сумму к определенному сроку. В случае если застрахованный до него доживает (так называемый риск дожития), ему или выплачивают страховку, или возвращают взносы. В последнем случае сумма по риску «смерть» будет выше. Именно рисковая составляющая позволяет называть подобные продукты смешанными. Возмещение при причинении вреда жизни и здоровью может принимать разнообразные формы: единовременные выплаты, компенсация взносов, продолжение накопления в пользу наследника без его материального участия.

Еще в советские времена россиян старательно приучали страховать детей. В некоторых семьях эта привычка, видимо, передается по наследству. Согласно статистике группы «АльфаСтрахование», на детскую «жизнь» приходится 60% розничных life-продаж. Цель таких продуктов – накопить к совершеннолетию ребенка на высшее образование или другие дорогостоящие, но необходимые приобретения, а также покрыть финансовые расходы в случае непредвиденных обстоятельств. Обычно подобные договоры заключаются на срок от 3 до 15 лет.

Пример 1

Застрахованное лицо – женщина 32 лет. Возраст ее ребенка на дату начала действия полиса – 7 лет. Возраст на момент поступления в высшее учебное заведение – 18 лет. Таким образом, срок действия договора – 11 лет. Страховая сумма (предполагаемая стоимость курса обучения в вузе) – $50 тыс. Величина годового взноса при заданных условиях составит $3705, за 11 лет «набежит» $40,76 тыс. Остальное – инвестдоход.
По данным компании «Уралсиб»

Пожизненная страховая защита, как признают опрошенные «Ф.» участники рынка, стала менее популярной, чем несколько лет назад. Ее доля в общем объеме «жизни» не превышает 10%. «В 1997 году на пожизненные программы приходилось около 80% продаж», – вспоминает Алексей Храпов. Россияне не слишком доверяют «чересчур» долгосрочным программам: спокойнее получить деньги через 5–6 лет, чем уповать на то, что компании удастся сохранять платежеспособность десятилетиями. Хотя чем дольше срок страхования, тем больше разница между совокупностью взносов и страховой суммой.

Пример 2

Тридцатилетний мужчина, ежемесячный доход – $1200. Клиент заключает «пожизненный» договор страхования на случай смерти. Ежемесячный взнос – $100. Период уплаты – 6 лет. Гарантированная доходность – 3% годовых. При наступлении страхового случая в период действия договора его наследники могут рассчитывать на выплату в размере примерно $13,35 тыс. При ожидаемой доходности в 5% годовых через 6 лет страховая сумма составит около $13,65 тыс., а к моменту выхода на пенсию – $20,65 тыс.
По данным Военно-страховой компании

А может, просто жить? Страховые агенты, продавая life-полисы, не скупятся на похвалы своим продуктам. И в этом они порой заходят слишком далеко. На самом же деле успехи страхового накопления на фоне нынешней конъюнктуры финансовых рынков смотрятся довольно бледно.

Эффективность любого накопления принято оценивать относительно инфляции. С начала 2006 года она составила около 7%, по прогнозам Международного валютного фонда, к концу года ее уровень достигнет 9,7%. Тем временем гарантированная доходность life-продуктов в большинстве крупнейших компаний колеблется в пределах 3–5%, фактическая – 5–8% годовых. Даже в банках, где возвратность по вкладам хоть и не полностью, но гарантирована законодательно, можно «зарабатывать» больше – до 9–10% в год.

Операторы рынка на это возражают: дескать, преимущество страхования жизни в том, что оно предоставляет защиту от рисков, и сравнивать его с другими финансовыми инструментами по доходности некорректно. «Это в первую очередь защита финансового будущего самого клиента и его близких от непредвиденных, трагических событий. То есть смысл продукта непосредственно в страховании, а не в получении инвестиционного дохода. Нельзя противопоставлять его другим финансовым инструментам – это один из способов диверсификации финансовых рисков наряду с банками, ПИФами», — отмечает гендиректор компании «Стандарт-резерв» Виктор Юн.

Гендиректор «МСК-лайф» Александр Федонкин подчеркивает: чтобы быть привлекательными, продукты страхования жизни должны включать в себя инвестиционную часть, в противном случае они не интересны как долгосрочный актив: «Похожая ситуация была в Европе, когда оказалось, что страховые компании с их традиционными полисами проигрывают инвестиционным и многочисленным трастовым фондам, которые начали активно развиваться в 70-е годы. В итоге появились продукты unit linked, с акцентом на инвестиционную составляющую», – отмечает Александр Федонкин. Руководитель департамента блока страхования жизни «Росгосстраха» Светлана Агафонова апеллирует к западному опыту. В экономически развитых странах life-бизнес давно нашел свое место среди прочих финансовых услуг, в том числе инвестиционных. Там не принято «складывать все яйца в одну корзину». Впрочем, и показатели инфляции там совершенно иные.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка




© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы скачать образец документа

В подарок, на адрес электронной почты, которую Вы укажете при регистрации, мы отправим форму «Порядок управления дебиторской задолженностью компании»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль