Налоговая выгода. Как обосновать?

6617
Зарипов Вадим
руководитель аналитической службы юридической компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры»
Понятие «недобросовестность налогоплательщика», введенное в правовой оборот Конституционным судом в 2001 году и ставшее оправданием практически любых претензий налоговых органов к компаниям, утрачивает свою актуальность. На смену ему приходит понятие «необоснованная налоговая выгода». Что необходимо сделать налогоплательщику, чтобы избежать обвинений со стороны налоговых органов и судов в ее получении?

Практически все государства сталкиваются с необходимостью оценки неоднозначных и сомнительных действий отдельных налогоплательщиков. Для таких случаев во Франции, например, используется термин «налоговая симуляция», в Германии – «налоговое злоупотребление», причем применение данных терминов основано на налоговом законодательстве. В России для подобных ситуаций использовался термин «налоговая недобросовестность», однако нормативно он не был закреплен, а суды чаще всего применяли его в отношении совокупности подозрительных признаков.

На основе анализа наиболее распространенных налоговых злоупотреблений и сформировавшейся с удебной практики по рассмотрению споров о недобросовестности налогоплательщиков Пленумом ВАС РФ было подготовлено и принято постановление от 12.10.06 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее – постановление № 53). Многие положения постановления ВАС вполне соответствуют сложившейся в 2006 году практике Суда Европейских сообществ. Решения этого суда для России не обязательны, но аналогичные проблемы порождают схожие пути их решения.

Итак, ВАС больше не оперирует этическим понятием «недобросовестность». Отныне предлагается оценивать экономико-правовую обоснованность налоговой выгоды, получаемой налогоплательщиком. Такой подход имеет под собой и нормативную базу: согласно ст. 3 части 3 НК РФ налоги должны иметь экономическое основание и не могут быть произвольными.

Под налоговой выгодой понимается использование налоговой льготы или вычета, иное уменьшение размера налога, а также возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета. Под такое широкое определение подпадает и учет затрат при исчислении налога на прибыль.

Налоговая выгода. Презумпция добросовестности

Раскрывая содержание презумпции добросовестности, ВАС делает следующий вывод: до тех пор пока налоговыми органами не доказано иное, предполагается, что налоговая выгода обоснованна, а налоговая декларация и бухгалтерская отчетность налогоплательщика – достоверны. Так, если налоговый орган не доказал, что документы, подтверждающие право на налоговую льготу или вычет, неполны, недостоверны или противоречивы, то налогоплательщик вправе рассчитывать на налоговую выгоду. Таким образом, основное бремя доказывания в суде возлагается на налоговые органы. Им придется доказать, что в результате предпринятых действий налогоплательщик получил необоснованную налоговую выгоду, а государство потеряло часть налогов.

Налогоплательщик не обязан, но вправе представить доказательства своей правоты. Суд, в свою очередь, будет рассматривать все представленные сторонами доказательства в совокупности и взаимной связи, не придавая какому-либо из них исключительного значения.

Мнение эксперта
Дмитрий Дедов, начальник Управления законодательства ВАС РФ
Обращаясь в суд, налогоплательщик должен обосновать свои требования к налоговому органу.
Суд в соответствии с АПК РФ исследует доказательства, на которые ссылаются стороны для обоснования своих требований. Общий принцип, принятый в международном праве, заключается в том, что если предметом спора являются факты (в данном случае объекты налогообложения), то обязанность доказывания лежит на каждой из сторон спора.

Применение судебных доктрин

Для налогоплательщиков достаточно важными являются разъяснения, которые даны ВАС РФ по поводу особенностей применения судебных доктрин деловой цели и приоритета содержания над формой. Рассмотрим их подробнее.

Деловая цель

В рыночных условиях предполагается, что каждая сделка направлена на реализацию каких-либо деловых интересов участников хозяйственного оборота – получение прибыли (особенно если речь идет о коммерческих организациях) или иной выгоды (получена ли такая выгода, это уже другой вопрос). В то же время «получение налоговой выгоды не может рассматриваться в качестве основной или преимущественной цели сделки или операции» – гласит судебная доктрина деловой цели. Налоговая экономия может быть сопутствующей, но отнюдь не определяющей целью сделки.

Например, персонал налогоплательщика выводится во вновь созданные организации, применяющие упрощенную систему налогообложения, а затем предоставляется по договору оказания услуг налогоплательщику (аутстаффинг); подразделения компании выделяются в самостоятельные юридические лица с переходом на специальный налоговый режим (дробление бизнеса); присоединяется убыточная компания. При отсутствии каких-либо разумных экономических причин и целей налоговым органом и судом будут сделаны выводы о совершении указанных операций лишь для получения налоговых выгод.

Мнение эксперта
Дмитрий Дедов, начальник Управления законодательства ВАС РФ
Обращаясь в суд, налогоплательщик должен обосновать свои требования к налоговому органу. Наличие деловой цели – спасение для нормального бизнеса и большая проблема для тех, кто думает только о налоговой выгоде. Подтвердить деловую цель можно, представив описание экономического содержания бизнеса налогоплательщика, экономических мотивов принятия решений. Затем все это можно подтверждать документами, однако не стоит приносить в суд всю документацию, нужно выбрать только самое важное, непосредственно относящееся к предмету спора.

Вопрос о разумных экономических причинах возникнет и при применении «особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций». Имеются в виду главным образом расчеты в одном банке в один день, использование векселей, взаимозачета и бартера. Налогоплательщика попросят пояснить, чем вызвано совпадение в сроках расчетов и почему не был использован обычный безналичный расчет с применением платежных поручений. В подобной ситуации налогоплательщику следует дать уверенный и подтвержденный доказательствами ответ, проясняющий ситуацию и намерения, не отрицая при этом очевидных вещей (расчеты в группе компаний).

Личный опыт
Константин Блохин, финансовый директор ГК «Конти» (Москва)
В нашей компании в соответствии с планами производства формируется график проведения тендеров и заключения договоров. Таким образом, характер планируемых к заключению и фактически заключаемых договоров очевиден: он подтверждается не только предметом договора, который, как правило, соответствует целям основной производственной деятельности, но и тендерной документацией.
Иногда инициирование заключения договора оформляется служебными записками, поясняющими производственную необходимость в установлении договорных отношений. Что касается экономической целесообразности совершаемых сделок, то она обычно подтверждается первичными документами, в которых не только подробно расшифровывается перечень оказываемых услуг, но и поясняется их связь с производственным процессом и финансовыми результатами.

Приоритет содержания над формой

Гражданское законодательство гарантирует свободу договора (статьи 1 и 421 ГК РФ). Например, если компания планирует обеспечить работника жильем, то она вправе избрать любой подходящий вариант: подарить квартиру, продать ее с рассрочкой платежа, предоставить заем, сдать квартиру в аренду, снять квартиру для работника у других лиц и т.д. Суд разъяснил, что если у налогоплательщика на пути к цели есть возможность выбора, то он не обязан выбирать тот путь (сделку, ряд сделок), который влечет бoльшие налоги.

Вместе с тем речь идет об адекватном отражении в договоре и первичной документации реально существующих отношений между сторонами сделки. Поэтому постановлением № 53 закрепляется использование судами доктрины приоритета экономического существа операции над ее правовой формой.

Налоговая выгода будет признана необоснованной, если в налоговой отчетности хозяйственные операции отражены не в соответствии с их действительным экономическим смыслом. Такое нередко происходит, если, к примеру, трудовые отношения оформляются не трудовым договором, а договором подряда с индивидуальным предпринимателем; купля-продажа или аренда маскируется под совместную деятельность, а авансы – под заемные средства.

Если на основании доказательств, представленных налоговым органом и налогоплательщиком, суд придет к выводу, что документация налогоплательщика неадекватно отражает осуществленные им хозяйственные операции, он определит налоговые последствия исходя из реально сложившихся отношений.

При этом на основании п. 1 ст. 45 НК РФ суд признает правомерным изменение налоговым органом юридической квалификации сделки, включая операции по ее совершению, статус или характер деятельности налогоплательщика.

В данном случае налоговому органу не потребуется обращаться в суд с иском о недействительности сделки на основании гражданского законодательства.

Мнения экспертов
Дмитрий Дедов, начальник Управления законодательства ВАС РФ
Можно отметить, что на практике суды не так уж часто изменяют юридическую квалификацию сделки, статус и характер деятельности налогоплательщика прежде всего потому, что сами налоговые органы редко используют это средство защиты публичных интересов даже в тех случаях, когда это возможно.

Сергей Воропаев, партнер Deloitte & Touche CIS
По нашему мнению, указание ВАС РФ на положение п. 1 ст. 45 НК РФ, предусматривающее судебный порядок взыскания налогов и пеней в случае изменения налоговым органом юридической квалификации сделок налогоплательщика, крайне важно при рассмотрении споров о признании налоговой выгоды необоснованной.
С одной стороны, данная норма НК РФ позволяет налоговикам взыскать недополученные бюджетом суммы исходя из фактической сущности экономических отношений сторон сделки независимо от той юридической формы, которую ей придали не в меру предприимчивые налогоплательщики. С другой стороны, эта же норма защищает имущество законопослушных налогоплательщиков от бесспорного взыскания в результате чересчур «креативных» выводов налоговых органов о фактическом характере хозяйственных отношений.
Следует надеяться, что постановление № 53 задаст правильный тон в правоприменительной практике. Ведь раньше одно указание на «недобросовестность» позволяло налоговому органу не утруждать себя доказательствами фактического характера экономических отношений и при этом еще взыскивать налоги и пени бесспорно. Представляется, что теперь такой «легкой жизни» у налоговых органов не будет.

Необоснованность налоговой выгоды

Налоговая выгода будет признана судом необоснованной, если налоговый орган представит доказательства невозможности осуществления налогоплательщиком тех операций, с которыми связано ее извлечение.

Доказательство необоснованности

О необоснованности налоговой выгоды может свидетельствовать, к примеру, отсутствие у налогоплательщика необходимых ресурсов для осуществления деятельности управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспорта. Вопросы вызовет и отражение в учете только тех операций, с которыми налоговое законодательство связывает возникновение налоговой выгоды, хотя очевидно, что для данного вида деятельности необходимы и другие операции.

В такой ситуации налогоплательщику нужно представить пояснения и доказательства того, что данные ресурсы и не требовались, так как соответствующие функции (изготовление, перевозка, хранение товара и т.п.) согласно договорам осуществляли контрагенты – поставщики, подрядчики, исполнители. При этом следует понимать, что следующим шагом налоговых органов станет проверка контрагентов на предмет уплаты налогов и наличия у них необходимых ресурсов (подробнее об ответственности за контрагентов см. ниже).

Налоговые органы поинтересуются и маршрутом движения товаров как к налогоплательщику, так и от него, в связи с чем будут изучены документы, подтверждающие транспортировку товаров. Отсутствие таких документов, скорее всего, будет приравниваться к отсутствию товара.

Если выяснится, что экспортированные товары не производились на российских предприятиях в количестве, указанном экспортером, то суды также сделают вывод о необоснованности налоговой выгоды (хотя в этой ситуации правильнее было бы поставить вопрос о злоупотреблениях на таможне).

Довольно часто налоговые органы делали вывод о недобросовестности налогоплательщика, отмечая какой-либо один «подозрительный» факт, к примеру создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции, разовый характер сделки, использование посредников или неритмичную деятельность налогоплательщика.

Однако сами по себе такие факты не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. ВАС указал, что эти обстоятельства должны оцениваться в совокупности с другими «настораживающими» признаками. К тому же придется выявить их взаимосвязь, то есть как именно подобные факты способствовали получению налоговой выгоды. Отметим, что указанный в постановлении № 53 список далеко не полон: на практике подозрения у проверяющих и судей вызывают использование в расчетах векселей, создание простого товарищества и многие другие факты, отклоняющиеся от «нормальной» деловой практики.

В качестве доказательств все активнее используются свидетельские показания, в том числе бывших работников. Налоговые инспекторы и следователи обращают внимание на преддоговорную и деловую переписку, черновики, докладные и рабочие записи, выявляют скрытую аффилированность на основе ЕГРЮЛ, сопоставляют и анализируют экономические параметры, запрашивают материалы уголовных дел. Суды от таких доказательств, по крайней мере, не отмахиваются, напротив, относятся с пониманием.

В спорах о налоговой выгоде решающее значение имеют доводы сторон, а также активное поведение в процессе доказывания. Многое будет зависеть от ответов на вопросы проверяющих и судей: ответы должны быть убедительными, достойными, основанными на доказательствах.

Способы привлечения и использования капитала вне связи с налоговой выгодой

В определении от 08.04.04 № 169-О Конституционный суд РФ сделал вывод, что налогоплательщик не вправе претендовать на вычет по НДС, если у него имеются заемные средства. Широкий общественный резонанс, вызванный введением такого ограничения для развития бизнеса, вынудил судей КС РФ уточнить и разъяснить свою позицию в определении от 04.11.04 № 324-О. Но, как говорится, осадок остался, и на практике налоговые органы и суды зачастую продолжают отказывать лизинговым компаниям и другим налогоплательщикам в вычетах НДС, если источником финансирования их деятельности послужили заемные средства.

Можно надеяться, что теперь проблем станет меньше. В постановлении ВАС РФ специально отмечено, что обоснованность налоговой выгоды не зависит от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности (использование собственных, заемных или кредитных средств, эмиссия ценных бумаг, увеличение уставного капитала). Следовательно, суды не вправе отказать компаниям в вычетах лишь потому, что те использовали в расчетах заемные средства.

Не зависит обоснованность налоговой выгоды и от эффективности использования капитала. Другими словами, даже если средствами можно было бы распорядиться более рационально и с большей выгодой, это не повод для претензий к налогоплательщикам. Предпринимательская деятельность по определению связана с самостоятельными шагами, неопределенностью, риском и конкуренцией. К тому же налоговый инспектор не оказывает бизнесмену консультационных услуг, помогая заработать побольше, а значит, не вправе вмешиваться в «производственный процесс».

Ответственность за контрагента

И арбитражные суды, и ФНС России неоднократно делали выводы о том, что налогоплательщик, претендующий на возмещение НДС, но не проявивший должной степени осмотрительности и осторожности при выборе поставщиков, не может быть признан добросовестным.

К похожим выводам пришел и Суд Европейских сообществ. Так, в решениях от 12.01.06 и от 11.05.06 отмечено, что налогоплательщику может быть отказано в возмещении НДС, если ему было (или могло быть) известно о наличии злоупотреблений в цепочке поставок. Иными словами, отказ возможен в том случае, если налоговый орган докажет, что налогоплательщик либо соучаствовал в мошенничестве, либо не проявил должной осмотрительности при выборе контрагентов. Аналогичный подход – возможность отказа налогоплательщику в вычетах по НДС вследствие неуплаты налога контрагентами в некоторых случаях – содержится и в постановлении № 53.

С одной стороны, каждая организация – это самостоятельный налогоплательщик, поэтому, как отметил ВАС РФ, факт нарушения контрагентами (в основном поставщиками) своих налоговых обязанностей не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. С другой стороны, налоговая выгода будет признана необоснованной, если налоговый орган докажет, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и что ему должно было быть известно о возможных или имеющихся нарушениях, допущенных контрагентом. В частности, в силу взаимозависимости или аффили-рованности с ним налогоплательщика. То же касается и ситуации, когда налогоплательщик, а также контролируемые им лица осуществляют сделки преимущественно с организациями, не исполняющими налоговых обязанностей (фирмами-«однодневками»).

Осмотрительность и осторожность с контрагентами

Алексей Дубинчин, начальник Департамента налогов и права ОАО «ЭнергоМашиностроительный Альянс»
Отдельные предприятия нашей группы зарегистрированы в Ростовской области, а систему арбитражных судов Северного Кавказа уже достаточно давно отличает крайне жесткая позиция в спорах о возмещении НДС, в которых наиболее заметно проявляются налоговые риски выбора контрагентов. В связи с этим около двух лет назад мы разработали специальный регламент, определяющий принципы взаимодействия с контрагентами, которые поставляют нам сырье и материалы.
Контроль за поставщиками проводится в два этапа. На преддоговорном этапе служба материально-технического обеспечения запрашивает у потенциальных контрагентов свидетельство о постановке на налоговый учет, бухгалтерский баланс с отметкой налогового органа, налоговые декларации по НДС за два-три последних налоговых периода, также подтвержденные налоговым органом. По нашему мнению, проверка этих документов соответствует требованию «базовой» осмотрительности.
Юристы и бухгалтерия проверяют достоверность полученной информации. Выясняют, состоит ли потенциальный партнер на налоговом учете, выполняет ли обязанности по составлению и представлению в налоговые органы бухгалтерской и налоговой отчетности и, наконец, самое важное: сопоставим ли размер налоговой базы будущего контрагента по НДС с тем объемом, который планируется в отношениях с нашей организацией.
На втором этапе на основе бухгалтерского баланса, налоговых деклараций и платежных поручений, свидетельствующих об уплате в бюджет НДС, контролируется налоговая база поставщика, сложившаяся по операциям с нашей компанией. В частности, в декларации за отчетный период, в котором проводились поставки в наш адрес, величина налоговой базы поставщика должна соответствовать сумме НДС, указанной в счетах-фактурах, выставленных в адрес покупателей. Кроме того, сумма начисленного нашим партнером НДС должна быть не меньше, чем сумма уплаченного в бюджет налога.
Необходимость представления вышеуказанных документов заранее закрепляется в договоре с поставщиком как его обязательство, обеспеченное одним из доступных с точки зрения действующего законодательства способов. Например, речь может идти об установлении неустойки за непредставление (просрочку представления) документов или о встречном исполнении обязательств (пока не будет представлена документация, окончательный расчет не производится).
Не исключаю, что приведенная система покажется громоздкой и трудоемкой. Но, во-первых, регламент содержит исключения, которые касаются отдельных категорий контрагентов: лиц, с которыми установились длительные хозяйственные связи; организаций в форме АО; крупнейших налогоплательщиков; хозяйственных обществ с долей участия государства; контрагентов, договоры с которыми заключены на незначительные суммы и т.д. Во-вторых, с учетом действий налоговых органов и сложившейся правоприменительной практики выбор «наименьшего из двух зол» для нас очевиден.

Поскольку ВАС РФ использует термин «контрагент», то есть «другая сторона по сделке», логично предположить, что налогоплательщик, по крайней мере, не отвечает за действия других лиц в хозяйственной цепочке (субпоставщиков, субподрядчиков, субисполнителей и т.д.). Каждый отвечает лишь за тех, кого он выбирает, иными словами, «поставщик моего поставщика – не мой поставщик».

Личный опыт
Константин Блохин, финансовый директор ГК «Конти» (Москва)
В нашей компании утверждены требования к потенциальным контрагентам, которыми мы и руководствуемся в работе. Для проверки потенциального контрагента мы обычно запрашиваем выписки из учредительных документов; документы, подтверждающие включение организации в ЕГРЮЛ и постановку на учет в налоговом органе; копии договора аренды офисного помещения (подтверждают место фактического нахождения организации); финансовую отчетность организации. Предпочтительно, чтобы переговоры от имени контрагентов велись лицами, являющимися их единоличными исполнительными органами (например, генеральными директорами).
Хотелось бы отметить важное обстоятельство, на которое ранее указал ВАС РФ: обвинить организацию в получении необоснованной налоговой выгоды можно лишь по совокупности имеющихся в наличии доказательств.
В настоящее время налоговые органы проводят проверки и делают выводы о недобросовестности по формальному принципу, не исследуя обстоятельства дела достаточно полно. Поводом для подобного вывода может послужить, например, отсутствие контрагента по фактическому адресу, указанному в счете-фактуре. При этом другие обстоятельства деятельности контрагента налоговыми органами в расчет уже не принимаются. При таком подходе снизить налоговые риски можно, только тщательно отбирая контрагентов и заключая договоры с проверенными партнерами, имеющими безупречную предпринимательскую и налоговую историю.

Отметим, что на налогоплательщиков не возлагается обязанность проверять уплату налогов контрагентами – это, как и прежде, функция налоговых органов. Но чтобы избежать неприятностей в суде и необходимости доказывать «чистоту» своего контрагента, следует принять превентивные меры еще на стадии преддоговорной работы. Нужно отбирать надежных поставщиков, обращая внимание не только на подтверждение их юридического статуса (устав, свидетельство о регистрации, свидетельство о постановке на учет и выписка из ЕГРЮЛ), но и на деловую репутацию, и на экономическую состоятельность поставщиков, формировать «досье» поставщиков.

Последствия признания налоговой выгоды необоснованной

Признание судом выгоды необоснованной не будет означать для налогоплательщика, как прежде, «поражение в правах» и лишение гарантий, предусмотренных законодательством. Другими словами, налогоплательщику просто откажут в праве на льготу, вычет, уменьшение налогооблагаемой прибыли, возмещение НДС из бюджета и т.д.

По нашему мнению, необоснованность налоговой выгоды не означает признания налогоплательщика правонарушителем и не должна повлечь взыскания штрафов. По сути, речь идет лишь о косвенных доказательствах, недостаточных для доказывания вины налогоплательщика в нарушении закона. В решении от 21.02.06 Суд Европейских сообществ отметил, что последствием выявления злоупотребления должно стать не наложение штрафа (поскольку привлечение к ответственности возможно лишь при прямом нарушении нормы закона), а возникновение обязательства по уплате соответствующей налоговой задолженности, то есть недоимки и пеней.

Перспективы применения налоговой выгоды

Постановление № 53 не содержит списка недопустимых способов налоговой экономии. Этого и следовало ожидать, поскольку «схем» довольно много. К тому же строгие определения, свойственные закону, могут быть обойдены любителями формального подхода так же легко, как и любая законодательная норма до этого. В результате принятый документ изобилует оценочными понятиями, суть которых будут определять суды исходя из собственного видения конкретной ситуации.

Мнения экспертов
Владимир Альтергот, директор по правовым вопросам ОАО «Отечественные лекарства»
На мой взгляд, постановление ВАС РФ далеко не панацея от всех бед. Раньше велись споры по поводу того, что считать недобросовестностью, доходящие иногда до не совсем понятных ситуаций. Например, ВАС РФ в постановлении от 20.02.02 № 12488/05 указал: «То обстоятельство, что само общество от уплаты налогов не уклонялось, не свидетельствует о его добросовестности при совершении операций». Сейчас суды разных уровней начнут выяснять, что считать деловой целью. Более того, споры по этому поводу уже идут, и довольно давно.
Например, Президиум ВАС РФ постановлением от 20.06.06 № 3946/06 отменил решения арбитражных судов, в которых был признан факт отсутствия деловой цели при реализации товара на экспорт по стоимости ниже покупной цены. Данный случай подтверждает отсутствие у судов единого мнения по поводу отнесения конкретных сделок к имеющим или не имеющим деловую цель.

Николай Фрейтак, менеджер компании AGA Management
Постановление ВАС РФ о налоговой выгоде подменяет закрепленные в НК РФ правила налогообложения (в том числе в отношении признания расходов, применения вычетов и льгот), что в действительности может привести к самым непредсказуемым последствиям. Использование в правоприменительной практике терминов, не предусмотренных действующим законодательством, содержит серьезную угрозу стабильности и правовой защищенности бизнеса.
Между тем правомочность ВАС РФ вводить в правовой оборот понятия, ставящие реализацию прав налогоплательщиков в зависимость от соблюдения законодательно не закрепленных критериев и условий, вызывает серьезные сомнения. Необходимо отметить, что термин «недобросовестность» при всей своей спорности был установлен КС РФ в рамках предоставленного ему законом права на конституционное толкование. Вопрос о том, в рамках каких полномочий действовал ВАС РФ при разработке неизвестной НК РФ терминологии, требует специального выяснения
Мы полагаем, что у налогоплательщиков есть все основания для обращения в КС РФ с просьбой рассмотреть вопрос о конституционности позиции ВАС РФ. Поводом для подачи жалобы может стать применение в конкретном деле какой-либо статьи НК РФ (в частности, статей 171 и 172, регулирующих применение вычетов, или ст. 252, вводящей условия признания расходов) с учетом разъяснений, содержащихся в постановлении о налоговой выгоде. Напомним, что КС РФ вправе оценивать норму закона с учетом смысла, придаваемого ему официальным толкованием и сложившейся правоприменительной практикой (ст. 74 Закона «О Конституционном Суде РФ»).

Очевидно, что принятое ВАС РФ постановление потребует от судей повышения экономической, а от налоговых инспекторов и налогоплательщиков - правовой грамотности.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка




© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы скачать образец документа

В подарок, на адрес электронной почты, которую Вы укажете при регистрации, мы отправим форму «Порядок управления дебиторской задолженностью компании»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль