Спекулятивные инновации

80
Размещения. Бумаги ряда российских венчурных компаний вскоре после IPO упали и вели себя скорее как спекулятивные. Однако, несмотря на неудачи, участники рынка ждут бума после превращения сектора в аналог офшора.

Одной из тенденций 2010 года стало начало серии IPO российских венчурных и инновационных компаний. В рамках этого тренда директор венчурных фондов «Тройки Диалог» Андрей Вакуленко безусловно выделяет размещение mail.ru, собравшей на LSE $912 млн при общей оценке компании в $5,7 млрд: «Такие компании делают большое дело и для других проектов тоже – крупное успешное размещение повышает коэффициенты оценки для всех и привлекает внимание инвесторов к последующим российским IPO».

IPO без правил. А год выдался богатым на размещения. Теперь инвесторы наконец смогли удовлетворить интерес к популярному на Западе сектору Life Science и в России, где предложение фактически отсутствовало. На открывшейся в середине 2009 года площадке «Рынок инноваций и инвестиций» (РИИ) ММВБ уже разместился «Институт стволовых клеток человека» (ИСКЧ), а в этом году к нему присоединились «Завод экологической техники и экопитания ДИОД» и «Фармсинтез». Также в 2010 году на площадке РИИ разместилась занимающаяся навигационными технологиями РНТ.
IPO ИСКЧ должно было стать показательным для сектора, ознаменовав полноценный старт площадки РИИ. И успех был сногсшибательным: первые дни бумаги лидировали по темпам роста, в итоге подорожав более чем вдвое. «Первая биотехнологическая компания в истории российского фондового рынка, которая провела первичное пуб­личное размещение своих акций», – столь звучное начало проложило дорогу для IPO еще двух компаний сектора. Что бумагам самого ИСКЧ на пользу не пошло – ликвидность упала, а вместе с нею и котировки, порой опускавшиеся ниже начальной цены. Это, конечно, не помешало компании осенью получить по результатам исследования Центра развития фондового рынка почетное звание «Лучшее IPO инновационной компании», однако на момент исследования в категорию входили всего три компании.
Исследователи, помимо раздачи титулов, и без того не слишком весомых из-за низкого числа конкурсантов, пришли к любопытному наблюдению. Соотношение объема торговли за первый месяц после IPO и среднемесячного объема торговли акциями за весь период, прошедший после IPO, зачас­тую отличалось в десятки раз. Для РНТ первоначальные объемы были выше в 38 раз, а для ИСКЧ и ДИОДа – в 11 раз. При этом у ряда эмитентов даже внутри­дневные обороты поначалу зачастую в несколько раз превышали объем размещения – то есть иногда большая доля акций меняла владельцев несколько раз за день.

С учетом специфики. Да и кроме спекулятивного статуса, на фоне повышенного внимания к этим показательным размещениям первопроходцы получали не только похвалу. Так, например, компанию «ДИОД» отдельные инвесторы обвиняли в том, что привлеченные в ходе IPO деньги пошли фактически на оплату выхода первоначальных инвесторов из проекта. Наталья Одинцова, заместитель генерального директора компании «Русские фонды», активно работающей на площадке РИИ, не видит в этом проблемы: «Если полностью ”выходит“ финансовый инвестор или частично ”выходит“ менеджмент – ничего странного или страшного: люди вложились в бизнес, а потом продали его», – считает она. Волноваться за будущее компании, по ее мнению, стоит, лишь если акционеры, особенно из числа менеджеров, демонстрируют рынку, что для них IPO – это «конец истории». Такое поведение всегда служит негативным сигналом, но эти правила действуют как для инновационных, так и для любых других компаний, резюмирует Наталья Одинцова.
Обвинения в адрес ДИОДа беспочвенны: зарегистрирован дополнительный выпуск новых акций, а из отчетности по МСФО за I полугодие 2010 года следует, что средства от продажи акций крупными акционерами вернулись в компанию в форме зай­мов, уверяет руководитель управления корпоративных финансов «Финама» Алексей Курасов. «Курс акций в первые несколько недель обрушили миноритарные акционеры, бывшие сотрудники, пенсионеры и их наследники, вбрасывавшие акции в рынок по любой цене, как только у них появилась ликвидность», – говорит он.
Основное обвинение в адрес разместившихся компаний – отсутствие «реального бизнеса», из-за чего их бумаги используются в основном для спекуляций. Компания может выйти на биржу, например, без отчетности МСФО или без должного уровня корпоративного управления и открытости или при отсутствии продукта, за счет которого планируется рост – когда есть только планы, что такой продукт когда-то будет, и при этом на нее находится много покупателей, отмечает Алексей Курасов.
В любом случае, у этих компаний есть патенты, разработки, продукт, нынешние и потенциальные поставщики и потребители, возражает Наталья Одинцова. В мире существует масса инновационных компаний, у которых есть лишь патенты, разработки, НИОКР и немного ОКР – и они привлекают с биржи деньги в развитие производства: «Собственно, потому они и называются инновационными: их разработки через несколько лет могут «выстрелить», а могут и нет, и в этом есть спекулятивная составляющая, – поясняет она. – Но об этом черным по белому написано в проспекте эмиссии и инвестиционном меморандуме, так что главное – чтобы участники рынка это понимали».
«В нашем портфеле пока есть лишь одна бумага этого сектора – «Фармсинтез», однако для того, чтобы собрать всю информацию, необходимую для принятия решения, нам пришлось лично выезжать осматривать завод и разговаривать с руководством, – рассказывает управляющий директор по инвестициям «ТКБ БНП Париба Инвестмент Партнерс» Владимир Цупров. – Понятно, что во многом это специфика инновационного рынка, когда немалая часть стоимости проекта находится в головах его менеджеров и в конечном итоге все сводится к личному доверию. Тем не менее, организаторы размещений могли бы еще многое сделать для того, чтобы такие эмитенты стали ближе к стандартам биржевого рынка», – продолжает он.

По банковскому счету. Впрочем, утверждать, что участникам IPO приходится слишком переплачивать, тоже трудно. При оценке первых размещений инновационных компаний в России, при отсутствии истории пост-IPO, большинство инвесторов ориентируются на мультипликаторы IPO уже состоявшихся крупных компаний, хотя у них совершенно другие и темпы роста, и доходность бизнеса. Обычно такими расчетами руководствуются кредиторы, что, собственно, и толкает многие инновационные и венчурные компании на IPO, несмотря на сопутствующие ему немалые расходы: по неофициальным оценкам участников рынка, на РИИ они составляют от 4 до 10% от объема размещения.
Зачастую альтернатив просто нет. «Инновационным компаниям в принципе сложно привлекать кредитные ресурсы: нет истории, сложно предложить адекватные залоги, банки не готовы к таким заемщикам, они часто плохо понимают их бизнес, – рассказывает Наталья Одинцова. – И в целом кредитный рынок, в отличие от инвестиционных денег, срочный – то есть учитывается не только вероятность успеха, но и может ли он произойти именно в оговоренные сроки».
«У таких компаний, как ИСКЧ или РНТ минимум активов, которые банки могут взять в залог, в итоге, например, компании ДИОД предлагали ставку на уровне 14–16% годовых, а после преодоления планки капитализации в 3 млрд рублей и получения новых средств для развития банки уже стали исходить из 10–12%», – оценивает эффект от размещения Алексей Курасов.

Очередь на льготу. Пока компаний, разместившихся на РИИ, заметно меньше, чем аккредитованных ММВБ листинговых агентов сектора. Среди них, помимо региональных игроков, представлены крупнейшие инвесткомпании страны – рынок явно воспринимают как перспективный или, по крайней мере, статусный. Здесь нет только инвестиционных подразделений окологосударственных банков, но ситуация может измениться уже в ближайшее время – в воздухе витает запах льгот, в том числе и налоговых.
По замыслу Минэкономики, льготу получат физические лица и организации, извлекающие прибыль путем продажи акций, не обращающихся на биржах или обращающихся, но «в секторах инновационных отраслей экономики». От спекулянтов отгородятся условием о сроке владения бумагами не менее 5 лет.
Как будет работать этот механизм, пока неизвестно – закон принят, но порядок отнесения акций к бумагам инновационного сектора правительством пока не установлен. Предполагается, что ими станут ценные бумаги, допущенные к торгам в биржевом секторе РИИ ММВБ. Новый год станет удачным временем для покупок, ведь освобождение касается акций, приобретенных после 1 января 2011 года. Другим неопределенным, но также ожидаемым решением станут меры по компенсации инновационным компаниям расходов на IPO. Возможность таких льгот обсуждают уже с лета.

Венчур в розницу. В плане развития площадки Алексей Курасов видит перспективы для венчурных проектов в секторе ИРК-2, позволяющем организовывать частные размещения с использованием биржевых технологий и листинга в режиме переговорных сделок. А в основном секторе РИИ ждет новых компаний из области информационных технологий и медицины, цель IPO которых – монетизация существующих, уже завершенных разработок, а основные направления использования средств от IPO – расширение производства и продаж.
Пока же одна из проблем рынка – то, что он еще слишком мал и не позволяет в достаточной мере диверсифицировать риски: на ММВБ представлены меньше десятка эмитентов. Настоящий интерес к сектору появится, когда в нем станут обращаться несколько десятков сопоставимых по уровню риска бумаг, что позволит сформировать диверсифицированный портфель с ожидаемой высокой доходностью, уверен Владимир Цупров.
Во всем мире у частных венчурных инвесторов популярны паи фондов высокорисковых вложений, позволяющие диверсифицировать риски. Но такой ПИФ на площадке вообще один – «Финам-ИТ». Участники рынка видят в перспективе рост числа паевых фондов, представленных на РИИ. «Фонды венчурных инвестиций – новая для нашего рынка форма, хотя в мире на биржах торгуется больше венчурных фондов, чем венчурных компаний, – говорит Наталья Одинцова. – Кроме диверсификации рисков внутри одного эмитента, у фонда, очевидно, выше финансовая состоятельность, больше возможностей для профессионального управления инвестициями, постановки грамотного учета и прозрачной отчетности».

 

Итоги инновационных IPO

Компания

Объем привлечения
(млн руб.)

Дата размещения

Доля размещения (%)

Цена за акцию (руб.)

Размещение

Максимум

Минимум

Последняя

ИСКЧ

142,5

12.10.2009

20

9,5

24,595

9,2

12,7

ДИОД

297,38

6.23.2010

10

32,5

35,3

32

32,81

РНТ

300

7.7.2010

18

85,23

115,5

78,63

84,05

Фармсинтез

528

24.11.2010

30

24

24,55

21

23,14

Источник: ММВБ, на 11.01.11

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка




© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы скачать образец документа

В подарок, на адрес электронной почты, которую Вы укажете при регистрации, мы отправим форму «Порядок управления дебиторской задолженностью компании»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль