Пролог без хеппи-энда

110
Крах инвестиционного агентства "Пролог" и Ямальского фондового центра вызвали большой резонанс на фондовом рынке. Журнал "Финанс." рассказывает о том, что такое современная брокерская деятельность и как клиентам брокеров избежать рисков.
Агентство "Пролог" в табели о рангах российского фондового рынка до своего краха занимало достаточно высокие позиции. Так, в первом квартале 2003 года по объему сделок с ценными бумагами компания находилась на 12-м месте, имела рейтинг НАУФОР на уровне ВВВ, что говорило о ее "достаточной надежности". Шеф "Пролога" входил в экспертный совет ФКЦБ, по стране работали 11 филиалов компании, ее рекламой пестрели деловые газеты и журналы.

Первые тревожные сигналы начали поступать в мае, в частности "Пролог" не смог исполнить ряд биржевых сделок. Дальше - больше, с каждым днем ситуация только усугублялась. Последовали жалобы клиентов и контрагентов - компания перестала оплачивать свои векселя, коих навыдавала на огромные суммы. НАУФОР в пожарном порядке отозвала рейтинг надежности, а ФКЦБ 17 июня начала проверку компании. Дела оказались плохи, более того, комиссия жаловалась на противодействие со стороны проверяемых, так что уже на следующий день у "Пролога" была приостановлена лицензия. 21 июня его исключили из членов РТС, а 16 июля все лицензии ФКЦБ были аннулированы окончательно.

В результате развала "Пролога" ни с чем остались как частные инвесторы, так и инвесткомпании. Больше всего не повезло Ямальскому фондовому центру (ЯФЦ), в отношении которого сейчас решается вопрос об исключении из РТС. Шансов вернуть потерянные активы, размер которых оценивается в несколько миллионов долларов, у кредиторов практически нет. ФКЦБ и НАУФОР рекомендуют обманутым клиентам обращаться в прокуратуру. Однако никаких дел в отношении "Пролога" не возбуждено. В органах правопорядка людей отсылают в суд, ссылаясь на то, что лишь после неисполнения судебного решения может быть заведено уголовное дело. Одним словом, ситуация зашла в тупик. Регулирующие органы оказались не способны предотвратить катастрофу.

Что это за бизнес

Чтобы понять причины краха "Пролога", необходимо разобраться, чем компания занималась на рынке, как зарабатывала на жизнь и где совершила роковую ошибку? Основным видом ее деятельности являлся интернет-трейдинг на рынке российских акций. Как это работает? Инвестиционная компания привлекает клиентов и осуществляет обслуживание их операций на биржевых площадках за определенные комиссионные. При этом торговля осуществляется в удаленном режиме через специальное программное обеспечение с использованием сети Интернет. Такой способ работы, с одной стороны, требует от компании дорогого технического оснащения, зато, с другой стороны, позволяет свести к минимуму вмешательство брокера в процесс исполнения клиентских заявок. Основная его работа - поддерживать работоспособность технических систем и следить за платежеспособностью своих "подопечных".

В традиционном понимании торговли человек может что-либо покупать в пределах имеющихся у него денежных средств, равно как и продавать лишь то, чем он реально владеет. Но представьте себе, как хочется удачливому игроку, уже закупившемуся "на всю катушку" на стремительно растущем рынке, получить дополнительную прибыль. Надо купить еще, но на что? Или наоборот - как получить прибыль от падения котировок? Нужно продать акции, которыми не обладаешь, но где их взять? Так вот, на фондовом рынке все эти вопросы легко разрешимы. И брокерские компании дают возможность клиентам участвовать в торгах ценными бумагами не только за счет собственных средств, но и за счет денег и ценных бумаг, полученных взаймы. Такой вариант купли-продажи ценных бумаг носит название маржинальных торгов, или торгов с "плечом". Плечом при этом называется некое число N, которым ограничивается лимит кредитования исходя из стоимости активов.

Размер лимита кредитования = = (Портфель + Деньги) 5 N

Оно показывает, во сколько раз объем заемных средств может превышать размер собственных. В результате клиент имеет возможность как купить бумаг на сумму, в N раз больше той, что у него реально есть, так и продать их на сумму, в N большую объема ных активов. Это значительно увеличивает эффективность использования денег, однако и несет в себе дополнительные риски. Ведь в случае если рынок вдруг пойдет в противоположную сторону, клиент будет проигрывать в N раз быстрее. Одним словом, палка о двух концах.

Чтобы оградить участников рынка от лишнего риска, ФКЦБ ввела жесткие ограничения на размер плеча. "Правила осуществления брокерской деятельности при совершении некоторых сделок на рынке ценных бумаг" лимитируют предельный размер денежных средств (стоимость ценных бумаг), предоставляемых клиенту, так называемым уровнем маржи (УрМ), который рассчитывается по формуле:

ДСК + СЦБ - ЗК

УрМ = _________________ 5 100%,

ДСК + СЦБ

где ДСК - денежные средства клиента, находящиеся на хранении у брокера с правом их использования брокером;

СЦБ - текущая рыночная стоимость ценных бумаг клиента;

ЗК - задолженность клиента перед брокером, возникшая вследствие совершения брокером сделок в интересах клиента.

По правилам ФКЦБ брокер не вправе совершить сделку, вследствие которой уровень маржи уменьшится ниже ограничительного уровня маржи, равного 60%, что соответствует кредитному плечу 0,66. В случае снижения уровня маржи ниже 40% брокеру следует направить клиенту требование о внесении клиентом денежных средств или ценных бумаг в размере, достаточном для увеличения уровня маржи выше ограничительного уровня маржи. При уровне маржи, равном 30%, должно следовать принудительное закрытие позиций клиента.

Однако же, как говорится, "некоторые любят погорячее" и дозволенный регулятором уровень плеча считают для себя неудовлетворительно низким. И оказывается, тут нет никаких проблем. Ведь правила ФКЦБ регламентируют взаимоотношения брокера и клиента, но никак не могут запретить последнему кредитоваться "на стороне". А раз так, то эти самые правила элементарно обходятся путем применения норм Гражданского кодекса. В результате помимо брокера, клиента, желающего "поиграть плечами", будет по дополнительному соглашению обслуживать еще и банковская или иная выполняющая аналогичные функции структура, аффилированная с инвестиционной компанией. Что касается плеча, то при такой схеме оно гораздо больше - на сайтах основных интернет-брокеров фигурирует цифра 4, то есть, придя на рынок с $1 тыс., клиент имеет возможность совершать операции на $5 тыс. Однако нередки случаи, когда компании предоставляют своим клиентам и вовсе безразмерные плечи - так, у того же "Пролога", со слов его клиентов, данная величина достигала 100!

Операции по кредитованию наряду с брокерской комиссией и составляют заработок брокера. Соответственно в погоне за немногочисленным и привередливым клиентом многие компании готовы пускаться во все тяжкие - снижать комиссии, кредитные ставки, раздувать плечи и т. д. Демпингуя в сфере ценообразования, они обязаны на чем-то "отбивать" свои деньги, ведь затратная часть интернет-трейдинга достаточно велика. Ну а чтобы больше заработать, приходится и больше рисковать, причем рисковать клиентскими деньгами. Чем и занимался "Пролог" перед тем, как погорел. В период бурного роста на российском фондовом рынке компания стала играть против тренда, в надежде на разворот интенсивно продавая акции. При этом продавались бумаги клиентов, которые видели свои активы только в отчетах. Широко развернутая рекламная кампания с обещаниями безумно низких расценок на брокерское обслуживание и запредельно комфортных условий игры на рынке какое-то время поддерживала равновесие в построенной пирамиде. Однако долго такие строения не живут, поэтому в один "прекрасный" момент она с грохотом и треском развалилась. Обратной стороной медали гипершироких рыночных возможностей оказалось то, что клиенты, подписывая договоры, сами дали возможность брокеру без их ведома распоряжаться своими активами.

Однако, как ни печальна история с "Прологом", было бы большой ошибкой чесать всех брокеров под одну гребенку. Более того, следует отдавать себе отчет, что в отличие от "МММов" и "Властелин" петербургское инвестагентство изначально не было нацелено на реализацию каких-то мошеннических схем.

Ситуация на рынке

Если считать с момента, когда первые ваучеры начали обмениваться на акции и появились первые гособлигации, российскому рынку ценных бумаг сейчас всего около 10 лет. Примерно столько же лет и брокерскому обслуживанию - совершению сделок на рынке ценных бумаг по поручению и за счет клиента. За это время клиентский сервис претерпел весьма серьезные преобразования. Изменились технологии и законодательство, появились новые инструменты. Одним из ключевых событий в истории развития рынка стало появление в 2000 году интернет-трейдинга. Тогда несколько десятков брокеров приобрели интернет-шлюзы ММВБ и технические системы биржевой интернет-торговли. Первопроходцы ориентировались на страны с развитыми рынками, в первую очередь на США. Ставка делалась на то, что миллионы россиян будут открывать брокерские счета и торговать ценными бумагами из дома или офиса, а Интернет становится основным средством связи между клиентом и брокером. Внедрение систем интернет-трейдинга существенно уменьшило себестоимость обслуживания клиента, что позволило снизить тарифы на брокерские и депозитарные услуги. В результате на фондовый рынок пришло много новых игроков - начиная от физических лиц и заканчивая страховыми компаниями и пенсионными фондами. Причем если раньше это были клиенты из Москвы и нескольких городов, где есть биржи, то теперь это люди со всех уголков страны, ближнего и дальнего зарубежья. Благодаря интернет-трейдингу и повсеместному распространению маржинальной торговли на рынок пришли и трейдеры с рынка FOREX.

Интернет-брокеры начали расти как грибы и очень скоро столкнулись с неизбежностью, суть которой лучше всего отражают слова советского классика бардовской песни: "Нет зубным врачам пути - слишком много просится. А где на всех зубов найти? Значит, безработица!" Разница между Америкой, на которую ориентировались, и Россией, где довелось реализовывать планы, оказалась слишком велика. Ситуацию красноречиво иллюстрируют цифры в таблице со стр. 15.

Сейчас на отечественном рынке присутствуют около двух сотен интернет-брокеров. С учетом того, что к их услугам прибегла весьма небольшая часть населения, такое количество является явно избыточным. Однако, несмотря на сложившуюся ситуацию, брокеры, вложив значительные средства при внедрении интернет-трейдинга, не желают уходить с рынка и борются за каждого клиента, создавая жесткую конкуренцию в отрасли. В результате в России создалась уникальная ситуация, когда клиент, внесший депозит в $1 тыс., получает такой пакет услуг, который американский или европейский инвестор получил бы, вложив не менее $1 млн.

Истоки

Взглянем на рынок глазами человека, в свое время стоявшего у истоков создания российской системы маржинального кредитования. Вот что он говорит: "Если взглянуть на июньский рэнкинг брокерских компаний и банков по объемам торгов на ММВБ (см. таблицу со стр. 14), видно, что порядка 50% объемов сделок приходится на шестерку лидеров. Доля компаний, входящих в лидирующую десятку, выше 3%, а ниже 20-го места она уже не превышает 1%".

Теперь посмотрим, что компании зарабатывают, даже закрывая при этом глаза на зачастую имеющую место практику "накручивания" оборотов. Комиссионные, получаемые брокерами со сделок, колеблются в диапазоне от 0,01 до 0,1%. В среднем данное значение можно принять за 0,05% от оборота. Так что фирма с оборотом в 30 млрд рублей имеет доход от комиссионных в размере 15 млн рублей. Причем это у хорошо раскрученных компаний. Так вот, даже у них затратная часть окупается с трудом. Если же взять компании с оборотом 2-5 млрд рублей, то их доход от комиссии в месяц составляет всего 1-2,5 млн рублей. А это уже совсем немного.

На чем тогда зарабатывать брокерской конторе? Ограничения ФКЦБ не дают большой свободы для деятельности. И тогда возникают схемы различной степени сложности и рискованности, практикуемые подавляющим большинством брокерских компаний. Реально клиенты торгуют с плечом 5-6, то есть оперируют активами, в которых доля их собственных средств составляет около 15-20%. А внутридневное плечо бывает и еще больше. Резон брокера состоит в том, что чем больше оборот маржинального кредитования, тем больше и доход от этих операций. А операций тем больше, чем более привлекательны клиентам условия их совершения.

Когда "маржиналка" только зарождалась и делала первые шаги, она имела вид некоего "инвестиционного кооператива". В общем виде схема выглядела так: группа людей, отдающих себе отчет относительно рисков, заключала между собой джентльменское соглашение, образуя товарищество Х и внося в него собственные средства. Такое товарищество получает право распоряжаться активами своих членов и через брокера А совершает операции на открытом рынке по их поручению, а также проводит внутренние расчеты между ними. При такой схеме отношения между членами "кооператива инвесторов" регулируются уже не правилами ФКЦБ, а Гражданским кодексом. Последний же позволяет группе людей делать со своими деньгами и имуществом на добровольной основе все что они захотят. В том числе, купив ту или иную бумагу, человек может предоставить право продать ее своему соседу. Именно такая структура будет давать брокерской компании А львиную долю оборотов. На практике компании А и Х действуют в тесной связке и под единым руководством: А - как брокер, обладающий всеми необходимыми лицензиями, а Х - как основной денежный процессор.

Рядовой инвестор в такой структуре получает существенное расширение своих возможностей - он может продавать бумаги, которыми не обладает, чтобы вернуть их потом, откупив по более низкой цене, а может прокредитоваться и деньгами. Чем он рискует? Рискует он многим. В случае краха такого "инвестиционного кооператива" он скорее всего потеряет и деньги, и бумаги, так как они находятся не на его личных торговых и депозитных счетах, а на счетах конторы Х, с которых они элементарно могут быть выведены без ведома инвестора. Собственно, примерно таким образом и погорели клиенты "Пролога". Вернуть свое теперь, видимо, могут лишь те из них, кто работал по официальной схеме и следил за тем, чтобы его акции оказались на его счету в независимом депозитарии.

Гарантом в данной схеме является лишь сама брокерская структура - если ее хозяевам в какой-то момент этот бизнес вдруг станет не интересен, все участники "процесса" окажутся на улице. Если же отбросить вариант с преднамеренным мошенничеством, единственным залогом жизнеспособности такой фирмы являются лишь опыт и квалификация менеджмента, которому необходимо очень четко отслеживать платежеспособность своих подопечных.

Современность

Идея маржинальной торговли, зародившись на стыке срочного рынка, рынка FOREX и спотового рынка акций, пошла в жизнь. Число желающих "поиграть плечами" росло, и наконец интерес к данной технологии начали проявлять крупные брокерские фирмы и банки. Они попытались привнести в изначально "серую" схему, построенную на взаимном доверии участников по принципу "деньги на бочку - пошли работать", юридически цивилизованный момент. Ее начали облагораживать: ввели институт банковского кредитования, клиенты стали подписывать договоры и дополнительные соглашения. Однако суть системы, как считают многие эксперты, осталась та же: финансовые ресурсы клиентов составляют единую массу активов, а дальше все зависит от риск-менеджеров. Они распределяют ресурсы между участниками и осуществляют их клиринг, а также определяют, кому их давать, с каким плечом и по каким бумагам. При этом они обязаны все время поддерживать ликвидность, избегая ситуаций, когда деньги "зависают" в бумагах второго-третьего эшелона. Такая работа требует большого опыта, мастерства и даже искусства. Есть, конечно, программные комплексы, отслеживающие плечи и все прочее, но на выходе они дают низкие обороты и низкую эффективность использования ресурсов. При компьютерном управлении рисками прибыль кредитора составляет 8-10% годовых на вложенный капитал. Естественно, такая эффективность никого не устраивает. "Ручные" же схемы приносят около 20-30% годовых, что, несомненно, говорит в их пользу. Так что в компаниях, ставящих во главу угла высокую эффективность, все держится на риск-менеджерах. В "Прологе" они не справились - результат налицо.

В различных компаниях клиенты кредитуются деньгами и бумагами по ставкам от 15 до 30% годовых. "Пролог" же этой весной вообще давал в долг бумаги бесплатно, а по деньгам брал за кредиты всего 10-15% годовых. В погоне за клиентами компании сбросили комиссионные и ставки кредитования до такого порога, что брокерский бизнес балансирует на грани рентабельности. Чем выше конкуренция среди брокеров, тем больше тарифного и процентного демпинга. Чем больше демпинга, тем больше стремления повысить эффективность за счет увеличения риска, ну а чем выше риск, тем больше шансов что-то не рассчитать на волатильном рынке, потерять средства и оказаться не в состоянии выполнять взятые на себя обязательства.

По оценкам экспертов, предоставление маржинальными брокерами ресурсов своим клиентам по ставке ниже 15% годовых означает работу себе в убыток. Что касается комиссионного вознаграждения, то убыточными являются ставки ниже 0,05% от оборота.

Зачем заниматься интернет-трейдингом, если он не приносит дохода? Что касается инвестиционных компаний с диверсифицированным бизнесом, то многие скорее всего смирились с его убыточностью и поддерживают в основном ради раскрутки своего брэнда. То есть для них это чисто имиджевая акция. Это привлекает клиентов в другие, более прибыльные сферы - например на корпоративные облигации. Увеличивается поток клиентов на доверительное управление, которое не в пример брокериджу намного выгоднее. А вот для компаний, не имеющих иного заработка, высок соблазн поискать иное применение клиентским деньгам, как вариант - делать на них собственные ставки на рынке. Так, в частности, поступали в "Прологе".

Кризис жанра?

События с "Прологом" и начинающим интернет-брокером ЯФЦ породили в душах участников рынка смутные сомнения: это кризис всего бизнеса или ошибки отдельных компаний? По мнению Юрия Минцева, начальника клиентского отдела ООО "Компания "Брокеркредитсервис"", игра против рынка трейдеров "Пролога" - это не причина, а следствие того, что конкуренция на рынке интернет-брокериджа достигла максимального накала. Около 200 интернет-брокеров в России на чуть более 15 тыс. интернет-клиентов - это не просто много, а запредельно много. По законам рынка, когда предложение больше, чем спрос, - неизбежно следует снижение цен. А так как предложение очень сильно превышает спрос, то и снижение тарифов на интернет-брокерское обслуживание оказалось обвальным, отбросившим 90% интернет-брокеров за черту рентабельности.

При наличии других прибыльных направлений интернет-брокеридж может какое-то время дотироваться - все зависит от терпения менеджмента и владельцев компаний, а при их отсутствии, как это, видимо, и было в "Прологе", необходимо было срочно эти деньги заработать. Естественно, что возможность много заработать на фондовом рынке всегда была сопряжена с риском. Также необходимо отметить, что "Пролог" рисковал не только на рынке, он рисковал и в работе с клиентами - запредельные плечи, высокодоходные собственные векселя и др.

Что же дальше? А дальше могут быть и другие "Прологи". Для того чтобы в этом убедиться, достаточно, например, проанализировать рейтинг ведущих операторов фондового рынка ММВБ. Умножить оборот интернет-брокера на его среднюю комиссию и удивиться получившимся доходам. При этом надо помнить, что себестоимость интернет-брокериджа достаточно высокая, и если ее вычесть из доходов, то в большинстве случаев будут отрицательные числа. Таким образом, рано или поздно начнется сокращение числа интернет-брокеров и лучше бы оно прошло мирно, чтобы последние рассчитались со своими клиентами, но гарантии такой, к сожалению, не даст никто. Для России 10-15 интернет-брокеров более чем достаточно, и рано или поздно так и произойдет.

Впрочем, директор ООО "Вэб-инвест. ру" Михаил Беляев придерживается мнения, что ситуация с "Прологом" не носит институционального характера: "Это действительно проблема отдельных компаний. Для специализированного брокера это рентабельный бизнес. Но это не вопрос профессионализма специалистов разорившегося брокера, это вопрос непрофессионализма риск-менеджмента. В таком случае собственные риски отражаются на клиентах, что становится возможным, в том числе из-за юридической непрозрачности документов. Сам по себе демпинг безопасен. Опасно лишь желание компании за счет демпинга привлечь средства и бумаги клиентов для использования в собственных целях".

Между тем на рынке присутствует и такая точка зрения, что инвесторам, возможно, имеет смысл поискать не менее эффективные, но более безопасные способы вложения. В качестве альтернативы "маржиналке" предлагается рынок фьючерсных контрактов на акции, который постепенно восстанавливается после кризиса конца 90-х годов. Тогда серия банкротств постигла одну за другой сразу три главные московские специализированные биржевые площадки. Аргументы приводятся следующие: во-первых, работать на срочном рынке по сравнению с "маржиналкой" дешевле с точки зрения сопутствующих издержек; во-вторых, юридическая схема торговли фьючерсами более четкая. Аналог маржинального "плеча" составляет около 5-6, причем это не противоречит правилам ФКЦБ, а со стороны торговых систем имеются серьезные гарантии. Еще недавно среднедневной оборот срочного рынка составлял примерно 5-10% от спотового, сейчас этот показатель вырос до 15-20%, что также говорит в его пользу.

С развитием срочного рынка сегмент маржинальной торговли будет сокращаться, полагает Владимир Хошин, директор ИК "Фора-Капитал". Люди начинают считать деньги. Неизбежность перетока спекулянтов с фондового рынка на срочный подтверждается и мировой практикой: в той же Америке рынок деривативов по объемам на порядок превышает чисто фондовый сегмент. Маржинальная торговля, конечно же, совсем на нет не сойдет. Ею как пользовались, так и будут пользоваться, тем более что на рынок приходит много новичков, которые хотят всего и сразу. Но работа с большим плечом для них - это губительный метод торговли. Клиент пренебрегает осторожностью и в результате быстро разоряется. Таким образом, рынок теряет инвесторов. Срочный же рынок в этом плане дисциплинирует. В то же время собеседник отметил, что в истории с "Прологом" лишились своих средств и клиенты, работавшие через него на срочном рынке. А это означает, что рядовой инвестор не застрахован от недобросовестных действий брокера вне зависимости от сегмента финансового рынка, на котором он работает. Иначе говоря, работа по легитимной схеме риск снижает, но полностью не ликвидирует.

В свою очередь Михаил Беляев из "Вэб-инвест.ру", сравнивая "маржиналку" со срочным рынком, отмечает, что последний сложнее, но при этом существует иллюзия того, что клиент не платит все деньги за операции. Рыночные же риски в обоих случаях одинаковы. При этом особенность срочного рынка в виде отсутствия права собственности на срочные контракты ставит клиента в зависимость от изменений правил игры, например со стороны биржи. Специалист рекомендует инвесторам использовать и то и другое, в том числе в целях арбитража при ведении операций на двух рынках сразу.

Как выбрать брокера?

Как быть инвестору в свете последних событий? Кому верить, на что ориентироваться? С одной стороны, на рынке существует рейтинг надежности НАУФОР, дающий некоторое представление о текущем положении брокеров. Однако даже эта уважаемая организация забила тревогу лишь в самый последний момент, когда проблема из латентного состояния перешла в явное и спасти свои активы инвесторам, пожалуй, было нереально. ФКЦБ также не смогла помочь - действия комиссии свелись лишь к реагированию по факту, а инвесторов теперь посылают в суд. Таким образом, получается, что человек, решивший инвестировать собственные деньги в российские акции, может рассчитывать только на себя. Что ему могут посоветовать эксперты?

По словам одного из них, главная рекомендация простая - не гоняться за дешевыми тарифами. Так, если брокер кредитует по ставке ниже 15%, уже стоит задуматься о причине, зачем он это делает. То же самое касается и комиссионных - тариф на уровне 1-2-кратного биржевого сбора тоже вызывает вопросы, за счет чего живет компания. Второй момент юридический. Маржинальная торговля с плечом, превышающим установленный ФКЦБ порог, по определению является нарушением установленных регулятором рынка правил. Поэтому надо с большой осторожностью относиться к различным "чистым" схемам "маржиналки". Тот же "Пролог" в свое время бравировал "белыми" схемами - итог известен. Маржинальная схема обоюдоострая - она опасна как для клиента, так и для брокера. Группа риска - компании, специализирующиеся на интернет-трейдинге с месячным оборотом не более 2-4 млрд рублей. Наиболее устойчивы те компании, для которых интернет-трейдинг лишь небольшой сектор бизнеса. Только они могут в действительности безболезненно демпинговать рынок, сознательно опускаясь ниже точки безубыточности. Ведь для них это всего лишь акция по популяризации собственного брэнда.

А вот что советует Юрий Минцев из "Брокеркредитсервиса": прежде всего надо точно выяснить, где в любой произвольный момент времени будут ваши деньги и ценные бумаги. Допускает ли схема использование ваших денег и ценных бумаг третьими лицами? Насколько надежен брокер? Что находится у него в собственности? Что говорят о брокере его клиенты и контрагенты? И еще много подобных вопросов. Но ведь вы выбираете себе финансового посредника, причем выбираете не на один день (в США, например, дети выбирают брокера, у которого обслуживались сначала его дед, потом отец), поэтому стоит потратить на это немало сил и времени, потом все это окупится сторицей.

В первую очередь следует оценить надежность брокера, количество и качество предоставляемых услуг, важным является наличие профильного подразделения, которое занимается только обслуживанием клиентов, считает руководитель ООО "Вэб-инвест.ру". У "правильного" брокера должен отсутствовать собственный бизнес - должна быть специализация на собственно брокерских операциях, на простом выполнении поручений клиентов. В этом случае нет риска использования клиентских средств. Кроме того, должен быть высокий рейтинг надежности. Брокерский бизнес технологичен и высокорентабелен. Прибыльность зависит от количества клиентов и количества сервиса. При этом доходы за счет комиссионных всегда были одними из самых низкорискованных и стабильных. При этом не правы те, кто отказывает в существовании законных схем маржинальной торговли. Например, "Вэб-инвест.ру" совместно с "Вэб-инвест Банком" разработали услугу on-line кредитования клиентов брокера. Насторожить же клиента должны демпинг по тарифам, юридическая непрозрачность документов, предложение работать за счет схем. Плохой признак, если брокер не дает прямого доступа к торгам. Подозрения должно вызвать и привлечение средств брокером на рынке, а также проведение им собственных операций. Надо следить за разделением счетов клиента и брокера, за тем, чтобы клиент был зарегистрирован на бирже. Тревожными признаками являются чрезмерное желание брокера держать свободные остатки средств клиента, задержка в выполнении поручений, отказ в представлении документов по операциям или компании. Что же касается диверсифицированного бизнеса брокерской компании, то это не панацея, ибо существует вероятность возникновения конфликта интересов. Все-таки не зря существуют лицензии на разные виды деятельности.

Ведущие операторы рынка акций ММВБ за июнь 2003 г.

№ п/пНаименование компанииТорговый оборот, млрд руб. Доля рынка,%
1Компания "Брокеркредитсервис"39,83511,45
2"ВЭО-Открытие"36,95110,62
3"Алор-Инвест"31,7169,11
4"Атон"31,3579,01
5"Финанс-Аналитик"18,5775,34
6"Альфа-банк"15,0614,33
7"НОМОС-банк" 13,3023,82
8"Вэб-инвест.ру"13,1363,77
9АКБ "Лефко-банк"12,4293,57
10ИК "Тройка-Диалог"11,5523,32

Российский и американский рынки услуг интернет-трейдинга

 СШАРоссияРазница
Доля населения, пользующегося Интернетом63% (170 млн чел.) 7% (10 млн чел.) 9 раз
Доля населения, торгующего акциями через Интернет6% (16 млн чел.) 0,01% (15 тыс. чел.) 600 раз
Доля пользователей Интернета, торгующих акциями через Интернет9,4% 0,15% 67 раз

Источник: "Брокеркредитсервис".

Геннадий Колесников: "Береженого Бог бережет"

Журнал "Финанс." обратился в ФКЦБ с просьбой прокомментировать ситуацию на рынке брокерских услуг. На вопросы корреспондента Алексея МЕДВЕДЕВА отвечает заместитель председателя комиссии

Алексей Медведев

- Как ФКЦБ представляет себе конкурентную среду российских брокеров? Каким образом те или иные компании создают себе конкурентные преимущества перед остальными? Возникают ли при этом повышенные риски, и если да, то в чем они заключаются?

- В России существует около двух тысяч профучастников. При этом на 20 крупнейших приходится более 60% всего биржевого оборота.

Конкурентные преимущества создаются в основном за счет предложения наиболее выгодных условий клиентам и предоставления дополнительных услуг. Чаще всего это низкий комиссионный сбор, возможность осуществления маржинальных сделок и низкая плата за предоставление маржинального займа, предоставление сопутствующих консалтинговых услуг, оперативность взаимодействия брокера и клиента, простота документооборота между ними, доступ к максимальному числу торговых площадок, использование интернет-трейдинга.

Для повышения оперативности и облегчения процедуры документооборота брокеры зачастую предлагают клиентам подписывать пустые бланки поручений на совершение сделок либо выдать доверенность на одного из сотрудников брокерской компании. Иногда это является причиной потери клиентами своих активов. Определенные риски возникают также при предоставлении некомпетентных или вводящих в заблуждение консультаций со стороны брокера. Совершение маржинальных сделок также ведет к увеличению рисков потери активов клиентами за счет эффекта финансового рычага.

- Не считаете ли вы маржинальную торговлю "черной дырой" в безопасности трейдинга? Как вы относитесь к идее отказа от практики маржинальной торговли в пользу развития срочного рынка?

- "Черной дырой" в безопасности трейдинга является не маржинальная торговля, а обходные схемы, используемые брокерами для предоставления займов клиенту, в том числе с предоставлением маржинального плеча, далеко выходящего за пределы нормативно установленных ограничений. Сама по себе маржинальная торговля, если брокер придерживается установленных нормативов, не приводит к появлению чрезмерных рисков как для самого брокера, так и для его клиентов. Напротив, использование маржинальных займов ведет к повышению активности клиентов, ликвидности рынка, привлечению дополнительных средств на него.

Что касается срочного рынка - противопоставлять ему маржинальную торговлю совершенно неправомерно. Эти области не являются взаимозаменяемыми и имеют равное право на существование.

- Каков, по-вашему, должен быть состав информации, предоставляемой брокерскими компаниями регулирующим органам, а также остальным участникам рынка, чтобы по ней можно было отслеживать реальное положение дел в компании? Насколько достаточна с этой точки зрения информация, раскрываемая по требованию ФКЦБ?

- Существует система отчетности профучастников перед регулятором, установленная постановлением ФКЦБ России № 33, включающая в себя всестороннюю информацию о профучастнике. Кроме того, комиссия уполномочена запрашивать у них любые другие документы. В своих нормативных актах ФКЦБ России обязывает брокеров также предоставлять различную информацию клиентам. Для того чтобы судить о положении дел в компании, такой информации более чем достаточно.

Но иногда возникают случаи, когда предоставленная информация не отражает реального положения дел в компании. В таких ситуациях выявить недобросовестного профучастника мы можем только при проведении плановой проверки или, если есть жалобы от его клиентов, при внеплановой. Проверяет комиссия и другую информацию, в том числе и появляющуюся в СМИ. Но оперативность реагирования в подобных случаях, как правило, снижается.

- Что все-таки произошло с "Прологом"? Какие недостатки инфраструктуры российского фондового рынка позволили возникнуть подобной ситуации?

- В начале июня появились сведения о том, что "Пролог" не исполняет обязательства по договорам купли-продажи ценных бумаг. В связи с этим ФКЦБ запросила подтверждения информации у организаторов торгов. Когда сведения подтвердились, действие лицензии "Пролога" на осуществление брокерской и дилерской деятельности было приостановлено распоряжением ФКЦБ от 18 июня 2003 года.

Кроме этого, 17 июня началась внеплановая проверка "Пролога" инспекторами регионального отделения ФКЦБ России в Северо-Западном федеральном округе. Однако компания противодействовала проведению этой проверки, не предоставляя необходимые документы и сведения. В связи со всем этим на своем собрании 16 июля ФКЦБ аннулировала лицензии "Пролога" на право ведения профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг.

Хочу отметить, что все эти действия - и внеплановая проверка, и приостановление лицензии, и ее аннулирование - были проведены до поступления жалоб от клиентов компании. Это достаточно любопытная и во многом показательная ситуация. Она напрямую связана со второй частью вашего вопроса. В некоторых вещах ФКЦБ может лишь давать определенные рекомендации инвесторам, например настороженно относиться к практике выдачи профучастником клиенту векселей. Однако вексельное обращение не входит в сферу нашей компетенции. Оно регулируется Гражданским кодексом.

- Что можно посоветовать инвестору при выборе инвестиционной компании для выхода на фондовый рынок? Каковы критерии надежности?

- Прежде всего клиенту необходимо внимательно ознакомиться с условиями договоров, заключаемых с брокером, и с той информацией, которую ФКЦБ России обязывает профучастников предоставлять клиентам (например, декларация о рисках). Также важно обращать внимание на положения договора, противоречащие законодательству или ущемляющие интересы инвесторов. К сожалению, очень часто положения подписанного договора таковы, что они позволяют совершать брокеру операции, приводящие к потери средств клиента, при том что ФКЦБ никак не может защитить его интересы, так как гражданско-правовые отношения, как я уже говорил, - не наша вотчина. Конечно, подавляющее большинство брокеров не используют злонамеренно такие возможности, но, как говорится, береженого Бог бережет.

А критерии надежности инвестиционных компаний достаточно простые. Желательно тщательно изучить информацию об инвестиционной компании, истории ее деятельности на фондовом рынке, ну и, конечно, удостовериться в наличии лицензии на осуществление соответствующего вида деятельности. u

Алексей Саватюгин: "Рынок - лучший регулятор"

Председатель правления Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР) Алексей САВАТЮГИН в интервью журналу "Финанс." рассказал, что риск невыполнения брокерами своих обязательств остается высоким, так как у внешних регуляторов нет эффективных механизмов контроля.

- В ФКЦБ утверждают, что НАУФОР знала о проблемах "Пролога" еще в мае, однако вовремя не приняла никаких мер к компании. Так ли это?

- Не так. НАУФОР первая отреагировала на изменение ситуации с "Прологом", приостановив рейтинг компании еще до начала проверок ФКЦБ. Мы согласовали с "Прологом" протокол замечаний (их было около 20) и приступили к исправлению ситуации. Но, к сожалению, не все проблемы видны из официальной отчетности. И разрешить их не удалось даже на многочисленных встречах с руководством "Пролога" и представителями крупнейших его контрагентов (прежде всего крупных московских компаний).

В июне НАУФОР провела встречу с профучастниками рынка ценных бумаг Петербурга, дав на ней развернутое объяснение своей позиции. Затем уже пошли наши встречи с представителями правоохранительных органов Петербурга.

Наконец, мы дали две интернет-конференции - по манипулированию ценами и по ситуации на петербургском фондовом рынке. Там мы с фактами описывали сложившуюся ситуацию. Кстати, мы несколько раз пытались встретиться с представителями ФКЦБ по вопросу "Пролога", но, к сожалению, тщетно.

- Есть ли у вас достоверная информация о долгах "Пролога" перед клиентами и контрагентами?

- Мы располагаем официальной отчетностью компании. Также у нас есть целый ряд жалоб клиентов компании (как юридических, так и физических лиц). Предположительно общий размер долга составляет несколько миллионов долларов.

- Есть ли шансы, что задолженность будет урегулирована?

- Честно говоря, таких шансов очень мало. К сожалению.

- Почему люди и компании, которым задолжал "Пролог", не обращаются с жалобами в ФКЦБ и правоохранительные органы?

- Наверное, не верят.

- Получается, что люди смирились с потерей нескольких миллионов долларов. В это не очень верится...

- Петербургские правоохранительные органы заявляют, что нет повода возбуждать уголовное дело, оставляя этот вопрос в области гражданского права. Но есть статья - "присвоение и растрата" в отношении клиентских денег... Сложность еще в том, что найти специалистов правоохранительных органов в таком сложном и узкоспециализированном сегменте, как рынок ценных бумаг, весьма проблематично. Здесь может сыграть роль активная позиция регулятора в разъяснении судам сути проблемы. А у ФКЦБ реакция априори запаздывающая. Комиссии нужна система упреждающего реагирования и компенсаций.

- Как создать подобную систему?

- У НАУФОР есть несколько предложений. Во-первых, это оперативный мониторинг состояния компаний. Мы в самое ближайшее время представим участникам рынка возможную систему мониторинга на основе нашего традиционного рейтинга. Но тут нужна добрая воля участников рынка на предоставление информации.

Второе. НАУФОР работает над созданием базы данных по различным мошенническим схемам на нашем рынке. Конечно, этот проект должен быть реализован при активном содействии правоохранительных органов и обмене информацией с инфраструктурными организациями рынка. Думаю, мы выпустим специальную брошюру, в которой опишем критерии оценки инвестиционных компаний и "подозрительных" договоров.

Конечно, можно вернуться и к идее создания "черного списка" руководителей и собственников компаний, засветившихся в неблаговидном поведении на фондовом рынке. Это будет публичный список, доступный всем инвесторам. Но такая публичная порка чревата судебными разбирательствами.

Что касается "системы минимизации последствий", можно говорить о двух направлениях. Во-первых, это компенсационный фонд для возмещения потерь физическим лицам в ситуациях, подобных случаю с компанией "Пролог". У нас все технологически готово к его запуску. Смущает только несовершенство законодательства в этой сфере - например, отчисления в фонд можно делать только из чистой прибыли, что, конечно, невыгодно участникам. Сегодня мы с представителями Госдумы обсуждаем возможность разработки подобного законопроекта с учетом поправок в существующее законодательство, в том числе и в Налоговый кодекс.

Во-вторых, это распространение на рынке страховых продуктов, разработанных с участием НАУФОР и позволяющих снизить риски неисполнения обязательств контрагентами. Самым убедительным аргументом пользы страхования является живой пример. Единственная компания - это "Атон" - получила реальную возможность компенсировать свои убытки, возникшие в результате неисполнения обязательств ее контрагентом "Прологом". Ее убытки будут компенсированы за счет выплаты страхового возмещения в рамках договора страхования между компанией "Атон" и страховой компанией "РОСНО". Рыночные взаимоотношения оказались лучшим регулятором.

- Если эти проекты не будут приняты, риск повторения ситуации остается?

- Да, конечно, риск большой. Например, ситуация с компанией "Ямальский фондовый центр" очень напоминает историю с "Прологом".

- ФКЦБ вводила правила разделения собственных и клиентских средств брокера. Почему они не сработали в отношениях "Пролога" с клиентами?

- А они их не разделяли, а у ФКЦБ нет механизма отслеживания этих нарушений.

- Были же приняты документы на этот счет...

- Были. Например, постановление ФКЦБ России от 22.09.2000 № 18, касающееся разделения собственных и клиентских средств... Но оно не выполнялось.

- Как получилось, что гендиректор "Пролога" Станислав Федоров оказался единственным представителем петербургских брокеров в экспертном совете при ФКЦБ? Ведь для профессионалов, которые выбирали представителя в совет, не была секретом весьма рискованная политика вложений "Пролога"...

- Мне на этот вопрос представители "Пролога" отвечали: "А это наше ноу-хау". И улыбались...

- Как вы относитесь к идее отказа от маржинальной торговли в пользу развития срочного рынка?

- Маржинальная торговля сама по себе не столь опасна. И она не заменяет, а дополняет срочную торговлю. Все дело в правильных стандартах деятельности и профессионализме как участников рынка, так и инвесторов.

- По каким документам можно отслеживать реальное положение дел в брокерской компании? Насколько достаточна с этой точки зрения информация, раскрываемая по требованию ФКЦБ?

- Информация, с одной стороны, избыточна, с другой - недостаточна. Она, во-первых, не дает представления о реальных процессах на рынке, а во-вторых, не может быть даже элементарно обработана при существующих мощностях. Но главное - информация должна быть раскрываема не только госорганам, а всему рынку. Как раз одна из задач государства - ликвидировать информационную асимметрию. Оно с этой задачей не справляется.

- Что вы можете посоветовать инвестору при выборе инвестиционной компании для выхода на фондовый рынок? Каковы критерии надежности?

- Главный критерий - история компании, ее учредителей, менеджеров и специалистов. Потом - ее рыночная ниша, применяемые технологии, методы торговли, виды договоров. Потом - финансовые показатели, потом - объемные показатели. Все это в агрегированном виде показывает рейтинг надежности профучастников, рассчитываемый НАУФОР.

- Что такое риск-менеджмент применительно к брокерской компании? Есть ли здесь какие-либо нормы и стандарты?

- Риск-менеджмент - это, как ясно из названия, оценка и управление рисками. Прежде всего рыночными и рисками контрагентов. Практически это выражается, например, в установлении лимитов на компании-контрагенты. Кстати, уже сейчас регулярно в НАУФОР собираются руководители подразделений риск-менеджмента брокерских компаний для выработки общих стандартов и критериев. Осенью ассоциация введет специальную квалификацию "риск-менеджер на фондовом рынке" с выдачей дипломов НАУФОР. u

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Опрос

Вы планируете менять работу в новом году?

  • Да, планирую 36%
  • Подумываю об этом 26.4%
  • Нет, пока никаких перемен 28%
  • Это секрет! 9.6%
Другие опросы

Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать файл, пожалуйста, зарегистрируйтесь

Сайт журнала «Финансовый директор» - это профессиональный ресурс для сотрудников финансовых служб и профессиональных управленцев.

Вы получите доступ не только к этому файлу, но и к другим статьям, рекомендациям, образцам регламентов и положений для управления финансами компании.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль