Бизнес-фитнес

980
ФД известных «голубых фишек» могут поучиться у индустрии private equity, как приводить свои компании «в форму»

Они рентабельны, рациональны и решительны. Компании, прошедшие тренировку венчурным капиталом или private equity, воспринимаются как сфокусированные и эффективные, с мотивированной командой менеджеров, готовой к любым испытаниям.

Опыт компании Homebase демонстрирует, какое влияние индустрия private equity может оказать на предприятие. Эта сеть DIY была продана J. Sainsbury в декабре 2000 года. Затем Homebase 2 года провела в руках фонда прямых инвестиций (ФПИ) Permira. В декабре 2002 года она была продана GUS примерно за 900 млн фунтов. При этом отдача от первоначальных инвестиций Permira составила 600%. Крис Вудхаус и Роб Темплмэн, занимавшие во время реструктуризации Homebase позиции финансового и генерального директоров соответственно, теперь работают в Debenhams, которую они выкупили при финансовой поддержке CVC, Texas Pacific и Merrill Lynch в 2003 году.

«Сделка потребовала большой доли заемных средств, — говорит Тони Стокил, генеральный директор Javelin Group, розничной консалтинговой компании, которая провела 20 due diligence розничных сетей для фондов private equity примерно за полтора года. — Изначально Роб Темплмэн и его коллеги концентрировались на максимальном и как можно более оперативном снижении рисков и выплате долгов. Поэтому они рассматривали все как рабочий капитал и думали, как лучше им управлять. Например, они занялись сокращением дебиторской задолженности и удлинением сроков кредитного портфеля. Наличие массы долгов фокусирует сознание на деньгах особым образом. Публичные розничные компании просто не могут смотреть на вещи с такой точки зрения».

Поставщик офисных товаров office2office теперь торгуется на Лондонской фондовой бирже, но до этого он получал финансирование от Electra, затем Gresham. Финансовый директор Марк Каннингем подтверждает, что компания всегда нацеливалась на наличность. «Мы постоянно делали акцент на управление cash-flow, — говорит он, — отчасти это влияние Electra. Она фокусировалась на ключевых факторах роста стоимости, и одним из них было управление наличностью».

Тони Стокил предлагает ФД публичных компаний «симулировать» проблемы с наличностью, которые, как правило, существуют в компаниях private equity. «Притворитесь», что вы обременены долгами — вам удастся найти средства и вернуть их инвесторам. Уменьшив оборотный капитал и применив более высокие ставки доходности для проектов, вы также можете создать долгосрочную акционерную стоимость.

Расчет того, сколько наличности может произвести компания после выкупа без ущерба для себя, — ключ к любому планированию перед поглощением и в течение 100 дней после него. «Важно отметить, что речь идет не только о деньгах, — подчеркивает Тони Стокил. — В таком случае у ритейлеров просто не осталось бы активов: они были бы распроданы по частям. Debenhams сейчас более успешная компания, чем до поглощения, потому что ее менеджмент думает о повышении стоимости перед продажей. Никто не купит ободранную до нитки компанию. Так что на втором месте после cash стоит необходимость заложить проч­ный фундамент для дальнейшего роста и возможности продемонстрировать свой потенциал». Именно поэтому, объясняет Тони Стокил, Debenhams сейчас развивает компанию меньшего формата, Desire, предназначенную для небольших торговых центров и специализирующуюся на предложениях женской одежды, включая дизайнерские разработки, что уникально для Debenhams.

Без права на ошибку

Могут ли публичные розничные сети и компании из других сфер экономики научиться этой нацеленности на рост? Тони Стокил считает, что да. Даже «голубые фишки» могут владеть бесперспективными проектами только потому, что ими интересуется генеральный директор или председатель совета директоров. «Индустрия private equity нетерпима к этому, — рассказывает Тони Стокил. — Все, что относится к личным предпочтениям, урезается — наличность ограничена. Усилия сосредоточиваются на том, что может принести краткосрочную или среднесрочную прибыль. При этом вероятность получения прибыли должна быть максимальной. Слишком часто публичные розничные сети назначают низкую минимальную ставку доходности для своих рискованных предприятий».

Люк Ахерн, директор по брокерскому делу и специалист по AIM Corporate Synergy, убежден, что сектор private equity может преподать уроки создания акционерной стоимости. «ФД в компаниях, финансируемых за счет private equity, эмоционально не привязаны ни к одному аспекту затратной базы, — говорит он. — Они рассматривают каждый актив и изучают все строчки отчета о прибылях и убытках, чтобы оценить степень их эффективности. Такие ФД безжалостны по отношению к несущественным активам».

Например, команды менеджеров в компаниях, прибегающих к финансированию со стороны ФПИ, менее чувствительны к тому, где находится их головной офис. «Разве он обязательно должен располагаться в фешенебельном районе? — сомневается Люк Ахерн. — Вспомните, как долго Marks & Spencer цеплялась за свой шикарный цент­ральный офис на Бейкер-стрит, когда его давно следовало продать и переехать в более подходящее место».

Тони Стокил освещает еще один связанный с private equity процесс, который может заинтересовать любого ФД. «Одна из методик, применяемых менеджерами компаний с большой задолженностью и собирающих ся обратиться к private equity: они собирают всех топов и предлагают презентовать свои планы — на чем фокусируются, в какие проекты собираются инвестировать. Им необходимо обосновать каждый пункт бюджета. Обычно мало кто этим занимается». Аналогично известные команды менеджеров в публичных компаниях не всегда бывают такими скрупулезными в отношении соглашений и выбора поставщика.

С другой стороны, после сделки с private equity может быть легче заново обговорить условия. «У вас появляется хорошая отговорка, — утверждает Тони Стокил. — На ваши плечи внезапно легло бремя долгов, и вы можете заявить, что у вас чрезвычайная ситуация. Вам необходимо заткнуть дыры, найти поставщиков с лучшими условиями. В обычной ситуации топ-менеджеры находят это затруднительным, потому что с какими-то поставщиками они имели дело в течение многих лет — с ними удобно, возможно, они уже стали друзьями».

Жесткие переговоры с поставщиками могут вызвать неодобрительные отзывы в прессе. Однако Ион Мортимор, главный ФД в Travelodge, финансируемой фондом Permira, считает, что сами поставщики также получат пользу в средне- и долгосрочной перспективе. «В краткосрочной перспективе они пострадают от ценового давления, — признается он. — Но поскольку средне- и долгосрочная перспективы рассчитаны на рост стоимости, то в средние сроки поставщики заработают, потому что через них пройдут большие объемы.

Так, мы занимаемся строительством отелей и жестко управляем своими подрядчиками. Но благодаря этому мы открываем больше отелей. Соответственно, наши подрядчики могут построить для нас больше комнат. Снижение себестоимости реинвестируется в компанию, цены на комнаты уменьшаются, что в свою очередь стимулирует потребительский спрос. Если поставщики готовы работать с вами, то в долгосрочной перспективе они могут быть полезны. Но для этого потребуется время».

Уполномочивание менеджмента

Одна из причин успеха компаний, привлекающих прямые инвестиции, — доверие инвестора к менеджменту, который он приглашает из уже «закрытых» проектов. «Признание плана менеджерами тоже имеет значение, — рассказывает Пол Томас, главный операционный директор в private equity компании Gresham. — Стратегию проще воплотить в жизнь, если менеджеры могут высказывать свои идеи и пользуются свободой в их воплощении. Процесс выкупа дает людям множество возможностей». Такой подход предполагает определение уровня полномочий, которым можно наделить управленческую команду дочернего предприятия для обеспечения лучшей динамики показателей. Финансовый директор Travelodge Ион Мортимор, который раньше работал в «голубых фишках», в том числе WH Smith, оценивает уполномочивающую природу среды private equity. «Вы оказываетесь рядом с аналогично мыслящими людьми, и у вас во многом одни и те же задачи, — говорит он. — В моей практике практически не встречалось «политических» ссор или разногласий по поводу вашего направления. Вы можете спорить из-за сроков или методов достижения цели, но такие дискуссии носят позитивный характер. Все сфокусировано и просто».

Однако жизнь в рамках private equity довольно трудна. «Все концентрируются на качестве управления, если менеджмент не хочет участвовать в преобразованиях, то его меняют», — говорит Саймон Перри, главный партнер по операционному консалтингу в Ernst & Young. Ион Мултон, управляющий партнер компании Alchemy Partners, согласен с ним. «ФД — это самая частая потеря во время выкупа», — считает он. Те, кто не соответствует занимаемой позиции, быстро замещаются.

«Важно правильно мотивировать менеджеров», — говорит Саймон Перри. В типичных «голубых фишках» стандартная корпоративная модель поощрения иногда не достигает должного эффекта во всех подразделениях. Штатный персонал может не захотеть сделать лишний шаг для достижения выдающихся результатов. В компаниях private equity — четкая мотивация. «Менеджеры сами себя подгоняют, чтобы получить возможность привлечь все больше заемных денег по низким ставкам, — говорит Люк Ахерн. — Такие ФД способны дополнительно что-то предпринять, быстро заработать на этом больше денег. Они спешат. Это люди творческого склада».

Патрик Данн, директор 3i, также отмечает, что индустрия private equity имеет очень прозрачные цели. «Они более очевидны и четче сформулированы, чем в корпорациях, — говорит он, — где внутренняя политика может быть другой. Там вы соревнуетесь с другими дочерними компаниями и финансы не настолько важны. В сделке private equity с самого начала есть план создания стоимости. Есть определенное количество шагов, и ФД будет ответственен за некоторые из них. Это очень стимулирующий процесс».

ПРЕДПРИИМЧИВЫЕ ФД

На ФД обычно смотрят как не на самых предприимчивых людей в компании. Но в ходе исследования британского Financial Director и Richmond Events, организаторов форума финансовых директоров, обнаружилось, что у многих из них есть жажда предпринимательства. Более половины опрошенных ФД сказали, что они предпочли бы делать карьеру в большой котирующейся компании в противоположность маленькой частной. И примерно столько же заявили, что хотели бы быть более предприимчивыми, чем это позволяет их текущая позиция. Три четверти сказали, что ФД должны играть роль заместителей генерального директора, и 40% хотели бы однажды стать генеральным.

Стимул для фокуса

Иногда угроза оферты со стороны private equity на выкуп акций публичной компании может способствовать ее большей сфокусированности. Люк Ахерн рассказывает о предложении, поступившем от Philip Green компании Marks & Spencer. «Это вызвало ужас у совета директоров, — рассказывает Люк Ахерн. — В его состав вошел Стюарт Роуз. Компания продала подразделение по оказанию финансовых услуг. Топ-менеджмент задергался, когда акционерам компании сделали предложение о покупке. Забавно, как люди пытались найти способы увеличения акционерной стоимости, будучи совершенно беспомощными».

Ион Мултон из Alchemy Partners оценивает сфокусированность, которую private equity привносит в бизнес. «Ключевая вещь, которую делают инвесткомпании, — получение прибыли в течение трех-пяти лет, — говорит он. — Речь идет о покупке правильной компании, ее объединении с нужной фирмой, внедрении эффективной IT-системы, предоставляющей достоверную информацию менеджерам». По словам Иона Мултона, эти мероприятия должны выполняться не только в компаниях, финансируемых за счет private equity.

Тот факт, что ФПИ находят возможности для инвестирования, означает, что различия все-таки существуют. И некоторые корпорации не так успешны, как могли бы быть. Ион Мултон говорит об этом прямо: «Нам нравится покупать компании со слабой структурой, отчетностью и без налогового планирования. Это те возможности, на которых мы можем заработать».

ИСТОРИИ УСПЕХА

PizzaExpress вернулась на фондовый рынок после двухлетнего отсутствия. TDR Capital и Capricorn Ventures выкупили сеть ресторанов за 280 млн и продали ее после реорганизации за 430 млн.

Компания RHM была выведена на биржу с установленной ценой в 1 млрд фунтов ФПИ Doughty Hanson после нескольких лет корпоративной «хирургии» за закрытыми дверьми. Обнаружилось, что расходы на материально-техническое снабжение были урезаны на 20 млн фунтов за три года.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка




© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы скачать образец документа

В подарок, на адрес электронной почты, которую Вы укажете при регистрации, мы отправим форму «Порядок управления дебиторской задолженностью компании»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль