Владимир Соколин: «Наши предприниматели вообще не понимают, что такое статистика»

67
Интервью. Руководитель Росстата Владимир Соколин рассказал «Ф.», почему бизнес должен начинаться со статистики, а Россия опоздала на демографический поезд.
- Владимир Леонидович, насколько далеко ушла экономическая статистика в России от той, что существовала в Советском Союзе?

- Российская статистика, так же как и статистика любой развитой страны, сегодня работает на так называемых международных стандартах. Международные стандарты - это, если хотите, статистическая Библия. Если вы ее не знаете, вы не можете утверждать, что ваша статистика что-то собой представляет. Мы этот путь прошли и закончили в 1996 году. Тогда специалисты МВФ признали, что все основные макроэкономические показатели России соответствуют международным стандартам.

Возьмем, например, ценовую статистику. МВФ несколько лет назад пришел к выводу, что в России она - лучшая в мире, но при этом отметил, что она у нас и самая дорогая. Например, мы каждую неделю публикуем информацию о производстве и обороте нефтепродуктов и потребительских ценах на них. Никто в мире так не делает, достаточно было бы фиксировать раз в месяц. Еженедельный режим, возможно, был оправдан, когда были гиперинфляция и нефтяной кризис. Сегодня этими цифрами пользуется несколько человек, а усилия для их подсчета прилагаются на миллионы рублей.

Конечно, экономика не стоит на месте, в ней появляются новые явления, а какие-то отмирают. Сейчас мои коллеги в комиссии ОЭСР пересматривают систему национальных счетов. Следующая СНС будет принята в 2008 году. Когда выйдет руководство, для России это приведет к росту объема ВВП, потому что те экономические явления, которые сейчас относятся к промежуточному потреблению, начнут включать в добавленную стоимость. В результате ВВП увеличится во всех странах, но у нас он вырастет сильнее, чем у других.

- Насколько больше он будет, уже известно?

- Нет, пока этого нельзя сказать.

Сегодня есть несколько отраслей статистики, где пока нет международных стандартов. Это, например, статистика миграции. Но и ее сближение в Европе уже обсуждается. Сегодня проблема заключается в том, что у каждой страны свое миграционное законодательство. Есть идея решать ее на уровне конвенции: страны, которые к ней присоединятся, должны будут стандартизировать свое законодательство, тогда статистика миграции станет сопоставимой. В области статистики цен или статистики труда страны пошли на это - к конвенции присоединились все государства, даже Советский Союз. Другое дело, что СССР присоединился с изъятиями - у нас не было статистики безработицы, забастовок.

- Насколько точно статистика отражает реальный уровень жизни россиян?

- А насколько статистика вообще точно отражает уровень жизни россиян, англичан, французов - не важно, кого? Недавно в одном издании я читал статью. Там журналистка пишет, что, дескать, во Франции не считают прожиточный минимум и там корзинка более подробная, чем в России. Из чего делается вывод, что в России все считают неправильно. Пришлось ей объяснять, что есть два метода расчета бедности. Если мы будем считать бедность так, как это делают во Франции или Канаде, мы будем занижать ее уровень. В странах, которые переживают кризисную ситуацию, более приемлем показатель, характеризующий физиологические минимумы.

Можно смеяться над тем, что у нас одно пальто на семь лет, но в наш прожиточный минимум входит, например, парфюмерия. Когда к нам приехали специалисты из Всемирного банка, они спросили: «Коллеги, ну какая может быть парфюмерия в прожиточном минимуме?» Но наши депутаты считают, что без французского одеколона российская женщина не выживет. И таких примеров, к сожалению, много. Наш законодатель создал такую корзинку, она пересматривается раз в пять лет, это достаточно большой срок. Вот мы говорим, что за чертой бедности живет больше 20 млн россиян. Много это или мало с такой корзинкой, мне трудно сказать.

- Востребована ли статистика российским бизнесом?

- Бизнес практически не интересуется статистикой, с точки зрения статистической культуры мы не на ведущих позициях. Конечно, получше, чем в Китае, но с Европой, США и Канадой сравнить нельзя. Заказов от бизнеса мы сегодня имеем единицы.

Вот у нас принято считать, что мы самые умные. Кто это нам сказал? Мы сами себе это внушили. Возьмите обследование наших школьников: из 32 стран, где оно проводилось (а там механически проводился отбор, так что нельзя было подставить участников олимпиад), заняли 28-е место. Причем выяснилась одна уникальная вещь: по знаниям - тому, что их заставляли учить, - тут они первые. А по части использования этих знаний оказались последними. Дают им график уровня преступности и задают вопрос: правильно ли утверждение, что преступность высокая? 97% сказали, что правильно, даже не задумавшись, что уровень преступности дан только по одной стране.

Знаете, сколько у нас сегодня кафедр демографии в вузах? Две. В 1970 году было 58. В американских колледжах единственный предмет, по которому за 10 лет количество учебных часов увеличилось вдвое, - это статистика. По остальным - на 40-50%. Причем они учат людей не методологии, а тому, как использовать статистику. Они не объясняют, что такое ВВП, потому что это невозможно, если не учить с институтской скамьи.

Наши предприниматели вообще не понимают, что такое статистика. С чего начинается на Западе бизнес? Я видел, как это происходит, например, в Голландии. Пришли два молодых бизнесмена в банк, показывают свой бизнес-план. Хотят открыть магазин спортивной обуви. Менеджер банка их спрашивает: кто будет покупать ваш товар, где будет находиться магазин? Они говорят: обувь для молодежи, в таком-то районе. Она смотрит в компьютерной базе данных результаты переписи населения в Голландии и говорит - посмотрите: средний возраст жителей этого района - 57 лет, одни пенсионеры. Кто там будет покупать молодежную обувь? И бизнесменов отправляют восвояси. Но далеко они не уходят, они идут в соседний зал, где другой менеджер для них ищет подходящие варианты.

У нас пока ничего подобного нет, хотя бывают и исключения. Однажды, например, пришли два парня и интересовались, где у нас больше всего молодых женщин. Оказалось, хотят построить чулочную фабрику, но не хотят далеко везти товар.

- В последние годы государство активно борется с уклонением от уплаты налогов. Это отразилось на качестве статистики?

- Не улавливаю связи. Во всем мире статистика не должна использоваться ни для каких целей, кроме статистических. Она не для судебного преследования или доначисления налогов, а только для сбора информации и обратного ее предоставления. Если я статистику, как это было в советское время, начинаю подвязывать к каким-то уголовным делам, тут же вся объективность нарушается.

- Но сейчас компании, например, реже применяют трансфертное ценообразование, чем раньше. На статистику это никак не влияет?

- Трансфертные цены мы и раньше видели, и сейчас видим. Для нас важно, сколько нефти добыли. Если хотите знать, по какой цене, - вот цена производителя, вот конечная цена у потребителя. Во внутрипроизводственные дела мы не лезем: такой статистики сегодня нет. Это в советское время статистика хотела все знать - какая у вас себестоимость, из чего она сложилась, по какой цене вы продали и по какой купили. Сейчас нам этого не надо.

- Масштабы неформальной экономики изменились за последние годы?

- Основная часть нашего неформального сектора экономики - в сельском хозяйстве. Ведь неформальный сектор - это не преступная деятельность, а то, что нельзя охватить статистическим наблюдением. Если вы юрлицо, то вы ведете отчетность и попадаете в статистику. А если вы на своих 10 сотках посадили картошку? Или ловите рыбу, грибы собираете, выращиваете цветы или смородину? Я считаю, что если наши фермеры, личные подсобные хозяйства будут эффективно работать, то неформальный сектор экономики в России должен не сокращаться, а увеличиваться.

Мы ведь и в советское время неформальный сектор считали. У нас он составляет 22-23% ВВП. В Голландии - всего 2%, но там даже употребление наркотиков и проституция легализованы и включаются в ВВП.

- А возможно ли это - повысить эффективность неформального сектора?

- А почему нет? Он растет. Мы только что провели сельскохозяйственную перепись, я думаю, она покажет важность неформального сектора. Там ведь производится почти 60% всей сельскохозяйственной продукции. Конечно, со временем вся эта мелочь умрет и останутся крупные хозяйства, в том числе на базах нынешних колхозов и совхозов.

- Планирует ли Росстат пополнять свой арсенал показателей, по которым можно судить об экономике страны?

- Мы и сейчас делаем очень много. Я, например, хорошо знаю программу статработ в Австрии и Чехии. Мы выполняем примерно 50-60% от той ежегодной работы, которую они делают. Но они регулярно проводят экономические, сельскохозяйственные переписи. Все европейские страны ежегодно проводят социально-демографическое обследование. Мы этого не делаем, несмотря на то, что демографическая проблема стоит очень остро. Вот и двигаемся в потемках.

Мы в трех областях провели социально-демографическое обследование. Результаты повергли нас в шок. Для женщин в вопросе о рождении второго ребенка вовсе не материальный стимул главный. На первом месте - жилье. На втором - сохранение социального статуса: чтобы ее не турнули с работы, не понизили в должности и т. д. А материальные надбавки оказались на последнем месте. Нужна нам такая информация? Но конечно, повышать пособия по уходу за детьми надо, тем более что деньги для этого в стране есть - почему бы не заплатить?

- Как вы оцениваете меры демографической политики, которые в последнее время озвучивало правительство?

- Демографическую проблему в Советском Союзе начали обсуждать в середине 60-х годов. Тогда Борис Урланис написал статью «Берегите мужчин», в которой говорилось, что мы неуклонно идем к демографическому кризису. Это был первый звонок. И сейчас уже ничего нельзя изменить - демографический поезд уехал в 70-е годы.

- Привлечение мигрантов материальными стимулами тоже не поможет?

- Посмотрим. Я, честно говоря, скептически отношусь к этим идеям. Потому что демографические проблемы у соседей еще серьезнее. Наша демографическая история ничем не отличается от истории Украины, Белоруссии, Прибалтики и всей Европы. Американцы привлекают каждый год миллионы мигрантов - если бы их не было, у них было бы точно такое же сокращение населения. Даже Китай, по оценкам, в 2013-2017 году войдет в устойчивую стадию сокращения численности населения. А как только этот маховик запущен, его остановить нельзя. В России же ситуация уже очень сложная. Я сам по стране ездил, смотрел, как идет сельскохозяйственная перепись, и с кем бы ни говорил, все жалуются - заказы есть, а работать некому. Со следующего года убыль трудоспособного населения составит 1 млн человек - это же почти численность российской армии.

Я уверен, что нехватка трудовых ресурсов будет очень серьезным ограничением для экономики. В мире это уже все поняли - не случайно планируют даже посвятить генассамблею ООН вопросам миграции. Все политики, которые умеют мыслить, уже осознают, что следующий мировой конфликт, если он разгорится, будет вовсе не за нефть, газ или воду, а за мигрантов. Потому что население стареет, а кто будет обслуживать всех этих стариков? Вот уходит человек на пенсию, пусть даже в 70 лет, и еще 20 лет будет жить. Ему ведь нужно есть, пить, нужны социальные работники, медицина. Если мы говорим, что надо возвращать в страну соотечественников, надо понимать, что мигранты нужны всем: не только нам, но и той же Прибалтике.

- Судя по заявлениям некоторых политиков, русскоязычное население там не очень-то и нужно...

- Знаете, это все из серии «одна баба сказала». В реальности ничего подобного не происходит - посмотрите статистику. У нас сальдо с прибалтийскими республиками отрицательное: от нас больше едут туда. И в Эстонии, и в Латвии, и в Литве есть министры по делам русскоязычного населения. Они делают все, чтобы этих русскоязычных удержать. Нам показывают по телевизору двух-трех бузотеров, которые действительно говорят «не хотите здесь жить - уезжайте». Но русские оттуда не собираются уезжать - там уровень жизни в два раза выше, чем в России. Да, молодежи там тяжело найти работу, но она едет не к нам, а на Запад. При этом в Эстонии самое большое снижение численности населения: к 2025 году их останется всего 700 тыс., из которых 30% будут русские. Кстати, ни Россия, ни Украина, ни Белоруссия не смогли переломить ситуацию с продолжительностью жизни, а прибалты смогли. Она там стала расти, хотя никаких социальных льгот нет - все отменили.

Борьба за подъем рождаемости уже была при Горбачеве. И что мы получили? Ничего. Просто, как и предупреждали тогда демографы, сдвинули первое рождение ребенка: супружеские пары стали заводить его не в 20 лет, а в 19. Получали свои подъемные, становились в очередь на квартиру - вот и все. Я считаю, что в 2007-2009 годах коэффициент рождаемости в нашей стране подскочит. Выдадут это за успешную демографическую политику. Но в 2010-2012 годах все вернется на круги своя. Просто семейные пары заведут детей в более ранние сроки для того, чтобы все эти обещанные материальные льготы получить.

- Многие данные Росстата доступны только в бумажных изданиях. Планируется ли давать больше информации в открытый доступ через интернет?

- У нас в интернете много чего опубликовано. Единственная страна, которая всю свою статистику сделала доступной, это США. Но у них бюджет статистический - раз в сто больше нашего. Еще до недавнего времени их сайт со всеми статданными был платным, $8 стоил вход, и при этом в месяц его посещали 1,4 млн пользователей. На наш сайт в месяц приходит около 300 тыс. - в основном студенты. Главный ограничитель открытости нашей информации - это наш бюджет. Мы должны полмиллиарда рублей зарабатывать на ней.

- Вы неоднократно сетовали на отсутствие специального закона о статистике. Зачем он нужен?

- Это самый злободневный для нас вопрос. Во всем мире статистика рассматривается как информационный налог на бизнес и население. Но этот налог двулик: с одной стороны, государство и правительство хотят и должны знать о состоянии экономики, социальной сферы. С другой - эта же информация предоставляется самому обществу. Статистическая информация для грамотного пользователя - это координаты и направление движения. У нас очень часто даже крупные управленцы, работавшие раньше в коммерческих структурах, начинают скептически улыбаться, когда речь заходит о статистике. Говорят - «ну, у нас ведь была двойная и даже тройная статистика». На это я всегда говорю: во-первых, это повод для того, чтобы вами заинтересовалась прокуратура. А во-вторых, это не говорит о вашем большом уме. Если вы искажали, сосед искажает... У американского, немецкого бизнеса нет таких вопросов. Они понимают, что, если каждый будет что-то искажать, тогда, куда вы плывете, - не понятно: вы не знаете, где у вас север, где юг, вы утонете. Мы сейчас делаем уже третью попытку добиться рассмотрения проекта закона в правительственной комиссии и внесения его в Думу. Он должен регулировать отношения наших респондентов - юридических и физических лиц - со статистикой.

- То есть вы хотите повысить ответственность бизнеса за недостоверную информацию?

- Нет, ответственность бизнеса за искажение данных, непредставление или несвоевременное представление прописана в административном кодексе. Просто закон должен говорить о том, что респонденты обязаны предоставлять информацию, а государство - предоставлять ее обществу. Речь идет не только о бизнесе, но и о государственных ведомствах. Ведь каждое из них ведет свою статистику: преступность считает МВД, госфинансы - Минфин, есть таможенная, налоговая статистика и т. д. Как эти отношения должны быть урегулированы? Пока никак. Кстати, в ходе административной реформы у всех силовых министерств функция статистического учета осталась, а у гражданских она была упразднена. У того же Минздрава, например, ее нет.

- Через два года должна пройти всероссийская экономическая перепись. Зачем она нужна?

- В среднесрочной программе правительства заявлена такая цель, хотя в бюджете денег на это нет. Главная задача экономической переписи - это инвентаризация всего бизнеса. Мы хотим знать, сколько юридических лиц и ПБОЮЛов работают в разных отраслях и секторах, чем они занимаются, какую продукцию производят, какие услуги оказывают. Во всех развитых странах эта операция стала регулярной и проводится раз в пять лет, в некоторых чаще. Второй момент - это очень подробное исследование затрат, на базе которых составляется межотраслевой баланс. Мы последний раз его сделали за 1995 год. В соответствии с требованиями СНС надо строить такой баланс раз в пять лет для уточнения всех макроэкономических показателей. И те же китайцы, например, это делают. А американцы, которые поставили перед собой задачу создать лучшую в мире статистику, вообще начали строить межотраслевой баланс ежегодно. Это ведь основной инструмент для прогнозирования, в том числе ВВП, инфляции, налоговой, внешнеторговой ситуации и т. д. Межотраслевой баланс представляет собой матрицу, в которой показано распределение продукции и его стоимостная составляющая. То есть вы можете посмотреть, например, по производству электроэнергии, сколько там материальных затрат и как она распределяется, увидеть стоимостную структуру. Нам лишней работы не нужно, но сегодня мы говорим, что ее надо делать. Хотя результаты, возможно, пригодятся уже не этому правительству, а следующему.

- Какие специфические трудности в проведении экономической переписи вы ожидаете?

- Фактически никаких. Главная трудность - это позиция правительства. У нас всегда решения принимаются в последний момент. Это вообще характерная особенность России - мы не умеем выполнять стратегические планы. В развитых странах если что-то решили, то будут делать вне зависимости от того, какой президент, какое правительство. У нас же каждый новый начальник решает, что до него все делалось не так, и начинает в другую сторону штурвал крутить.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка




© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы скачать образец документа

В подарок, на адрес электронной почты, которую Вы укажете при регистрации, мы отправим форму «Порядок управления дебиторской задолженностью компании»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль