Лизинг: Налоговая механизация

2400
Экономить на выплатах в бюджет при помощи лизинга выгодно, но опасно. Фискалы постоянно оспаривают легальность налоговых льгот

Государство изначально предусмотрело для участников лизингового рынка законодательные преференции и всячески поддерживало этот бизнес. В том числе деньгами, например бюджетное финансирование получают программы развития лизинга в сельском хозяйстве, энергетике, сфере малого предпринимательства. И одновременно государство душит сектор финансовой аренды, налагая ограничения и вытрясая всеми способами налоги.

Такое противоречие возникло вследствие сравнительной молодости этого бизнеса. Еще пять лет назад рынок был совершенно иным. Предоставленные льготы и преференции приманивали не только тех, кому лизинг реально был нужен для развития производства, но и просто любителей обмануть налоговую службу. С той поры у фискалов сложилось стойкое мнение, что лизинг не более чем еще один способ ухода от налогов. В итоге инспекцию до сих пор очень трудно убедить в реальной экономической оправданности сделки.

Теперь рынок стал цивилизованнее, многие мошенники ушли с него, в том числе благодаря фискальным органам. А большинство схем незаконной оптимизации с использованием лизинга уже невозможно реализовывать на практике - они давно известны налоговым органам. Однако уж очень тонкая грань отделяет легальные схемы от банального ухода от налогов. Поэтому хватка фискалов не ослабевает.

Например, инспекции крайне неохотно возвращают НДС лизингодателям, имеющим на это право. В результате страдают честные фирмы и их не менее прозрачные клиенты, которым приходится доказывать свою правоту в суде. Замедлилось развитие лизинговой отрасли - за 2006 год темп прироста числа сделок упал почти вдвое. Тем не менее лизинг позволяет неплохо экономить на налогообложении. Попробуем оценить степень легальности основных схем оптимизации.

Законные привилегии

Первым в списке идет классический финансовый лизинг (см. схему 1). В сделке участвуют три стороны: поставщик оборудования, лизинговая компания (ЛК), которая покупает имущество (лизингодатель), и получающий его клиент. Заключается лизинговый договор, устанавливающий порядок взаимодейст-вия сторон. Лизингополучатель указывает лизинговой фирме, какое оборудование он хочет получить и где его нужно покупать. Либо он соглашается с поставщиком и оборудованием, которые предлагает лизингодатель. Последний в свою очередь обязуется приобрести, а потом передать клиенту указанное имущество.

Как правило, сначала клиент делает первоначальный взнос в размере 10—30% от суммы всей сделки. После этого лизингодатель покупает у поставщика и передает лизингополучателю имущество. Далее клиент в течение всего срока сделки возвращает по оговоренному графику лизинговые платежи. Когда действие договора прекращается, лизингополучатель становится собственником предмета сделки.

Оптимизация налогов при использовании лизинговых схем происходит за счет механизма ускоренной в три раза амортизации и отнесения лизинговых платежей на себестоимость (см. схему 2). Благодаря этому компания экономит на налоге на имущество, расходы по которому снижаются прямо пропорционально применяемому коэффициенту ускоренной амортизации. А возможность вычитать лизинговые платежи из базы по налогу на прибыль (отнесение на себестоимость продукции) позволяет уменьшить и эту выплату в бюджет.

В результате хоть услуги лизинговых компаний на первый взгляд обходятся дороже банковских кредитов на 2—3 процентных пункта, но на практике по сравнению с займами экономия средств доходит до 20% за счет налоговых льгот. «К примеру, при приобретении автомобиля в лизинг налоговые льготы позволяют компаниям сэкономить до 10—15% от стоимости автотранспорта, — рассказал FD гендиректор ЛК «Уралсиб» Дмитрий Шицле. — При автокредитовании это невозможно».

Кроме того, при простой покупке имущества за свои деньги предприятие обязано единовременно выплатить НДС (18% от стоимости оборудования) полностью (см. схему 3). Когда компания получает объект по лизингу, она отдает НДС частями в составе лизинговых платежей — как бы в рассрочку. При крупных сделках сумма налога может быть огромной. Порой сразу выплатить ее не так-то просто, особенно если организация с трудом «наскребла» деньги на покупку. Приобретение через финансовую аренду позволяет не отвлекать деньги из оборота.

Классика в моде

Упомянутые преференции изначально закреплены в законе «О финансовой аренде (лизинге)». С одной стороны, это было сделано в целях поддержки лизингового бизнеса, с другой — государство стремилось помочь предприятиям в быстром обновлении основных средств. В этом и заключается экономический смысл сделок финансовой аренды.

Лизинговые льготы направлены на развитие экономики в целом. Но если фирме не нужно новое средство производст-ва (объект финансовой аренды), а просто она хочет сэкономить на налогах, то налицо экономическая необоснованность контракта. Для минимизации лизинговые механизмы подходят как нельзя лучше. В таких схемах, как правило, используется подконтрольная лизингополучателю фирма-лизингодатель.

Как вариант: лизингодатель является частью холдинга, в котором есть другие компании, как раз и получающие имущество в лизинг. Такой фирме нужно что-то купить из основных средств, но, по сути, у нее есть на это деньги. Однако компания привлекает лизингодателя и заключает сделку, приобретая необходимый предмет через финансовую аренду (см. схему 4). Головная компания-клиент экономит, а подчиненная лизинговая фирма работает как бы вхолостую.

Что получается в итоге? Экономическую необоснованность сделки очень сложно доказать — основные средства обновляются. Но использовать лизинг было совсем не обязательно, можно было просто купить имущество. Фискалам очень сложно придраться к такой схеме. Ведь сделка осуществляется по реальной рыночной цене. При этом связь партнеров, как правило, не афишируется. Участники сделки аффилированы, но прямая связь не просматривается.

В таких случаях налоговики используют обходные пути. Сначала инспекция пытается найти ошибки в документах, а потом проверяет прибыль лизингодателя от сделки. Однако ошибки редки, да и прямым доказательст-вом недобросовестности партнеров они не являются. Спорным показателем является маржа лизингодателя. И у честной фирмы она может оказаться низкой.

В результате, согласно исследованию Российской ассоциации лизинговых компаний, более 80% исков, поданных налоговыми органами против лизингодателей по указанным выше основаниям, разрешаются в пользу бизнесменов. Однако есть прецеденты, когда фискалам удавалось добиться своего. В 2006 году в суде одну из сделок крупной ЛК признали мнимой. Маржа фирмы по операции составила 3% годовых и была намного ниже уровня инфляции в 11%.

Однако ЛК вправе самостоятельно определять, сколько и на каких контрактах зарабатывать. Например, лизингодатель может получать значительную прибыль от сделок с клиентом по одному контракту, а по другому — решил предоставить в качестве бонуса значительную скидку. И это не значит, что имеет место минимизация налогообложения.

Налоговики очень внимательно относятся к аффилированности лизингодателя и его клиента. Но их рвение порой чересчур велико. Например, в сфере лизинга оборудования для топливно-энергетического комплекса (ТЭК) лизинговые компании изначально принадлежали крупным холдингам и их же обслуживали. Во многом это связано со спецификой отрасли. До сих пор далеко не все игроки рынка обладают необходимым опытом, отлаженными бизнес-процессами и финансовыми возможностями для сотрудничества с предприятиями ТЭК.

По словам руководителя управления стратегического развития ЛК «Центр-капитал» Валерия Ярована, не последнюю роль в завоевании таких клиентов играет наличие у лизингодателя штата специалистов, которые досконально знают особенности топливного бизнеса.

Кроме того, сделки финансовой аренды оборудования ТЭК часто заключаются на большие суммы и долгий срок. А здесь для лизингополучателя уже появляется внешний риск. Ведь за период действия контракта у компании может упасть прибыль — цены на энергоресурсы нестабильны. Если она не сможет вовремя погасить очередной лизинговый платеж, то проще будет договориться об отсрочке с дружественным лизингодателем, входящим в тот же холдинг. Тогда как независимый игрок может наложить штрафы или вообще отобрать имущество через суд.

Наличие собственной лизинговой фирмы в холдинге позволяет ему структурировать внутренние финансовые потоки. При помощи финансовой аренды проще учитывать и контролировать основные средства, которые находятся на балансе собственной лизинговой компании.

Трансферт нет

Однако холдинги часто не ограничиваются использованием лизинга для достижения уже перечисленных целей. Усилить эффект налоговой экономии при лизинге они могут вполне легально и за счет трансфертного ценообразования. В случае с финансовой арендой прибыль переводится на лизингополучателя. Простейший вариант работы схемы: холдинг передает лизингополучателю продукцию или услуги по заниженной цене, а она в свою очередь реализует их конечному потребителю по рыночной стоимости (см. схему 5). При этом выручка, а соответственно и прибыль аккумулируется у лизингополучателя. Это делается для использования лизинговых льгот. Ведь платежи по контрактам финансовой аренды списываются на расходы, а значит, уменьшается база по налогу на прибыль.

Холдинг, в который входит ЛК, может еще больше усилить эффект налоговой экономии. Лизингодатель покупает имущество у «дружественной» фирмы по завышенной цене (см. схему 6), что позволяет заключить конт-ракт финансовой аренды по увеличенной стоимости. Лизинговые платежи выше и клиент (компания холдинга) заплатит еще меньше налога на прибыль.

Правда, экономия несколько омрачается увеличением размера налога на имущество. Ведь объект лизинга будет числиться по завышенной балансовой стоимости. Следовательно, завышенной будет база по налогу на имущество. Но со временем потери сократятся. Ведь лизинг предполагает ускоренную в три раза амортизацию объекта сделки. Поэтому имущест-во по документам (по балансовой стоимости) быстро дешевеет.

Также стремительно сокращается размер выплат по имущественному налогу.
Обе описанные схемы налоговой оптимизации сами по себе не являются незаконными. По словам генерального директора ЛК «ИР-лизинг» Светланы Митрофановой, корректировка доходов налогоплательщика, в том числе и перевод прибыли на лизингополучателя, в целях оптимизации налогообложения может производиться независимо от того, есть ли у компании намерение минимизировать налоговые платежи или нет.

Однако эксперт отмечает: если фискалы устанавливают факт применения трансфертной цены, то в любом случае постараются доказать истинную цель контракта — уход от налогов. Поэтому лизинговой фирме и ее клиенту придется доказывать экономическую обоснованность и добросовестность сделки в суде.

Если трансфертная цена взята «с потолка», то суд признает контракт недействительным, а факт уклонения от налогов — реальным. Поэтому при использовании «внутренней» цены фирмы используют специальные методы, в том числе описанные в руководстве по трансфертному ценообразованию для транснацио-нальных корпораций и налоговых органов организации по экономическому сотрудничеству и развитию (основополагающий акт в области регулирования трансфертного ценообразования). «Но этот документ носит рекомендательный характер», — отмечает Светлана Митрофанова. И победы в суде он не гарантирует.

Туда и обратно

Похожая ситуация складывается и вокруг возвратного лизинга (см. схему 7). В отличие от классической схемы финансовой аренды продавец оборудования и лизингополучатель — одно и то же лицо. Чего не запрещает закон «О финансовой аренде». Клиент продает ЛК, например, станки и получает за них деньги. Далее ЛК передает эти же станки продавцу в финансовую аренду. Таким образом, клиент получает необходимые ему средства, а за проданную и взятую в лизинг технику постепенно расплачивается.

Эту сложную схему мог бы заменить простой кредит, при получении которого клиент заложил бы имущество. Однако при возвратном лизинге предприя-тие пользуется фискальными льготами. По оценкам специалистов, лизингополучатель «отыгрывает» на налогах 3—4% от стоимости имущества.

Казалось бы все идеально. Однако у возвратной схемы есть свои недостатки: ее упорно отказываются признавать налоговые органы. Они упирают на то, что это лишь способ налоговой экономии. Претензии фискалов небеспочвенны. Довольно часто возвратный лизинг используется внутри холдингов именно как инструмент сокращения выплат в бюджет. При этом расчеты производятся лишь номинально, а у лизингополучателя отсутствует реальная потребность в финансировании. В таких случаях расчеты могут производиться не только деньгами, но и векселями (см. схему 8).

Сначала лизинговая компания заключает договор, по которому приобретает оборудование (основные сред-ства) у будущего лизингополучателя, а затем передает имущество ему же в финансовую аренду. Однако объект сделки приобретается не за деньги, а оплачивается собственным векселем лизинговой фирмы. Таким образом, холдингу не нужно заморачиваться с предоставлением займов подчиненному лизингодателю. После того как ЛК получает за счет лизинговых платежей необходимую сумму назад, она спокойно погашает вексель, а деньги возвращаются компании-клиенту.

У последней снимается проблема пополнения оборотных средств для выплаты лизинговых платежей по следующему контракту возвратного лизинга, который тут же заключается заново. Получается замкнутый цикл, одни и те же деньги курсируют от клиента к лизинговой компании (лизинговые платежи) и обратно (при погашении векселя), создавая беспрерывную налоговую экономию. С имуществом тоже все «сходится»: в конце сделки оно возвращается в собст-венность клиента, после чего оборудование опять можно продавать.

С виду схема идеальна, но почти нереально доказать, что такая сделка была организована не с целью ухода от налогов. В пункте 1 статьи 16 закона о лизинге раньше вообще предусматривалось, что договор квалифицируется как лизинговый, если он содержит указание на наличие инвестирования денежных средств в предмет сделки. То есть покупка имущества лизингодателем должна была оплачиваться только деньгами, а не абстрактными векселями.

Однако статья 16 была исключена в начале 2002 года законом № 10-ФЗ. Но это не значит, что вексельные схемы были сразу же легализованы. Использование векселя при оплате предмета сделки лизинговой компанией для фискалов до сих пор является признаком того, что плательщик хотел уйти от налогов. «Я не рекомендовал бы использовать вексельную схему, — размышляет финансовый директор ЛК «ВКМ-Лизинг» Денис Махов. — Векселя — это признак недобросовестности сделки по определению Конституционного суда № 169‑О.

Велик риск того, что контракт будет признан притворным и недействительным». При этом проблемы возникнут не только у клиента, но и у самой лизинговой компании, которой могут отказать в законном возврате НДС (18% от стоимости имущества) из бюджета. Для лизингодателя, ведущего бизнес самостоятельно, принятие таких рисков — катастрофа, в результате которой может закрыться весь бизнес. Поэтому, по словам Дениса Махова, под вексельные схемы создаются отдельные лизинговые компании. Ведь финансовой арендой может заняться кто угодно, лицензии для этого не требуется.

«Честные» лизингодатели предпочитают вообще не связываться с векселями. А если и решаются на такой шаг, то стараются не прописывать в договоре способ оплаты (оставляя за собой право расчета векселем). Однако и эти меры могут привести к плачевному результату: в случае судебного разбирательства с налоговой инспекцией очень трудно будет доказать экономическую обоснованность сделки.

Мнимое коварство

Подавляющее большинство компаний не пользуются нелегальными схемами налоговой экономии через лизинг. Да и целиком легальные способы тоже применяют с большой опаской из-за жесткой позиции фискалов. Сами ЛК тоже действуют очень осторожно и с «серыми» методами стараются не связываться. Многие представители лизингового бизнеса отказались обсуждать с корреспондентом FD нелегальные схемы, стараясь не обращать на себя и без того пристальное внимание государственных органов.

Однако если взглянуть на ситуацию трезво, то финансовая аренда не является исключительно рассадником «серых» схем ухода от выплат в бюджет. «Сам по себе лизинг никаких налоговых оптимизаций не создает, так же как, к примеру, банковский кредит и прочие виды финансовой деятельности, — объясняет заместитель генерального директора ЛК «Локат Лизинг Руссия» Дмитрий Шабалин. — А рассчитываться векселями, использовать фирмы-однодневки и трансфертное ценообразование можно абсолютно при любых видах экономических отношений». Эксперт уверен, что именно лизинг в вопросе ухода от налогов ничем особым не выделяется.

Документ с уточнением

Определение Конституционного суда № 169-О в 2004–2005 годах «ударило» по ряду честных компаний, в числе которых были лизингодатели. Фирмы расплачивались при покупке имущества заемными средствами, в том числе векселями. А далее возвращали (возмещали) причитающиеся им по закону суммы НДС, которые они выплатили поставщику (продавцу). При этом фискалы трактовали определение следующим образом: оно запрещало возмещать НДС до того момента, пока не будут возвращены занятые деньги (погашены векселя). Фискалы предъявили претензии многим лизингодателям, которые в тот момент еще не расплатились по долгам, но уже возместили (зачли) НДС. Однако ситуацию исправили. К определению № 169-О Конституционный суд выпустил уточнение № 324-О. В нем разъяснили, что факт получения займа сам по себе не препятствует вычету НДС. Но если фискалы докажут, что налогоплательщик действовал недобросовестно (постановление Высшего арбитражного суда № 4149/04), то сделку опять же признают недействительной и в вычете откажут.

Анализ рынка

Финансовая аренда нелюбима и потому гонима налоговикам. Но количество ее поклонников неуклонно растет. В 2005 году объем национального рынка составил $9 млрд. В 2006 году он вырос примерно на 21% — до $10,9 млрд. Темпы значительно снизились по сравнению с 2005 годом, когда рынок лизинга увеличился примерно на 80% (суммарная стоимость новых сделок выросла на 79%, а выручка — на 82%).

Отчасти это указывает на то, что финансовая аренда в России постепенно перестает быть «дикой», сектор переходит к стабилизации, характерной для мирового лизингового бизнеса. Структура и состав игроков уже устоялись, большинство ниш занято. Лизинговые услуги стали разнообразнее, а сотрудничество компаний с клиентами — более разносторонним. Кроме того, большинство лизингодателей отделилось от банков и холдингов, получив независимый статус. На рынок пришли «стандартизированные» схемы обслуживания.

Тем не менее уровень развития лизинга в России пока еще далек от планки, достигнутой Великобританией, Японией, Австралией или Германией. Эти страны уже перешли на усложненные лизинговые продукты, например предоставляются опционы на передачу прав собственности. А США (старейший лизинговый рынок) минули и этот этап — там происходит консолидация бизнеса, операторы рынка из-за снижения прибыли внутри страны вследствие высокой конкуренции ринулись на международные рынки.

Для отечественных лизингодателей такой уровень развития — далекое будущее. Конечно, российские игроки уже начали осваивать нестандартные технологии ведения бизнеса. Но лишь в отдельных отраслях, например в сфере лизинга автомобильной и железнодорожной техники. Например, при лизинге грузового транспорта применяется схема полнооперациононного обслуживания автопарков клиента. А компании, предоставляющие в финансовую аренду подвижной состав, уже воплотили в жизнь схему секьюритизации лизинговых обязательств клиента.

Однако некоторые популярные на Западе направлений вообще не освоены. В их числе лизинг программного обеспечения и работа с госпредприятиями. Лизинговые фирмы не могут развивать их в России, так как это запрещено законом. Нематериальные активы, в том числе и программное обеспечение, не могут быть предметом финансовой аренды. А у государственных организаций нет права заниматься коммерческой деятельностью, значит, и заключать сделки финансовой аренды. Множественные законодательные ограничения наложены и на другие виды лизинга. Непримиримой остается позиция налоговых органов, которые неофициально включают финансовую аренду в список мошеннических схем.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Опрос

Вы планируете менять работу в новом году?

  • Да, планирую 36%
  • Подумываю об этом 26.4%
  • Нет, пока никаких перемен 28%
  • Это секрет! 9.6%
Другие опросы

Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать файл, пожалуйста, зарегистрируйтесь

Сайт журнала «Финансовый директор» - это профессиональный ресурс для сотрудников финансовых служб и профессиональных управленцев.

Вы получите доступ не только к этому файлу, но и к другим статьям, рекомендациям, образцам регламентов и положений для управления финансами компании.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании
Прочитать книгу «Я – финансовый директор. Секреты профессии» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль