Бурное развитие несуществующей индустрии

106
Тренды. Последние два года на российском финансовом рынке появляется все больше игроков, декларирующих свои услуги как private banking. Но в истинности такого определения специалисты сомневаются.

Про индустрию private banking известно два несомненных факта: что ее не существует и что она бурно развивается. Ни одна публикация про этот бизнес не обходится без повторения тезиса, что наш private banking в зачаточном состоянии и российские банки в принципе не могут предоставлять такие же услуги, как швейцарские. «Российских «поставщиков» услуг private banking не существует, что бы вы ни читали в рекламе отечественных банков», – уверен председатель совета директоров компании «Арбат Капитал» Алексей Голубович.

Беспокойное двухлетие. Но неспособность быстро сравниться со швейцарскими банкирами не мешает все новым и новым финансовым структурам запускать проекты, связанные с обслуживанием VIP-клиентов. Как выразился недавно глава компании «Третий Рим» Андрей Мовчан, сейчас подобные услуги не предоставляют разве что морги. Последние два года начался новый и действительно серьезный этап развития рынка: в бизнес вошли крупнейшие финансовые институты страны, а с ними и множество игроков помельче.
В начале 2007 года проект private banking был запущен в банке ВТБ24, а в конце 2009-го – в Сбербанке. Практически одновременно Михаил Прохоров возродил банк «Международный финансовый клуб» (МФК), одной из основных специализаций которого стал private banking, группа инвесторов во главе с Сергеем Михеевым запустили «Русский трастовый банк», а банк «Русский стандарт» Рустама Тарико – проект Imperia Private Banking. Чуть позже банк «Кит Финанс» утвердил новую стратегию, предполагавшую свертывание розницы и развитие private banking.
В 2010 году иностранцы поняли, что кризис лишь временно отразился на благосостоянии богатейшей части российского общества, и пустились вдогонку. Работающий в России итальянский финансист Винченцо Трани создал General Invest. Тогда же в Москве открылось представительство одного из старейших банков Швейцарии Lombard Odier. КМБ-банк итальянцы реорганизовали в банк «Интеза», после чего было заявлено, что в планах новой организации – развитие private banking. А в конце 2010 года гендиректор Societe Generale Private Banking Даниель Труси объявил, что намерен как можно скорее запустить бизнес по управлению благосостоянием обеспеченных клиентов в России.
Те же финансовые институты, которые и прежде занимались предоставлением индивидуальных услуг богатым клиентам, в рассматриваемый период решили резко усилить это направление. Как заявила «Ф.» директор департамента по работе с крупным частным капиталом Бинбанка Елена Клименко, в 2010 году банк решил кардинально пересмотреть прежний формат обслуживания VIP-клиентов, и в итоге было создано отдельное подразделение по работе с крупными частными клиентами, «призванное развивать VIP-обслуживание в банке и выводить его на качественно новый уровень». О создании принципиально нового, уникального для России по набору услуг предложения в сфере private banking рассказали также и в Райффайзенбанке.
Аналогичные процессы идут и в инвестиционных структурах: в прошлом году из компании «Ренессанс Управление инвестициями» выделилась компания Renaissance Wealth Management, занявшаяся управлением активами состоятельных клиентов.
Ну а важнейшим признаком, заставляющим поверить в становление рынка, стало проникновение private banking в регионы. В середине апреля Финансовая группа БКС, известная, прежде всего, как крупнейший в России брокерский дом, объявила о скором запуске бизнеса private banking, под который будет открыто 12 специализированных офисов по всей стране. Кроме того, за последние пару лет крупные банки – ВТБ24, «Русский стандарт», Номос-банк, «Восточный экспресс» – активно открывали в регионах специальные отделения, специализирующиеся на управлении капиталами состоятельных россиян.

Причины бума.
Чем вызван всплеск интереса к «несуществующему» бизнесу? Если говорить о крупнейших игроках – ВТБ и Сбербанке, то для них запуск VIP-сервисов стал закономерным шагом в деле создания универсальных финансовых групп. Ситуация с остальными участниками несколько сложнее. Кризис действительно подстегнул индустрию.
Как считает главный исполнительный директор банка «Уралсиб банк 121» Андрей Веклов, в результате нестабильности рынков уровень финансовой грамотности, требовательности к рискам, к прозрачности продуктов и цен у клиентов вырос в разы. Клиенты захотели видеть в банке опытного профессионального советника, а не просто продавца готовых продуктов. «Кризис сегментировал базу инвесторов. Недостаточно подготовленные инвесторы ушли, остались более профессиональные», – соглашается Андрей Лиховид, генеральный директор дирекции частных инвестиций банка «Зенит».
Сергей Михеев, председатель правления Русского трастового банка, отмечает, что сейчас сплелись многие обстоятельства, важнейшее из которых – сравнительно низкая конкуренция. Западные банки ищут в России аудиторию, восприимчивую к услугам именно иностранных банков, а малые российские банки ищут способ отстраниться от конкурентов и занять пока еще неплотно «заселенный» сектор рынка. «Раньше ниша private banking не была особо востребована, и ее освоение используют как новую ступень развития бизнеса», – считает Сергей Михеев.

Меню. Очертить границы российской индустрии private banking трудно еще и потому, что в России пока не устоялись ни терминология, ни стандарты индустрии. Параллельно с понятием private banking используется еще выражение wealth management – «управление состоянием», под которым понимаются, прежде всего, услуги по управлению активами, но в сочетании с большим количеством сопутствующих сервисов. Но если в развитых странах под wealth management подразумевают услугу, оказываемую в private banking, но в России два этих понятия часто противопоставляют как разные бизнес-модели. Здесь private banking обычно осуществляется банками, под wealth management понимают услуги небанковских инвестиционных компаний. Дело запутывает еще и существование так называемых «семейных офисов» (family office), отличающихся, прежде всего, высокой долей в бизнесе налоговых и юридических консультаций.
Классическим для России примером private banking, осуществляемого на платформе коммерческого банка, можно считать комплекс услуг, предоставляемых VIP-клиентам банка «Зенит». Он состоит из трех главных блоков: традиционного банковского обслуживания, управления инвестициями и консультирования по нефинансовым вопросам. Инвестиционный блок включает в себя брокерское обслуживание, индивидуальное доверительное управление активами, инвестиции в ОФБУ банка и аналитическую поддержку. Консультирование по нефинансовым вопросам сводится, прежде всего, к налоговому планированию и сопровождению сделок по покупке недвижимости. Юридических консультаций банк не оказывает, хотя у него есть партнеры среди адвокатов, которые могут быть рекомендованы клиентам. Узкой группе самых ценных клиентов могут быть также предоставлены услуги «семейного офиса», включающие в себя, кроме прочего, персонального бухгалтера и аудиторское обслуживание.

Карта сектора. Важнейшими участниками российского рынка private banking являются крупнейшие российские банки – как частные, так и государственные. Сегодня соответствующие проекты запустили Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Альфа-Банк, «Уралсиб», «Зенит», Банк Москвы, Номос-банк, «Петрокоммерц» и МДМ-банк. От них пытаются не отставать средние по размеру российские банки, для которых private banking является одной из основных специализаций, – прежде всего это М2М и МФК.
Из банков с иностранным участием соответствующую услугу предлагают HSBC, Barclays, Райффайзенбанк, Дойче-банк, Credit Suisse, UBS. При этом ряд оказывающих услуги иностранных, прежде всего швейцарских, банков представлен в России не дочками, а только офисами или представительствами. В это число входит и вышеназванный Lombard Odier. Более того, есть европейские банки, которые активно работают с российскими VIP-клиентами, не имея своих структур (даже офисов) на территории страны. Под эту категорию подпадают гранды международного private banking Julius Baer и Pictet & Cie.
Наконец, важнейшими участниками рынка являются инвестиционные компании «Тройка Диалог», «Ренессанс Капитал», «Третий Рим».
Среди российских банков по своим объемам резко выделяется Сбербанк: по данным открытых источников, благодаря быстрому переводу уже имевшихся крупных вкладчиков в разряд клиентов private banking банк смог показать общий объем средств, привлеченных на этом направлении, в размере 160 млрд рублей. В ВТБ24 соответствующий показатель в начале года составлял 90 млрд рублей, в Росбанке – 72 млрд рублей.
Из-за полного отсутствия открытой статистики каких-либо рэнкингов участников рынка не существует, но тем интереснее результаты проводимых исследований. Так, немецкое издательство Fuchsbriefe провело исследование банков немецкоязычных стран, предоставляющих услуги private banking. Лучшим по качеству обслуживания признан Julius Baer.
В России существует даже отраслевая премия SPEAR’S Russia Wealth Management Awards. По итогам прошлого года решением жюри из 250 представителей индустрии лучшим российским банком в данной сфере признан ВТБ24, лучшим иностранным банком, работающим в стране, – HSBC, а лучшим зарубежным банком, обслуживающим россиян за пределами страны, – опять же Julius Baer.
Как заявил «Ф.» сотрудник одного из зарубежных финансовых институтов, среди иностранных банков, работающих с российскими клиентами, активнее всех себя ведут UBS, Lombard Odier, Credit Suisse и Julius Baer, а конкуренция со стороны других структур «слабо заметна».

Они и мы. Европейцы обладают огромным опытом и несопоставимым с россиянами авторитетом. Касается это не только private banking, но и большинства финансовых услуг, однако именно в первом случае дистанция между российскими и иностранными игроками наиболее велика. Во многом это предопределяется тем, что деньги российских состоятельных клиентов можно разделить на две крупные части: уже вывезенные за границу и еще оставшиеся в России. По словам вице-президента Номос-банка Елены Шилиной, российские и зарубежные банки в сфере private banking «нацелены на пулы денег, отвечающие разным потребностям клиентов». Швейцарские банки предлагают невысокую доходность и оптимальны для тех, кому важно именно сохранить сбережения и проводить расчетные операции за границей. Российские банки более интересны клиентам, ориентированным на доходность. Соответственно, они готовы принимать и несколько большие риски.
Правда, как отмечает представитель Lombard Odier Михаэль Кюнци, российские клиенты, инвестирующие в российские же инструменты, часто предпочитают отечественные банки, так как предполагают, что у них экспертиза по управлению российскими активами шире. Кроме того, российские институты изо всех сил стараются расширить список своих преимуществ. «Российские участники private banking могут противопоставить западным банкам более персонифицированный подход, доверительные отношения, которые так ценят отечественные миллионеры, а также знание реалий российского рынка, – говорит главный исполнительный директор банка «Уралсиб банк 121» Андрей Веклов. – Экспертиза швейцарских банков, как правило, распространяется на голубые фишки, специализированные продукты, высоколиквидные ADR, GDR, ETF. С российским рынком, тем более с компаниями второго эшелона, инвестиции в которые нередко очень прибыльны, они предпочитают не работать. Помимо того, что швейцарские банки более отстранены в отношениях с клиентом, они также придерживаются крайне консервативной стратегии в выборе инструментов. Сочетание невысокой доходности по консервативным инструментам и достаточно высоких комиссий за обслуживание для многих российских клиентов непривычно, а для некоторых – неприемлемо. Поэтому выстраивание крепких, доверительных отношений с клиентом и сильная экспертиза могут сыграть ключевую роль в конкурентной борьбе».
Андрей Лиховид из банка «Зенит» отмечает также еще одно важнейшее конкурентное преимущество российских банков: швейцарские частные банки не любят клиентов, активно осуществляющих платежи. Тому, кто слишком часто пользуется своим счетом, швейцарский банк устанавливает повышенные тарифы за обслуживание.

Тенденции.
Если говорить о важнейших трендах, который переживает сегодня российский рынок private banking, то все опрошенные «Ф.» эксперты отмечают его быстрый рост. «Важнейшая тенденция – это наличие растущего спроса на услуги private banking и активное развитие индустрии с участием российских и международных игроков разного калибра и разной специализации: универсальных банков, специализированных частных банков, УК, фэмили-офисов и т.д.», – отмечает руководитель направления private banking Райффайзенбанка Анастасия Борель. Причина – рост благосостояния потенциальных клиентов. Совместные исследования Capgemini и Merrill Lynch показали, что в прошлом году совокупные состояния российских хайнетов (людей с состоянием более $1 млн) выросли на 21,3%.
«Как говорится в одной известной пословице: «Богатые быстро богатеют». Согласно нашим прогнозам, сегодня рост рынка составит около 15–25% в год, равно как и активов клиентов, которые также будут расти примерно на 20% в год», – отмечает Станислав Новиков, директор направления по работе с состоятельными клиентами Финансовой группы БКС.
Рост рынка сопровождается расширением продуктовой линейки и спектра предоставляемых услуг. «Среди тенденций последнего времени отмечу уход банков от формата «VIP-обслуживание» и переориентацию на полноценный wealth management, – говорит Андрей Веклов (Уралсиб банк 121). – С этим как раз связаны попытки участников рынка расширить свое продуктовое предложение, включить в линейку глобальные продукты, а также усилить блок экспертизы и консалтинга – когда частный банкир, персональный менеджер не пытаются продать клиенту тот или иной готовый продукт, а консультируют его, рассказывают о возможностях разнообразных продуктов, потенциальных рисках».
У Алексея Голубовича («Арбат Капитал») существует целая теория стадий, как благодаря расширению спектра услуг и финансовых инструментов российские структуры превратятся, наконец, в «истинный private banking»: «С течением времени российский рынок private banking переходит от стадии, в которой инвестиции осуществляются преимущественно в страны BRIC через депозиты, локальные ПИФы и покупку недвижимости, к стадии, в которой инвестиции дополнительно осуществляются в «азиатских тигров» и Японию, клиентам предлагаются глобальные финансовые продукты и осуществляется квалифицированное инвестиционное консультирование, – рассказывает Алексей Голубович. – Следующая стадия – «истинный» private banking, в рамках которого инвестиции осуществляются в США, Великобританию, Швейцарию, используется механизм хедж-фондов. Кроме того, клиентам оказываются нефинансовые услуги сохранения и преумножения богатства».
Осталось только дождаться.

 

 Куда инвестируют средства состоятельные россияне

Оншорные счета

 

Текущие счета

>30%

Срочные депозиты

>40%

Брокеридж

<10%

Облигации и ПИФы

<5%

Прочее

<5%

Доверительное управление

<5%

Офшорные счета

 

Срочные депозиты

>50%

Облигации

>30%

Недвижимость

<10%

Инвестфонды

<10%

Прочее

<5%

Источник: «Арбат Капитал»

 

Оценки потенциала российского рынка private banking

Источник оценки

Количество клиентов

Объемы активов

Арбат Капитал

300–400 тыс. человек с капиталом >$0,5 млн

$300 млрд

Русский трастовый банк

от 100 тыс. до 200 тыс. человек с капиталом >$1 млн

От $150 до 300 млрд

БКС

150–200 тыс. человек с капиталом >$0,5 млн

$300 млрд

Credit Suisse

-

$320 млрд

Райффайзенбанк

-

110–130 млрд евро

 

Крупнейшие участники мирового рынка private banking

Компания

Страна

Объем средств под управлением в 2009 году, $ млрд

Bank of America

США

1740,5

UBS

Швейцария

1593,7

Morgan Stanley

США

1508,0

Wells Fargo

США

1218,0

Credit Suisse

Швейцария

775,4

JP Morgan

США

636,0

Royal Bank of Canada

Канада

379,0

HSBC

Великобритания

367,0

Deutsche Bank

Германия

272,4

Pictet & Cie

Швейцария

243,2

Источник: Scorpio Partnership

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Опрос

Вы планируете менять работу в новом году?

  • Да, планирую 35%
  • Подумываю об этом 27.5%
  • Нет, пока никаких перемен 28.33%
  • Это секрет! 9.17%
результаты

Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать файл, пожалуйста, зарегистрируйтесь

Сайт журнала «Финансовый директор» - это профессиональный ресурс для сотрудников финансовых служб и профессиональных управленцев.

Вы получите доступ не только к этому файлу, но и к другим статьям, рекомендациям, образцам регламентов и положений для управления финансами компании.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании
Прочитать книгу «Я – финансовый директор. Секреты профессии» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль