Сергей Цикалюк: «Страхование – это вся палитра жизни»

127
Миллиардер. По мнению создателя и владельца компании ВСК Сергея Цикалюка, страхование сегодня нуждается в капитале и новых технологиях.

Сергей Алексеевич, какую фазу сейчас переживает страховой рынок? Можно ли считать, что он преодолел кризис и вступает на траекторию нового роста?
– Рынок на пороге серьезных перемен. Сейчас наступает интересный и важный период для всех компаний. Темпы роста сборов по сравнению с первым кварталом прошлого года действительно выросли. Но важно другое – качественные изменения. Кризис всех отрезвил – и сами компании, и регуляторов рынка. С одной стороны, повысились требования надзорных органов к финансовой устойчивости страховщиков, с другой – сами компании стали тщательнее анализировать собственное финансовое состояние, сокращать издержки, корректировать стратегию. У многих появилась нацеленность на финансовый результат, многие заинтересованы в снижении убыточности.
Есть, конечно, компании, даже в первой двадцатке, которые еще стремятся любой ценой наращивать премии и не брезгуют демпингом. Но это опасный путь, особенно в автостраховании. Видимо, акционеры таких компаний не понимают, что с объемами бизнеса они набирают убытки, которые непременно ударят по компании в ближайшем будущем. А кто-то уже не выдержал этого бремени и покинул рынок.
Какие компании на выходе из кризиса оказались в выигрышном положении?
– Лучше пережили кризис те, кто имел широкий набор продуктов, а не концентрировался исключительно на ОСАГО. А также те, кто сумел создать широкую региональную сеть. Причем реально действующую. Не секрет, что у ряда компаний филиальная сеть была создана только под закон об ОСАГО. И такие компании во время кризиса, когда продажи автомобилей забуксовали, десятками закрывали свои филиалы. У них вся региональная стратегия была сопряжена с работой только на один вид страхования. Мы, например, свою региональную сеть выстраивали на протяжении 10–15 лет. А наши первые филиалы были открыты еще в 1993 году – задолго до принятия закона об ОСАГО, они создавались под все виды страхования. Поэтому наша филиальная сеть за время кризиса не пострадала, удержала свои позиции. Откровенно говоря, сегодня в регионах мы не ощущаем серьезной конкуренции.
В 2012 году вступят в силу новые требования к уставному капиталу страховых компаний. Как изменится рынок к этому моменту?
– Уже определились 15–20 игроков, которые влияют на стратегию развития страховой отрасли. Позиции лидеров за этот год вряд ли изменятся. Что же касается остальных игроков – останутся только те, где акционеры реально заинтересованы в бизнесе. Многие покупали страховые компании на волне моды. Такие компании обслуживали одно предприятие или группу предприятий. Сегодня эти акционеры считают издержки и стараются освобождаться от страховых активов. Я думаю, отсев произойдет благодаря решениям акционеров, которые не станут дальше развивать этот бизнес. Компаниям, созданным для решения задачи в рамках одной холдинговой структуры или одного предприятия, ради одного вида страхования или выстраивания каких-то схем, будет невыгодно увеличивать капитал.
А таких компаний много?
– Сотни. На сегодняшний день примерно у 400 страховщиков уставный капитал не соответствует новым требованиям. У них, конечно, еще есть время, но думаю, что большинство не будут увеличивать капитал.
Стоит ли ждать до конца года сделок по слиянию?
– Массовых слияний и поглощений не будет. Точечные еще могут произойти. Однако на сегодняшний день все крупные игроки уже определились.
А в первой десятке будут перемены? Появятся новые лидеры?
– Я не предвижу серьезных изменений. Вопрос еще и в том, как оценивать результаты – по юридическому лицу или по группе компаний. В Гражданском кодексе нет четкого определения, что такое группа компаний. Так что тут можно много что придумать. Надзор дает данные не по группам, а по юридическим лицам с конкретными названиями. Если говорить про действующие юридические лица, то все лидеры уже определились, они и останутся. А кто придумает, какую группу – уже не имеет значения.
Конкуренции ВТБ не боитесь? Банк намерен усилить свои позиции в страховании...
– Страховой проект ВТБ очень интересный. Возможно, к следующему году на рынке появится новый, сильный игрок. Вопрос только в том, насколько он будет рыночным. Пока все кэптивные компании на российском страховом рынке успеха не имели.
Поиски капитала – сегодня главная проблема для лидеров рынка. На днях «Росгосстрах» объявил о выходе на IPO. Как вы оцениваете такой путь?
– За последние годы абсолютно ничего не сделано для поддержки капитализации российского национального страхового рынка. Даже элементарные вопросы решались очень тяжело. Сколько раз поднимался вопрос о субординированных кредитах, но мы не встретили никакого понимания. Страховщикам сегодня остается только один путь – если не помогает государство, приходится искать сторонних акционеров. Тут есть три варианта: либо выходить на IPO, либо искать стратегического партнера, либо привлекать инвестфонды. Однако инвестфонды интересует только доходный бизнес – с рентабельностью 30–40%. У страховщиков такой рентабельности нет. Если бы у нас были такие заработки, то мы бы и без инвестфондов обошлись, наша внутренняя капитализация нам бы помогала.
Выход на IPO тоже достаточно сложен для страховщиков. Я всячески поддерживаю Данилу Хачатурова и желаю, чтобы у них все получилось. Если «Росгосстрах» станет на поле IPO пионером среди российских страховщиков, это будет очень важный шаг для рынка. Но я понимаю, каких усилий и вложений это потребует от компании.
Что же касается стратегических партнеров, то и тут не все так просто. Почти все стратегические партнеры уже пришли в Россию до кризиса, и пришли не­удачно. Насколько я знаю, удачных вариантов практически не было – закрытие филиалов и многолетние споры между акционерами вряд ли можно назвать удачным вхождением в российский страховой бизнес. Теперь они анализируют ошибки. Я думаю, что будет следующий виток входа на наш национальный рынок. Но он будет проходить уже на других условиях.
А как вы предполагаете решать проблему с капитализацией?
– Акционеры компании найдут средства. Мы планируем в третьем квартале как минимум вдвое увеличить уставный капитал компании. Сейчас он уже отвечает новым требованиям – 1,7 млрд рублей. Но параметры нашего бизнеса требуют сегодня больших объемов.
РВД российских страховщиков вдвое превышает аналогичный показатель у европейских компаний. С чем это связано?
– Расходы на ведение дела особенно высоки у компаний, имеющих большой портфель по ОСАГО, у кого доля автострахования 60–70%. У всех крупных игроков ОСАГО физлиц убыточно. Такая же ситуация и с розничным портфелем по каско. На сегодняшний день сложилось мнение, что страховые компании завышают тарифы по каско. Но это не так. Все, что мы зарабатываем, – это убытки. Страховщики не стремятся на каско получить сверхприбыли, они хотят закрыть расходы на ведение дел. Мы не только не получаем сверхприбыли, но и компенсируем убытки по автострахованию за счет других видов страхования. Кто сегодня зарабатывает? Зарабатывают дилерские центры и станции технического обслуживания. Это они диктуют цены на ремонт. И это особенно чувствуется в регионах, где таких центров мало.
Вы неоднократно говорили о том, что прибыльность страхового бизнеса в кризис резко упала. Может ли вообще страхование быть прибыльным?
– Любой бизнес должен быть прибыльным, в этом смысл бизнеса, и это прописано первым пунктом в законе об акционерных обществах. Среди страховых компаний не найдете таких, кто бы по итогам 2010 года серьезно увеличил прибыль, как, например, банки и многие публичные компании. Компания ВСК по итогам 2010 года получила чистую прибыль чуть более 400 млн рублей, а в 2009 году было свыше одного миллиарда. Отчасти это связано с теми расходами, которые мы понесли на развитие региональной сети: мы открыли более 200 отделений и дополнительных офисов. К 2013 году мы планируем исправить ситуацию – получать чистую прибыль более 2 млрд рублей.
Какие вы видите точки роста?
– Среди добровольных видов растет страхование грузоперевозок, оживает строительная отрасль. Это связано и с Универсиадой в Казани, и с Олимпийскими играми в Сочи, и с саммитом АТЭС в Приморье. Рост показывает страхование имущества предприятий. Драйвером в этом году будет развитие банковского страхования. Банки заинтересованы в том, чтобы продавать страховые услуги через свои сети.
Что касается обязательных видов страхования, то в этом поле рост в первую очередь будет связан с введением с 1 января 2012 года обязательного страхования гражданской ответственности владельцев опасных предприятий. Я убежден, что в этом году будет принят закон о страховании урожая с господдержкой. Надеюсь, что будет принят закон об обязательном страховании пассажиров. Все эти виды страхования будут драйверами отрасли.
Но в Европе рынок растет за счет добровольного страхования...
– Я с вами не соглашусь. Возьмите Германию – локомотив европейской экономики. Там, например, отсутствует лицензирование порядка 70 видов деятельности. Зато все эти предприятия не начнут работать без полиса страхования ответственности. И проникновение страхования у них не сопоставимо с нашими показателями – 95–96%. А у нас всего 1,7%. В Германии без страхования невозможно себе представить жизнь гражданина или работу предприятия. И доля страхования в ВВП – 15–16%.
Как ваша компания пережила кризис?
– Кризисный период мы прошли без падения сборов. Темпы роста несколько снизились. До кризиса объемы премий увеличивались примерно на 30% в год. В 2009 году – всего на 2%, а в 2010-м мы уже прибавили 29,4%. Но нам просто необходима была передышка. Нужно было проанализировать всю продуктовую линейку, усовершенствовать технологические процессы. В 2010 году мы разработали 10 новых проектов, которые будем внедрять в 2011 году. Благодаря кризису укрепилась наша региональная сеть. В этом плане я считаю, что кризис нам помог. По итогам первого квартала 2011 года мы выросли на 21%. Так что из кризисного периода вышли очень хорошо.
Вы выступаете за внедрение в страхование новых технологий. Что это дает компании, помимо огромных затрат?
– ВСК действительно считается одной из самых высокотехнологичных компаний на российском страховом рынке. Мы постоянно внедряем новации, способствующие более качественному обслуживанию клиентов. Эта работа не прерывалась даже в кризисные времена.
В этом году мы вкладываем в развитие IT порядка миллиарда рублей. В партнерстве с компанией «Майкрософт» мы уже с июня переводим наши филиалы в Воронеже, Казани и Москве на ERP-систему, до конца года на новую платформу будут переведены все наши филиалы. Следующая программа, которую мы будем вводить, – это страховой учет. Для нас это очень важно, поскольку мы имеем большую филиальную сеть. У нас миллионы договоров, и для правильного принятия решения по изменению тарифной политики, введению новой линейки продуктов очень важна статистика. На нее опираются наши актуарии. Грамотно просчитывать финансовые результаты, издержки, управлять страховым портфелем – это залог успешного ведения дела для любой компании. Но для крупной – особенно. Слишком велика цена малейшей погрешности. У нас есть уже современный центр обработки данных. В третьем квартале этого года мы планируем запустить дополнительный центр обработки данных, который будет находиться в нашем новом офисе в Заречье, рядом со Сколково. Резервный центр обработки данных (РЦОД) обеспечит непрерывную доступность корпоративных информационных ресурсов и сервисов в режиме онлайн для всех подразделений компании, включая головной офис, филиалы, отделения и дополнительные офисы (более 840 объектов).
А вы просчитывали, как быстро окупаются эти проекты?
– Это окупается быстро за счет достижения финансовых результатов по конкретным видам страхования. Когда компания собирает большой объем премий (а мы в этом году соберем $1 млрд), то даже минимальная экономия выливается в приличную сумму. Вы­играть хотя бы 1% на правильном учете, на правильном формировании портфеля – очень серьезный результат. Без точной статистики, без грамотной обработки данных страховой бизнес больше напоминает рулетку: повезло – не повезло. Все, что касается учета, своевременного принятия решений, коррекции тарифов, необходимо просчитать с помощью новейших программ. Я как-то посещал центр обработки данных компании «Цюрих» в Швейцарии. Это произвело на меня потрясающее впечатление. Это фантастический центр, в который вложены миллиарды. До этого мне казалось, что мы много сделали для развития страховых технологий, но когда я побывал там, то понял, что мы только в самом начале пути.
В начале этого года компания ВСК открыла первый терминал по продаже страховых полисов. Расскажите о планах, связанных с такими терминалами.
– Страховой терминал – можно сказать, революционный продукт. Он прост в обращении, у него доступный интерфейс, а само оформление полиса происходит с голосовым и визуальным сопровождением. С помощью таких терминалов мы предполагаем продавать самые массовые и востребованные у населения страховые услуги: полисы ОСАГО, коробочные полисы страхования имущества и страхования от несчастных случаев. Терминал принимает как наличные деньги, так и банковские карты. Через него можно оплачивать и другие услуги, например связь, интернет, штрафы и т.д. До конца года планируем установить до десяти первых терминалов. Сейчас ведем переговоры с крупными торговыми центрами и банками, где эти терминалы будут расположены. Для нас это не просто имиджевый проект – мы рассчитываем благодаря терминалам увеличить продажи и сократить издержки. Я не сомневаюсь, что за этим будущее. Страховые терминалы станут такими же привычными, как и банкоматы или платежные терминалы, а оформить страховой полис будет так же просто, как заплатить за мобильный телефон.
А планируете расширять региональную сеть?
– В 2011 году не планируем. В этом нет необходимости. В прошлом году мы открыли порядка 200 отделений. Мы уже присутствуем во всех городах 100-тысячниках и 50-тысячниках. Если наши услуги будут востребованы клиентами в новых регионах, то будем думать. В любом случае этим процессом будет двигать экономика. В страховании невозможно сделать филиал на 3–4 месяца, как палатку, которая торгует квасом. Региональным отделениям мы даем срок до двух лет, чтобы выйти на самоокупаемость, на положительный финансовый результат. Это всегда требует осмысленных инвестиций. К тому же наша региональная сеть и так очень сильная. Если посмотреть структуру нашего портфеля – по страхованию грузов, строительно-монтажных рисков, имущества предприятий, – она распределена по всей территории страны. Москва и Петербург играют свою роль в сборах, но не доминируют. 95% премии приходится на нашу региональную сеть.
Еще до кризиса ВСК хотела выйти на рынок Украины и Казахстана. Эти планы сохраняются?
– Пока не будем спешить. В России сейчас экономическая ситуация более благоприятная, я считаю, что здесь мы сейчас можем работать более эффективно. Если учитывать и финансовые возможности, и распределение людского капитала.
Какие каналы продаж для вас приоритетны? Почему решили выстраивать агентскую сеть?
– На сегодняшний день я не могу отнести ВСК к ведущим агентским компаниям. Поэтому мы и решили усилить нашу агентскую сеть. Для этого был разработан специальный проект, и сейчас мы его внедряем. По итогам этого года мы планируем привлечь через агентов до 7,7 млрд рублей премии. В первом квартале сборы по данному каналу принесли около 1 млрд рублей. На реализацию данной программы до 2013 года планируем инвестировать до 600 млн руб­лей. Они пойдут на поиск и обучение 14 тыс. агентов. К концу 2013 года число агентов в компании должно составить около 20 тыс. человек.
Кризис доказал, что агентский канал наиболее эффективный?
– Это не кризис доказал, это вытекает из логики бизнеса. Когда-то в нашем портфеле доминировала работа с бюджетом, сейчас доминирует партнерский канал. Но мы бы хотели, чтобы все каналы продаж были в равной степени задействованы: порядка 30% – на партнерские каналы, около 30% – на прямые продажи и столько же – на агентские. А 10% между ними могут перераспределяться. Эти три канала должны друг друга дополнять и помогать развиваться дальше. Зависимость от одного канала продаж в определенные моменты может привести к кризису. Мы видим нашу слабину в агентских продажах, поэтому хотим расширять эти продажи.
А как относитесь к идее пересмотреть условия представительских договоров?
– Этот вопрос поднимался не так давно на годовом собрании РСА. Что такое представительский договор? Мы порядка 80 компаниям предоставляем представительский договор. И не от одного игрока мы ни разу не получали жалобы. Глава ВСС Андрей Кигим в прошлом году даже сказал, что ВСК создало уникальную систему. Если у нас есть договор, то наши взаимоотношения с партнером регулируются. А как работать со страховщиком-партнером, если не подписывать представительский договор? Как контролировать обязательства обеих сторон? Пока мы недоработали соответствующий договор, были компании, которые не расплачивались с нами, и мы имели большие убытки. Потом мы нашли нужную правовую форму для договоров представительства. Для нас представительские договоры вообще не являются неким серьезным заработком. Для нас важнее имиджевая составляющая – то, что мы можем обеспечить эту услугу. И почему-то большинство компаний обращаются к нам, а не к нашим коллегам, хотя у них есть свобода выбора.
Мы примем то решение, которое утвердит в итоге РСА. В любом случае это никак не отразится на нашем бизнесе.
Вы за централизацию урегулирования убытков?
– Два год назад мы централизовали все убытки по ОСАГО, в этом году мы централизовали выплаты убытков по каско, а имущественное страхование давно у нас централизовано, есть, правда, небольшие лимиты на местах.
Это дает экономию?
– Да. Это позволяет снизить РВД. Но не менее важно и то, что за счет этого повышается качество урегулирования убытков. Темпы роста наших филиалов говорят о том, что клиентам это нравится. Во всяком случае, у нас стало меньше жалоб. У нас все договоры на учете, и ни один наш филиал, ни одно наше отделение не забудут вовремя выплатить возмещение.
Как идут выплаты ущерба по пожару на производственном комплексе «Конкордия»?
– Мы уже погасили два транша – один в конце прошлого года, другой – в апреле нынешнего. В общей сложности заплатили почти 2 млрд рублей. Остался последний транш. Сейчас готовим завершающее соглашение, которое на днях будет подписано. На данный момент это крупнейшая выплата в истории российского агрострахования. Но в прошлом году у нас были и другие крупные выплаты – 168,51 млн рублей по убытку в результате гибели воздушного судна Ан-74, заплатили 60,2 млн рублей по убытку в результате пожара в супермаркете Омска. Более полумиллиарда выплатили аграриям – по случаям недобора урожая в связи с засухой прошлого года.
Насколько сложно урегулировать крупные убытки?
– Сложности всегда есть. Но в этом случае особенно важны твои контрагенты. У нас первоклассные перестраховщики – и зарубежные, и российские. В первую очередь Swiss Re. Они нам выдали четкие рекомендации по схеме работы с крупными убытками. Когда ты работаешь с хорошей перестраховочной компанией – и с западной, и с российской, – тогда тебе легко. Легко, когда правильно выбираешь оценщика. Надо работать в команде и быть в постоянном контакте со страхователем. Что же касается убытков – они всегда есть и будут. Убытки – это наша профессия. Мы просто обязаны их просчитывать, и они у нас просчитаны не только на 2011 год, но и на 2012-й. Они в наших актуарных расчетах по всем видам страхования, они в наших резервах.
У вас не было идеи создать собственный банк?
– Такой задачи нет, для этого нужны большие средства. Мы будем проводить серьезную работу с банками, предлагая им использовать свою сеть для продвижения банковских услуг. Я думаю, что мы уже с середины июля – августа приступим к этой работе. К осени планируем создать структуру, которая будет выдавать ипотечные займы для потребителей с последующей продажей закладных банкам. Это будет отдельное подразделение, которое будет принимать всех клиентов, которые подходят под требования банков-партнеров.
Ваши планы на этот год?
– Выполнить стратегию, принятую на этот год. Собрать 31 млрд рублей и получить прибыль около 1 млрд рублей. Пока мы из наших планов не выбиваемся.
Сегодня сложнее вести бизнес, чем 20 лет назад?
– Каждый период по-своему сложен. Сложно было начинать все с нуля, когда не было команды, не было опыта. Сложно было, когда после первого этапа роста мы вдруг ощутили конкуренцию, рынок раскололся. Непросто было пережить кризис в 1998 году. Сейчас, мне кажется, начался новый этап консолидации рынка. Мы все стали более образованными, стали находить точки объединения. Я считаю, что рынок движется в лучшую сторону.
А для вас лично какой период был самым сложным?
– Я думаю, что самый сложный период еще впереди.
Не хотите попробовать себя в другой роли – скажем, владельца банка или инвесткомпании?
– Я окончил военное училище и пришел в страхование из Вооруженных сил. Однако в страховании я уже больше, чем в армии. Этот бизнес мне интересен. Он уникален тем, что ты можешь заниматься совершенно разными сферами: страхуешь космические риски – внедряешься в специфику космического производства, страхуешь самолеты – изучаешь авиационную отрасль, занимаешься сельхозстрахованием – общаешься с аграриями. У нас настолько обширные отношения, мы входим даже в Союз мороженщиков. Страхование – это вся палитра жизни.
Вы хотели бы, чтобы сыновья продолжили ваш бизнес?
– Необязательно, главное, чтобы стали порядочными, профессиональными людьми. Старшему – 25 лет, он работает в нефтяной компании, а младший еще школьник. Он даже в офисе у нас еще не был. Рано пока. Я убежден, что дети все-таки не должны начинать свою карьеру в компании родителей. Это может им помешать. Они должны быть наравне со всеми.
Какой бы вы хотели видеть компанию ВСК лет через пять?
– Наверное, лидером российского национального страхового рынка. Среди рыночных компаний. Я говорю об этом потому, что у нас могут появиться и нерыночные компании.
 
 

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Опрос

Вы планируете менять работу в новом году?

  • Да, планирую 36%
  • Подумываю об этом 26.4%
  • Нет, пока никаких перемен 28%
  • Это секрет! 9.6%
Другие опросы

Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать файл, пожалуйста, зарегистрируйтесь

Сайт журнала «Финансовый директор» - это профессиональный ресурс для сотрудников финансовых служб и профессиональных управленцев.

Вы получите доступ не только к этому файлу, но и к другим статьям, рекомендациям, образцам регламентов и положений для управления финансами компании.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль