Как получить прямые инвестиции

557
Финансирование. Процесс поиска проекта фондом прямых инвестиций (ФПИ) построен по четкому алгоритму. Зная его, компания скорее сможет начать сотрудничество.
Самое важное, что должны понять компания и ее владелец при поиске инвестора, - для чего он им нужен. Ведь деньги здесь не главное. "Компании, которая просто хочет получить капитал для развития, необязательно прибегать к помощи фондов прямых инвестиций (ФПИ) - для этого существуют банки", - говорит Кристофер Кук, финансовый директор компании "Глория Джинс", получившей в 1996 году $3 млн от Европейского банка реконструкции и развития (половина этих средств была инвестирована в облигации компании, еще за $1,5 млн был куплен пакет акций в 18,7%).

Поэтому инвестор становится нужен фирме для выхода на новый уровень. "Мы помогаем устанавливать партнерские отношения в России и за рубежом, - рассказывает вице-президент фонда Delta Capital Management Кирилл Дмитриев, - развивать инфраструктуру, искать стратегических партнеров для финансирования на последующих стадиях развития". Обычный порядок сотрудничества с компаниями у разных фондов практически не отличается. Подробнее о стадиях инвестирования - во врезке 2.

Знакомство с компанией. На первом этапе знакомства с компанией, или deal flow, инвестор определяет, насколько она соответствует его принципиальным требованиям. Дело в том, что ни один традиционный ФПИ не станет вкладывать в такие отрасли, как производство табачных изделий и алкоголя крепостью свыше 15°, а также в игорный бизнес. В предприятия по производству вооружений в России инвестирует только фонд Russia Partners. Но у него своя специфика работы: он был создан правительством США для конверсии заводов ВПК.

Кроме того, вне зависимости от отрасли фонды предпочитают не сотрудничать с предприятиями, наносящими серьезный экологический вред и принадлежащими государству. Например, Quadriga Capital (один из региональных фондов ЕБРР) в 1996 году чуть не отказался инвестировать в петербургское предприятие ОАО "Морион", производящее пьезокварцевые приборы, из-за того, что государству принадлежала "золотая акция". Но вопрос решился: через год ЕБРР совместно с "Морионом" добился постановления правительства об отмене "золотой акции", и предприятие получило инвестиции в $1,5 млн в обмен на 13,2% акций. Такая нелюбовь к государству вполне оправдана. Например, в 1999-2000 годах Delta Capital чуть не лишилась своих инвестиций в Ломоносовский фарфоровый завод из-за попытки его национализации: Арбитражный суд Санкт-Петербурга по иску Мингосимущества, владевшего в тот момент 2,2% акций предприятия, признал недействительным учредительный договор, на основании которого был приватизирован ЛФЗ. Но фонду удалось успешно оспорить это решение в апелляционной инстанции. А так никаких ограничений. "Мы не оперируем категорией "приоритетная отрасль", - размышляет Андрей Костяшкин, руководитель отдела исследований Baring Vostok Capital Partners. - Наш товар штучный, мы рассматриваем отдельные компании".

Кроме выявления запретных отраслей ФПИ может сосредотачиваться на отдельных секторах экономики, хотя формально ими не ограничивается. Например, Delta Capital особо выделяет для себя три сферы: финансовых услуг, потребительских товаров и дистрибуции, а также медиа- и телекоммуникации. "Эти сектора способствуют превращению России в страну с экономикой, ориентированной на потребителя, - рассказывает Кирилл Дмитриев из Delta Capital. - Но мы готовы сотрудничать с сильными менеджерскими командами и их компаниями, успешно работающими в совершенно иных областях. Например, огромным потенциалом обладает гостиничный, биотехнологический и рекламный бизнес". Единственная отрасль, где Delta Capital не ведет проектов, - это природные ресурсы.

На стадии знакомства с компанией инвестор спрашивает краткое резюме бизнес-плана. А если оно его заинтересует, весь бизнес-план, где должны быть четко описаны история компании, предпосылки ее развития, перспективы рынка, производственная программа и денежные потоки проекта. Кроме того, "в нагрузку" к бизнес-плану крупные компании составляют инвестиционный меморандум. В нем потенциальный инвестор может найти сведения о сторонах, заинтересованных в проекте, структуре акционерного капитала, дочерних предприятиях и составе акционеров. Правда, в последнее время инвесторы не придают такого значения бизнес-плану, как раньше. "Для первого знакомства мы ничего не требуем, - говорит Андрей Костяшкин из BVCP. - Мы лишь смотрим на предложенный проект, пытаясь понять нашу роль и возможность заработка. Затем проводим предварительное обсуждение и, если проект нас устраивает, исследуем деятельность компании. Если все нормально - предприятие получает инвестиции".

"Десять заповедей" инвестора. Следующая стадия работы инвестора с предприятием называется изучением бизнеса. Российские финансисты почти поголовно приучились использовать английский термин due diligence, что переводится как "должное внимание". Этот этап считается самым длительным и может растянуться до полутора лет. Так, по словам Кристофера Кука, для "Глории Джинс" стадия due diligence продолжалась немногим меньше года. Но этот срок можно порядочно сократить, если начинать готовиться к приходу инвестора заранее. Например, фармацевтическая компания "Нижфарм" готовилась полтора года к привлечению инвестиций в $10 млн в обмен на блокирующий пакет акций 25% + 1. За это время при помощи Райффайзенбанка предприятие провело финансовый, юридический, экологический и стратегический аудит. Результат налицо. "От первой встречи инвестора с нами до момента подписания соглашения прошло меньше пяти месяцев, - говорит Андрей Младенцев, генеральный директор "Нижфарма". - Правда, я не знаю, сколько времени он до этого приглядывался к нам. По сути, мы рассматривали ЕБРР как нашего клиента и старались выполнить все его пожелания по принципу "клиент всегда прав"".

Итогом due diligence становится составленный инвестором меморандум. Он рассматривается в инвестиционном комитете ФПИ, который выносит решение о вложении денег или об отказе от финансирования проекта. Критерии, которыми руководствуется Baring Vostok при принятии решения, описаны во врезке. Хотя, как утверждает Андрей Костяшкин, эти "десять заповедей" скорее способ рассуждения, а фонд руководствуется исключительно экономическими причинами. Кирилл Дмитриев говорит, что главным фактором для Delta Capital является профессионализм менеджерской команды. И в первую очередь фонд должен поверить в ее силы и возможности.

Если инвестиционный комитет вынес положительное решение, то пришло время для самого приятного этапа - получения денег. В ФПИ суммы различаются: Delta Capital вкладывает $3-10 млн, Baring Vostok готов инвестировать до $20 млн, а обычный объем вложений ФПИ Berceley Capital Partners составляет $3-5 млн. Как правило, фонды предпочитают не разглашать конкретных сумм по проектам, в силу чего адекватную статистику можно составить лишь по косвенным данным. Дело в том, что при выходе из проекта заключается договоренность о неразглашении сумм вложений и IRR. "Мы вкладываем столько средств в акции компании, сколько обеспечивает нам возможность контроля и оперативного управления своими инвестициями", - говорит Андрей Костяшкин. Деньги могут вкладываться в компанию не только путем покупки акций (см. интервью с Леонидом Богуславским из ru-Net Holding на стр. 21).

Совместное управление. После вложения денег для управления компанией в совет директоров вводятся один или несколько представителей инвестора. Как правило, у него есть право накладывать вето на принятие стратегических решений, таких как продажа активов, слияние, заключение крупных сделок. Но в оперативное управление предприятием инвестор не вмешивается. "Наши менеджеры принимают активное участие в работе совета директоров. Но так как мы изначально инвестируем в компании с сильной менеджерской командой, то нам нет необходимости участвовать в рутинной работе данной компании", - говорит Кирилл Дмитриев.

Кроме денег инвесторы стараются улучшать управление предприятием, расширять рынки сбыта, повышать привлекательность продукции компании. Например, фонд Baring Vostok, придя на завод "Боржоми", помог получить патент не только на название "Боржоми", но и на этикетку, знакомую с советских времен, привлечь менеджмент из Perrier, разработать программу по борьбе с фальсификацией продукции и создать продуктовый ряд.

Большинство западных прямых инвесторов действуют от имени организаций государственного уровня, поэтому они могут привнести в работу компании "невещественный капитал" в виде деловых связей или лобби в государственных органах. Для Андрея Младенцева деньги вообще были не главным фактором привлечения инвестора. "Фактически моя материальная мотивация составляла только 50%, - говорит он. - Нам были нужны партнеры, которые помогли бы по-новому взглянуть на бизнес, помочь в постановке целей и выработке планов и механизмов их реализации".

Выход всегда есть. Последний, но, наверное, самый важный этап - выход инвестора из сделки обычно оговаривается еще до вложения средств. Как ни странно, степень легкости "развода" может повлиять на вероятность "заключения брака". "В некоторых отраслях типична ситуация, когда крупные западные фирмы, входя на рынок, покупают местные компании, - говорит Кирилл Дмитриев. - Умение показать инвестору, что велика вероятность того, что подобные корпорации заинтересуются вашей компанией через определенный срок, значительно увеличивает шансы на успех". Правда, такая стратегия Delta Capital по установлению условий выхода из сделки скорее исключение. По словам Андрея Младенцева, у его инвестиционного соглашения вообще нет временных рамок. "А порядок выхода простой, - говорит он. - ЕБРР должен определить цену своего пакета акций и предложить его ОАО "Нижфарм". В случае нашего отказа у него появляется право выставить акции в открытую продажу по той же цене". Выкуп акций менеджментом (management sale) - один из традиционных путей выхода инвестора из проекта. Другие - это размещение акций на публичном рынке (IPO), продажа доли или всей компании отечественному или зарубежному стратегическому инвестору (block sale). По словам Кирилла Дмитриева, так как рынок IPO в России только начинает формироваться, выходы его осуществлялись пока только через стратегических инвесторов. Например, в 2002 году фонд Delta Capital продал 15% акций российского производителя минеральной воды "Святой источник" компании Nestle Waters (марки Perrier и Vittel).

Готовьте свой бизнес. В привлечении инвестиций нет ничего магического. Уровень доверия к вложениям в предприятия России растет, а доходность, привлекательная для инвесторов, постоянно снижается. По мнению Кирилла Кожевникова, старшего аналитика департамента корпоративных инвестиций ИГ "Атон", такой тенденции способствовало несколько событий: IPO российских компаний на локальном и международном рынках, сделка ВР - ТНК и присвоение инвестиционного рейтинга России агентством Moody's. "Тренд очевиден, - говорит он, - макроэкономическая ситуация в целом весьма позитивна, ВВП показывает хорошие темпы роста. Поэтому малому и среднему бизнесу самое время готовить свой бизнес для работы с потенциальными инвесторами. Особенно это касается предприятий, давно и успешно работающих на рынке, с устоявшейся репутацией". Соглашается с ним и замечает еще одну тенденцию на рынке инвестиций Кирилл Дмитриев из Delta Capital: "Если раньше, говоря об инвесторах, подразумевались только иностранные финансовые структуры, то теперь сильно активизировались российские предприниматели". И в самом деле, эксперты в один голос говорят о том, что отечественные финансовые группы, такие как "Интеррос" или "Альфа-групп", де-факто постепенно превращаются в фонды прямых инвестиций.

И по-чеховски коротко ответил на вопрос о перспективах инвестирования в российский рынок Андрей Костяшкин: "Безусловно, они есть, иначе бы мы не привлекали сюда деньги".

Виды инвестиций в акции компании

Портфельные инвестиции - это вложение денег в покупку небольших пакетов акций без принятия участия в управлении компанией.

Прямые инвестиции заключаются в приобретении пакетов акций непосредственно у акционерного общества, для получения прибыли за счет роста стоимости компании. Привлечь такие инвестиции могут компании даже на начальной стадии развития.

В рамках прямых выделяются венчурные инвестиции. На Западе под ними подразумевают вложения в инновационные компании, а в России - все небольшие инвестиции (до $10 млн) с высокой нормой прибыльности (не менее 30%) и степенью риска в создание бизнеса "с нуля" или в молодые, подающие надежды компании. По сути, большинство ФПИ, работающих в России, предлагают венчурные инвестиции.

Проекты некоторых фондов прямых инвестиций в России

Проекты Пакет акций (%) Вложенные средства Краткое описание проекта
Baring Vostok Capital Partners
AirInSpace Н. н.д. производство устройства по очистки воздуха
ООО "Востокцемент" около 60% н.д. принадлежит 78,5% "Теплоозерского цементного завода" и60,8% "Спасскцемента"
GGMV около 16% проект завершен в 2003 году предположительно $6 млн. производство минеральной воды "Боржоми"
"Волготанкер" 13% акций н.д. нефтеналивное пароходство
Усть-Илимский ЛПК проект завершен н.д. производство целлюлозы
Сыктывкарский ЛПК, 19%, проект завершен н.д. производство целлюлозы и бумаги
Burren Energy plc осуществлен выход из проекта н.д. добыча нефти на шельфе Каспийского моря в Туркменистане,
Golden Telecom 7,6% $15 млн альтернативный оператор связи
Ru-Net Holdings проект завершен предположительно $10 млн основные активы: поисковый сервер yandex.ru; интернет-магазин ozon.ru; интегратор TopS BI
The PPE Group Н.д. $5 млн продажа товаров по почте и через интернет, доставка товаров на дом
StoryFirst Communications предположительно 18% акций н.д. основной актив (75%-1 акций) - телеканал СТС
United Confectioneries B. V. (Slad&Co) 62% акций $40 млн владеет 96%акций ОАО "Сладко"и 50,2% акций кондитерской фабрики "Волжанка"
Delta Capital Management/ The USRussia Investment Fund
УСП Compulink 20% $10 млн интеграторская компания
Delta Leasing осуществлен выход из проекта в 2002 году путем продажи 100% акций фонду BVCP н.д. лизинговая компания для малого и среднего бизнеса
DeltaCredit 100% акций н. специализированный ипотечный банк
DeltaBank до 100% акций н.д. потребительское кредитование и выпуск кредитных карт
Delta-Lease - Far East 100% акций н.д. лизинговая компания, действующая на территории Дальнего Востока
RILS - Russian Integrated Logistics Solutions 70% н.д. логистика и сопровождение перевозки грузов
Sun Interbrew н. н.д. компания по производству пива (брэнды "Клинское", "Сибирская корона", "Толстяк")
Spar Middle Volga осуществлен выход путем продажи пакета акций в 75%-1 за $20 млн сети "Перекресток" н.д. владеет франшизой на развитие сети супермаркетов SPAR на территории Волго-Вятского региона
Spar Moscow Holding 21% н.д. Сеть московских супермаркетов
Полиграфоформление 30,5% н.д. Производитель упаковочных материалов
Hotel Corporation 20% $8 млн основной акционеротеля Radisson SAS Royal в Санкт-Петербурга
Egar Technology н. н.д. разработка програмнного обеспечения по управлению финансовыми рисками в банках
StoryFirst Communications предположительно владеет 18,3% акций н.д. основной актив (75%-1 акций) - телеканал СТС
Independent Network TV Holding н.д. $4,38 млн основной актив: телеканал ТВ-3
Ломоносовский фарфоровый завод осуществлен выход из проекта в 2002 году путем продажи 19,5% акций н.д. производитель фарфоровых изделий
"Святой источник" осуществлен выход из проекта в 2002 году путем продажи 15% акций Nestle Waters $8,8 млн производство питьевой воды
Sun Capital Partners
Sun Interbrew 20% н. производство пива (брэнды "Клинское", "Сибирская корона", "Толстяк")
Воронежская кондитерская фабрика проект завершен, 75%+1 акция проданы концерну "Бабаевский" н.д. производство кондитерских изделий
"Пивоиндустрия приморья" 26% н.д. производствопива
AIG-Brunswick Millenium Fund
группа компаний IBS н.д. н.д. консалтинг в области корпоративных IT-проектов и системной интеграции
Торговый дом "ЦУМ" проект завершен: 15,5% акций проданы ТД "Перекресток" н.д. торговый комплекс в центре Москвы
ОАО "Электросвязь" 22% $9,1 млн услуги фиксированной связи в республике Карелия
Berceley Capital Partners (Западно-Сибирский венчурный фонд)
"Пятерочка" 25%+1 н.д. сеть супермаркетов
холдинг MS United Ltd проект завершен: 36% акций проданы "Евразхолдингу" в холдинг входит три деревообрабатывающих завода
ОАО "Харменс" проект завершен: 46% акций проданы менеджменту н.д. издательско-полиграфическое предприятие
Eagle Venture Partners
концерн "Калина" 15% $10 млн производство косметики
ОАО "Стройдеталь" н.д. н.д. производство строительных материалов в Липецке
ОАО "Белгородский экспериментальный завод рыбных комбикормов" (БЭЗРК) 33,64% $700 тыс агропромышленный холдинг
ЗАО "Кодотел" н.д. н.д. телефонный оператор мобильной связи в Воронеже
ОАО "Липецкий хладокомбинат" проект завершен: 45% акций были проданы менеджменту за $4 млн $2,4 млн производство мороженого
ЗАО "Изорок" н.д. н.д. производство теплоизоляционных материалов
ОАО Тамбовская кондитерская фирма «ТАКФ» н.д. $1,5 млн производство кондитерских изделий
ОАО "Крекер" проект завершен: пакет акций был продан за $10 млн $4 млн производство печенья и крекеров
ЗАО «Промышленная Группа «Метран» около 30% $3 млн системная интеграция и производство метрологического оборудования
ОАО Амстар крупнейший акционер $10 млн производство пива (бренд "Сокол")
ЗАО Руком н.д. $3,3 млн производство мясопродуктов
OAO «Ситалл» н.д. $1,2 млн производство стеклтары
ЗАО "Фаянс" н.д. около $3 млн. производство санитарно-керамических изделий
ЗАО "Полипак" н.д. н.д. производитель упаковочных материалов
International Financional Corporation
Egar Technology н. $1,5 млн разработка програмнного обеспечения по управлению финансовыми рисками в банках
группа компаний IBS н.д. $12 млн консалтинг в области корпоративных IT-проектов и системной интеграции
КМБ-банк 10% $3 млн Банк кредитования малого бизнеса
ru-Net holding н.д. $6 млн основные активы: поисковый сервер yandex.ru; интернет-магазин ozon.ru; интегратор TopS BI
Russia Partners II
СыктывкарскийЛПК, 8,1% проект завершен н.д. производство целлюлозы и бумаги
"Аптечная сеть 36.6" пакет меньше контрольного $15 млн сеть аптек
"Штерн-цемент" 41,3% $20 млн производство цемента
"MTV Russia" 51% $30 млн телеканал
Quadriga Capital Russia
ОАО "Нижфарм" 25%+1 $10 млн производство лекарств
ЗАО "Морион" 13,2% $1,5 млн производство пьезокварцевых приборов
Natur Produkt 40% $10 млн аптечная сеть
Петербургский хлебокомбинат "Пекарь" 28,17% $5,7 млн производство хлебобулочных изделий
Norum
"Инмарко" 25%+1 $15 млн новосибирский производитель мороженого
"Интернет-Проекты" 25%+1 $750 тыс владелец доменов Subscribe.Ru, CityCat.Ru и др.
"Ландринъ" н.д. $7 млн производство шоколадных яиц
"Витрина А" 39,2% $12,8 млн рекламно-полиграфическое агентство

По данным компаний, инвестиционных фондов, открытых источников, оценкам "Ф." Оценки сумм инвестиций и долей в капитале могут отличаться в зависимости от используемого подхода.

Этапы инвестирования

1. Знакомство с компанией.

2. Изучение бизнеса инвестором.

3. Получение средств.

4. Совместное управление компанией.

5. Выход инвестора из проекта.

Критерии, которыми руководствуется Baring Vostok при принятии решения об инвестировании

1. Опытная и активная команда менеджеров, объединенная с инвестором общим пониманием перспектив и системой экономических мотиваций.

2. Продуманная и четко изложенная бизнес-идея проекта.

3. Наличие долгосрочных лицензий, продвинутых торговых марок или высокая стоимость замены оборудования, затрудняющие приход на рынок новых конкурентов.

4. Лидирующая позиция на рынке: компания номер один (или два) в отрасли или сегменте рынка.

5. Структура собственности, обеспечивающая инвесторам контроль над доходами от деятельности компании.

6. Возможность для Baring Vostok Capital Partners увеличить стоимость компании путем внедрения программы поддержки бизнеса (установка систем управленческого учета, избавление от убыточных производств и т. п.).

7. Конструктивные партнерские отношения с местными властями.

8. Понятная финансовая ситуация, не усугубленная непосильными долгами (особенно в иностранной валюте).

9. Безубыточная основная деятельность компании (либо ее достижение в течение ближайших 12 месяцев).

10. Внутренняя норма рентабельности (IRR) вложений не менее 40% в год и рост стоимости предприятия не менее чем в три раза.l

Евгений Торкановский: "Не люблю инвестиционных консультантов"

Интервью. Исполнительный директор фонда Berkeley Capital Partners Евгений Торкановский рассказывает о способах нахождения привлекательных для инвестирования компаний.

- Как вы находите объекты для инвестиций?

- Это как интерактивная игра. Вообще при составлении отчета для ЕБРР мы употребляем три объяснения: компания пришла сама, ее привел инвестиционный консультант и через личный контакт. Самый оптимальный для нас вариант - когда мы сами находим компанию. Так сделано 2/3 наших инвестиций. Но так как Berkeley CP - известный брэнд на рынке, нам часто приносят проекты.

Еще один путь - через инвестиционного консультанта, которого может нанять компания. Он напишет меморандум и принесет его к нам. Но я их недолюбливаю, так как компания к приходу фонда "полируется" и того, что реально в ней происходит, не видно. Например, консультант проводит тренировки, как правильно отвечать на наши каверзные вопросы.

Кроме того, приходится конкурировать не умениями и навыками, а стоимостью денег. Дело в том, что консультант рассылает меморандум по всему рынку. А людей с деньгами в России много, начинается аукцион. Но не все инвесторы способны передать компании нужные связи, навыки и опыт. Вообще если компания просто ищет денег, то ей лучше обратиться за банковским кредитом.

Была у нас ситуация, когда инвестконсультант принес нам проект создания сети шиномонтажных станций в Москве. Бизнес-план предполагал возведение в течение года десяти небольших мастерских, но менеджмент компании сосредоточился на приобретении в аренду участков под эти объекты. В итоге была создана всего одна мастерская и арендовано девять участков, которые со временем отобрали городские власти, так как строительство на них так и не началось. В результате мы не получили предполагаемый доход. Правда, недавно к нам снова пришел проект через консультанта, и мы довольно близки к осуществлению инвестиций в него.

- С какими еще трудностями вы встречаетесь при инвестировании?

- Основных трудностей две. Во-первых, компании, которые хотят привлечь инвестиции, не всегда готовы к появлению соакционера в лице фонда, с которым нужно согласовывать бизнес-процессы предприятия. А во-вторых, разногласия по поводу стоимости бизнеса. У владельца бизнеса практически всегда завышенные ожидания роста своей компании, стоимости собственных сил и средств, вложенных в нее.

Кроме того, существуют трудности с выходом из проектов из-за отсутствия развитого фондового рынка. Фактически невозможно IPO, особенно для компаний с небольшой стоимостью и ограниченным набором инвесторов. Конечно, я надеюсь, что ситуация изменится, но пока проще продать компанию стратегическому инвестору. Именно так мы поступили, продав в 2003 году пакет акций компании MS United с оборотом $40 млн. А так из компаний, присутствующих в нашем портфеле, на IPO теоретически можно вывести только сеть "Пятерочка", которая в 2003 году достигла оборота в $800 млн.

- Как вы контролируете компании, в которые вкладываете деньги?

- ЕБРР через свои инвестиционные фонды не может владеть более чем 50% акций компании, иначе ему придется включать их показатели в свою бухгалтерскую отчетность. Поэтому мы всегда выступаем как миноритарные акционеры, но требуем для себя ряда прав: членства в совете директоров, права вето по основополагающим вопросам, таким как утверждение бюджета, плана деятельности компании, привлечение займов, а также с нами должна согласовываться кандидатура финансового директора. Ну и, разумеется, требуем перехода на МСФО.

ФПИ Berkeley Capital Partners был создан как один из региональных фондов ЕБРР в 1996 году. На начало марта под его управлением находится $50 млн. В портфеле фонда есть акции таких компаний, как торговая сеть "Пятерочка", фармацевтический дистрибьютор "Катрен".l

Леонид Богуславский: "Привлечение инвестора - как женитьба"

Интервью. Председатель наблюдательного совета холдинга ru-Net Леонид Богуславский рассказывает о том, как его компания привлекла $10 млн от группы инвесторов, включающей инвестиционный фонд Intel Capital, International Finance Corporation и часть прежних акционеров ru-Net.

- Вы сами искали инвестора или же он вышел на вас?

- Мы считали полезным привлечь дополнительное финансирование и работали с потенциальными инвесторами, но для нас было принципиально важно, кто даст деньги. Надо было показать, что ru-Net Holdings - интересный объект для инвестиций. А от инвестора требовались не только деньги, но и дополнительные возможности для развития. Мы хотели привлечь институционального финансового или стратегического инвестора с глобальным масштабом деятельности с международными бизнес-связями, которые могут помочь в развитии бизнеса. С такой точки зрения International Finance Corporation (IFC), выступившая инвестором-лидером, была для нас очень привлекательна. С другой стороны, Intel Capital давно присматривалась к нашей компании. Однако они долго инвестировали только в компании, которые разрабатывают технологии или продукты, а системная интеграция и консалтинг Intel не интересовали. Но недавно политика Intel Capital поменялась. Более того, они решились начать инвестировать в России.

- Помогают ли сейчас вашей компании международные бизнес-связи инвестора?

- О конкретном результате говорить еще рано, соглашение об инвестициях было достигнуто всего несколько месяцев назад. Можно констатировать, что мы "вошли в семейство" компаний, получивших ресурсы от Intel Capital. Intel регулярно проводит форумы для руководителей этих компаний, есть возможность общения, обмена опытом, установления партнерских связей.

- Почему инвестор вложился именно в вашу компанию?

- Это вопрос к инвестору. Но здесь можно дать несколько советов. Как правило, инвесторы специализируются на какой-то конкретной отрасли, определенных размерах вложений. Чтобы не терять время, владельцам компании важно понять, насколько соответствует их бизнес тому, что ищет тот или иной инвестиционный институт.

Следующий шаг - создание правдивой и интересной "истории" о бизнесе, например в форме информационного меморандума. Инвесторы тоже должны рассказать свою "историю" потенциальному партнеру. Ведь компания, привлекающая инвестора, должна изучить его, чтобы потом не возникло серьезных проблем.

- В последнее время много говорят о том, что сегодня бизнес-план уже не так важен для потенциального инвестора и в принципе можно обойтись и без него. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Необходимость бизнес-плана обычно определяется инвестором. Он требуется почти всегда, если речь идет о новом или молодом бизнесе. Если же бизнес давно существует и известен на рынке, то главное - интересно представить свою компанию.

Существует несколько основных моментов, важных для инвестора. Он заинтересован в возврате на инвестиции не менее 30% годовых, следовательно, ваш бизнес должен удвоиться за три года.

Необходимо доказать инвестору, что у компании есть четкая и аргументированная стратегия развития. Важную роль играет уровень корпоративного управления: насколько правильно менеджмент работает с акционерами, каковы принципы и реальные функции совета директоров, правления, генерального директора, существует ли управленческая отчетность.

Следующий вопрос касается рисков, связанных с возвратом вложений. Обычно профессиональные инвесторы вкладываются на 3-5 лет, больший срок им менее интересен. Нужно доказать инвестору, что он за это время получит обратно свои деньги с прибылью. Затем рассказать, как он сможет это сделать: успешно продать бизнес, либо компания сможет выйти на открытый рынок акций, либо он получит очень высокие дивиденды.

И наконец, при оценке инвестор изучает конкурентную среду и место компании на рынке. Важно, чтобы бизнес был лидером или выигрышно отличался от конкурентов. Если это не так, то надо убедить инвестора, что компания выйдет в лидеры за какой-то период. В соответствии с этими критериями мы и старались заинтересовать инвесторов.

- Что же происходит после того, как инвестор убедился в привлекательности проекта?

- Начинается этап ответов на десятки вопросов инвестора, которые можно подразделить на три группы: финансы, юридическая структура и бизнес компании. Естественно, перед этим подписывается договор о конфиденциальности. Если ответы удовлетворяют инвестора, стороны переходят к переговорам по условиям и стоимости бизнеса. Результаты переговоров закрепляются в документе "Условия сделки". Он, как правило, не окончательный, фактически это "Договор о намерениях". На следующем этапе инвесторы проверяют полученную от вас информацию: общаются с менеджерами компании, встречаются с клиентами, банкирами, обслуживающими бизнес. Если не возникает серьезных несоответствий, стороны оформляют сделку в виде обязательных к исполнению договоров о покупке акций, инвестициях.

- Как долго изучал инвестор вашу компанию?

- Обычно от момента подписания письма о конфиденциальности до закрытия сделки проходит около шести месяцев. У нас этот процесс занял больше года. Причина в том, что IFC - структура Всемирного банка и во многом работает как государственное учреждение. Существуют обязательные формальные процедуры, межправительственные регламенты по инвестициям, сильно затянувшие процесс.

- В какой форме были привлечены деньги и на что они были потрачены?

- Часть средств была получена за счет покупки акций компании (инвестиции в капитал), а часть - в качестве кредита. Летом мы говорили о том, что инвесторы получат 20-30% акций в зависимости от того, сколько будет предоставлено в форме кредита. Не хотелось бы говорить сейчас о более конкретных цифрах. Деньги используются для усиления работы компании на индустриальных рынках.

- На какой срок были привлечены инвестиции? Предусмотрен ли порядок выхода инвестора из проекта и какой он?

- Эти детали сделки не раскрываются.

- Какое участие принимает инвестор в управлении компанией?

- В оперативном управлении инвесторы участия не принимают. Они работают на уровне совета директоров по вопросам стратегии, бюджетов, развития некоторых бизнес-направлений. Инвесторы готовы помогать в любой области "по запросу бизнеса".

- Что вы можете посоветовать российским компаниям, желающим привлечь инвестора?

- Привлечение инвестора - как женитьба: важно изучить своего потенциального партнера, чтобы избежать несовпадения ожиданий. Надо узнать, как можно больше о предыдущих инвестициях предполагаемого партнера, понять, как он видит свою роль в вашем бизнесе, хочет ли он управлять или будет помогать только по вашей просьбе, что он реально принесет бизнесу кроме денег. Это ключевые вопросы при выборе инвестора.

Инвестиционный фонд Intel Capital, подразделение стратегического инвестирования корпорации Intel, вкладывает средства в высокотехнологичные компании по всему миру для развития Internet-отрасли. Сегодня ее инвестиционный портфель состоит из акций 475 компаний и оценивается в $870 млн. Вложения в TopS BI - российский дебют Intel Capital. В российские проекты фонд готов вкладывать от $0,5 до $5 млн.

Группа компаний ru-Net Holdings была основана в 2000 году. Один из основных активов - компания TopS BI, занимающаяся системной интеграцией, с оборотом в 2003 году $36 млн. В прошлом году ru-Net получил $10 млн от группы инвесторов, включающей фонд Intel Capital, Международную финансовую корпорацию и часть прежних акционеров холдинга на развитие TopS BI.

International Finance Corporation (IFC) предоставляет инвестиции частным компаниям на развивающихся рынках и обеспечивает техническое содействие и консультации. Портфель инвестиций IFC к концу 2003 финансового года составил $15,1 млрд.

Юлий Калоев: "Мы предпочитаем контрольные пакеты"

Интервью. Генеральный директор ЗАО ИК "Ост Вест Груп" Юлий Калоев рассказал "Ф.", что его компания, по сути, управляет фондом прямых инвестиций, действующим в России, из Люксембурга.

- Чем объясняется инвестирование в такие разные отрасли, как лесопромышленный комплекс и московская недвижимость?

- Мы стараемся заработать деньги для участников фонда везде, где это возможно. Поэтому мы готовы инвестировать в любые отрасли, если их деятельность законна. Так, свои первые инвестиции мы сделали в компанию, занимавшуюся поставкой питания для пассажиров самолетов, и заработали больше 100% годовых.

Затем мы занялись офисной недвижимостью, и сейчас она - одно из основных направлений деятельности холдинга. В 2001 году мы стали скупать "задохнувшиеся" НИИ и создавать на их базе офисные центры классов В и С. Было принято решение развивать этот сегмент рынка, так как здесь идеальное сочетание юридических рисков и дохода. Каждое из этих приобретений, исходя из предложений по покупке, которые нам делают, уже принесло по 100-150% годовых. Но сейчас мы считаем, что у бизнес-центров этого класса еще остается большой потенциал роста, несмотря на некоторые симптомы перегретости рынка.

Одновременно с недвижимостью занялись нашим "любимым" проектом - ЦБК "Волга". Купив его на паритетной основе с "Альфа-групп", рефинансировали долг перед IFC. Сейчас, после получения контроля над компанией, снижаем стоимость производства: недавно "Волга" приобрела 681-й леспромхоз в Кировской области.

Широко обсуждалось и наше участие в тендере по приобретению российских активов компании ICN - это уже фармацевтическая промышленность и аптечная торговля.

Так что интересы у нас самые разнообразные.

- Расскажите о структуре холдинга. Правда ли, что за границей есть ФПИ, который собирает деньги и направляет их в Россию? Как он соотносится с группой "Ост Вест"?

- Холдинговая компания - принятая на Западе организация фонда прямых инвестиций. Я определяю фонд как юридическое лицо холдингового типа, зарегистрированное в стране с законодательством, наиболее благоприятствующим ведению бизнеса - в нашем случае в Люксембурге. Через "дочек-внучек" ему принадлежат активы в России. А инвестиционная компания "Ост Вест Груп" просто управляет этими активами, покупает-продает их в интересах фонда. И, кроме того, предлагает услуги инвестиционного консалтинга другим юридическим лицам. Например, мы успешно представляли интересы младшего партнера известного мебельного комбината "Мекран" при продаже его доли.

- Продолжительное мирное владение ЦБК "Волга" на паритетной основе с "Альфа-групп" вызывает подозрения о вашей тесной связи...

- У нас очень хорошие партнерские отношения. Это нормально и для "Альфа-групп" (вспомните их партнерство с "Реновой"), и для нас. Кроме как с "Альфа-групп" мы использовали подобные партнерства, например, при приобретении объектов недвижимости. И вопреки убеждению, что у равных партнеров ничего путного выйти не может, опыт был положительный. Другое дело, что этот опыт всегда базировался на правильно составленном "брачном контракте" под названием "договор акционеров", предоставлявшем обеим сторонам достаточное количество гарантий их прав.

Вообще, большинство фондов работает только с миноритарными пакетами. Они считают, что проще найти компанию с западным стилем руководства. На наш взгляд, миноритарная доля - непозволительный риск для доверенных инвесторами средств. Поэтому мы покупаем как минимум блокирующий пакет, но предпочитаем контрольный. Кроме того, мы стараемся жестко контролировать менеджмент, например снижаем до $1 млн порог по сделкам, которые должны выноситься на уровень совета директоров. Это помогает нам быть на острие. Кроме того, все инвестиционные операции предприятие осуществляет только с санкции совета директоров.

- Используете ли вы заемные средства для покупки активов (схема LBO)?

- Да, причем в разрез с устоявшимся мнением, что LBO (leveraged buy-out; покупка активов с использованием заемных средств. - "Ф.") в России невозможно, мы проводили достаточно крупные сделки по этим схемам, например при покупке ЦБК "Волга". Сейчас мы совместно со своими партнерами в банковской сфере готовим программу по предложению услуги LBO и MBO (management buy-out; покупка активов менеджментом с использованием заемных средств. - "Ф.") широкому кругу заинтересованных лиц. На мой взгляд, в России уже созрела для них почва, когда менеджмент в основном средних компаний хочет стать владельцем, акционеры уже устали ими быть и хотят выйти из бизнеса.

"Ост Вест Груп" - холдинг, включающий в себя фонд прямых инвестиций (зарегистрирован в Люксембурге), владеющий активами в России, и управляющую ими компанию (ЗАО "Ост Вест Груп"). Фонд управляет активами на сумму около $300 млн. Основные вложения сделаны в московскую офисную недвижимость (около 50 000 кв. м) и ЦБК "Волга", производящий 32% газетной бумаги в России.l

Ангелы с капиталом

Инвестиции. Крупные венчурные фонды не готовы вкладывать деньги в проекты, существующие лишь в виде перспективных идей. Предпродажную подготовку для них проводят частные инвесторы - бизнес-ангелы.

Андрей Школин

Инвестициями в молодые компании с последующим снятием сливок по мере их взросления занимаются несколько категорий инвесторов. Наиболее крупные и заметные - это инвестиционные фонды, в том числе венчурные. В фокус их внимания попадают исключительно крупные, "состоявшиеся" компании, которым требуется внешнее финансирование для серьезного шага вперед. Нижняя планка инвестиций этих фондов редко опускается ниже $500 тыс.

На совсем юные компании, в чьих активах по большому счету находятся лишь идеи, работает неформальный рынок частного капитала. Распространенным названием категории инвесторов этого рынка стало выражение "бизнес-ангел" (business-angel).

Ловцы идей. В России такие инвесторы знакомы каждому, кто получил "деньги на бизнес" от родственников, друзей или знакомых. Размер инвестиций "ангелов" колеблется, как правило, от $10 тыс. до $300 тыс. При этом в отличие от банков и инвестиционных фондов "ангелы" инвестируют свои собственные деньги, готовы давать их под честное слово и вкладывать в проект "с нуля" (когда есть только идея). Стиль работы "ангелов" отличается и тем, что неформальный инвестор зачастую становится членом управленческой команды проекта и готов делиться с партнерами не только деньгами, но и предпринимательским опытом и связями.

По словам директора московской Национальной сети бизнес-ангелов Константина Фокина, типичный партнер российского "ангела" - это мужчина 35-50 лет, успешный предприниматель, топ-менеджер крупной компании, успешный бизнес-консультант. Большая доля представителей этой категории инвесторов имеют техническое или экономическое образование. Среди них много выпускников бизнес-школ, которые вкладывают деньги в проекты своих сокурсников. В отличие от российского классический западный инвестор постарше. По словам директора ростовской сети бизнес-ангелов "Частный капитал" Дмитрия Княгинина, ему в среднем 40-60 лет, он - бывший предприниматель (80% от общего числа), основавший в молодости свою компанию и недавно продавший ее. Имеющийся капитал он желает инвестировать в проекты, в которых нашлось бы применение его управленческому опыту и знаниям.

Организованные неформалы. По данным Европейской ассоциации бизнес-ангелов (EBAN), в Европе действуют более 125 тыс. активных частных инвесторов, вкладывающих деньги в высокорисковые проекты. Число же потенциальных достигает 1 млн человек. Большинство из них проживает в Германии, Франции и Великобритании. По статистике EBAN, только в Великобритании активно действующих "ангелов" насчитывается более 18 тыс. Ежегодно они вкладывают около 500 млн фунтов в 3500 бизнес-проектов.

В США рисковые инвестиции гораздо популярнее. Там действует около 300 тыс. активных бизнес-ангелов, инвестирующих ежегодно $30-40 млрд в 50 тыс. компаний. Они инвестируют в 2-3 раза больше, чем венчурные фонды. А по количеству проектов разница еще более существенная - 30-40 раз.

Несмотря на свой неформальный статус, европейское и американское сообщество "ангелов" довольно организованно и имеет множество вспомогательных институтов - сети бизнес-ангелов, инвестиционные клубы, венчурные ярмарки. В Европе и США существует множество сетей, как национальных, так и международных, объединяющих инвесторов со всего мира. По данным EBAN, только в одной Великобритании насчитывается около 50 сетей "ангелов".

Российские шивы. Российской "ангельской" статистики пока не существует. По мнению Вадима Асадова из компании Neurok, особого смысла для отечественных частных инвесторов как-либо афишировать свою деятельность, в том числе входить в различные клубы и сети, нет: "Любой "ангел" напоминает индийского многорукого бога Шиву, только вместо рук у него свои менеджеры, юристы, консультанты и так далее. К тому же "ангелы", как правило, не ищут проекты - авторы идей к ним приходят сами".

Тем не менее и в России уже стали возникать клубы и сети "ангелов", такие как Национальная сеть бизнес-ангелов (НСБА, Москва) и сеть "Частный капитал" (Ростов). И хотя возраст обеих организаций менее года, бизнес, по словам представителей компаний, стремительно набирает обороты. По словам Александра Савинова из НСБА, только в одной Москве потенциальных частных инвесторов в высокорискованные бизнес-проекты можно найти около 10 тыс. По его мнению, после того, как закончится строительный бум, охвативший крупнейшие экономические центры России, и начнется стагнация цен, инвесторы начнут искать более прибыльные объекты для инвестиций. И это в определенной мере подстегнет частное венчурное финансирование.

Примеры сверхуспешных инвестиций

Инвестиции в компанию Apple в размере $91 тыс. принесли "ангелу" $154 млн.

Инвестор, вложивший $100 тыс. в компанию Amazon.com, получил в результате $26 млн.

4 тыс. фунтов, вложенных "ангелом" в компанию Body shop, превратились на выходе в 42 млн.

Инвестор Джозеф Авчук, купивший в свое время за $1 млн российскую интернет-компанию "Апорт", в 2000 году продал ее за $25 млн.

Константин Фокин, НСБА:

- Один из наших партнеров участвует в удачном высокотехнологичном проекте, связанном с медициной. К нему обратился разработчик медицинского прибора, позволяющего по состоянию кожи пациента определять состояние всего его организма. Создатель прибора занимался этой разработкой еще в советском НИИ, потом, увы, все исследования были прекращены. Однако он сумел на собственные средства довести разработку до конца, создать опытный экземпляр и собирался запустить продукт в производство. Предварительные расчеты показывали, что проект может оказаться весьма прибыльным - предполагалось, что цена устройства составит около $25 тыс. при себестоимости около $10 тыс. Стоимость похожих западных разработок начиналась от $60 тыс., при этом технические качества нового российского прибора были вне конкуренции.

Как водится, перед обращением к "ангелу" разработчик прошел через массу бесплодных встреч с банками и инвестиционными фондами (в целом этот процесс занял два года). После переговоров сошлись на том, что инвестор вложит в производство около $200 тыс. Разработчик оценил свою интеллектуальную собственность в $100 тыс., то есть доли в проекте составили два к одному. После запуска производства уже продано более десятка устройств и ведутся переговоры со стратегическими инвесторами.

Владимир, московский бизнес-ангел:

- Инвестиционный капитал я заработал на взаимозачетах. Но поскольку этот рынок быстро закончился, пришлось думать о вложении средств. Банковские проценты не устраивали, доверия фондовому рынку, даже "голубым фишкам", не было - если не заниматься этим постоянно и на профессиональном уровне, бизнес похож на лотерею. Поэтому вместе с партнерами стал искать проекты, в которые можно было бы вложить деньги.

Опыта инвестирования на тот момент не было, и поиск велся разными способами - вплоть до газет бесплатных объявлений. Таким образом мы вышли на три проекта. Людей, которым я и мои партнеры доверили деньги, мы близко не знали. К сожалению, два проекта провалились (сумма убытков - около $60 тыс.), третий окупился, но прибыли практически не принес. C этого момента мы решили вкладывать деньги исключительно в бизнесы, которые предлагают знакомые.

Сокурсник по МBA познакомил с людьми, у которых была идея и технологии по производству биологически активных добавок. После проведения переговоров мы условились об инвестициях в размере $400 тыс. Доли в проекте были поделены 50 на 50 - с нашей стороны деньги, со стороны партнеров по проекту - интеллектуальная собственность. Помимо этого мы вошли в состав совета директоров компании. Бизнес оказался достаточно рентабельным - прибыль проекта составляла около $20-30 тыс. в месяц. Вместе с тем он требует постоянных реинвестиций, поэтому наше в нем участие будет зависеть от его дальнейшего развития.

Еще один проект тоже был найден благодаря сокурснику. Он являлся коммерческим директором компании по производству пластиковых окон (ПВХ) и по прихоти владельца компании, в которой работал, был уволен. Вместе с ним был уволен и технический директор этой же компании. Естественно, не могла не родиться идея создания компании по производству тех же пластиковых окон. С этим проектом они обратились к нам.

По договоренности мы вложили в этот бизнес около $285 тыс. Как и в предыдущем проекте, доли были поделены 50 на 50. Также было условие, которое в известной мере компенсировало наши риски и создавало дополнительную мотивацию инициаторам, - в случае неудачи они обязались вернуть нам в течение двух лет $50 тыс.

Основным конкурентным преимуществом этого проекта был опыт наших партнеров, поскольку этот бизнес требует очень высокой квалификации всех участников - от руководства до менеджеров по продажам. За полтора месяца был арендован офис, сделан ремонт, создана производственная линия, набран персонал и начата рекламная кампания. Проект был запущен в марте 2003 года, а в мае компания уже приступила к продажам. К августу мы вышли на самоокупаемость, к концу года было "отбито" около трети вложений. Безусловно, производство окон ПВХ - это сезонный бизнес, и зимой-весной продажи падают. Но к осени 2004 года мы планируем полностью окупить вложения и выйти на чистую прибыль.l

До и после IPO

Мнение. Консультант председателя правления НАУФОР Александр Трегуб рассуждает о различных типах фондов и приходит к выводу, что все они хороши. Для определенного инвестора. Когда используется термин "инвестиционный фонд", то предполагаются два родовых признака.

1. Множественность инвесторов. Фонд - это инструмент, куда вносят свои средства несколько инвесторов с тем, чтобы, аккумулируя разрозненные ресурсы, получить синергетический эффект. Хотя, конечно, фонд может быть и для одного инвестора, при этом сохраняется второй признак.

2. Портфельный характер активов. Средства инвесторов вкладываются в более чем один актив (проект) с тем, чтобы диверсифицировать вложения, то есть сгладить возможные убытки от отдельных инвестиций.

Любой бизнес имеет определенный жизненный цикл: рождение, развитие, совершенствование, период стабильности и успеха, стагнация, постепенная деградация, замирание. Соответственно каждому этапу жизненного цикла существуют как различные типы фондов, так и различные классы инвесторов. Эти фонды имеют разный уровень регулирования и разные подходы к защите инвесторов.

Венчурные фонды вовлекаются на первоначальных этапах, когда, собственно, нет еще бизнеса, есть идея, наработки, патенты и пр. Инвесторы через посредника формируют пакет проектов и поддерживают разработку бизнес-планов, проведение маркетинговых исследований, поиск клиентских ниш для конечного продукта, налаживают организацию каналов сбыта и пр. То есть создают бизнес как таковой. Естественно, что венчурные фонды владеют этим бизнесом на 50-100%. Смысл портфельной диверсификации состоит в том, что большинство проектов, входящих в венчурный фонд, так и не доходит до завершения, а убытки списываются. Из оставшихся 40% не приносят ожидаемой прибыли, и только 10% дают эффект, причем иногда он с лихвой компенсирует убытки по другим проектам. Вышедшие из венчурного фонда успешные проекты оформляются обычно в виде (в российской терминологии) закрытых акционерных обществ. Деятельность венчурных фондов специальными законами не регулируется, а инвесторы не защищаются каким-либо особым образом.

На следующем этапе работают фонды непубличных акций. Они также не регулируются специальными законами и нормативами, поэтому могут владеть любыми активами в любых пропорциях. Основная задача фонда - расширение бизнеса, превращение его (в российской терминологии) в ОАО, подготовка к выходу на открытый рынок (в идеале - проведение IPO). Помимо этого такие фонды организуют поддержку бизнеса путем долгового финансирования (LBO), оказывают помощь менеджменту в выкупе бизнеса (MBO), приобретают проблемные активы, занимаются финансированием слияний и поглощений и т. п. Диверсификация ориентирована на сглаживание финансовых потоков и возможные неуспехи при масштабировании бизнеса.

Непубличные фонды. Деление на венчурные фонды и фонды непубличных акций (в дальнейшем для общности будем называть их непубличными фондами) достаточно условно, оно определяется национальными особенностями и используемой терминологией. Тем не менее их основная особенность в том, что они работают с активами на начальных стадиях жизненного цикла, не имеют развернутого и детального законодательного обеспечения, инвесторы этих фондов не имеют дополнительной защиты на государственном уровне. Инвестиционные пороги достаточно высоки (порядка $1 млн), поэтому среди клиентов таких фондов только состоятельные физические лица и крупные институциональные инвесторы.

Публичные (взаимные, паевые) фонды. И наконец, классические публичные взаимные фонды (в России введены под названием ПИФ), которые работают только с первосортными высококлассными активами. Эти активы, пройдя через предварительные селекционные процедуры, такие как биржевой листинг, находятся на этапе зрелости, отличаются максимальной информационной прозрачностью, отработанной структурой корпоративного управления, ликвидностью и объективной рыночной стоимостью. Взаимные фонды уже относятся к классу инструментов коллективного инвестирования, очень жестко регулируются со стороны государства. Введены детальные нормативы по составу и структуре портфеля с тем, чтобы возможные рыночные флюктуации сглаживались. Управляющим с целью снижения инвестиционных рисков запрещено приобретать крупные пакеты акций эмитентов (максимум 10-15%), они очень жестко ограничены в вознаграждении своих услуг и операционной деятельности.

Таким образом, условно говоря, первичное размещение ценных бумаг на бирже и является той самой чертой, которая делит классы активов, предназначенных для непубличных и публичных фондов. Более того, делает эти фонды принципиально разными по своему качеству инструментами.

Они разные, но они вместе. Публичные и непубличные фонды, естественно, отличаются по информационной политике, тем не менее по различным источникам можно провести их сравнительный анализ.

По данным Thomson Venture Economics, по итогам 2003 года в Европе насчитывается 770 фондов непубличных акций с суммарной капитализацией $135 млрд, в США - свыше 1000 таких фондов с капиталами $170 млрд. Investment Company Institute оценивает, что в мире на конец прошлого года насчитывается 54 120 взаимных фондов с активами $12,83 трлн. Таким образом, на фоне взаимных фондов непубличные фонды выглядят несущественно - всего 2-3% и по количеству, и по активам.

Доходность инвесторов непубличных фондов, несмотря на многочисленные домыслы, не является фантастической в сравнении с общеупотребимыми рыночными индикаторами (см. таблицу).

Таким образом, и публичные, и непубличные фонды рассчитаны на долгосрочный инвестиционный горизонт. На медвежьем рынке непубличные фонды также демонстрируют низкую доходность, однако спад не столь значителен, а на бычьем рынке их доходность выше.

Как публичные, так и непубличные фонды сильно подвержены влиянию внешних обстоятельств. Корпоративные скандалы, такие, как случились с Enron или WorldCom, террористические акты, неопределенность вокруг военной операции в Ираке, другие негативные факторы значимо влияют на поведение инвесторов.

Так что в них много общего. Вместе с тем - это инструменты совершенно разные как по своей потребительской нише, так и по потребительским качествам.

Каждому свое. В чем же между ними разница? Публичный фонд - абсолютно прозрачный инструмент, предлагаемый широкому кругу инвесторов, при этом жестко регулируемый государством. Это все достоинства публичного фонда. Парадоксально, но для непубличного фонда противоположные черты также являются достоинствами. Непубличный фонд - инструмент информационно закрытый, предлагается на эксклюзивной основе и слабо регулируется государством.

Основная же разница состоит в том, что публичные фонды предназначены для многочисленных мелких инвесторов, имеющих возможность разово вложить $2000-3000 (можно вложить и гораздо меньше, но большого смысла в таких "инвестициях" не будет). Непубличные фонды ориентированы на совсем немногочисленных инвесторов, способных вложить суммы, в тысячи (!) раз большие. Поэтому и подход к надзору за этим инструментами совершенно различный. Главенствующей является простая, но весьма здравая идея: "Если инвестор имеет миллион долларов - значит он не дурак!" И не надо вмешиваться в его дела - он сам сможет с ними справиться и защитить себя вполне легальными способами.

Рассуждая на прагматическом уровне, можно отметить, что взятие под жесткий надзор непубличных фондов требует всего лишь 2-3% увеличения регулятивных ресурсов, тем не менее это не делается по причине отсутствия необходимости и желания не ограничивать предпринимательскую инициативу. Единственно, к чему остается общий и бескомпромиссный подход, - к уплате налогов.

Разделить инвесторов! Главная задача законодателей и регуляторов состоит в том, чтобы инвесторы публичных и непубличных фондов были разделены. Очень интересно построено регулирование в США. Чтобы разные инвесторы не смешались, во взаимных фондах существуют такие ограничения: число инвесторов должно быть не меньше 99, а сумма инвестиций каждого из них - не более $1 млн.

К сожалению, сейчас мы видим начало тенденции, в рамках которой делается попытка предложить российскому рынку непубличные инструменты в виде законодательных инициатив и активной деятельности регулятора рынка, вводящей эти инструменты в жесткие нормативные рамки. Например, предлагаются венчурные фонды, обернутые в оболочку паевых инвестиционных фондов.

Вот как, например, обосновывает этот подход доктор экономических наук Игорь Костиков в докладе в ИМЭМО РАН в октябре 2003 года (цитируется по пресс-релизу ФКЦБ России от 27.10.03): "Существует ряд трудностей, связанных с доступом предприятий к финансовым ресурсам. Эти препятствия обусловлены проблемами общеэкономического характера, такими как высокий уровень инфляции, отсутствие реального стимулирования развития малого и среднего предпринимательства. Кроме того, негативное влияние оказывают... излишние административные барьеры и слабое государственное регулирование".

Любой подпишется под первой частью этой позиции. Что и говорить, всего три IPO за последние годы - результат очень слабый, работающие в стране непубличные фонды явно не выполняют задачу поставки на организованный рынок высококлассных активов, которые подходят для публичных фондов. Но это вовсе не причина, чтобы инициировать создание венчурных ПИФов и разрешать им приобретение долей ООО и векселей. Это не шаг вперед в развитии инвестиционной индустрии, это в буквальном смысле слова шаг назад к активам на ранних стадиях развития. А жесткое регулирование (оно же административный барьер) не метод! Совсем наоборот.

Давайте обратимся к статистике ПИФов и поймем, насколько сейчас эта отрасль подпадает под термин публичного "коллективного инвестора", например, по величине входного порога? Возьмем психологически критический рубеж - 1 млн рублей. По данным Национальной лиги управляющих, около 10% ПИФов имеют минимальную сумму инвестиций, превышающую этот рубеж, а в этих "дорогих" фондах сосредоточено свыше 60% (!) всех активов.

Таким образом, российские публичные фонды начинают потихоньку превращаться в "инвестиционные бутики" для состоятельных. Это, с одной стороны, совсем неплохо. Но только почему управляющие этими фондами столь неохотно говорят о планируемых инвестициях и жалуются, что жесткий режим раскрытия информации их обременяет? Но только почему венчурным ПИФам, оказывается, нельзя приобретать страховую компанию или банк? Почему вообще в одном списке ограничений для них оказались финансовый, строительный и игорный бизнес? Нужны ли вообще такие ограничения и защищают ли они инвесторов? Думается, нет. Возвращаясь к парадигме об интеллектуальных способностях людей, имеющих возможность инвестировать миллионами, стоит отметить, что они не хуже (возможно, лучше, так как делают это сами) разбираются в различных классах активов и сопутствующих рисках, чем чиновники, пишущие нормативы. Им просто не нужно мешать и вмешиваться во взаимоотношения с управляющим - они сами разберутся.

Годовая доходность фондов и индикаторов (на 31.12.02)

Фонды и индикаторы 1 год 3 года 5 лет 10 лет 20 лет
Стратегии
Венчурное финансирование -23,3 -6,8 28,3 26,2 16,6
Выкупы -5,3 -5,8 1,0 8,7 12,4
Промежуточное финансирование -1,7 1,2 6,3 9,8 10,3
Фонды непубличных акций -11,0 -5,4 7,8 14,8 14,3
Индикаторы S&P 500 -22,1 -14,6 -0,6 9,3 12,7
Russell 2000 -20,5 -7,5 -1,4 7,2 9,5

Источник: Callan Associates Inc.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка




© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы скачать образец документа

В подарок, на адрес электронной почты, которую Вы укажете при регистрации, мы отправим форму «Порядок управления дебиторской задолженностью компании»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль