Новое в РСБУ: еще несколько шагов к МСФО

3200
Сухарев Игорь
управляющий партнер Бухгалтерского методологического центра
С 2003 года список российских ПБУ не пополнился ни одним новым стандартом, тем не менее ежегодные поправки в существующие становятся традицией. После нескольких лет полного затишья реформирование российского бухгалтерского учета вновь набирает обороты. Финансовым директорам компаний будет полезно проанализировать основные изменения правил бухгалтерского учета, поскольку они могут повлечь изменения учетной политики компании, в том числе и для целей налогообложения.

В декабре 2007 года Минфин произвел обновление «парка» российских положений по бухгалтерскому учету. Минюст зарегистрировал их только в конце января 2008 года, тем не менее все новые правила обязательны к применению с 1 января нынешнего года.

Отметим, что все без исключения поправки направлены на сближение РСБУ с МСФО и, несомненно, облегчат компаниям задачу трансформации российской отчетности. В то же время удивляет точечный характер поправок. Меняются лишь узкие аспекты учета, причем выбираются наименее актуальные отличия РСБУ от МСФО, на долю которых приходится незначительная часть корректировок при трансформации отчетности.

Учет обязательств в инвалюте

Поправки в ПБУ 3/06 «Учет активов и обязательств, стоимость которых выражена в иностранной валюте» восполняют некоторые пробелы, выявленные после выхода этого стандарта в 2006 году и его применения в течение 2007 года.

Самое значимое новшество касается выданных и полученных авансов в иностранной валюте и условных единицах. Этот вопрос, остававшийся наиболее острым на протяжении 2007 года, теперь решен однозначно, как и в МСФО: авансовая валютная задолженность должна пересчитываться в рубли только один раз – при ее возникновении.

ПБУ, которые изменились с 2008 года

1. ПБУ 3/06 «Учет активов и обязательств, стоимость которых выражена в иностранной валюте» (приказ Минфина России от 25.12.07 № 147н).
2. ПБУ 5/01 «Учет материально-производственных запасов» (приказ Минфина России от 26.03.07 № 26н).
3. ПБУ 7/98 «События после отчетной даты» (приказ Минфина России от 20.12.07 № 143н)1.
4. ПБУ 8/01 «Условные факты хозяйственной деятельности» (приказ Минфина России от 20.12.07 № 144н).
5. ПБУ 14/07 «Учет нематериальных активов» (полностью новая редакция; приказ Минфина России от 27.12.07 № 153н).

Уточнено также правило о пересчете по новому курсу стоимости ценных бумаг на отчетную дату. Теперь необходимость пересчета зависит не от срока обращения ценной бумаги, а от ее типа. Так, если раньше переоценивались только краткосрочные ценные бумаги, то теперь – все бумаги независимо от срока их обращения, за исключением акций. При незначительных колебаниях валютного курса появилась возможность пересчитывать частые однородные операции в рубли по средневзвешенному курсу за период не более месяца, что также свойственно международной практике.

Между тем поправки в ПБУ 3/06 отчасти напоминают лечение симптомов болезни без устранения ее причины. Наиболее значимый недостаток новой редакции ПБУ 3/06 в том, что так и не установлен принцип разделения статей на подлежащие и не подлежащие пересчету на отчетную дату. Вместо этого в пунктах 7 и 9 просто приводится перечень статей, всего лишь несколько уточненный по сравнению с прежней редакцией.

Напомним суть неразрешенной проблемы. В результате операции в иностранной валюте образуются активы и обязательства. Они первоначально оцениваются путем пересчета суммы операции в иностранной валюте в рубли по курсу, действующему на дату совершения операции. На этом этапе вопросов не возникает. Но затем образовавшиеся активы и обязательства отражаются в бухгалтерском балансе на отчетную дату, когда курс иностранной валюты уже изменился. Необходимость пересчета активов и обязательств по новому курсу зависит от характера статьи. Одни активы и обязательства должны пересчитываться (например, денежная дебиторская задолженность покупателей), а другие нет (к примеру, неденежная дебиторская задолженность по авансам, выданным поставщикам).

Для решения этой проблемы в международной практике бухгалтерского учета выработан принцип разделения денежных (монетарных) и неденежных (немонетарных) статей. Если статья предполагает погашение в денежной форме, то она должна пересчитываться, в противном случае пересчет не требуется. Для неденежных статей существует единственное исключение: в случае их оценки по рыночной (справедливой) стоимости, которая определяется в иностранной валюте, требуется пересчет на дату этой оценки. Остается без ответа, почему этот принцип не применяется в ПБУ 3/06.

Перечень активов, подлежащих повторному пересчету на отчетную дату (приведенный в п. 7 ПБУ 3/06), является исчерпывающим. Между тем его формулировки не позволяют однозначно идентифицировать статьи, подлежащие повторному пересчету. В частности, понятие «средства в расчетах» не определено в нормативных актах по бухгалтерскому учету. Единственным ориентиром в этом отношении является план счетов, в котором присутствует раздел VI «Расчеты», включающий 60-е и 70-е счета («Расчеты с поставщиками и подрядчиками» и «Расчеты с персоналом по оплате труда» соответственно).

Однако использование данного ориентира в качестве определения «средств в расчетах» вряд ли возможно. Дело в том, что некоторые статьи, однородные по сути, отражаются в разных разделах плана счетов. Например, отложенный актив по налогу на прибыль отражается на счете 09, а обязательство – на счете 77; отложенный вычет по НДС –на счете 19, а отложенный НДС к уплате – на счете 76; дебиторская задолженность в виде выданных займов – на счете 58, а задолженность в виде не полученных с покупателей сумм – на счете 62 и т.п. Поэтому необходим другой признак определения средств в расчетах.

Не приводится никаких уточнений и в отношении понятия «ценные бумаги», кроме исключения для акций. При этом российское законодательство предусматривает довольно широкий спектр видов ценных бумаг, и для того чтобы решить вопрос пересчета их стоимости в рубли, в ряде случаев недостаточно единственного критерия – «акции или не акции». Кроме того, ничего не говорится об обязательствах, не названных в п. 7 ПБУ 3/06.

Все эти неопределенности оставляют под вопросом необходимость пересчета стоимости ряда активов и обязательств, таких как:
– выданные в иностранной валюте займы;
– выданные в рублях займы, величина которых выражена в условных единицах, привязанных к иностранной валюте;
– ценные бумаги (не акции), удостоверяющие права на доли в капитале других организаций, стоимость которых выражена в иностранной валюте;

Авансовая валютная задолженность должна пересчитываться в рубли только один раз – при ее возникновении

– конвертируемые акции с правом погашения в определенный срок по стоимости, привязанной к курсу иностранной валюты;
– дебиторская и кредиторская задолженности, возникающие при обмене неденежного имущества, при выражении в договоре его стоимости в иностранной валюте;
– выраженная в иностранной валюте дебиторская и кредиторская задолженности по будущим арендным платежам при отражении арендуемого имущества на балансе арендатора;

В российском бухучете наконец-то получит «официальную прописку» процедура дисконтирования, что повлечет весьма серьезные последствия

– резервы предстоящих расходов и резервы по условным обязательствам, размер которых зависит от курса иностранной валюты.

При решении возникающих вопросов российским организациям можно порекомендовать руководствоваться общими принципами, выработанными международной практикой и закрепленными в МСФО 21 «Влияние изменения валютных курсов».

Так, если рассматриваемая статья представляет собой дебиторское требование организации к другому лицу, предусматривающее получение денежных средств в иностранной валюте или в рублях, сумма которых зависит от курса валюты, то такая статья пересчитывается в рубли по курсу на каждую отчетную дату. Аналогично следует действовать, если рассматриваемая статья представляет собой кредиторское обязательство. Если же рассматриваемая статья не предусматривает получения или уплаты организацией денежных средств, то стоимость такой статьи не пересчитывается в рубли ни на какую другую дату, кроме даты первоначального признания.

Личный опыт
Роман Власов, главный бухгалтер ООО «Дау Изолан» (Владимир)

Самое существенное изменение в ПБУ 3/06 – отмена требования о пересчете авансов в иностранной валюте по курсу на отчетную дату. Речь идет о двух видах авансов: авансы, полученные (выданные) в иностранной валюте, и авансы, полученные (выданные) в рублях, по обязательствам, где договорная цена указана в иностранной валюте. Поправка, несомненно, сближает требования МСФО и РСБУ.

Однако необходимо отметить, что в налоговом учете для авансов первого вида необходим пересчет обязательств по курсу на отчетную дату (то есть нужно формировать курсовые разницы). Это требует настройки программного обеспечения, а также формирования временны? х разниц по ПБУ 18/02 «Учет расчетов по налогу на прибыль» (утв. Минфином России от 19.11.02. № 114). Следует сказать, что в 2007 го ду то же самое необходимо было делать для авансов второй группы, которые раньше приводили к образованию суммовых разниц. Однако с 2008 года бухгалтерские и налоговые правила для таких видов авансов стали идентичными.

Учет запасов

Среди изменений в ПБУ 5/01 «Учет материально-производственных запасов» следует прежде всего отметить отмену метода ЛИФО в отношении списания материально-производственных запасов. Эта поправка последовала за поправкой в МСФО (IAS) 2 «Запасы», касающейся отмены ЛИФО, которая вступила в силу с 2005 года. На российский бухучет в целом это изменение вряд ли окажет заметное воздействие, поскольку большинство российских организаций применяют для списания однородных материалов метод средней стоимости.

Тем не менее организациям со значительными остатками запасов, переходящими из периода в период, следует обратить внимание на то, что для целей налогообложения прибыли метод ЛИФО остается доступным, поскольку в Налоговый кодекс соответствующих поправок не вносилось. Если рассмотреть данный вопрос с позиции оптимизации налогообложения, то метод ЛИФО оказывается наиболее выгодным для организации, так как позволяет ей экономить на налоге на прибыль (варьируя сроки его уплаты). Эта экономия проявляется при тенденции роста цен, то есть при нынешней инфляции в России это актуально практически всегда. Оптимизируя таким образом налоги, организация теперь неизбежно столкнется с временными налоговыми разницами по запасам. Поэтому те, у кого имеются значительные остатки запасов, переходящие из периода в период, теперь будут вынуждены выбирать, что для организации предпочтительнее – налоговые выгоды или минимизация налоговых разниц в учете.

Также в стандарт внесена техническая поправка, касающаяся сферы его применения. Теперь действие стандарта распространяется и на активы, используемые более года или обычного операционного цикла. Это сделано для того, чтобы организации, решившие учитывать малоценные основные средства (до 20 тыс. руб. или меньше) в составе запасов, смогли применять в отношении таких объектов нормы ПБУ 5/01.

Личный опыт
Ольга Зверева, главный бухгалтер ОАО «Международный аэропорт Шереметьево» (Москва)

На мой взгляд, особый интерес представляют собой изменения, внесенные в ПБУ 5/01, поскольку это ПБУ применяет в своей работе практически каждая организация. Загадок и вопросов в нем по-прежнему немало.

Так, отменен в бухгалтерском учете метод ЛИФО для оценки стоимости материально-производственных запасов (МПЗ). Но в НК РФ (п. 8 ст. 254) он по-прежнему присутствует, значит, организация вроде бы может им руководствоваться. Спрашивается, в чем же здесь обещанное сближение бухгалтерского учета с налоговым? Напомню, еще со времен редакции Положения по учету материально-производственных запасов от 28.12.01 все МПЗ должны были списываться на себестоимость продукции (работ, услуг) единовременно в момент выдачи (в крайнем случае, включаться в состав расходов будущих периодов). Но проходит время, выясняется, что можно применять и другие правила, в частности те, что предусмотрены для основных средств, в отношении специальной одежды, специнструментов и приспособлений, прежде остававшихся, по сути, вне зоны учета2.

Правда, российские бухгалтеры уже привыкли к подобной двойственности, она и сейчас проявляется довольно часто. Так, и в обновленном ПБУ 5/01, и в НК РФ отсутствуют какие-либо оговорки или ссылки на особый порядок учета в отношении спецодежды и специнструментов. Но если нет ссылок в НК РФ, то сомнения в правомерности применения для налоговых целей того же порядка учета, что разрешен Минфином для бухгалтерского, сохраняются.

Фактическая себестоимость МПЗ, полученных безвозмездно и оприходованных в результате выбытия иного имущества, должна определяться по рыночным ценам. В каком порядке, по каким правилам – остается только гадать. В ПБУ 5/01 есть и другие противоречия. На мой взгляд, проблема с ПБУ и другими документами, регламентирующими ведение бухгалтерского учета, заключается в отрыве теории от практики. Если широко задействовать при подготовке и обсуждении ПБУ тех, кому предстоит с ними работать, – бухгалтерское сообщество, то подобных накладок станет гораздо меньше.

Условные факты хозяйственной деятельности

Наиболее значимое новшество в ПБУ 8/01 – дисконтирование условных обязательств, под которые создается резерв, отражаемый в бухгалтерском балансе. Здесь важно не столько само нововведение, сколько прецедент. Российские организации на практике часто избегают таких стандартов, как ПБУ 8/01, ввиду возможных налоговых последствий. Резервы по условным обязательствам отражаются в отчетности далеко не всегда, когда для этого есть основания, – ни в номинальной сумме, ни в дисконтированной. Среди российских бухгалтеров распространено заблуждение, что создание таких резервов – право, а не обязанность организации. Поэтому нововведение вряд ли серьезно повлияет на отчетные показатели российских компаний.

Однако сам факт важен. Внесение поправок привлечет внимание к непопулярному ПБУ, а к выполнению его требований станут подходить более ответственно. Но самое главное – в российском бухучете наконец-то получит «официальную прописку» процедура дисконтирования, что повлечет весьма серьезные последствия.

На сегодня в российских ПБУ отсутствуют правила дисконтирования, например, дебиторской и кредиторской задолженностей. Поэтому организация сама должна выработать учетную политику, применив правила других ПБУ, как это предусмотрено ПБУ 1/98 «Учетная политика организации». До сих пор все российские организации использовали традиционный подход – оценку задолженностей по номиналу даже при существенных отсрочках оплаты. Теперь же организациям, стремящимся применять передовую методологию в учете, дается зеленый свет для дисконтирования дебиторской и кредиторской задолженностей при значительных отсрочках оплаты. Нормы ПБУ 8/01 можно рассматривать как наиболее близкие по смыслу правилам для оценки обязательств с отсрочкой исполнения. Поэтому внесенные поправки, несомненно, являются прогрессивными для российского учета и приближают его к международному.

В тексте ПБУ 8/01 все еще остается множество недостатков, причем вопросы возникают даже в связи с внедрением дисконтирования. Так, дисконтирование необходимо, «если организация предполагает существенное изменение покупательной способности валюты Российской Федерации в будущие отчетные периоды». На самом деле, изменение покупательной способности валюты – это всего лишь один из факторов, влияющих на применение ставки дисконтирования, но никак не условие необходимости ее использования. При полном сохранении покупательной способности валюты, то есть в отсутствие инфляции, дисконтирование, тем не менее, производится не по нулевой ставке. При отрицательной инфляции, то есть дефляции (которая имела место, например, в Японии в недавние годы) дебиторская задолженность с короткими сроками погашения оценивается дороже такой же задолженности с длительными сроками. Аналогично обстоит дело и с кредиторской задолженностью. К тому же в международной практике бухучета не делаются предположения относительно будущей потери покупательной способности валюты. Для дисконтирования применяются текущие процентные ставки, которые складываются под воздействием многих факторов. Один из них, безусловно, инфляция, но, опять же, ее текущий, а не предполагаемый будущий уровень. Поэтому если уж вводить условие применения дисконтирования, то им следовало бы назвать значительность предполагаемого срока исполнения обязательства, по крайней мере, более года.

По мнению автора, главным недостатком ПБУ 8/01 является принципиально иная система понятий по сравнению с той, которая используется в международном аналоге – МСФО 37 «Оценочные обязательства, условные обязательства и условные активы». МСФО 37 требует признания только существующих на отчетную дату обязательств. Условные обязательства, возникновение которых лишь возможно, вообще не подлежат признанию. А российское ПБУ называет условными и существующие, и возможные обязательства. Если «покопаться» глубоко в нормах ПБУ 8/01, то станет ясно, что российское положение требует по существу того же, что и международный стандарт. Но в действительности мало кто из практиков «копает» настолько глубоко, а принципиально иная терминология приводит к крайне усеченному применению норм стандарта на практике.

Нематериальные активы

Новая редакция ПБУ 14/07 – это самое значительное нововведение не только среди всех поправок, вступающих в силу с 2008 года, но и среди всех изменений нормативных актов по бухгалтерскому учету в России за последние пять лет. Российский стандарт стал значительно ближе к своему международному аналогу – МСФО 38 «Нематериальные активы», что позволит российским компаниям сократить затраты на трансформацию отчетных данных по данной статье. Обращает на себя внимание прямая ссылка на международные стандарты финансовой отчетности (п. 22 ПБУ 14/07). Это первый подобный факт за всю историю формирования российских ПБУ (и второй, если учитывать другие нормативные документы по регулированию бухгалтерского учета ).

Наиболее существенными новеллами ПБУ 14/07 являются следующие:
– допускается обесценение нематериальных активов в порядке, определенном МСФО (тестирование, признание убытков, изменение первоначальной стоимости);
– введен обязательный ежегодный пересмотр сроков и методов амортизации НМА;
– амортизация активов с неопределенным сроком полезного использования отменена;
– введена возможность переоценки нематериальных активов, обращающихся на рынке;
– отменено признание организационных расходов в качестве нематериальных активов.

Еще одно важное изменение – об исключительных правах – оказалось прописанным настолько невнятно, что не вполне понятно, а произошло ли изменение вообще. Среди условий признания нематериальных активов прямого указания на наличие исключительных прав больше нет, но целый ряд других норм стандарта сформулирован таким образом, что следует вывод о необходимости подобных прав. В частности, остается без ответа актуальный вопрос о приобретенных компьютерных программах, на которые у организаций есть лишь неисключительные права.

Из всех нововведений для российских компаний наиболее важными являются обесценение и пересмотр механизма амортизации, правда, не столько в прямом, сколько в косвенном применении – как аналог для основных средств.

Российские правила бухгалтерского учета основных средств ничего не говорят о признании обесценения – не запрещают, но и не разрешают. Существует лишь запрет на изменение первоначальной стоимости основного средства (кроме специально оговоренных случаев). Но признание убытка от обесценения в соответствии с МСФО 37 «Обесценение активов», в отличие от уценки, не предполагает изменения первоначальной стоимости. Поэтому существующие нормы РСБУ по основным средствам здесь никак не нарушаются. Как уже упоминалось, ПБУ 1/98 позволяет использовать аналогичные нормы других ПБУ при разработке учетной политики.

На основании этого к основным средствам вполне логично применить ПБУ 14/07 «Нематериальные активы», то есть в отношении основных средств организация может признать убыток от обесценения. Конечно, вряд ли подобные рассуждения понравятся налоговым инспекторам, проверяющим налог на имущество, но с нормативной точки зрения они безукоризненны.

Так же обстоит дело и с пересмотром параметров амортизации. В нормах по учету основных средств есть только правила их установления, а про дальнейший пересмотр ничего не говорится – не запрещено, но и не разрешено. Повторяя уже приведенные выше рассуждения, мы придем к выводу о возможности пересмотра параметров амортизации и в отношении основных средств.

Новая редакция ПБУ 14/07 является самым значительным шагом российского бухучета в сторону МСФО за последние годы. Его последствия выходят далеко за рамки сферы применения данного стандарта. Видимо, из-за значительности обновлений текст нового стандарта весьма далек от совершенства. Количество неясностей, пробелов, противоречий в стандарте столь велико, что можно ожидать его скорого, не позднее чем через год, улучшения. По крайней мере, в тех вопросах, которые ока жутся наиболее острыми при практическом применении ПБУ в 2008 году, как это случилось годом ранее с новым ПБУ 3/06.

Мнения практиков

Изменения в ПБУ 14/07: прогресс очевиден, как и проблемы

Роман Власов, главный бухгалтер ООО «Дау Изолан»

Поправки в ПБУ 14/07 – очевидная попытка дистанцировать объекты бухгалтерского учета от объектов гражданского права. Раньше чиновники Минфина апеллировали к невозможности применения МСФО в российской системе гражданского права, а определение многих объектов бухгалтерского учета давалось с точки зрения гражданского законодательства. Так, понятие НМА прочно связывалось с понятием исключительных прав. Сейчас введены критерии признания НМА, которые соответствуют МСФО.

На практике неизбежны проблемы с отнесением к НМА созданных программных продуктов без оформления исключительных прав, например корпоративных информационных систем, имеющих существенную стоимость, лицензий, различных сертификатов соответствия, одобрений типа транспортного средства и т.д. Дело в том, что в российском учете подобные активы традиционно отражались в составе расходов будущих периодов. Аудиторы «большой четверки» при трансформации отчетности, как правило, реклассифицировали их в качестве НМА. На эти статьи приходится существенная доля расходов будущих периодов, формально они удовлетворяют критериям признания НМА в новом ПБУ, поэтому вопрос о реклассификации остается открытым. Если же он решится положительно, то в соответствии с ПБУ 1/98 «Учетная политика организации» необходимо будет применить ретроспективный метод, то есть пересчитать остатки за два предыдущих года (поскольку каких-либо переходных положений новое ПБУ не содержит).

Самое революционное новшество, с моей точки зрения, – признание смены метода амортизации изменением в бухгалтерских оценках, а не в учетной политике, как было раньше. Это очень существенно, поскольку изменение в оценках не требует применения ретроспективного метода (пересчета показателей отчетности за два предыдущих года).

Андрей Посельский, начальник отдела методологии департамента корпоративной отчетности ООО «Проф-Медиа-Менеджмент», член Совета НСФО

Новая редакция ПБУ 14/07 «Нематериальные активы» в целом прогрессивна. Признаюсь, увидев еще проект этого ПБУ, был немало удивлен предлагаемыми нововведениями, они казались весьма смелыми и решительными для российского учета. К сожалению, в ПБУ 14 не все гладко, а последствия отдельных новаций еще предстоит оценить. Речь идет прежде всего о ссылке на МСФО в отношении обесценения нематериальных активов. Напомню, п. 22 ПБУ 14/07 гласит: «Нематериальные активы могут проверяться на обесценение в порядке, определенном Международными стандартами финансовой отчетности».

Но в настоящий момент нет официального перевода МСФО на русский язык. Даже не являясь профессиональным юристом, предположу, что с позиции российского права вряд ли можно будет применить на практике документ, не имеющий официального перевода. Допустим, последний появится. Тогда возникают другие сложности с применением отдельных положений ПБУ 14/07. Так, посыл «могут проверяться» на практике будет толковаться двояко: с одной стороны, как возможность проверять либо не проверять НМА на обесценение, с другой – как обязанность проводить такую проверку (принимая в расчет допущение о временной определенности факторов хозяйственной деятельности и требование осмотрительности). Первая трактовка противоречит нормам МСФО 36 «Обесценение активов», применение которых в системе международных стандартов обязательно, а также и общим нормам РСБУ.

Сфера применения МСФО 36 шире, чем обесценение только лишь нематериальных активов. Этот стандарт на самом деле применяется и к основным средствам, а также к некоторым другим активам. Более того, параграф 66 МСФО 36 устанавливает, что если определить возмещаемую сумму отдельно взятого актива невозможно (заметим, что на практике это происходит сплошь и рядом), то необходимо отнести этот актив к той или иной генерирующей единице и проверить на обесценение эту единицу в целом. Но в одну и ту же генерирующую единицу могут входить как НМА, так и другие активы. Таким образом, чтобы провести тест на обесценение нематериальных активов в строгом соответствии с МСФО, организации должны выделять генерирующие единицы, тестировать их на обесценение и отражать соответствующее обесценение (при его наличии) в отношении и других активов, в частности основных средств. Не уверен, что в Минфине до конца осознавали это, вводя обсуждаемую норму, но, тем менее, это так.

Беспокоит еще одно обстоятельство. Согласно МСФО, возмещаемая сумма актива может быть определена как справедливая стоимость за вычетом затрат на продажу либо как ценность его использования. Для расчета последней у организации должны быть налажены системы бюджетирования и среднесрочного планирования, что, к сожалению, имеется не во всех российских организациях, особенно в малых и средних. Поскольку нормы ПБУ 14/07 распространяются на все организации вне зависимости от размера бизнеса, данное положение также добавит трудностей при практическом применении.

Думаю, можно утверждать, что нормы об обесценении нематериальных активов, введенные в ПБУ в такой форме, фактически выполняться не будут. Это лишний раз доказывает, что нормативно-правовые акты в области бухгалтерского учета требуют лучшей проработки на этапе их подготовки, а систему разработки и утверждения данных актов необходимо менять.

1 Поскольку изменения в ПБУ 7/98 «События после отчетной даты» незначительны и носят скорее технический характер, они не рассматриваются в данной статье. – Прим. ред.
2 Методические указания по бухгалтерскому учету специального инструмента, специальных приспособлений, специального оборудования и специальной одежды, утвержденные приказом Минфина России от 26.12.02 N 135н. – Прим. ред.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка




© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы скачать образец документа

В подарок, на адрес электронной почты, которую Вы укажете при регистрации, мы отправим форму «Порядок управления дебиторской задолженностью компании»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль