Уходящая натура

82
Отмечающая свое 20-летие компания «Тройка Диалог» готовится расстаться со своим основным собственником и основателем Рубеном Варданяном. И для компании, и для ее главы это – привычное дело.

Рубен Варданян остается в «Тройке Диалог». Но если он будет говорить, что не уходит и не продает компанию, – не верьте ему. Рубен Варданян все время опровергает слухи, все время меняет интерпретацию событий: он мастер маневра. Сначала скажет, что переговоры не ведутся, потом скажет, что глупости не комментирует, а потом – что комментировать здесь вообще нечего, потому что переговоры уже закончились. На самом деле он еще сам не знает.
И вообще, даже если Рубен Варданян и уходит, – это не новость. Вот для других бизнесменов продать бизнес – уникальное событие. Для Рубена Варданяна уходить, продавать бизнес – нормальное состояние, в котором он может находиться годами. Действовать исходя из максимальной выгоды, маневрировать и отрабатывать множество вариантов развития событий – в этом и есть суть инвестбанковского бизнеса. Он может уйти и вернуться, продать и опять купить, он постоянно находится в движении от той точки, где находился только что. Может уехать учиться в Гарвард – и вернуться. Отдалиться от «Тройки Диалог» и пару лет руководить крупнейшей страховой компанией страны, а затем возвратиться. Он может с огромным трудом выкупить акции своей компании и тут же начать их продавать. Кажется, он действительно подчинил свою жизнь графикам фондового рынка.
В офисе «Тройки Диалог» висит картинка, на которой Рубен Варданян изображен в образе Зорро и ниже надпись: «And someday, when he’s needed, we will see him again» (Однажды, когда он понадобится, мы увидим его снова).

Американские предки.
«Мы встретились с Рубеном в начале 1990-х в холле гостиницы «Редиссон Славянская». Там сидели в основном бандиты и довольно странно выглядящие люди... Он сказал мне: «Я знаю, что это не очень нормальная страна, но я уверен, что, если мы сделаем нормальный бизнес, это поможет построить нормальную страну. Ты мне поможешь сделать нормальный бизнес?» – вспоминает начало своей работы Бернард Сачер, ставший потом управляющим директором в «Тройке».
В 2011 году «Тройке Диалог» исполнится 20 лет. С 1992 года у руля компании (с небольшими перерывами) находится один и тот же человек. И все 20 лет нельзя было однозначно ответить, чья же эта компания. Структура собственности «Тройки Диалог» – это «роман с продолжением». Все знают, что многие годы «Тройка» – компания Варданяна, но никогда это не значило, что она всегда ему принадлежала.
 «Дедушкой» «Тройки», как сам его называет Рубен Варданян, является американский мультимиллионер Джозеф Ритчи – легендарная личность, о которой стоило бы рассказать отдельно и в другом месте: шофер, ставший крупнейшим трейдером Чикагской биржи, отец десятерых детей, перешедший из католицизма в православие, занимающийся то свержением талибов в Афганистане, то развитием Руанды. Он же создал первое советско-американское СП «Диалог», существующее до сих пор под названием ГК «Диалог». «Он дал 5 млн долларов на то, чтобы мы завалили весь мир IT-программами. И первые «Тетрис» и «Лексикон» были созданы как раз диалоговскими специалистами», – вспоминает Рубен Варданян.
В начале 1990-х «Диалог» учредил Диалогбанк, президентом которого стал Петр («Петр Владимирович») Дерби, американский финансист, потомок выходцев из России. Петр Дерби, который, в свою очередь, и учредил «Тройку Диалог». В названии фирмы объединились один из «сувенирно-туристических» брэндов России – «русская тройка» – и название материнской корпорации. В состав «Диалога» тогда уже входили множество дочерних фирм, и новая инвестиционная структура могла, по крайней мере, обслуживать операции с их акциями. Известно, что Варданян пытался добиться от Дерби передачи части акций компании менеджменту, и Дерби вроде бы обещал, но в 1997 году основная доля акций «Тройки» была продана Банку Москвы.

Выжить и пережить.
А ведь сначала казалось, что Рубен Карленович попрощался со своей компанией. Разногласия между Банком Москвы как главным акционером «Тройки» и президентом компании привели к тому, что он на 2 года стал генеральным директором «Росгосстраха». После его отдаления Банк Москвы попытался посадить на президентское кресло своего ставленника, но не смог, так как, по данным «Коммерсанта», остальной топ-менеджмент пригрозил синхронной отставкой. Председатель совета директоров МДМ-банка и бывший главный экономист «Тройки» Олег Вьюгин по просьбе «Ф.» вспомнил те дни: «Банк Москвы как крупнейший акционер тогда решил взять контроль над компанией. Команда «Тройки» заняла консолидированную позицию «против». Было несколько встреч с топ-менеджментом Банка Москвы, и постепенно была найдена приемлемая формула, при которой совет «Тройки» сохранил операционную и стратегическую независимость от банка. На бизнесе компании, насколько я помню, это никак не сказалось».
Конфликт ускорил выкуп акций «Тройки». По слухам, деньги на выкуп акций дал Александр Мамут, который в течение 3 лет был председателем совета директоров ИК «Тройка Диалог». А затем произошел «бартер»: Рубен Варданян вернулся в «Тройку», а Александр Мамут стал членом совета директоров «Ингосстраха».
Казалось, была обретена долгожданная независимость. В официальных пресс-релизах компании от 2006 года говорится: «”Тройка Диалог“ принимает стратегическое решение – остаться независимой российской инвестиционной компанией». Однако сегодня Варданян констатирует: «”Тройка Диалог“ за всю двадцатилетнюю история была независима 4 года, только c 2004-го по 2008-й она не имела никаких акционеров, кроме менеджмента».


Продать или не продать? История «Тройки Диалог» заставляет вспомнить слова из бессмертного фильма «Берегись автомобиля»: «Каждый, у кого нет машины, мечтает ее купить, и каждый, у кого есть машина, мечтает ее продать».
С той же настойчивостью, с которой менеджмент «Тройки» концентрировал акции компании в своих руках, он пытался позже их продать. История нескончаемого отдаления Варданяна длится уже более 8 лет. В 2002 году он ушел в «Росгосстрах» – и вернулся. В 2006 году менеджеры «Тройки Диалог» впервые сосредоточили в своих руках 100% акций компании, и сразу же возникли слухи, что они ищут нового покупателя. К концу января 2007 года все были уверены, что 75% акций «Тройки» купит J.P. Morgan за $2 млрд, однако по неясным причинам сделка сорвалась. «Я принял решение в воскресенье, – объяснял причины отказа в интервью «Ведомостям» Рубен Варданян. – Мы подошли к той стадии, когда нужно было решить, продолжаем общение или нет. Все консультанты говорили, что сделку надо делать, это предложение потрясающее. Мне захотелось всем доказать, что российский инвестиционный банк должен быть в России. Это такой вызов себе и всем». Вскоре, однако, 33%-ный пакет акций был продан южноафриканскому Standard Bank. Все уже начали думать, что вот он – будущий хозяин компании. Но там, где работает Рубен Варданян, не может быть простых и однозначных маневров.

Очередь в сберкассу.
Но и Сбербанк может быть лишь отдаленной целью, к которой Рубен Варданян будет бесконечно двигаться, все время оставаясь на месте. Почти все инвестбанкиры уверены: переговоры со Сбербанком, скорее всего, будут идти в течение февраля, но пока стороны никак не могут договориться о цене: покупатель готов дать не более $1,5 млрд, а продавец настаивает на $2 млрд. Президент Сбербанка Герман Греф уже не раз говорил, что готов приобретать инвестбанковский бизнес. «Сбербанк ведет активную работу, и в I квартале 2011 года мы объявим результат, — говорил Прайм-ТАСС Герман Греф. – С большой долей вероятности мы объявим о покупке инвесткомпании». Вариантов, кроме «Тройки Диалог», никто пока не видит. Многие уверены, что дело движется к финалу. «Я верю, что со стороны Рубена Варданяна есть интерес, чтобы сделка состоялась», – считает бывший президент УК «Тройка Диалог» Павел Теплухин.
«Тройка» явно достигла некоего потолка в развитии при нынешней структуре капитала, – заявил «Ф.» руководитель управления аналитических исследований УК «Уралсиб» Александр Головцов. – Сбербанку же явно не хватает развитого инвестпод­разделения для полноты картины. Компания выиграет от привлечения сильного партнера в капитал, увеличатся как финансовые, так и лоббистские возможности. Возможно, есть и личные мотивы, связанные с интересом г-на Варданяна к новым проектам в иных сферах».
Однако вне зависимости от того, совершится ли сделка, открытым остается вопрос, уйдет ли сам Варданян. Даром что он сам обещает уйти из бизнеса в течение одного, трех или пяти лет. Но проблема в том, что компания со своим бессменным и харизматическим президентом стоит больше, чем без него. А значит, задача Рубена Варданяна – продать свою машину вместе с шофером. То есть «Тройку» вместе с собой. «На месте покупателя я бы не покупал ”Тройку“ без Варданяна. Как минимум нашел бы способ его уговорить остаться на какой-либо срок – разумно на 2–3 года. Потому что это ключевая фигура фондового рынка, и сам по себе он несет огромную стоимость. По отдельности же они сильно теряют в цене», – предполагает Павел Теплухин. Да и сам Варданян говорит, что уходить прямо сейчас не собирается, до 2013 года он будет еще у руля.
Отдельный вопрос, захотят ли клиенты «Тройки Диалог», отнюдь не простые пенсионеры, а бизнес-структуры и богатые люди, однажды проснуться клиентами Сбербанка. Впрочем, по мнению Павла Теплухина, даже в этом случае сделка может иметь смысл: «Клиенты будут решать, оставаться с новым владельцем или нет, самостоятельно. Однако получить лицензию на Кипре или в Англии сложно для любого, даже для полугосударственного банка. И можно говорить об одном или нескольких клиентах, а можно о структуре, способной решать определенные задачи».

Двойник. Любопытно, что и ВТБ, и Сбербанк, когда им приходит в голову купить крупную инвестиционную компанию, выбирают между «Тройкой Диалог» и «Ренессанс Капиталом». «Ренессанс Капитал» – своеобразный «двойник» «Тройки». Два национальных лидера на рынке инвестиционно-банковских услуг, похоже, обречены на то, чтобы их все время сравнивали. Когда какой-то из российских банков с госучастием – Сбербанк или ВТБ – собирается приобрести частную инвестиционную компанию, то неизменно выбирает между «РенКапом» и «Тройкой».
Разницу между двумя компаниями может оценить глава инвесткомпании «Третий Рим» Андрей Мовчан, в прошлом исполнительный вице-президент «Тройки Диалог», успевший поработать и в группе «Ренессанс»: «"Ренессанс" значительно более жесткий, он всегда был настроен на очень высокие, амбициозные планы. От людей требовалось практически невозможное, и во многом благодаря этому эффективность была очень высокой и результаты (до поры) – лучшими. Но именно такое планирование привело в итоге к несоразмерному росту рисков и известным всем проблемам в кризис.
Количество сотрудников на одну и ту же функцию в «Ренессансе» традиционно в полтора-два раза меньше, чем в «Тройке». «Тройка» в этом плане была значительно мягче, расслабленнее. Мне в какой-то момент там стало не хватать амбициозности и размаха идей, возможности для творчества. Лояльность сотрудника, его приверженность компании в «Тройке» всегда значили не меньше, чем конкретный результат. Довольно много людей в «Тройке» со временем стали восприниматься такими «талисманами компании». Рубен всегда очень долго, нехотя увольнял людей, старался избегать этого. Для него люди и комфорт в команде имели большое значение. Результаты работы, безусловно, тоже были важны, но все-таки на первом месте стоял человеческий фактор. Как всегда в таких системах, не обходилось и без людей, которые ловко демонстрировали то, что от них хотят видеть. Красивые разговоры и демонстрация лояльности скрывали неэффективность. «Тройка» была настроена на спокойное, поступательное развитие без излишних рисков и рывков. Она не ориентировалась на «звезд», пыталась создать добротную команду, состоящую из обычных людей. И заботилась о том, чтобы эти люди (по крайней мере, на виду) между собой ладили».

Старухи и прорухи.
Как можно оценить пройденный «Тройкой» 20-летний путь? Прежде всего, среди бизнес-структур, возникших после распада СССР, трудно вспомнить крупную компанию, непрерывно существовавшую 20 лет, и при этом не сменившую руководителя. К тому же, «Тройка Диалог» уникальна тем, что за это время практически не подходила слишком близко к власти. Самый «блатной» проект, в котором до сих пор участвовала «Тройка», – реструктуризация «Автоваза». На вопросы о том, как «Тройке Диалог» удалось войти в этот проект, Рубен Варданян предпочитает не отвечать, однако говорит, что это «одна из лучших сделок, которой я горжусь больше всего». Возможно, именно тяжелое состояние «Автоваза» привело к тому, что там нужна была компания, «равноудаленная» от императора. В итоге на этой сделке компания смогла и неплохо заработать – 436 млн рублей.
За 20 лет, что существует «Тройка Диалог», компания не попадала в крупные скандалы. Хотя отдельные неудачи все же случались. В частности, опыт показывает, что компания быстро развивается в благоприятные периоды, но оказывается уязвимой во время кризиса. Так было во время дефолта 1998 года. Вспоминает Андрей Мовчан: «Накануне кризиса 1998 года внутри «Тройки» многие понимали, какова истинная ситуация, в начале лета было даже отдано распоряжение не брать на собственную позицию ГКО. К сожалению, приказ не был полностью выполнен. В августе 1998-го «Тройка» понесла убытки, итог за год был примерно минус $20 млн – по тем меркам это был существенный удар».
По словам Андрея Мовчана, после дефолта все имевшиеся направления бизнеса были убыточны – просто не хватало бизнеса. И выход был найден благодаря созданию бизнеса «Финансовые решения», занимавшегося нестандартными, сложно структурированными сделками, это кормило всю компанию в течение трех последующих лет. «Это был, пожалуй, единственный в истории «Тройки» отход от парадигмы "спокойного, поступательного и классического" бизнеса», – считает Андрей Мовчан.
Также фактически ничем закончилось участие «Тройки Диалог» и лично Рубена Варданяна в реструктуризации «Росгосстраха». Первоначально, в 2002 году, планы были грандиозными – Варданян с партнерами рассчитывали создать на базе «Тройки» и «Росгосстраха» универсальный финансовый холдинг. За пять лет предполагалось увеличить стоимость «Росгосстраха» в 5 раз за счет привлечения в компанию инвестиций на десятки миллионов долларов ежегодно и завоевания московского рынка. Однако этим планам так и не суждено было сбыться. Уже спустя несколько лет Рубен Варданян сам признал, что поторопился с идеей глобального холдинга. «В 2002 году я был приглашен в качестве топ-менеджера «Росгосстраха», впоследствии в компании была проведена реструктуризация. Прошли 2 года работы, рассматривался вариант создания глобального банковского финансового холдинга, но в конце 2003 года стало ясно, что такая модель преждевременна для России и в этом проекте нет синергии того уровня, на который рассчитывали мы. Когда это стало ясно, я продал свою долю консорциуму акционеров, получил деньги и выкупил долю в "Тройке Диалог"», – рассказывал он в интервью «Интерфаксу».

Кризис и после него. Глобальный финансовый кризис на своем начальном этапе дался компании очень тяжело, так что появились даже слухи, что «Тройка» не переживет финансового катаклизма. По данным МСФО, за финансовый год, окончившийся в сентябре 2009 года, убыток компании составил $49,6 млн. Находящаяся под управлением «Тройки» стоимость активов пенсионных накоплений, по данным НЛУ, в 2008 году упала на 53% – при объеме падения по рынку около 30%. То же самое произошло с ПИФами: стоимость чистых активов крупнейших фондов «Тройки» – «ТД-Добрыня Никич» (акции) и «ТД-Илья Муромец» (облигации) сократилась в 4 и почти 5 раз соответственно (расчеты «Инвесткафе»). ПИФ облигаций сумел восстановиться и даже превысить докризисный уровень – сейчас его СЧА составляют 3,3 млрд рублей (в январе 2008 года – 2,2 млрд). А вот СЧА ПИФа акций пока вдвое ниже докризисных уровней (7,6 млрд рублей против 16,8 млрд рублей в январе 2008 года). По жалобе клиентов ФАС даже предъявила «Тройке Диалог» обвинения в предоставлении недостоверной информации. Вокруг претензий сейчас идут судебные разбирательства.
С пенсионными неприятностями «Тройки», по-видимому, связан уход Павла Теплухина – старейшего сотрудника «Тройки», начавшего работать в ней даже раньше Рубена Варданяна и, собственно, пригласившего Варданяна в «Тройку». Ходили слухи, что некоторые предложенные Теплухиным схемы работы с деньгами клиентов оказались не столь удачными, как хотелось бы. Его уходу также предшествовал судебный процесс «Тройки» со своим клиентом Наталией Комаровой, который сделал достоянием гласности эти схемы. Она доверила компании $400 тыс. и утверждала, что во время кризиса эти средства обесценились на 95%, что существенно превысило уровень биржевых падений. Она также открыла рынку некоторые схемы работы «Тройки» времен Павла Теплухина. Считается, суть схемы была в бумажном удвоении активов: полученные деньги вкладывались в российскую УК, а затем на них покупали офшорный фонд, таким образом, в отчетности демонстрировалась 2 раза одна и та же сумма. «Так можно подумать. Но это не так», – говорит Павел Теплухин.
Наконец, венцом всех этих неприятностей стал арест в конце прошлого года в США руководителя управления глобальных рынков «Тройки» Питера Гавами, обвиненного американскими властями в мошенничестве. Хотя обвинение не было связано с его деятельностью в «Тройке», удар по репутации получился мощный – название компании трепали и в российской, и в международной прессе.
Однако, несмотря на все неприятности, случившиеся в кризис, «Тройка» и Рубен Варданян остаются в ранге гуру российского фондового рынка. И даже те коллеги, которые оказались в сложной ситуации вместе с «Тройкой», говорят про нее хорошо. Например, бывший владелец «КИТ Финанса» Александр Винокуров рассказывает, что всегда учился на ее примере: «Когда я еще работал банкиром, Рубен и «Тройка» были для меня и учебником, с которого можно списать бизнес-план, и «красной тряпкой» в тендерах и переговорах с клиентами, и комфортным партнером по сделкам, и примером для подражания одновременно. Вон у него школа какая! Тоже так хочу!»

 

 

Сколько стоит «Тройка Диалог»?

Продать акции компании для Рубена Варданяна не значило потерять контроль над ней.
 

Уходящая натура

Таким образом, за 10 лет, прошедших до финансового кризиса, компания подорожала в 27 раз. С учетом падения стоимости, вызванного кризисом, за 14 лет стоимость компании выросла в 14–15 раз.

Расчеты: Александра Лозовая

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка




© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы скачать образец документа

В подарок, на адрес электронной почты, которую Вы укажете при регистрации, мы отправим форму «Порядок управления дебиторской задолженностью компании»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль