«Финансовые директора во всем мире считаются элитой»

5688
Чернецкая Анна
главный редактор журнала "Финансовый директор"
Проблема дополнительного или, точнее, бизнес-образования волнует многих наших читателей. Сфера финансов развивается весьма динамично, поэтому финансовым директорам необходимо постоянно учиться, чтобы не отстать от современных требований к финансовым руководителям. Однако нужно четко осознавать, чему учиться и где. На эти и многие другие вопросы отвечает Елена Лобанова, один из крупнейших российских специалистов по финансовому менеджменту.
«Финансовые директора во всем мире считаются элитой»

— Елена Николаевна, в различных интервью Вы неоднократно отмечали, что с каждым годом в России появляется все больше финансовых директоров. Можно ли выделить какие-то ключевые направления, которые начинающий финансовый директор должен освоить в первую очередь?

— Давайте будем отталкиваться от самой профессии. Финансовый директор — это менеджер, точнее, финансовый менеджер, а еще точнее главный финансовый менеджер. Именно так и звучит эта профессия по-английски — chief financial officer (CFO). Прерогатива деятельности финансового директора — стратегический финансовый менеджмент. Вот этому и нужно в первую очередь учить начинающих финансовых директоров. Справедливости ради нужно сказать, что стратегические финансы сегодня вынуждены осваивать и весьма опытные финансовые директора. Потому как стратегические аспекты финансовой деятельности и для них новое дело.

— Высшие учебные заведения нередко вкладывают в понятие «финансовый менеджмент» разное содержание. Что может ожидать финансовых директоров при выборе специализации «финансовый менеджмент»?

— Прежде всего необходимо уточнить ряд моментов. Финансовый менеджмент как специализация существует в рамках двух специальностей: «финансы и кредит» и «менеджмент». В первом случае речь идет о менеджменте финансовых операций, а обладатели этой специальности относятся к категории экономистов. Во втором случае преобладают управленческие аспекты финансовой деятельности, а те, кто получает специализацию «финансовый менеджмент», становятся финансовыми менеджерами.

Финансовый менеджмент начал полноценно развиваться в нашей стране лишь во второй половине 90-х годов. До этого он представлял собой небольшую надстройку над бухучетом. К сожалению, в России в период 90-х годов получила распространение устаревшая версия сертификации финансовых менеджеров, заимствованная из опыта Великобритании. Там финансовый менеджер долгие годы был лишь ступенью на пути к должности бухгалтера.

Сегодня можно смело говорить о новом содержании финансового менеджмента, в основе которого лежит концепция приращения стоимости (ценности) компании (value based management). Именно это новое содержание финансового менеджмента интересует финансовых руководителей в первую очередь. Помимо студентов, которые хотят получить современное финансовое образование, овладеть навыками управления финансами стремится масса людей, уже не один год работающих в финансовой сфере. Им не нужен бухучет, для этого есть квалифицированные специалисты. Им необходимы новые подходы к управлению, которые дает менеджмент финансовый.

— Вы достаточно давно говорите о необходимости изучения финансового менеджмента российскими топ-менеджерами. Убедиться в этом Вам помогло обучение в Гарварде?

— Не совсем. Скорее, такое заключение я сделала в результате своей профессиональной деятельности. Пребывание в Гарварде стало лишь одним из ее этапов. В Гарвардской школе бизнеса (Harvard Business School — HBS) я оказалась ровно десять лет назад вместе с ведущими преподавателями стран Центральной и Восточной Европы. Для обучения по программе CEETP (Central and Eastern European Training Program — образовательная программа для стран Центральной и Восточной Европы. — Примеч. редакции) было отобрано около 60 человек. Она оказалась очень успешной, и ее выпускники вошли во все каталоги HBS. И это несмотря на то, что данная программа существенно отличалась от традиционных программ Гарвардской школы бизнеса, так как у нее были иные цели и задачи, меньше требований к участникам. Для HBS она была уникальна. Нас опекали во всех отношениях. Преподавали лучшие профессора (к слову, нам читал лекции Майкл Портер), были собраны лучшие кейсы, книги и учебные курсы. С каждым из нас велась большая индивидуальная работа. Нам меняли профессиональное мировоззрение. Второй ступенью программы было трехмесячное обучение в Уортонской бизнес-школе Университета Пенсильвании (University of Pennsylvania: Wharton). Ведущие финансисты мира именно эту школу считают лучшей.

Большое значение имело для меня то, что директор Уортонской части программы CEETP фактически подарил нам десяток лучших и очень дорогих книг по финансам. Из этой поездки я привезла в Россию знаменитую книгу Брейли и Майерса «Основные принципы корпоративных финансов».

После Уортона были Лондонская школа бизнеса и работа вместе с известнейшим профессором Пайппером. Это он подарил мне книгу «Управленческие финансы», по которой учатся английские CFO. Затем была большая работа в Кембриджском университете. Мне удалось поработать с профессором Уинсфилдом (автором книги «Управленческий финансовый анализ»). Кроме того, мои друзья организовали мне встречу с Джеймсом Миром. Он лауреат Нобелевской премии 1985 года по экономике, один из теоретиков поведенческих финансов и долевой экономики. Подаренные им материалы до сих пор служат мне большим подспорьем.

— Елена Николаевна, Вы хорошо знакомы и с западным, и с российским образованием. Каковы, на Ваш взгляд, принципиальные отличия российского финансового образования от западного? Почему многие предпочитают западное образование?

— Занимаясь более пятнадцати лет западным бизнес-образованием, проучившись и побывав в ведущих школах бизнеса США и Европы, а самое главное, проработав в российском бизнес-образовании 25 лет, абсолютных ответов я тем не менее не знаю, однако готова изложить свою позицию.

За десять лет (с 1993 по 2003 годы) в поствузовском и вузовском финансовом образовании мы сделали невероятный по масштабам и глубине прорыв. Основной финансовый инструментарий, унифицированный и принятый в мире, сегодня органично входит в российскую практику управления. На русском языке изданы лучшие зарубежные учебники по финансам и менеджменту, которые служат основой обучения в лучших университетах и школах бизнеса. Российским студентам и слушателям программ МВА стали доступны практически любые зарубежные книги и пособия. Помимо этого за десять лет сформировалась когорта специалистов очень высокого уровня, способных преподавать самые современные финансовые дисциплины, причем ничуть не хуже большинства зарубежных профессоров. Правда, их очень мало, и сконцентрированы они в трех-четырех учебных заведениях Москвы и Санкт-Петербурга.

Наши преподаватели конкурентоспособны и на международном уровне — в этом у меня нет сомнений. Более того, у них есть преимущества перед западными преподавателями: они хорошо знакомы с российской экономикой и российскими предприятиями. Хочу подчеркнуть, что их знания более конкретны и практически значимы. Поэтому я рекомендую получить прежде всего российское финансовое образование. Сегодня оно хорошего качества.

Западное образование также обладает рядом достоинств, в том числе многолетним и огромным опытом образовательной деятельности, четкой специализацией финансовых знаний, которой у нас пока нет. Но главное в другом. На Западе существуют области знаний, которые в России еще не освоены. Я называю эти области «белыми пятнами» финансов. По целому ряду причин мы развиваемся медленней, чем нужно и чем могли бы.

В целом мне не хотелось бы отдавать предпочтение или противопоставлять российское и западное образование. Я уверена, что нужно искать оптимальное сочетание. Вариантов такого сочетания множество.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее о «белых пятнах» в российском бизнес-образовании.

— Их немало. Прежде всего я бы выделила банковский менеджмент. Несмотря на наличие в нашей стране ряда специализированных учебных заведений, готовящих банкиров, и амбиции их руководителей, я не встречала ни одной программы, которая была бы адекватна современным требованиям к управляющим банками. Нет специалистов по банковскому менеджменту, которые бы знали специфику банковского дела и управления банком. Образование банкиров основывается пока на функциональных направлениях банковской деятельности. Нет синергетического подхода к знаниям в области управления банком. Нет и компетентной, глубокой и длительной подготовки банкиров нового поколения.

Финансовый менеджмент в реальном секторе российской экономики развивается на нынешнем этапе высокими темпами. Однако и здесь много «белых пятен». Одно из глав-ных — ценообразование активов. Заметим, что это определяющий модуль самой знаменитой магистерской программы по экономике и финансам, разработанной в бизнес-школе Университета Уоррик (Warrick Business School, University of Warrick). По признанию финансовых воротил лондонского Сити, эта школа занимает первое место в их рейтинге. Мне довелось познакомиться с этой престижной для финансистов программой. Однако ее главное содержание, связанное с технологиями и методами оценки активов, воспроизвести силами российских преподавателей трудно. Причина в том, что российский фондовый рынок не требовал от специалистов глубоких и развернутых знаний по управлению активами в условиях неопределенности.

Кроме того, мало внимания уделяется бюджетированию. Сделав подобное заявление, я сама себя высекла. За последние пять лет столько сделано по бюджетированию... И на практике, и в теории. Посвятив много сил и энергии развитию бюджетирования в России, я делаю тем не менее жесткие и неутешительные выводы. Большинство специалистов по бюджетированию, к сожалению, «слышат звон, да не знают, где он». В итоге многие предприятия установили систему бюджетирования, которая работает по законам оперативного планирования и управления и не имеет стратегической направленности. А ведь должна функционировать система непрерывного бюджетирования, рассчитанная на несколько лет. Хотя некоторые сдвиги на ряде предприятий уже сделаны: первая часть мастер-бюджета — отчет о прибылях и убытках составляется на три года. Однако о бюджетировании денежных потоков на такой срок речь пока не идет. И уж совсем немногие финансовые директора заняты прогнозной оценкой реальных будущих доходов компании, средневзвешенной цены капитала.

Конечно же, не следует забывать о теории портфеля1, которая является фундаментальной составляющей современного финансового менеджмента. Эта дисциплина особенно нужна инвестиционным и финансовым аналитикам. Их подготовкой в нашей стране только-только начинают заниматься. Роль этих специалистов в развитии финансового сектора недооценивается, и сил на их подготовку предстоит затратить немало. Наша школа (Высшая школа финансового менеджмента Академии народного хозяйства при Правительстве РФ. — Примеч. редакции) принимает непосредственное участие в разработке концепции подготовки инвестиционных и финансовых аналитиков совместно с Гильдией инвестиционных и финансовых аналитиков России (ГИФА) и Финансовой академией при Правительстве РФ. Мне бы очень хотелось, чтобы наши лучшие выпускники получали европейские дипломы инвестиционного аналитика. Они этого достойны.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее о подготовке финансовых аналитиков, поскольку эта тема близка нашим читателям. К нам в редакцию приходят вопросы, например о том, как получить сертификат CFA.

— CFA2 — это американское звание, признанное во всем мире. Под эгидой AIMR (The Association for Investment Management & Research) создана целая система аттестации финансовых аналитиков и получения CFA. Прямо скажем, процесс обучения нелегкий и длительный (не менее трех лет). Но если вы хорошо знаете английский, обладаете современными знаниями в области финансов, то можете попытаться пройти этот тернистый путь. AIMR разработала дистанционную систему подготовки CFA.

В Европе тоже есть программа сертификации, подобная CFA. Правда, речь идет о подготовке сертифицированных инвестиционных аналитиков международного образца. Форма разная, но суть одна. В основе европейской модели лежит упрощенная американская версия.

Гильдия инвестиционных и финансовых аналитиков России подписала договор с Европейской федерацией ассоциаций финансовых аналитиков. Процесс аккредитации сегодня уже завершен, и ГИФА получила право проводить базовый и национальный, а также международный экзамен на русском языке. Если базовый экзамен сдать нетрудно, то сдать национальный экзамен, к сожалению, могут очень немногие российские специалисты в силу недостаточного уровня их специального образования. Необходима специальная система подготовки и, если хотите, натаскивания аналитиков. Все сдавшие экзамен получают квалификацию «Сертифицированный международный инвестиционный аналитик» — CIIA (Certified International Investment Analyst).

— Вернемся к российским финансовым директорам. Многие из них просто не знают, с чего начать. В редакцию часто поступает именно такой вопрос: с чего начать? К примеру, главный бухгалтер, которого назначили финансовым директором, спрашивает: чему учиться и где?

— С некоторыми главными бухгалтерами происходит любопытная метаморфоза, которую я назвала «тенденцией 2002». В прошлом году я увидела массу главбухов, которые целенаправленно пришли переучиваться на финансовых директоров. Им по 45—50 лет, и они за немалые деньги, часто издалека, приезжают осваивать то, о чем ничего не знают и никогда не слышали. Я спросила себя, что же происходит? Несколько лет назад, когда я много ездила по регионам, то всегда сталкивалась с одним и тем же явлением. Какие бы вопросы вы не решали в кабинете генерального директора, всегда встречали следующий триумвират: в центре сидел талантливый и энергичный генеральный директор, слева, как правило, молодой заместитель по финансам или финансовый директор, который что-то знал про ценные бумаги и проводил некие спекуляции с акциями реальных собственников, а справа — главный бухгалтер, который, собственно, и решал все ключевые вопросы.

И вот совсем недавно главные бухгалтеры почувствовали, что они теряют свои позиции, что их стали отодвигать на вторые роли. Позиции же финансового директора стали укрепляться, возраст и опыт перестали играть решающее значение. Главбухи занервничали. Надо иметь в виду, что в данном случае речь идет о сильных, волевых и амбициозных людях. Именно они сегодня учатся на финансовых директоров, изучают финансовый, стратегический менеджмент и многое другое, что раньше казалось ненужным и далеким для наших предприятий.

Специалист, имеющий статус CFO, практически с 90-процентной вероятностью получает более высокий статус в управлении компанией

— Кто кроме главбухов хочет стать финансовым директором?

— Основной контингент нашей школы — это все-таки не главные бухгалтеры. К нам идут одаренные люди, с хорошим техническим образованием — у них больше шансов стать хорошими финансовыми директорами. Кстати, далеко не все главбухи, которые приходят учиться, становятся финансовыми директорами, и это понятно. Должность финансового директора чаще всего занимают бывшие главные инженеры. А знаете почему? Потому что это, как правило, люди с высоким интеллектом и хорошим образованием. И еще. Главным инженерам можно доверить управление чужими деньгами. Справедливости ради скажу, что у бухгалтеров с интеллектом тоже все в порядке, но их профессиональное сознание зашорено нормативными актами по бухучету. Так сложилось, что технари к деньгам не имели никакого отношения. Они «не испорчены» деньгами, поэтому им можно доверить управление большими чужими средствами в расчете на то, что будет положительный эффект (приращение ценности всего предприятия). Как пример приведу Ижевский механический завод. Финансовым директором там стал бывший главный инженер — очень талантливый специалист, автор многих изобретений. Как и многие технари, он трудоголик и с готовностью осваивает новые знания. За год обучения у нас он вырвался в своей группе далеко вперед. Мы помогли ему разработать концепцию стратегического развития завода. Недавно, выиграв тендер, он получил должность генерального директора.

— Какие российские бизнес-школы, на Ваш взгляд, заслуживают внимания?

— Выбор российских бизнес-школ, где финансовые директора могли бы пройти комплексное обучение, небольшой. Это Высшая школа менеджмента ГУ-ВШЭ, с которой мы тесно сотрудничаем, обмениваемся преподавателями. У них есть программа, аналогичная нашей, а также очень хорошая учебно-методологическая база. Есть МИРБИС. Эта школа, скорее, для бухгалтеров, там программа проще. В Академии народного хозяйства есть, например, Высшая школа корпоративного управления, которая готовит руководителей самого высокого уровня. Там финансовый директор изучает систему управленческих знаний и в меньшей степени финансы. В любом случае финансовый директор должен решать сам, что ему больше нужно: управление или финансы. Только за финансовыми знаниями он должен идти, например, в Финансовую академию или в АНХ.

Можно пойти учиться в Высшую школу международного бизнеса, с которой мы тесно сотрудничаем. Там преобладает концепция финансов индивидуального поведения. Это очень важно для руководителя, но для финансового директора недостаточно.

Есть очень хорошая школа «Синергия» при Плехановской академии. У них первая в России МВА, которая аккредитована в АМВА3. Государственный университет управления им. С. Орджоникидзе создал школу (Институт проблем управления новой экономикой. — Примеч. редакции), в которой работают известнейшие российские ученые. Их программа «Корпоративные финансы» аналогична нашей.

Наша школа — единственная в России, которая специализируется на подготовке финансовых менеджеров. Есть магистратура по финансовому менеджменту, есть МВА «Финансы», есть Школа финансового директора, которая нацелена только на переподготовку финансовых директоров. Это один из наших новых проектов. Еще один разрабатываемый проект — Школа финансовых аналитиков.

В любом случае при выборе бизнес-школы надо четко понимать, чего вы хотите, критически оценивать свою готовность работать, выделить приоритетные для себя вопросы и сравнить степень проработанности этих вопросов в различных бизнес-школах.

— Все равно круг таких школ очень узок, буквально по пальцам можно пересчитать. А в регионах разве нет вузов или школ, достойных внимания?

— Подчеркну, что я говорю только о тех учебных заведениях, которые находятся приблизительно на одном уровне. Это АНХ, ГУУ, Высшая школа экономики, Финансовая академия, Плехановская академия и примыкающие к ним структуры. Что касается регионов, то надо иметь в виду следующее. В последние годы огромное число преподавателей из Владивостока, Красноярска, Барнаула, Екатеринбурга, многих других крупных учебных центров приезжали учиться в Москву. Я знаю многих преподавателей, которые в ходе учебы выдавали себя за бизнесменов. В этом нет ничего страшного. Важен результат. Думаю, благодаря этому уровень преподавания в региональных вузах постепенно растет. Конечно, особняком в этом смысле стоит Санкт-Петербург. Там есть очень сильные образовательные структуры, а также филиалы нескольких хороших западных школ бизнеса.

— Получается, выбирая вуз, финансовый директор должен прежде всего определиться, что ему нужно в первую очередь?

— Конечно. У всех разный уровень потребностей, образования и амбиций. Для кого-то престижно учиться в Академии при правительстве, а кто-то исходит из необходимости получить конкретные знания, например по банковскому делу или финансовому анализу.

Многие из тех, кого назначают на должность финансового директора, приходят учиться в Школу финансового директора (я о ней уже упомянула), организованную при нашей Высшей школе финансового менеджмента. В основе обучения лежит программа переподготовки, рассчитанная на 500 часов, дающая необходимые знания по стратегическому и финансовому менеджменту. За 10 месяцев или за год «скоростного движения», как я это называю, преодолеваются страх и комплексы перед новейшими финансами. Такую программу выбирают финансовые директора, которые пока «не доросли» до МВА: у них нет времени, им не нужен диплом МВА и т. д. Начинающему финансовому директору я бы все-таки рекомендовала программу МВА.

— Что Вы думаете по поводу российских программ МВА?

— Начну с того, что я думаю о российских программах МВА хорошо. Обо всех. Они отражают колоссальные усилия тех, кто занят бизнес-образованием. Они принесли и приносят много пользы. К слову, за плечами американских программ более ста лет опыта, а за нашими программами — всего десять лет и ничего, кроме энтузиазма небольшой группы людей. Вывод один: у российских программ МВА все впереди, и нам предстоит над этим много работать.

Отечественные программы МВА получили государственный статус, а это означает, что диплом МВА теперь признан в России

Откровенно говоря, финансовый директор как топ-менеджер может выбрать практически любую отечественную программу МВА. Потому что такая программа позволяет получить совокупность знаний по менеджменту, логистике, финансам, — словом, весь традиционный набор, который дается в МВА.

К сожалению, выбор таких программ в России пока очень небольшой. По данным Российской ассоциации бизнес-образования, в России всего 20 программ МВА, которые получили государственный статус. Это мизер! Для сравнения, в маленькой ЮАР 87 подобных программ, в Германии 120, в Великобритании, образно говоря, в каждой второй деревне есть бизнес-школа, про США я и не говорю.

— Бытует мнение, что российская МВА — вовсе не МВА. Мы очень часто слышим подобные высказывания, особенно от тех, кто получил образование в западных бизнес-школах4.

— Я их понимаю. Раньше я была таким же снобом, как и они. Сейчас я по-прежнему сноб, но мое отношение к МВА поменялось. В определенной степени я готова согласиться с подобной точкой зрения, и вот почему. Начнем с того, что у нас отсутствует то, что по-английски называется facilities (удобства, средства обслуживания. — Примеч. редакции). Для тех, кто обучается на МВА в Гарвардской школе бизнеса, построено специальное здание, каждому выделяется полностью оборудованная квартира, где он может жить с семьей. У студентов нет бытовых и организационных проблем. Конечно, за это приходится платить. Но даже если мы поднимем плату за обучение в российских бизнес-школах, то не сможем гарантировать необходимый уровень удобств, причем как бытового характера — питание, проживание, так и связанных непосредственно с учебой. К примеру, в отличие от западного профессора я не могу направить по электронной почте студенту задание, потому что у него в гостинице нет компьютера. И вот из этих, казалось бы, мелочей все и складывается.

Другая проблема — глубина проработки тех или иных тем. Все учебные материалы, которые готовят преподаватели, надо постоянно обновлять, а на это иногда просто не хватает времени и сил. Гарвардская профессура, например, вообще по полгода не преподает, а занимается наукой и консультированием, которое, кстати, и приносит им основной доход. Наши ведущие преподаватели себе этого позволить не могут. Они преподают шесть раз в неделю, почти круглосуточно.

Ну и, как я уже говорила, в некоторых сферах знаний в России существуют «белые пятна».

Конечно, если у вас есть 120 тысяч долларов на обучение и примерно столько же на accommodation (проживание. — Примеч. редакции), то нужно ехать в Гарвард. Однако при этом все равно надо четко осознавать, для чего вам это образование.

К сожалению, многие российские финансисты не знают английского языка и по разным причинам уже не смогут освоить его на должном уровне. Российские же программы МВА дают им возможность получить необходимые знания на русском.

— И все же проблема международного признания российского образования существует. Как, на Ваш взгляд, ее можно решить?

— Сразу скажу, что мне кажется принципиально неверным путь, когда проблему международного признания российских топ-менеджеров пытаются решить путем проведения совместных программ на английском языке подчас со слабыми преподавателями из третьесортных западных университетов. Нашим топ-менеджерам не нужен диплом школы, не входящей в первую сотню мировых бизнес-школ.

Я считаю, что с западными бизнес-школами надо делать не совместные программы, а совместные модули по ряду направлений, по которым мы отстаем. Например, по ценообразованию активов базовые знания могут дать российские школы, а углубленный курс — Институт ценных бумаг Великобритании, который уже готов заключать подобные соглашения. Это позволит получить не диплом, но сертификат этого института, а главное, современные и качественные знания.

Еще один немаловажный момент — международная сертификация финансовых менеджеров. Существует международный сертификат финансовых менеджеров5, и наша магистратура, к примеру, адекватна трехступенчатому обучению по этой программе международной сертификации. И мне хочется, чтобы наши выпускники также смогли получать сертификат CFM уже в ближайшем будущем.

— Елена Николаевна, сейчас много говорят о том, что в российскую экономику готовы вкладывать деньги западные инвесторы, которые, однако, обращают внимание не столько на оборот компании, сколько на топ-менеджмент. Согласны ли Вы с этим мнением?

— Вы затронули чрезвычайно важный для отечественной экономики вопрос. Большинство российских компаний — это либо закрытые акционерные общества, либо открытые, но некотируемые компании. В этой связи применительно к нашей стране речь идет о так называемом «некотируемом финансовом менеджменте», то есть расчетном финансовом менеджменте, который не может опираться на курс акций, на информацию эффективного фондового рынка. Тем более что рынок у нас не очень ликвидный и находится, прямо скажем, в зачаточном состоянии. Что это означает? Развиваясь, компании нуждаются в привлечении средств со стороны в виде заимствований или путем эмиссии акций. Однако в условиях некотируемости, закрытости компаний и неэффективности фондового рынка рассчитывать на приток свободных денег со стороны ни в той, ни в другой форме не приходится. В то же время проблема привлечения инвестиционных средств очень серьезная. Решить ее в наших условиях можно благодаря грамотным инвестиционным проектам и проектному финансированию.

Если у меня есть большая сумма денег и я хочу профинансировать вашу деятельность, чего я от вас потребую? Во-первых, инвестиционный проект, разработанный в соответствии со стандартами UNIDО6, который включает бизнес-план. Но не тот примитивный бизнес-план, составлять который учат многие учебники. Я потребую детализированный, грамотно составленный бизнес-план. Во-вторых, я потребую, чтобы инвестиционный проект защищался как минимум на среднеевропейском уровне, а не так, как это делается у нас. Кроме того, проект придется защищать на заседании специального комитета, который будет принимать решение об инвестировании средств. Наши топ-менеджеры должны быть к этому хорошо подготовлены, если хотят сохранить свою должность.

Итак, инвестиционный проект одобрен, дальше начинается самое сложное — управление проектом. Инвесторов в первую очередь интересует, кто этот проект будет реализовывать. Им нужны гарантии того, что вложенные средства принесут им доход. Такие гарантии могут предоставить специалисты с дипломом, подтверждающим качество образования, которые к тому же знают стандартные, принятые в мире правила игры. Вот такая тривиальная истина.

— А как Вы считаете, топ-менеджеры ведущих российских компаний соответствуют требуемому уровню?

— Увы. Перед Новым годом я ознакомилась с годовыми отчетами наших крупнейших компаний и пришла в ужас: они пишут о себе так, что их никто никогда не поймет. Они не употребляют термины и показатели, которые используются в финансовой и деловой сферах, абсолютно не владеют общемировым финансовым языком. Это колоссальная проблема. А ведь одна из первых задач любого финансового директора — составление открытого отчета о своей деятельности.

— Однако все проблемы, которые мы с Вами обсуждаем, касаются главным образом крупного бизнеса.

— Я бы даже сказала, среднего и крупного бизнеса. У финансового директора в малом бизнесе несколько другие задачи.

Есть два основных типа малых предприятий: так называемые «жизнеобеспечивающие малые предприятия» и венчурный малый бизнес, который живет по законам любого бизнеса, привлекает средства фондового рынка и в ближайшие годы будет активно развиваться в нашей стране. Именно таким компаниям необходим современный финансовый директор, разбирающийся в фондовом рынке, умеющий работать с внешней средой. Деятельность малых предприятий первого типа заключается в тщательном контроле за структурой затрат, в грамотной организации ценообразования. Эти функции требуют кропотливого ведения стоимостного учета. Финансовый директор на таких предприятиях, как правило, совмещает свою должность с должностью главного бухгалтера (или наоборот). Однако он все равно должен владеть современными финансовыми приемами, поскольку в его деятельности присутствуют стратегические аспекты. Например, он должен легко управлять денежными потоками и не зацикливаться на прибыли.

— Некоторые наши читатели считают, что управленческий учет и бюджетирование — это для больших предприятий.

— Я могу их разочаровать. Управленческий учет (management accounting) им нужен. Просто на малом предприятии он трансформируется в учет затрат (cost accounting). И бюджетирование таким компаниям тоже необходимо.

— Многие из ваших выпускников — финансовые директора. Каково же главное качество людей, которые получают эту должность?

— Они относятся к разряду одаренных людей. Мне очень нравится это человеческое качество. На финансовые должности назначаются, как правило, умные и талантливые люди. Они способны думать о благополучии компании и ее реальном богатстве, а не о своих карманных доходах. Согласно общемировой тенденции CFO — это элита, второй человек в компании. Гарвардская школа бизнеса гордится своими выпускниками, ставшими впоследствии CFO. В управление сегодня идет совершенно новая когорта людей с очень высоким интеллектуальным и этическим статусом.

Современная Россия находится в самом начале пути формирования новой организационной концепции управления финансами, во главе которой стоит финансовый директор. Но это уже предмет другого, более длинного разговора.

Беседовали Анна Чернецкая, Ирина Сухова

__________________________________
1 В основе теории портфеля лежит идея о том, что оценка, классификация, контроль прибыли и рисков производятся с позиции инвестирования именно тех ценных бумаг, которые находятся в портфеле их владельца. – Примеч. редакции.
2 CFA (Chartered Financial Analyst) – сертифицированный финансовый аналитик (см. сайт www.aimr.org). – Примеч. редакции.
3 АМВА (Association of MBAs) – Международная ассоциация программ МВА (www.mba.org.uk). – Примеч. редакции.
4 См. статью «Не просто финансист, но МАСТЕР», «Финансовый директор», 2002, № 3. – Примеч. редакции.
5 CFM (Certified in Financial Management) – сертифицированный финансовый менеджер. – Примеч. редакции.
6 UNIDО (United Nations Industrial Development Organization) – Организация объединенных наций по промышленному развитию. – Примеч. редакции.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Опрос

Вы планируете менять работу в новом году?

  • Да, планирую 36%
  • Подумываю об этом 26.4%
  • Нет, пока никаких перемен 28%
  • Это секрет! 9.6%
Другие опросы

Рассылка



Вас заинтересует

© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать файл, пожалуйста, зарегистрируйтесь

Сайт журнала «Финансовый директор» - это профессиональный ресурс для сотрудников финансовых служб и профессиональных управленцев.

Вы получите доступ не только к этому файлу, но и к другим статьям, рекомендациям, образцам регламентов и положений для управления финансами компании.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль