Три пути развития иностранцев в России

152
Стратегия. Зарубежные банки в России по-разному строят свой бизнес - одни становятся универсальными кредитными институтами с агрессивной политикой, другие занимают определенную нишу, а третьи просто дожидаются лучших времен.
Многие крупные иностранные банки пришли на российский рынок в первой половине 90-х годов. Изначально работать они могли большей частью на рынке ГКО- ОФЗ, поскольку в то время существовал запрет Центробанка на какие-либо другие инвестиции нерезидентов. Постепенно эти ограничения ослаблялись, однако с российскими компаниями "иностранцы" работать не спешили. Как правило, клиентами таких банков становились западные компании, работающие на российском рынке, поскольку отечественные кредитные организации не обладали необходимым "международным авторитетом". Кроме того, многие транснациональные корпорации предпочитают в любой стране мира (где они представлены) обслуживание в том же банке, что и головной офис.

С российскими компаниями и частными лицами банки-иностранцы начали работать активно только после кризиса 1998 года. Но по пути универсализации банковского бизнеса пошли далеко не все "иностранцы": кто-то выбрал для себя определенную нишу, а кто-то занимал выжидательную позицию.

Структура собственности. Хотя российское законодательство не запрещает иностранным банкам присутствовать на российском рынке в виде филиалов, получить на это разрешение Центробанка практически невозможно. Последний филиал иностранного банка - армянского "Анелика" - в прошлом году по указанию ЦБ был вынужден перерегистрироваться в дочерний российский банк. В результате иностранные банки могут работать в России только в виде российских компаний. Они являются либо "дочками" крупных западных банков, как Ситибанк или Райффайзенбанк, либо учреждаются несколькими акционерами, как КМБ-банк. Его акционеры - ЕБРР, Фонд Сороса, Немецкая компания инвестиций и развития (ДЕГ) и Фонд Триодос-Дун (Нидерланды). У всех перечисленных банков стопроцентный иностранный капитал. Однако структура собственности может быть и смешанной. Так, в Международном московском банке (ММБ) германский Hypo Vereinsbank владеет 43% капитала, финский Nordea Bank - 22%, ЕБРР - 10%, а 22% контролируется Банком России: 20% у французского BCEN-Eurobank (около 80% его акций принадлежит ЦБ) и 2% у Сбербанка (у ЦБ около 63%).

Преимущества "дочек" крупных зарубежных банков заключаются в том, что любое решение занимает гораздо меньше времени для согласования: акционер только один - материнская компания. Особенно это важно в тот момент, когда у банка возникают трудности. Так, во время кризиса 1998 года практически у всех банков, в том числе "иностранцев", возникли проблемы с капитализацией. ""Дочки" иностранных банков, в отличие от российских кредитных организаций, не стеснялись показать свои убытки, - комментирует замдиректора рейтингового агентства "Moody's-Интерфакс" Михаил Матовников. - Но и материнские компании не оставили их в беде. Они выделили средства довольно быстро, так что проблема с капиталами дочерних банков была решена уже в первом - максимум втором квартале 1999 года".

Убытки Райффайзенбанка, например, составили более 1,5 млрд неденоминированных рублей, но очень скоро капитал снова пополнился. "Крупные иностранные банки дорожат своим именем, - считает директор рейтингового агентства НАУФОР Виктор Четвериков, - и если у банка возникнут серьезные проблемы, то скорее всего материнская компания выделит достаточное количество ресурсов под низкие проценты, чтобы покрыть обязательства банка и восстановить его дееспособность".

Российские банки-иностранцы со смешанной структурой собственности также справились с кризисом. Однако на восстановление капитала им потребовалось значительно больше времени: все акционеры должны собраться, согласовать, кто какую долю вносит в банк (как правило, пропорционально количеству акций). Кроме того, кто-то из собственников банка может изъявить желание продать свой пакет, на что также потребуется время. В итоге процедура может затянуться и на год, как, например, получилось с ММБ, оказавшимся во время кризиса на грани банкротства. Правда, через год ему удалось восстановить свой капитал за счет средств акционеров.

Банки, у которых не один акционер, более независимы от своих собственников, потому что их общие собрания проводятся нечасто и только по важным стратегическим вопросам. В самом деле, было бы странно собирать всех собственников для утверждения рутинных решений топ-менеджмента. Зачастую банки со смешанной структурой собственности создают те иностранные кредитные институты, которые хотят присутствовать на рынке другой страны, но не хотят создавать там свою "дочку". У иностранной компании в этом случае есть представители в совете директоров банка, она имеет возможность влиять на политику кредитной организации и инвестировать в предприятия, которые располагаются на территории страны.

Стратегия агрессии. Начиная с 1999 года некоторые иностранцы начали активно осваивать российский рынок - прежде всего "дочки" крупных западных банков. Так, например, Райффайзенбанк был одним из первых западников, кто занялся ритейлом - в частности, работой с частными лицами (до кризиса банки-иностранцы с "физиками" практически не работали). "Райффайзенбанк был вынужден первым освоить эту нишу, поскольку у него не было своего гарантированного "куска хлеба", как, например, у Ситибанка, - поясняет Михаил Матовников, - ведь австрийских компаний в России довольно мало. Так что сначала ему пришлось активно налаживать сотрудничество с российскими компаниями, а затем осваивать розницу". Банк тем самым взял на себя повышенные риски, но зато он смог оправдать свое существование в России.

Сегодня у "Райффайзена" 10 допофисов в Москве и филиал в Санкт-Петербурге. По результатам прошлого года банк занимает 12-е место среди всех российских банков по размеру активов. Кредитный портфель за прошлый год увеличился на 38%, а объем кредитов, выданных частным клиентам в 2003 году, вырос более чем в пять раз и превысил $142 млн. Райффайзенбанк стал также одним из первых "иностранцев", объявивших об экспансии в регионы. Осенью этого года откроется филиал в Екатеринбурге, а затем - в Нижнем Новгороде и Самаре. По словам председателя правления Райффайзенбанка Мишеля Перирэна, к июню 2006 года банк откроет минимум 10 региональных филиалов. "Там будут работать местные сотрудники, обслуживающие местных клиентов. Причем мы станем работать там не только с крупнейшими клиентами и населением, но и обслуживать средние компании и малый бизнес".

Похожая стратегия универсализации у Ситибанка и ММБ. Эти банки по сути дела являются основными конкурентами "Райффайзена" среди "иностранцев". Кроме них свое желание развивать все стороны банковского бизнеса, в том числе и розницу, не так давно выразил французский банк "Сосьете Женераль Восток".

Что касается отличий бизнеса "дочек" иностранцев и их материнских компаний, то Виктор Четвериков видит здесь кардинальную разницу. На Западе, по его словам, крупные банки представляют собой горизонтально интегрированные компании: под одним брэндом объединяются различные бизнес-подразделения, которые не связаны общим бюджетом. Например, одно занимается частными клиентами, другое - корпоративными. "Представители каждого блока входят в совет директоров и отчитываются председателю по результатам деятельности, - поясняет Виктор Четвериков, - это более подвижная структура управления, у них свой бюджет, своя стратегия. Это организует людей". А практически все российские банки и "дочки" иностранцев - это вертикально интегрированные компании. "В них каждый радеет, чтобы его бюджет не порезали в рамках общего, что усложняет работу", - считает Виктор Четвериков.

Миссионеры. Некоторые банки, пришедшие в Россию, не стремятся стать универсальными: их цель - занять определенную нишу на рынке. Яркий пример кредитной организации, выполняющей конкретную миссию, - КМБ-банк. Он уже профинансировал более 105 тыс. проектов на сумму $890 млн. "Основной акцент в своем развитии мы сделали на региональное развитие, - поделилась директор бизнес-департамента КМБ-банка Надия Черкасова. - Большинство иностранных банков работает пока только в одном, Московском регионе, тогда как наш - в 22".

Еще один "иностранец", избравший узконаправленную стратегию, - это "Хоум кредит энд Финанс банк" (ХКФБ). Он был образован в феврале 2002 года путем приобретения контрольного пакета акций российского банка "Технополис". Основной участник - чешский Home сredit finance (входит в международную группу компаний PPF), который владеет более 99% долей в уставном капитале банка. Основное направление работы ХКФБ - потребительские экспресс-кредиты. К "миссионерским" кредитным организациям относятся также банк "Дельта-кредит", занимающийся ипотечным кредитованием, и сменивший на прошлой неделе акционеров Дельта-банк (см. стр. 28), который, как и КМБ, занимается малым и средним бизнесом.

В ожидании. Значительная часть банков-иностранцев ведет пассивную политику. Например, турецкие Финансбанк и Гаранти банк, которые занимаются исключительно тем, что обслуживают турецкие строительные и торговые компании (например, сеть "Рамстор"). Или же Банк Китая, обслуживающий китайских предпринимателей и туристов, приезжающих в Россию. При этом подобные банки скрытные и неконтактные. К примеру, руководство Банка Китая откровенно отказалось разговаривать с корреспондентом "Ф.", не обосновав причины отказа. Если же посетить офис Банка Китая, который располагается в одном из деловых центров Москвы, то вся информация там указывается только на китайском языке, видимо, для того, чтобы заранее исключить возможность прихода российских клиентов. "Банк нисколько не вырос за время его существования в нашей стране, - комментирует Виктор Четвериков. - А поскольку у нас довольно мало китайских предприятий, то главная функция банка - упрощение процесса денежных переводов туристов".

Что касается японского Мичиноку банка, то его позиция в российском банковском секторе пока также не ясна. "Банк заявлял, что будет работать даже с "физиками", но пока трудно говорить о его успехах на российском рынке, - пояснил Михаил Матовников. - А если учесть, что экономические отношения с Японией у нас развиваются своеобразно в связи с проблемой Курильских островов, то и обслуживание японских компаний, работающих в России, очень ограничено".

Подобные учреждения занимают выжидательную позицию. "Они наблюдают за российским банковским рынком, ждут более благоприятных для себя времен, - говорит Виктор Четвериков, - их акционеры могут себе позволить присутствие в России банка, не приносящего прибыли".

С расчетом на будущее. У банков с иностранным капиталом есть существенное преимущество перед российскими кредитными организациями - они могут позволить себе несколько лет работать без прибыли, а то и в убыток. Так было практически со всеми "дочками" иностранцев, включая "Райффайзен" и "Сити". Если материнская компания заинтересована в развитии бизнеса на конкретном рынке, то он будет финансировать свой дочерний банк, учитывая перспективу развития, а не сиюминутный результат. В это время банк будет планомерно заниматься обучением сотрудников, внедрять технологии и развивать инфраструктуру. У отечественных банков нет "мамы", которая может помочь дешевым валютным фондированием или посоветовать "дочке", какой вид деятельности развивать более перспективно. "Это у нас основали банк и в этом же году хотят получить прибыль, - говорит Михаил Матовников. - Западные собственники дают своей "дочке" в России лет 5 или даже 10 на развитие собственного банка, не требуя прибыли. Прибыль будет потом, а пока нужно завоевать долю рынка". В результате иностранцы имеют возможность подойти к созданию бизнеса более основательно. Кроме того, дочерние банки приходят с изначально известным и раскрученным именем.

Несмотря на всевозможные преимущества, иногда "иностранцы" предлагают свои услуги на условиях, сопоставимых с российскими банками. Например, условия по экспресс-кредитам и ХКФБ, и в "Русском стандарте", и в "Первое О.В.К." очень близки, хотя ХКФБ мог бы за счет дешевых зарубежных денег сделать клиентам более привлекательное предложение. В самом банке-иностранце эту ситуацию комментировать отказались. Однако эксперты полагают, что банк не снижает процентные ставки по той причине, что его сеть и инфраструктура еще не развиты. И если банк улучшит условия кредитования, то просто не справится с наплывом клиентов. Однако когда он достигнет определенного уровня развития, в частности в регионах, могут начаться жесткие ценовые войны. Но в любом случае банк ориентируется прежде всего на прибыль и будет учитывать высокие риски подобного кредитования. Так что кардинальное снижение ставок вряд ли произойдет.

С недавних пор банку "Русский стандарт" есть что противопоставить ХКФБ. Теперь 50% акций холдинга "Русский стандарт" принадлежит компании Cetelem - дочерней структуре французского банка BNP-Paribas. У французского банка есть российская "дочка", но ее бизнес был развит слабо. Как пояснили в BNP-Paribas, группа пробовала развивать бизнес в розничном банкинге, но не нашла возможностей, а после "Русского стандарта" они появились. Предполагается, что "Русский стандарт" продолжит работать под своим именем, которое "имеет высокую узнаваемость в России".

Серьезно потеснить российские банки, по мнению экспертов, иностранцы не смогут. Основная конкуренция возможна в обслуживании частных лиц и малого бизнеса, поскольку крупнейшие компании уже поделены. "Присутствие в регионах для банков нерентабельно, у большинства иностранцев нет филиалов даже в крупнейших российских городах, - говорит президент ММВА Алексей Мамонтов, - а у крупных корпораций есть свои российские "карманные" банки".

По мнению Мишеля Перирэна из Райффaйзенбанка, после вступления в ВТО Россия не потеряет суверенитет в банковской системе, как это произошло в Восточной Европе (члены ВТО не могут отграничивать допуск иностранных компаний на свою территорию. - "Ф."). "Корпоративные клиенты многих российских банков будут обслуживаться именно в них, поскольку лояльны к их владельцам. Купить же готовые сети иностранцам непросто - предложений мало, банковская система сильно сегментирована".

Кроме того, доля иностранного капитала в российской банковской системе не увеличивается - она находится на уровне 5-6%, а эксперты отмечают тенденцию к ее сокращению. Центробанк еще в ноябре 2002 года отменил квоту на участие иностранного капитала в российской банковской системе (составляла 12%), посчитав это ограничение бессмысленным.

Показатели наиболее известных банков с участием иностранного капитала

Банк Активы, Собственный капитал,Прибыль до налогов,
 млрд руб.млрд руб. млн руб.
АБН АМРО21,182,28192
Банк Китая (Элос) 1,470,21-12
БНП Париба5,290,7546
Гаранти банк - Москва3,800,9738
Дельта-банк 1,39 0,7064
Дельта-кредит 2,951,02140
Дж. П. Морган банк4,771,2958
Дойче банк12,232,92213
Дрезднер банк9,162,3552
ИНГ банк (Евразия) 19,752,96-2,4
КМБ-банк9,110,8793
Коммерцбанк23,851,47373
Кредит Свисс Ферст Бостон13,342,55-80
Мичиноку банк (Москва) 2,750,55-13
Райффайзенбанк Австрия70,956,01880
Ситибанк 64,668,87470
Сосьете Женераль Восток9,081,44-208
Стандартбанк3,790,687
Финансбанк2,330,4021
Эйч-Эс-Би-Си Банк (РР) 5,470,8122

Источник: "Интерфакс"

В России на 1 августа текущего года действовали 33 кредитные организации со 100-процентным иностранным участием и 9 кредитных организаций с более чем 50-процентной иностранной долей. Всего же насчитывалось 126 действующих кредитных организаций с иностранным участием в уставном капитале.l

Мишель Брику: "Головной офис несет полную ответственность за дочерний банк"

Интервью. Председатель правления и генеральный директор "Сосьете Женераль Восток" Мишель Брику рассказал, чем его банк отличается от других иностранных "дочек".

Беседовал ДМИТРИЙ НАЗАРКИН

- Господин Брику, каковы особенности вашего бизнеса в России?

- В России мы используем ту же модель розничного бизнеса, по которой работаем и в других странах Центральной и Восточной Европы, за исключением одного: там банк Societe Generale выходил на рынок, приобретая местные банки, в России же мы создаем с нуля свою сеть отделений.

- А чем отличается ваша стратегия от других российских банков, иностранных "дочек"?

- Иностранные банки в России выбрали два пути развития: либо открывать полноценные отделения для обслуживания частных лиц, либо автоматизированные пункты самообслуживания. Мы пытаемся объединить обе стратегии. В наших планах открытие трех типов отделений. Первый тип - главный офис для обслуживания корпоративных и частных клиентов. Отделения второго типа будут несколько меньше - 8-10 служащих, которые будут обслуживать исключительно частных клиентов. И конечно, у нас будут автоматизированные отделения. Это объясняется просто: в стране, где население столкнулось с сюрпризами кризиса 1998 года и недавними событиями на банковском рынке, мы должны быть ближе к клиентам.

- А чем занимается банк сейчас?

- Сегодня в Москве помимо главного офиса для обслуживания корпоративных клиентов есть еще пять точек по работе с физическими лицами. В сентябре в Санкт-Петербурге мы открываем филиал, который будет обслуживать как корпоративных, так и частных клиентов. В дальнейшем главный офис в Северной столице будет контролировать работу небольших допофисов банка по всему городу. К концу 2005 года у нас будет работать уже около 30 отделений в Москве, Санкт-Петербурге и регионах.

- Чем вы объясните убыток в 208 млн рублей, полученный банком во втором квартале этого года?

- Мы начали работать с населением совсем недавно - в январе этого года. Сейчас банк находится на этапе активных инвестиций в развитие розничной сети, поэтому пока невозможно не нести убытки. Я думаю, нам понадобится 2-3 года для того, чтобы сбалансировать доходы и расходы. Такой же путь прошли Ситибанк и Райффайзенбанк.

- Если у вас возникнут какие-либо проблемы, акционеры всегда помогут?

- Репутация на международном рынке обязывает Societe Generale нести полную ответственность за свой дочерний банк. Вложенные россиянами средства находятся в полной безопасности и сохранности. Так, кризис 1998 года в России показал, что благодаря своевременной поддержке материнской компании иностранные банки полностью ответили по своим обязательствам перед российскими клиентами, хотя сами понесли существенные потери.

Аллан Херст: "Нам не нужно ни с кем делиться"

Интервью. Президент Ситибанка Аллан Херст рассказал, почему его банк не работает с малым и средним бизнесом.

Беседовал КИРИЛЛ ГУМАНКОВ

- Господин Херст, раньше "дочки" иностранных банков в России обслуживали только транснациональные корпорации. А как сейчас?

- Да, мы работаем с такими корпорациями по всему миру, и это был один из факторов, почему мы решили открыть свой бизнес в России. Но обслуживание российских корпоративных клиентов для нас не менее важно. Сегодня 60% наших клиентов - крупнейшие российские компании и около 40% - транснациональные.

- А малый и средний бизнес вы считаете слишком рискованным?

- Нет, в других странах Citigroup работает со средним и малым бизнесом. Мы рассматриваем такую возможность и здесь. Проблема заключается в отсутствии дистрибьюторской сети, филиалов, достаточном количестве персонала, его обучении, развитии инфрастуктуры.

- А для развития инфраструктуры вы не планируете купить российский банк?

- Пока таких планов у нас нет.

- В чем различия методов ведения бизнеса Citigroup и российского Ситибанка?

- Не думаю, что они вообще чем-то отличаются. Нашу деятельность в России полностью контролирует руководство в Нью-Йорке. Некоторых руководящих сотрудников, которые работали в России, мы сейчас отправили на стажировку в ЮАР, Польшу, США, к нам в свою очередь прислали специалистов из других стран. Но где бы кто ни работал - везде это Citigroup, а у клиентов одинаковые потребности и запросы. Кроме кредитования малого бизнеса, мы пока еще не ввели в России и ипотечные программы.

- Если у Ситибанка возникнут проблемы, насколько существенной будет поддержка материнской структуры?

- Я не могу представить такую ситуацию. После финансового кризиса 1998 года в течение нескольких дней мы были одним из немногих банков, которые давали котировки по конверсионным операциям. И мы не останавливали платежи для наших клиентов. Мы поддерживаем высокий уровень капитала по отношению к размеру активов. Здесь есть издержки, но мы идем на это. Да, у нас были убытки, но мы компенсировали их из нераспределенной прибыли.

- "Дочкам" легче работать, чем банкам, у которых несколько акционеров?

- Нам не нужно ни с кем делиться - Ситибанк пока не платит дивидендов своим акционерам. А если собственников несколько, это скорее всего придется делать. Кроме того, у крупных акционеров может быть разный взгляд на бизнес банка, поэтому вероятен конфликт интересов.

- Как отразились на банке события недавнего кризиса?

- До этих событий мы открывали от 5 до 7 тыс. новых счетов физических лиц, каждый месяц прирост был на 10%. И сейчас ничего не изменилось. Дело в том, что вклады, как правило, в одном банке не забирали, чтобы принести в какой-либо другой, - их изымали вообще из банковской сферы. Должно пройти какое-то время, чтобы деньги туда вернулись. Что касается корпоративных клиентов, то мы ощутили некоторое их увеличение.

Юрий Тверской: "До сих пор мы находили с акционерами общий язык"

Интервью. Зампред Международного московского банка Юрий Тверской считает, что банк с несколькими акционерами более независим. Однако и решения принимать ему сложнее.

Беседовал МАКСИМ ВОСКРЕСЕНСКИЙ

- Юрий Владимирович, ЦБ, который контролирует 22% ваших акций, относится к вам более лояльно, чем к другим банкам?

- Нет. Если бы было так, все другие банки об этом мгновенно заговорили бы. У нас, как и у всех, проходят бесконечные проверки, мы готовим отчетности. Иногда нам делают замечания и даже штрафуют. Но серьезных нарушений у нас не было.

- А если возникнут проблемы?

- Формально наши акционеры несут ответственность в рамках тех долей, которые им принадлежат, но если представить ситуацию, о которой вы говорите, то акционерам придется либо поменять все руководство банка и спасти его, либо бросить на произвол судьбы. Более вероятно первое - ведь иначе акционерам в дальнейшем сложно будет работать на российском рынке. Кстати, яркий пример помощи акционеров - кризис 1998 года, когда мы потеряли капитал. Через год наши собственники исправили положение банка.

- Какие преимущества у вас как банка с несколькими акционерами перед иностранными "дочками"?

- Мы не привязаны к какой-то определенной структуре, в результате чего более самостоятельны в принятии решений. Однако наиболее значимые решения нам все-таки приходится согласовывать с каждым акционером. Банкам с одним акционером в этом смысле проще: позвонил, спросил разрешения на определенный шаг и получил согласие или отказ. Но мы до сих пор находили с акционерами общий язык. Мы встречаемся с ними, согласовываем действия - это постоянный процесс.

- Как часто вы кредитуетесь за рубежом?

- Если возьмете структуру нашего баланса, то основная часть пассивов - это средства наших клиентов. Однако весной этого года мы получили синдицированный кредит в $200 млн от ряда зарубежных банков, организатором которого стали, в частности, HVB Group и Citibank. Эти деньги будут инвестироваться в малый и средний бизнес.

- Ваши акционеры заинтересованы в крупных инвестициях в Россию?

- Основной рынок Hypo Vereinsbank - Центральная и Восточная Европа, в том числе Россия. Он заинтересован в инвестициях в предприятия, которые находятся на ее территории. То же самое касается и нашего финского акционера. Наш банк не может, например, выдать кредит российской компании максимум в $50-60 млн, поскольку ЦБ ограничивает объем кредитования одного заемщика. Зато с синдицированным кредитом никаких проблем не возникает.

- Как отразился на вас недавний "кризис доверия"?

- Появились новые корпоративные клиенты. Мы почувствовали, что часть операций перевели к нам. Появились и новые "физики". Но это не кардинальные изменения.

- Так что банки с иностранным капиталом от него только выиграли?

- Есть разрыв временной между событием и реакцией. Давайте подождем. Скорее всего, конечно, "иностранцы" должны выиграть от этой ситуации: люди теперь будут думать не о процентах, а о том, что важнее сохранить сам вклад. Но через какое-то время все про это опять забудут - и все вернется на круги своя.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Опрос

Финансовый директор это мужская профессия или женская?

  • Конечно, мужская 18.66%
  • Женская, разумеется 2.99%
  • Пол не имеет значения, был бы специалист хороший 78.36%
результаты

Рассылка





© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
  • Смотреть вебинары. Регистрация на ближайший уже открыта, приходите (раздел «Вебинары»)
  • Прочитать книгу «Я – финансовый директор. Секреты профессии» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×

Доставка новостей

Подпишитесь на рассылку и получайте решения, которые пригодятся Вам в работе. Бесплатно.