Ностальгия по кризису

104
Сурова все-таки российская экономическая действительность: чем больше кредитные организации зарабатывают прибыли, тем чаще звучат разговоры о скором кризисе отечественной банковской системы. Журнал "Финанс." выяснил, что опасения пессимистов преждевременны.

Взрывная прибыль

В соответствии с данными, опубликованными в бюллетене банковской статистики ЦБ, со второго полугодия 2002 года финансовое здоровье российских кредитных организаций неуклонно поправляется. По состоянию на 1 октября 2002 года они в целом показали совокупную прибыль в размере более 14 млрд рублей (с учетом прибыли/убытков прошлых лет). К началу нынешнего года эта цифра выросла до 27 млрд, а к 1 апреля резко рванула до 126 млрд. Объем убытков банков, чьи результаты оставались отрицательными, к концу первого квартала снизился до 14 млрд рублей, в то время как еще кварталом ранее он составлял 75 млрд. За полтора года (2002 год - первая половина 2003 года) объем рублевых и долларовых средств, привлеченных на депозиты (без учета Сбербанка), увеличился соответственно на 77% и 40%, объем выданных кредитов - на 52% и 61%, прирост вложений банков в долговые обязательства вырос на 97%. Кредитные организации активно расширяют спектр предлагаемых услуг, в первую очередь - розничных, ориентированных на население. Развивается ипотечное, экспресс- и автокредитование, увеличивается объем выпуска пластиковых карт. Большую потребность в банковских кредитах обнаружил оживившийся реальный сектор экономики. Спрос на банковские продукты продолжает расти вместе с ростом экономики и повышением уровня доходов предприятий и населения. Казалось бы, все замечательно и поводов для беспокойства нет. Но это лишь на первый взгляд. Оживление экономики страны вслед за повышением нефтяных цен в последние годы дало банкам возможность очень хорошо заработать. Однако уже к лету нынешнего года конъюнктура долгового и денежного рынка страны настолько улучшилась, что перед банками остро встал вопрос: как и на чем зарабатывать дальше, чтобы быстро не растранжирить накопленный запас?

Одним из основных классических источников заработка большинства банков является разница между ставками по привлечению и размещению средств. По данным ЦБ РФ, в начале 2002 года они привлекали средства населения на рублевые депозиты в среднем под 9,4% годовых (без учета вкладов до востребования), а кредиты предприятиям выдавали под 18%. Получалась практически двойная маржа (не считая затрат). Однако уже к 1 июня эта самая маржа стала отрицательной. Средняя стоимость привлечения средств населения выросла до 12,1% годовых, а кредитов - упала до 11,9%. То есть коммерческие банки в среднем начали совершать эти операции по сути себе в убыток. Спрашивается: почему? Объяснений столь неутешительной динамики несколько.

Купим дорого, продадим дешево

Еще в мае 2001 года правительство одобрило концепцию гарантирования вкладов. Тем самым оно заявило о твердом намерении снизить долю Сбербанка на рынке частных вкладов и подало сигнал к активизации конкурирующим кредитным организациям. Ведь в случае введения системы гарантирования (соответствующий закон пока "завис" в Госдуме до осени) надежность вкладов в частные кредитные организации резко повысится. А еще с августа 2000 года Сбербанк, чья доля на рынке депозитов населения к тому времени составляла около 75%, приступил к агрессивному снижению ставок по вкладам, объяснив это необходимостью удешевления кредитов. Почувствовав отступление главного конкурента, коммерческие банки начали активную борьбу за высвобождаемую нишу. В результате сегодня максимальная ставка по самым долгосрочным рублевым вкладам в Сбербанке опустилась уже до 11% годовых, в то время как в некоторых коммерческих кредитных организациях она держится на уровне 17-18%. А отдельные даже по валютным депозитам предлагают большую премию, чем Сбербанк по рублевым. К 15 августа на рынке уже с великим трудом можно было найти менее привлекательные условия по вкладам, чем в главном розничном банке страны.

Более того, в борьбе за рынок конкуренты стали предлагать населению целые депозитные пакеты. При условии открытия вклада клиенту, например, стали бесплатно выдавать кредитную карту, предоставлять скидки на услуги партнеров банка, аренду депозитных сейфов, открывать кредитные линии и т. д. Еще один фактор, повлиявший на динамику средних ставок привлечения средств населения, - рост доверия россиян к банкам и национальной валюте. В условиях устойчивого роста цен на нефть и улучшения экономической ситуации в стране начал повышаться спрос на долгосрочные рублевые депозиты. А ведь именно по ним банки обещают платить максимальную премию.

Нефтяное счастье

Первая волна роста нефтяных цен после кризиса пятилетней давности пошла с весны 1999 года. 2 марта стоимость барреля нефти смеси Brent в Лондоне преодолела отметку $11 и уверенно пошла вверх. 12 октября 2000 года она едва не достигла $35 и до декабря оставалась выше $30. Вторая волна роста нефтяных цен началась 16 ноября 2001 года с отметки чуть ниже $18. К началу военной операции в Ираке нефть подорожала до более чем $33 за баррель, потом ненадолго опустилась до $23 и сегодня вновь торгуется возле отметки $30. "Освобожденный" Ирак все никак не может возобновить полноценную добычу и поставки сырья на мировой рынок, поэтому и цены на углеводороды продолжают оставаться высокими.

Рост цен на нефть для России оборачивается притоком нефтедолларов, ростом доходов предприятий и населения, оживлением экономики и увеличением объема денежной массы. По мере увеличения объема денежной ликвидности на рынке и в банковском секторе обострялся вопрос ее размещения. Самым привычным инструментом в период роста нефтяных котировок 1999-2000 годов были кредиты реальному сектору. Тогда наблюдатели и заговорили впервые после дефолта о кредитном буме в стране.

По данным Центробанка, за 2000 год объем рублевых кредитов, выданных российскими банками, увеличился более чем вдвое - с 293 млрд до 588 млрд. Процесс продолжился и в 2001-м - объем кредитов вырос на 384 млрд рублей. Прошлый год оказался чуть менее активным и показал прирост лишь на 311 млрд. Однако процесс с удвоенной энергией возобновился в нынешнем году: только за первое полугодие прирост совокупного кредитного портфеля российских банков составил почти 200 млрд рублей.

Розничное увлечение

"Окучив" реальный сектор, кредитные организации взялись за розницу. В 2001 году был отмечен двукратный рост объема ипотечных кредитов банков. В 2002 году активизировалось федеральное Агентство по ипотечному жилищному кредитованию, предложив рынку крайне конкурентоспособную ставку (18% годовых в рублях) и "длинные" сроки (до 20 лет). Весной 2003 года ставка была снижена до 15%. А недавно основной конкурент агентства - DeltaCredit банк улучшил условия предоставления своих ипотечных продуктов. Он предоставил своим клиентам возможность покупать квартиру в долг уже на начальной стадии строительства дома. Ставка по валютному кредиту на этапе строительства составляет сегодня 16% годовых, а после оформления жилья в собственность - всего 10%. Еще недавно самый дешевый валютный кредит на покупку жилья выдавался под 12-15% годовых.

В первой половине прошлого года начался резкий рост объемов автокредитования. Доля продаж дилерами автомобилей при посредничестве кредитных организаций только за полугодие увеличилась с нескольких процентов в среднем до 10-20%, а в отдельных компаниях - до 40%. В первую очередь взрывной рост спроса был спровоцирован резким снижением банковских ставок: с начала прошлого года они уже опустились с 15-18% годовых до 9% (в валюте). Банки не только резко понизили ставки, но и до предела упростили условия получения кредитов. Вот, например, как выглядит список документов, необходимых для рассмотрения заявки, в одном из крупнейших столичных банков: военный билет, свидетельство о браке, диплом об образовании, водительское удостоверение, трудовая книжка. Кроме того, растет "длина" кредитов (она достигает уже трех лет), снижается минимальный размер первоначального взноса (он опустился уже ниже 10% от стоимости автомобиля), предлагаются бонусные "нагрузки" (бесплатное оформление тех же кредитных карт) и т. п.

Ну а хит нынешнего сезона - взрыв кредитной активности в секторе потребительских и экспресс-кредитов. Банки сражаются на право обслуживать покупателей ведущих российских розничных сетей, активизировался выпуск кредитных карт, появилась возможность взять у банка в долг на ремонт, образование, лечение и просто до получки. Сегодня многие кредитные организации не спрашивают клиента не только о том, сколько он зарабатывает, но и о целях заимствований.

Голод и несварение

Стремительной кредитной экспансией российских банков еще в марте 2001 года озаботился Центробанк. Первый зампред ЦБ Татьяна Парамонова, выступая 15 марта на парламентских слушаниях, заявила об угрозе роста "плохих" долгов, которая могла возникнуть в силу непрозрачности отечественных заемщиков. В конце года тему продолжил министр сельского хозяйства. Алексей Гордеев констатировал шестикратный рост кредитования сельхозпроизводителей. При этом он отметил, что правительство обеспокоено ростом их кредиторской задолженности, которая достигла к концу 2001 года 286 млрд рублей, 180 из которых приходилось на задолженность просроченную.

В августе прошлого года рейтинговое агентство Standard & Poor's опубликовало исследование, обращающее внимание на перекосы в российской банковской системе. В частности, аналитики обратили внимание на то, что в течение полутора лет с начала 2001 года темпы роста кредитных портфелей банков заметно превышают увеличение объемов привлеченных депозитов. Так, по данным S&P, в 2001 году рост депозитов с учетом инфляции составил 20%, в то время как кредитов - 37%. В первом полугодии 2002 года тенденция сохранилась: темпы роста кредитов в 2-3 раза превышали темпы роста депозитов. По мнению аналитиков агентства, такая диспропорция несет в себе угрозу разрыва ликвидности банков: недостаток ресурсов при избытке инвестиционных проектов.

В сентябре 2002 года к теме банковских рисков обратились и другие эксперты. Так, например, рейтинговое агентство "Интерфакс" опубликовало исследование, посвященное качеству кредитных портфелей российских банков. В нем, в частности, говорилось о массовом характере роста просроченной задолженности перед крупнейшими банками и высоких темпах снижения качества кредитов в первой половине 2002 года. Однако доля "плохих" долгов в банковских портфелях до сих пор остается низкой за счет резкого роста объемов кредитования.

3 апреля нынешнего года S&P опубликовало очередной доклад, посвященный рискам российской банковской системы. Среди них были перечислены распространенная практика кредитования банками связанных организаций в составе финансово-промышленных групп, значительная концентрация бизнеса на отдельных клиентах, закрепившееся господство государственного Сбербанка, неэффективность регулирования и недостаточная открытость структуры собственности банков. По подсчетам агентства, из более чем 1300 действующих в России банков в начале года около 90% имели капитал в размере менее $10 млн. Столь скудные ресурсы не дают возможности диверсифицировать кредитные риски и концентрируют портфели банка на отдельных клиентах, зачастую не самых надежных. А крупные и процветающие банки, по мнению аналитиков агентства, во многом зависимы от политики руководства финансово-промышленных групп, в которые они входят. S&P обращает внимание, что в сложившейся ситуации в случае падения цен на нефть и ухудшения финансового состояния предприятий и населения банки могут столкнуться с ростом невозвратов кредитов.

Резкий рост объемов кредитования в России в мае нынешнего года озаботил экспертов МВФ и Всемирного банка, которые назвали этот фактор серьезным системным риском. По мнению экспертов, существенное снижение цен на нефть ухудшит финансовую ситуацию предприятий-заемщиков и создаст угрозу невозврата кредитов. Тем не менее они полагают, что даже в случае рецидива августа 1998 года наша банковская система устоит на ногах, хотя и понесет большие убытки.

Легкие деньги закончились...

Нынешним летом первый зампред ЦБ Андрей Козлов отметил две тревожные тенденции в банковском секторе. Первая связана с переключением крупнейших российских корпоративных клиентов на кредиты западных банков. Действительно, с середины июня конъюнктура рынка российских еврооблигаций начала портиться вслед за падением котировок американских казначейских обязательств. До сих пор эти инструменты были очень популярны у крупнейших российских корпораций, которые предпочитали занимать деньги на Западе: там дают больше и дешевле, чем в России. С ухудшением долговой конъюнктуры наши компании переключились на кредиты иностранных банков. Так, например, еще в марте кредит на $200 млн у синдиката во главе с Raiffeisen Zentralbank Oesterreich AG привлекла ТНК, в конце июля на $500 млн прокредитовалась "Роснефть", а недавно о планах по привлечению аналогичного кредита заявил "ЛУКОЙЛ". То есть доходы по самым крупным кредитным операциям остаются за пределами страны. Вторая проблема, отмеченная Андреем Козловым, - сужение банковской процентной маржи (разницы между доходностью активов и стоимостью пассивов). Причинами этого чиновник назвал общее падение уровня ставок в российской экономике и высокую рыночную конкуренцию между банками. По его словам, небольшие банки сегодня балансируют на уровне нулевой рентабельности. В дальнейшем, по мере роста конкуренции и дальнейшего сокращения маржи, чиновник ожидает вымывания с рынка ряда мелких и средних банков.

Проблема сокращения банковской маржи не ограничивается лишь падением ставок по кредитам и сохранением относительно высокого их уровня по депозитам вследствие развития конкуренции. Ее мощным катализатором выступили отечественные монетарные власти, которые в феврале нынешнего года объявили об отказе поддерживать доллар. По сути, рыночным операторам был дан однозначный сигнал: пора переходить в рублевые активы. Как следствие банки резко активизировали продажу долларов и покупку рублевых финансовых инструментов, в первую очередь долговых обязательств российских эмитентов. За период с февраля по июнь котировки долговых инструментов продемонстрировали рекордные темпы роста. С начала года к 1 июня объем вложения банков в долговые бумаги увеличился вдвое. Естественно, прибыль по этим операциям получилась отменной. Однако в июне оказалось, что котировки явно перегреты, и доходность облигаций начала снижаться. Период, когда инвестиции в эти бумаги обеспечивали стабильный и высокий прирост капитала месяцами и годами, закончился. Сегодня доходность госбумаг в полтора раза ниже прогнозируемого на 2003 год уровня инфляции, а премия по облигациям корпоративных заемщиков и регионов - это премия за дополнительный риск.

На волне бума рынка корпоративных облигаций, разразившегося в России еще в прошлом году, переполненные свободными рублевыми ресурсами банки не очень обращали внимание на качество заемщиков. Практически все выпуски расходились как горячие пирожки, желание банков разместить неприкаянные деньги превышало возможности. И поэтому многие корпоративные выпуски "проглатывались" практически не глядя, без серьезного анализа потенциальных рисков эмитента. И теперь, как предупреждают многие аналитики, в случае ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры финансовая состоятельность многих заемщиков может оказаться под большим вопросом. И все же в целом по банковскому сектору доля таких рискованных активов остается небольшой. И если вдруг отдельные корпоративные заемщики даже объявят дефолт, серьезные проблемы возникнут скорее всего лишь у небольших банков, которые слишком увлекались подобными инвестициями.

...а лишние - только начались

Сохранение высоких цен на нефть и смена курсовой политики Центробанка привели в нынешнем году к резкому росту денежной массы. За первое полугодие 2003 года она увеличилась на 22,9%, в то время как за тот же период прошлого года - только на 9,3%. По данным компании "БДО ЮниконРуф", причиной послужил стабильно высокий приток нефтедолларов, рост иностранных инвестиций и увеличение предложения долларов со стороны банков и населения. Насыщение экономики рублями привело к значительному улучшению финансового состояния отечественных предприятий: в январе-апреле 2003 года в сравнении с аналогичным периодом прошлого года сальдированный финансовый результат организаций основных отраслей увеличился на 82%. Как следствие в 2003 году очень интенсивно росла ликвидность банковского сектора. При этом, как отмечают специалисты "БДО ЮниконРуф", коммерческие банки не справлялись с распределением прибывающих ресурсов, отчего значительно увеличились их добровольные резервы. Темпы их прироста по сравнению с прошлым годом увеличились почти в три раза (в сумме с обязательными резервами). Накопившаяся ликвидность в первую очередь направлялась банками в долговые обязательства и акции. При этом в январе-мае было отмечено замедление темпов кредитования реального сектора при ускорении роста пассивов и ликвидности кредитных организаций.

Другими словами - денег у банков стало больше, а возможности зарабатывать на них резко сократились. Сегодня котировки долговых бумаг снижаются, и многие аналитики полагают, что процесс этот может ускориться уже в сентябре. Соответственно банки вновь будут вынуждены переключить свое внимание с ценных бумаг на кредиты. В свою очередь это еще больше обострит конкуренцию и приведет к дальнейшему снижению кредитных ставок, которые и без того уже крайне низкие по сравнению с депозитными. Чтобы повысить маржу по процентным операциям, кредитным организациям, видимо, придется продолжать (а кому - и начинать) снижать ставки по депозитам. С учетом накопленного ими в последние 2-3 года запаса прочности можно предположить, что в условиях благоприятной внешней конъюнктуры стабильности российских банков вряд ли всерьез угрожает какой-либо кризис. Однако в случае падения цен на нефть и ухудшения финансового состояния клиентов могут произойти и неприятные события. Как уже говорилось, в небольших банках со слабым риск-менеджментом не исключены будущие проблемы невозврата кредитов и непогашения долговых обязательств. А тех, кто в процессе жесткой конкуренции отвоевывал место на рынке, завышая депозитные и занижая кредитные ставки, может постигнуть печальная участь нашумевшего инвестиционного агентства "Пролог".

Конкуренция не в меру

В погоне за средствами клиентов эта компания проводила весьма либеральную тарифную политику. То есть зарабатывала на своих услугах минимум. В какой-то момент этот минимум начал угрожать финансовой стабильности брокера, что подтолкнуло его к проведению операций, настолько же потенциально высокоприбыльных, насколько и высокорискованных. Столь азартное занятие закончилось плачевно. Азартные игры привели к возникновению неожиданных финансовых проблем. Чтобы заткнуть возникшую "дыру", компания еще больше понизила комиссию, доведя ее уровень до абсурда. В результате - дефолт по обязательствам и крах. Не исключено, что в подобной ситуации могут оказаться и некоторые российские банки, которые в борьбе за клиента выдавали дешевые кредиты и привлекали деньги на "дорогие" депозиты. Ведь и они по аналогии с "Прологом" вполне могли пытаться компенсировать свой процентный "демпинг" участием в высокорискованных операциях. И если в случае с брокером проблемы неожиданно появились после "разворота" рынка против его позиции, то у банков они могут возникнуть после "разворота" нефтяного рынка. Ведь в условиях ухудшения внешней и как следствие внутренней конъюнктуры риск несостоятельности банковских клиентов возрастает.

Тревожные звонки

Первые признаки такого ухудшения уже налицо. Это рост доходности по обязательствам российских эмитентов, возвращение политических рисков (дело "МЕНАТЕПа", а теперь и "Роспана"), наблюдаемый третий месяц отток капиталов из страны, остановка укрепления номинального курса рубля. Последний звонок прозвенел из Ирака: началось заполнение нефтепровода, ведущего с северных нефтяных месторождений в районе Киркука к турецкому порту Джейхан. Одним из главных факторов, удерживавших нефтяные котировки на высоких уровнях, была неопределенность в отношении увеличения поставок нефти из Ирака. Поэтому последняя новость оказалась для нефтяного рынка "медвежьей". В минувшую среду по итогам торгов в Лондоне цена сентябрьского фьючерса на поставку смеси Brent упала сразу на 86 центов за баррель, а в Нью-Йорке фьючерс на WTI подешевел на $1,14. Пока еще сложно говорить, что начало длительному ухудшению конъюнктуры рынка углеводородов положено. Тем не менее вкупе с прочими "звонками" этот звучит не очень приятно.

Надежны ли банки?

В связи с ростом озабоченности некоторых наблюдателей и чиновников по поводу надежности российской банковской системы журнал "Финанс." попросил экспертов и банкиров высказать свое мнение по этому поводу.

Николай ФЕТИСОВ, член правления, управляющий вице-президент ИБ "Траст":

- Небольшая коррекция котировок акций и облигаций, которая произошла летом, не отменила эффекта от их мощного роста, состоявшегося накануне. К тому же доля вложений банков в ценные бумаги невелика, поэтому снижение их стоимости не может серьезно повлиять на финансовое состояние сектора. Львиная доля рынка корпоративных займов приходится на высококлассные облигации небольшого числа крупнейших компаний. При этом облигационные портфели большинства банков сегодня хорошо диверсифицированы. Дефолты могут быть, но не среди первой или второй категории заемщиков. Скорее, это может произойти с мелкими нерыночными выпусками. Тогда проблемы возникнут максимум у одного-двух небольших банков, имеющих такие бумаги в своих портфелях. Мелкие банки не имеют доступа к крупным и надежным заемщикам. Поэтому качество их кредитных и долговых портфелей может сегодня быть неудовлетворительным. В будущем возможны локальные проблемы, но системного характера они не примут.

Сокращение банковской маржи происходит не так драматично, как это может казаться. Параллельно с падением ставок по кредитам и доходности финансовых инструментов происходит и удешевление пассивов банков. Они стали больше занимать на Западе (целый ряд кредитных организаций выпустил и готовится выпустить еврооблигации), снижать ставки по депозитам. Сегодня многие банки, в том числе и крупные, развивают рискованные, но потенциально доходные направления бизнеса. Это касается расширения потребительских кредитов и работы с новыми категориями заемщиков. Ритэйл, обслуживание операций с недвижимостью, сервисные услуги для населения - это очень перспективные направления, хотя их разработка потребует определенного времени. Перспективным является и расширение спектра банковских услуг с целью наращивания комиссионных доходов. Однако массовый спрос на такие услуги - пока еще вопрос следующих 5-10 лет. А пока банковская маржа продолжает сокращаться, и во втором полугодии финансовые результаты банков скорее всего ухудшатся.

Констатировать начало оттока капитала из страны было бы преждевременно. Статистика Центробанка пока не позволяет определить характер процесса. В летние месяцы российские компании резко сократили объем заимствований за рубежом на фоне падения спроса на еврооблигации. Соответственно сократился приток валюты, и это не могло не повлиять на темпы роста валютных резервов Центробанка.

Эльчин ГУЛИЕВ, директор по работе с физическими лицами АКБ "Автобанк-НИКойл":

- Говорить о системном кризисе в ближайшие год-два я бы не стал. Это не значит, что через указанный срок кризис непременно наступит. Просто в обозримом будущем такой угрозы я не вижу. Рынок кредитования физических лиц находится у нас в зачаточной стадии развития. Опасаться кризиса можно было бы только в том случае, если бы этот бизнес составлял большую часть активов банков. Но крупномасштабным развитием розницы сейчас занимаются лишь несколько кредитных организаций. Тот факт, что в первом полугодии наблюдалось увеличение темпов роста депозитов в коммерческих банках, а доходность активов, на которых можно зарабатывать, снижалась, не повод бить тревогу. Когда деньги привлекаются по высоким ставкам, они и размещаются под соответствующую доходность. Долгосрочный депозит не единственный инструмент покрытия обязательств. Что касается "тонких мест" банковской системы, на мой взгляд, их три: недостаточность капиталов кредитных организаций, технология обучения персонала и непоследовательность принятия решений.

Андрей ИВАНОВ, руководитель направления "Банки и потребительский сектор" аналитического центра ИК "Тройка-Диалог":

- Риск банковского кризиса есть. Угрозу представляет рынок "плохих" долгов. Однако вероятность возникновения системного кризиса в ближайшие два года, я считаю, небольшая. Мы не наблюдаем агрессивного роста кредитования рискованных заемщиков, что могло бы стать первым "нехорошим звоночком". И хотя наблюдается рост доходности на рынке облигаций и падение котировок акций на фоне увеличения оттока капитала, опасность угрожает только тем банкам, которые агрессивно покупали госбумаги. В основном речь идет о небольших коммерческих банках. Известно также, что с начала года наблюдался бум на рынке облигаций, который происходил на фоне падения доллара, перенасыщения рынка рублями. Вследствие бешеного спроса облигации "съедались" настолько быстро, что анализ заемщиков практически не производился. Теперь ситуация разворачивается по-другому: растет доходность бумаг, котировки падают, растут риски. Но кредитные риски от котировок не зависят.

Мы ожидаем, что в течение года на рынке корпоративного долга произойдут дефолты небольших заемщиков. Ну а в целом могу сказать, что ситуация на рынке стабилизировалась. Многие заемщики отказались от выпуска евробондов вследствие снижения по ним доходности. Также наблюдается процесс сокращения маржи. Компенсировать разницу между депозитами и кредитами можно двумя способами: снизить расходы и развивать те направления бизнеса, где основные доходы являются комиссионными. В июле Минфин опубликовал мониторинг, в котором идет речь о том, что кредитоспособность регионов снизилась. Этот факт негативно отразится на бизнесе банков. Но опосредованно. В основном кредитные организации избегали агрессивного инвестирования в муниципальные бумаги, за исключением обязательств Москвы и Петербурга - регионов с минимальными рисками.

Петр МИНИН, аналитик ИК "АВК-ЦБ":

- Колебания доходности финансового рынка - одно из условий, в которых существуют банки, поэтому они не так опасны, как возможность дефолтов крупных заемщиков. Эмитентам рынок облигаций интересен возможностью привлечения дешевых ресурсов, организаторами займов движет стремление застолбить место на рынке инвестиционных услуг, кредиторами - желание вложить средства в условиях избыточной ликвидности и падения доходности. В результате требования к кредитоспособности заемщиков действительно падают. Банки берут на себя очень большие риски, выкупая значительные по объему эмиссии, которые сами и организовали. Дефолт нескольких заемщиков может привести к серьезным проблемам.

Вместе с тем доля корпоративных облигаций в портфелях банков несравненно меньше, чем доля кредитов, поэтому традиционные недостатки большинства российских банков (отсутствие широкой клиентской базы, нехватка долгосрочных ресурсов и т. д.) пока опаснее для банковской системы.

Что касается риска возникновения кризиса "плохих" кредитов, то он есть. Но тут все будет зависеть от развития экономики в целом. Возвратность кредитов будет определять положение в отраслях, которые предъявляют наибольший спрос на банковские кредиты, - нефтянке, строительстве, торговле. Поэтому кризис банковской системы может быть вызван ухудшением общей экономической ситуации.

Сейчас у банков есть два пути увеличения маржи: либо наращивать непроцентные доходы и сокращать непроцентные затраты (развивать инвестиционный бизнес), либо выигрывать борьбу за средства населения за счет каких-то конкурентных преимуществ. Дело в том, что приток средств населения способен обеспечить банкам достаточную прибыль даже в условиях сокращения маржи. И если посмотреть, то крупнейшие банки выбирают одну из этих стратегий.

Дмитрий СУРКОВ, аналитик рынка корпоративных облигаций ИК "Финанс-Аналитик":

- Ситуацию на рынке корпоративных ценных бумаг я бы не стал называть опасной для банков. Падение цен в какой-то момент, как правило, затрагивает пусть многие, но далеко не все выпуски облигаций и акций. Таким образом, даже при негативной рыночной динамике банки имеют возможность получать прибыль от операций на фондовом рынке. Факт оттока капитала из страны едва ли окажет слишком негативное влияние на банки. Точно так же банки не должно затронуть уменьшение золотовалютных резервов ЦБ - они являются активами Банка России и к коммерческим банкам не имеют отношения. Кроме того, по словам первого зампреда банка Олега Вьюгина, ожидается, что к концу года резервы ЦБ останутся на нынешнем уровне, об их снижении речи не идет.

В то же время опасения по поводу сокращения доли капитала банков, а также по поводу либеральной выдачи кредитов, на мой взгляд, имеют под собой основания. Однако нужно четко понимать, что речь пока идет о наметившихся тенденциях ухудшения фундаментальных показателей и устойчивости положения банков. Продолжение данной тенденции действительно может привести к серьезным проблемам российской банковской системы, но это случится не неожиданно и не в ближайшее время. Другое дело, что меры по сохранению устойчивости банковской системы нужно принимать уже сейчас.

Слабые места российской банковской системы общеизвестны: отсутствие долгосрочных кредитных ресурсов, неспособность выполнять посредническую функцию по перераспределению финансовых ресурсов в экономике (от добывающих отраслей к перерабатывающим), недостаточный спектр предлагаемых продуктов (высокий операционный риск), зависимость финансовой системы от внешнеэкономических и внешнеполитических факторов (цены на экспортное сырье, конъюнктура финансовых и валютных рынков).

Андрей АРДЕЕВ, аналитик ИК "Фора Капитал":

- Банковская система России, по оценкам российских и западных специалистов, является сегодня недостаточно развитой по отношению к общему состоянию экономики. В частности, рейтинговые агентства именно этот сегмент экономики включают в перечень препятствий, которые не позволяют стране получить инвестиционный рейтинг уже в этом году. Реформа идет, однако она проводится несколько непоследовательно. При этом к экономическим рискам добавляются и политические, не позволяющие существенно увеличить приток капитала в банки. При этом российские банки по-прежнему неохотно кредитуют реальный сектор. Поэтому любое ухудшение экономической ситуации в стране способно оказать свое негативное влияние и на состояние банковской системы России. Немаловажным фактором здесь является и фактически монопольное положение Сбербанка, который контролирует большую часть рынка кредитования.

Проблема необеспеченности облигационных займов на самом деле очень серьезная. Рынок корпоративных и муниципальных облигаций развивался достаточно активно в последние полтора-два года, и за это время здесь появилось много заемщиков. Однако некоторое ухудшение конъюнктуры рынка и его перенасыщенность создали определенную проблему ликвидности. Заемщики вынуждены предлагать более короткие облигации с большей доходностью, чем прежде, чтобы вовремя выплачивать купоны. И в принципе сохранение текущей ситуации или ее ухудшение способно спровоцировать кризис долгового рынка. Принимая во внимание серьезную вовлеченность банков в рынок корпоративных и муниципальных облигаций, который является в настоящий момент одним из основных способов защиты от инфляционных рисков, негативные последствия проявятся и в банковском секторе.

Судя по всему, единственной возможностью избежать банковского кризиса станет эффективная борьба ЦБ с инфляцией, упрощение операций по привлечению средств физических и юридических лиц. Немаловажное значение будет иметь и общее состояние фондового и долгового рынков, которые ныне являются основными источниками получения доходов банками.

Николай ПОДЛЕВСКИХ, начальник аналитического отдела ИК "Церих Кэпитал менеджмент":

- Начнем с того, что доля активов, вложенных банками в акции и облигации, - не самая большая. Поэтому наблюдавшееся падение цен в этих сегментах не могло вызвать серьезного "похудения" реальных активов банковской системы. Платежеспособность государства по ГКО и ОФЗ в ближайшее время ни у кого не вызывает сомнений. Но проблемные ситуации могут возникнуть по некоторым выпускам муниципальных и корпоративных облигаций. И хотя объем рынка корпоративных и муниципальных облигаций на порядок меньше рынка кредитов, дефолт по одному из выпусков может спровоцировать существенный рост стоимости заимствований и как следствие череду дефолтов по другим проблемным бумагам. А это может привести к кризису ликвидности банковской системы.

Глобальная неустойчивость банковской системы определяется неустойчивостью нашей сырьевой экономики. Снижение сырьевых цен на мировых рынках приведет к целому ряду проблем в экономике и бюджетной сфере. А банковская система имеет слишком низкий собственный капитал, чтобы служить дополнительной подушкой для экономики. Думаю, что кризисные явления в банковской сфере неизбежны. Вопрос только в том, когда они произойдут и насколько глубокими и болезненными будут. Есть небольшая вероятность, что трудности могут возникнуть в ближайший год. Схем можно придумать множество. Например, ряд дефолтов по муниципальным и корпоративным облигациям или банкротство нескольких средних банков могут спровоцировать изъятие вкладов. Как следствие - кризис ликвидности банковской системы. При сегодняшней благоприятной внешнеторговой конъюнктуре если такой кризис случится, то он будет перенесен относительно легко - никакого сравнения с 1998 годом. И возможно, даже будет на пользу банковской системе: благодаря этому произойдет реструктуризация долгов банков, ускорится процесс слияний в банковской сфере.

Олег СОЛНЦЕВ, руководитель банковской группы Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования:

- В ближайшие полтора года в банковском секторе ничего страшного не произойдет. По крайней мере, из-за ухудшения ситуации на долговом рынке - точно. Его неразвитость в данной ситуации (рынок просто не успел набрать обороты) играет в плюс. Эмитенты еще не успели слишком залезть в долги и пока способны по ним рассчитаться. Кроме того, портфели облигационных займов в банках достаточно малы. В среднем по системе доля корпоративных ценных бумаг в активах банков в настоящее время составляет 3,2% без учета Сбербанка и 2,5% - с учетом Сбербанка. Для сравнения: доля кредитов предприятиям составляет около 40-43%, а если вместе с векселями - около 50%.

Сегодня у банков есть три основных способа поддержания прибыльности. Первый - это снижение удельных издержек на аппарат управления. Второй способ - расширение источников доходов, не связанных с принятием банками на себя рисков (имеются в виду операции по расширению доли комиссионных доходов). Структура доходов наших банков существенно отличается от стандартной мировой: у них в общем объеме доходов доминируют процентные доходы от кредитов - операций рискованных. Хотя во всем мире большую долю доходов занимают комиссионные. У нас тоже наметилась некая тенденция: доля комиссионных доходов начала расти, но пока она очень мала. Третий способ поддержания прибыльности в условиях снижения маржи - это развитие рискованных операций, связанных с кредитованием. Судя по всему, банки сейчас склоняются к этому варианту. Хотя рост кредитов должен сопровождаться ростом капитализации банков, а капиталы банков растут в последнее время достаточно медленно. Но и здесь пока еще далеко до катастрофических сценариев: нынешний уровень капитализации банковской системы достаточно высок - он составляет в среднем 18% (отношение капиталов к активам), в то время как нормальным является уровень в 10%. Даже если учесть, что треть капиталов "дутые", все равно некий запас у банков остается.

Александр КУЗЬМИН, директор департамента казначейства банка "Глобэкс":

- Устойчивость банковской системы существенно повысилась после кризиса 1998 года. Несмотря на разговоры о слабой капитализации банков и вероятном наступлении кредитного кризиса, сектор на самом деле развивается - мы видим не только количественный, но и качественный рост системы. Банки осваивают новые технологии, намечается тенденция к слиянию и укрупнению бизнеса. Если говорить о недостаточности капитализации - да, есть такой факт, наши крупнейшие банки не входят в число лидеров мирового банковского бизнеса. Но я думаю, что это вопрос времени. В конце концов спустя 15 лет после создания банковской системы в России было бы нереально ожидать больших темпов роста капиталов. Слабое же место - это кризис недоверия к коммерческим банкам, который еще не до конца преодолен. А преодолеть его необходимо, потому что кредитный ресурс, который можно черпать в ритэйле, достаточно велик. Масштабы колеблются от нескольких миллиардов до десятков миллиардов долларов.

На самом деле кризисы будут, от них панацеи нет. Есть такое понятие, как цикличность в развитии экономики. Поэтому вопрос только в масштабах потрясений. Я думаю, что у нас в ближайшее время кризиса уровня 1998 года не ожидается. Возможны только некоторые проблемы у ряда банков, и в первую очередь это касается малых и средних кредитных организаций. Крупные банки уже пересмотрели систему оценки своих рисков, сейчас достаточно хорошо идет формирование резервов под выданные кредиты. Российская экономика набрала определенный темп развития, причем развивается не только сырьевой сектор, но и производственный. Поэтому заемщики уже работают достаточно рентабельно, чтобы отвечать по своим обязательствам и не допустить дефолта по облигациям. И в конце концов для предотвращения возможных коллапсов немаловажное значение имеет роль ЦБ. В последнее время Центробанк перешел от контроля за соблюдением каких-то формальных критериев, которые отражали фактическое состояние банков, к возможности прогнозировать будущее состояние банков.

Михаил МАТОВНИКОВ, руководитель банковского направления РА "Интерфакс":

- В свое время я уже говорил о наличии "плохих" кредитов, и эти риски никуда не делись. Падение доли просроченных кредитов в кредитах не обязательно является свидетельством повышения качества кредитного портфеля. Сама по себе эта динамика еще ничего не доказывает. Смотреть нужно глубже: а мы видим, что ситуация с долей кредитов, приходящихся на крупнейших заемщиков, не очень благоприятная. У многих банков на десять крупных заемщиков приходится 40-50% портфеля. Это означает, что достаточно одного просроченного кредита, чтобы капитал банка сократился, скажем, на четверть. Разумеется, что при таком уровне диверсификации рисков проблемы отдельных банков могут разворачиваться очень быстро. Но на самом деле ситуация еще хуже, если посмотреть на нее с точки зрения не конкретного банка, а всей банковской системы в целом. Многие банки кредитуют очень ограниченный круг компаний, поэтому проблемы одной компании могут привести к ухудшению качества кредитов всей банковской системы, как уже было с "Сибуром".

Конечно, сейчас нельзя говорить о том, что кризис грядет в ближайшем будущем. Мы можем прогнозировать примерные сроки, исходя из двух соображений. Во-первых, из среднего реального срока кредитования, поскольку зачастую реальные сроки отличаются от официальных (например, банк выдает кредит на три месяца, а на самом деле он постоянно пролонгируется). Если учесть, что реально банки выдают кредиты на два года, то горизонт возможных проблем можно обозначить где-то через 1,5-2 года. Во-вторых, еще в большей степени срок наступления кризиса зависит от состояния макроэкономической ситуации. Данные показывают очень высокую чувствительность качества кредитов, например, к уровню цен на нефть. Если экономика продолжит развиваться и не случится никаких неприятностей, связанных с динамикой цен на нефть, то риск возникновения кризиса уменьшается.

Но опять-таки экономический рост сам по себе не гарантирует банковской системе отсутствие проблем с качеством кредитов: ведь если из десяти прокредитованных проектов восемь будут очень успешными, а два прогорят, то у банков доля просроченных кредитов составит 20%, а ВВП продолжит быстро расти. Самое главное - это рост требований к качеству управления банками, так как кредитные проблемы прежде всего появляются вследствие ошибок управления банком, а не реализации макроэкономических рисков.

Сергей УРЮПИЧЕВ, директор департамента кредитования и инвестиций Импэксбанка:

- В последнее время золотовалютные резервы росли большими темпами. И приостановка их роста не критична, хотя отчасти и симптоматична. Но пока действие этого процесса не будет достаточно растянуто во времени, говорить о каких-то системных проблемах рано.

Что касается роста доходности на рынке облигаций, то тут существуют разные объяснения происходящего. Возможно, участники рынка ожидают роста курса доллара и в связи с этим проявляют интерес к рублевым инструментам. Но я думаю, что серьезные проблемы на облигационном рынке возможны только в случае совершения каких-либо грубых ошибок, которые могут быть допущены эмитентами или их консультантами. Таковыми могут выступить компании, не имеющие достаточного опыта работы на рынке. Многие говорят о том, что неквалифицированные действия эмитента (то есть невозможность обслуживать заем либо в части процентов, либо в части основного долга) послужат поводом для отрезвления участников рынка и некоей коррекции их настроений. Но если этого все же не произойдет, никаких серьезных проблем на рынке облигационных заимствований не предвидится.

Угрозы кризиса кредитного рынка я не вижу. Да, портфели заимствований, действительно, растут. Банки сейчас интенсивно формируют свои активы именно в этой сфере, и, наверное, можно предположить, что именно здесь может образоваться какая-либо проблема. Однако, по моей оценке, устойчивое кредитование увеличивается. Растут сроки заимствований и одновременно снижаются процентные ставки. Соответственно предприятиям долги под меньшую процентную ставку легче обслуживать, чем те, что выдавались три-четыре года назад, когда проценты по ним достигали 30-40% годовых. Тогда риск появления "плохих" долгов был выше. Сегодня валовые показатели объемов кредитования растут, и я не стал бы говорить о каких-то возможных проблемах в обозримой перспективе. Пока еще есть ресурсы, за счет которых может развиваться кредитный рынок и по срокам, и по ставкам.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка




© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы скачать образец документа

В подарок, на адрес электронной почты, которую Вы укажете при регистрации, мы отправим форму «Порядок управления дебиторской задолженностью компании»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль