Борис Хаит: «Чиновникам еще нужно объяснять суть страхования»

101
Интервью. Глава «Спасских ворот» Борис Хаит полагает, что рынок страхования еще «стоит на коленках». Но бизнесмен не собирается с него уходить и намерен возглавить совет директоров компании, которая объединит «Спасские ворота» и МСК.

Борис Григорьевич, недавно глава Росстрахнадзора Александр Коваль объявил, что на страховом рынке появились признаки стабилизации. Чуть позже президент Дмитрий Медведев собрал страховщиков и дал понять, что недоволен состоянием дел в индустрии. Как все-таки обстоят дела, на ваш взгляд? Внезапно проснувшийся интерес высшей власти к страхованию – реакция на недавние стихийные бедствия?
– Я бы не стал говорить о том, что кризис в страховании заканчивается. На встрече с президентом я не был. Но я вижу интерес, как вы выразились, высшей власти. Я вижу, что многие вопросы, не только страхование, ее интересуют, мы говорим о многих изменениях, которые назрели, я имею в виду закон о полиции и разные другие… ну и, конечно, о страховом деле. На мой взгляд, закон, который сейчас существует, устарел, его нужно корректировать, так как страховое сообщество совсем другое, чем то, при котором он принимался.
Но ведь его новая редакция вступила в действие в 2004 году. Не так уж и давно…
– Шесть лет прошло, настала пора еще раз обновить. И я думаю, что это все связано с тем, что есть желание вообще что-то повернуть, какой-то рычаг в стране. Я вижу, что есть такое желание, когда мы говорим о модернизации и всех модных таких вещах. Знаете, слово «перестройка» в свое время тоже казалось чем-то странным. Но перестройка, смотрите, во что-то переросла. Думаю, термины типа «модернизация» и «инновация» тоже провернут наше общество.
Страховой рынок у нас, как бы там ни было, все-таки еще далек от того, чтобы мы могли назвать его глубоко интегрированным в экономику. Конечно, он не ноль, он как-то живет, что-то собирает, выплачивает, но еще не выполняет все функции, которые страхование может выполнять. Это должен быть громадный инвестиционный потенциал, а его у страховых компаний нет. Можно сказать, он еще на коленках стоит.
Может быть, его надо было развивать как банковский сектор с высокой долей государственного участия, которая, кстати, до сих пор в нем растет? А в страховании продолжается приватизация – пакет «Росгосстраха» продается.
– Продается, это же государству не нужно. Но я не уверен, что даже в банковском секторе участие государства дает положительный эффект, может, и наоборот. Просто государство через участие в капитале банков выполняет некоторые свои функции и задачи. Видимо, в страховании задач, требующих такого участия, нет. Другое дело государственные программы.
Было и есть, например субсидирование сельхозстрахования…
– Были разные подходы к этому, разные вещи происходили и разные последствия вызывали – вплоть до вмешательства правоохранительных органов. Я имею в виду всякие схемные вещи. И конечно, что происходит сейчас на рынке страхования и, в частности, в этой области, далеко от того, как оно должно быть. Механизм, опробованный во всех цивилизованных странах, прост. Агросельхозбанк выдает кредит под залог урожая. Какая-то часть этого кредита должна быть обязательно направлена на страхование урожая. И не надо сажать больше, чем можете застраховать. Если не хватает денег, но нужны объемы продукции – государство дает субсидии или какие-то льготы. Но при этом страхование должно быть коммерческим, реальным, без всяких надстроек. Схемы государственных программ обязательно нужно использовать.
То же самое мы должны говорить о государственных программах в области страхования в районах, подверженных регулярным стихийным бедствиям. Ну, согласитесь, довольно странно, когда в пойме известных сибирских рек раз в три года проходит большое наводнение и смывает там многие постройки, а люди все равно продолжают строить дома. Тогда нужно страховать все это, и если страховка обходится дороже, чем постоянное строительство, появляется дилемма: либо страховать дорого, либо менять место жительства. Сколько можно тянуть из государства? Опять приедет барин и прикажет помочь людям. Да, обязанность государства – помогать людям, но и люди должны иметь обязанности перед государством, нельзя же из него постоянно тянуть.
Мне кажется, создание государственных программ страхования может заменить участие государства в страховых компаниях. Ведь в чем дело: страхование – это такая экономическая сущность, которая перекладывает нагрузку государства на коммерческие структуры. Это очень важно, и мне кажется, что есть большой потенциал для работы, думаю, интерес к этому скоро проявится, до высшей власти, кажется, дошло.
Хочу рассказать еще одну интересную вещь. В свое время была городская программа по страхованию гос­имущества, работала она довольно успешно. Сейчас она временно не функционирует, и когда страховщики написали о том, что ее надо бы возобновить, получили ответ одного из крупных руководителей: «В настоящее время у нас экономический кризис, как только он пройдет, страхование, возможно, станет экономически целесообразным». Это не шутка. Понимаете, чиновникам еще нужно объяснять суть страхования.
У вас много сельхозстрахования в портфеле?
– Достаточно. Некоторое время назад мы эту услугу широко продавали, даже в Норильске. Мне сельхозстрахование казалось социально престижным. Но очень больших усилий все это стоит, нужно объезжать хозяйства, беседовать с людьми самыми разными: образованными и не очень. И хотя у «Спасских ворот» одна из самых больших филиальных сетей и нам хотелось работать шире, но захлебнулось. Во-первых, из-за нечестной конкуренции – у чиновников на местах были свои карманные страховщики. Во-вторых, из-за непонимания сути страхования. Мне в свое время «некоторые специалисты» задавали вопросы: «А если урожай вырос, и ничего не произошло, где деньги? – Как где деньги? У страховой компании. – Так это же деньги государства!». Люди реально не понимали, что такое страхование, они просили вернуть деньги даже в нестраховой случай. Я понял, что в иных регионах выгоднее застраховать пять джипов, чем обслуживать сельское хозяйство.
«Росгосстрах», я имею в виду компанию целиком, накануне аукциона оценили в $2,2 млрд. Вы считаете это адекватной ценой?
– Во всяком случае, она недалека от справедливой. У «Росгосстраха» действительно имеется потенциал. Другое дело, нужен ли по такой цене пакет нынешним контролирующим акционерам…
О привлечении миноритариев и говорить, наверное, не стоит. Участвовать в управлении они не смогут, а на дивиденды в России как-то не принято рассчитывать. Вообще можно ли считать российское страхование инвестиционно привлекательным?
– Можно считать что угодно, но мы же видим, что сейчас покупок и продаж страховых компаний не происходит. Если никто не покупает, значит, интерес невелик. Западные компании поняли многие вещи: на нашем рынке можно работать только по-российски. Они еще не готовы так работать.
А в каких компаниях у вас доля, кроме «Спасских ворот»?
– У меня есть несколько портфельных инвестиций: в «Максе», «Спасских воротах М» – этот медицинский страховщик не вошел в структуру сделки (с Банком Москвы – «Ф.») раньше, не войдет и теперь. Будет доля в объединенной компании.
Вы имеете в виду компанию, которую образуют группа МСК и группа «Спасские ворота»? На эту тему на рынке разные версии обсуждаются, кто-то полагает, что вы собираетесь окончательно продать свою долю, другие говорят, что, наоборот, полностью вернете контроль над «Спасскими воротами». Как на самом деле?
– Я продавал акции не для того, чтобы вернуть обратно. Нет, у нас – акционеров – идет полная координация действий, тарифной, конкурентной политики. Экономически и юридически мы подходим к вопросу объединения. Это и была цель акционеров – создать большую, надежную компанию. Наверное, при благоприятном стечении обстоятельств мы выйдем на объединение к концу первого квартала, может быть, ко второму кварталу следующего года.
То есть будет уже единая компания?
– Со временем, безусловно, это будет одна компания. К первому-второму кварталу мы будем подготовлены экономически, но ведь нужно еще пройти ФАС, передать документы в налоговые органы, регуляторам, так что это вопрос долгий, а страховать нужно сейчас. У нас чисто капиталистический подход, без всякой спешки. Оптимизируются бэк-офис, хозяйственные подразделения, ИТ-департамент, информационный отдел. При этом главная задача – сохранить клиентскую базу компаний, потому что клиенты верят конкретным людям, которые в них работают, брэнду, имени. И пока технически ничего не меняется, все сохранено, по крайней мере, мы так решили на совете директоров, так оно и будет.
Сохранится ли после объединения брэнд «Спасские ворота»?
– Акционеры решили, что да. Если акционеры – разум­ные люди и приобрели вместе с компанией еще и брэнд, зачем им его на помойку выбрасывать?
А «МСК»?
– Думаю, что оба брэнда найдут свое отражение в названии новой объединенной компании.
Наверное, можно так и оставить – «МСК ”Спасские ворота“». А кто будет руководить объединенной компанией?
– Предполагаю, изменений в нынешнем руководстве не будет.
А себе вы какую роль отводите?
– По принятому решению, буду представлять интересы акционеров, руководить в качестве председателя совета директоров.
То есть не оперативное, а стратегическое руководство, ведь председатель совета директоров не…
– …не подписывает документы? По принятым договоренностям у меня будет масса обязанностей. Буду делать то, что всегда делаю хорошо. Я не буду ограничен функциями. В цивилизованном мире председатель совета директоров влияет на дела в компании очень сильно. И все вопросы, связанные с развитием, – это его вопросы: вопросы взаимодействия с общественными организациями, госорганами, увеличение клиентской базы, вопросы HR и PR. У него много функций, которые в результате приводят к увеличению объемов бизнеса.
Эти договоренности закреплены между акционерами?
– Да. В настоящее время идет подписание документов.
И все решения идут в этой канве?
– В канве договоренности, от которой не отступают. Я хочу сказать, что ни разу мои коллеги и партнеры не дали мне повода подумать, что эти договоренности разрушаются.
Какова будет ваша доля в объединенной компании?
– Этот вопрос тоже обсуждался. Я знаю на него ответ, но не стал бы об этом говорить.
Оставляете за собой право докупить акции, может быть, есть какой-то опцион?
– Есть опцион. И я оставляю за собой право быть акционером.
Значит, продавать акции не намерены?
– Я не хочу еще на пенсию, если бы хотел, то продал бы. А раз не продал, то буду в обойме и дальше.
Коэффициент обмена акций будет устанавливаться по итогам года?
– Конечно, по итогам этого года и прошлого.
В интервью, которое вы нам дали в начале кризиса, вы говорили о том, что ищете новые бизнес-проекты. Нашли что-нибудь новенькое?
– Дела идут. Например, я очень заинтересовался агро­производством. Но это пока коммерческая тайна. Сейчас полным ходом идет подготовка, закупается оборудование.
Дорогой проект?
– Около 200 млн рублей.
Когда рассчитываете выйти на окупаемость?
– Через два года.
А в девелопмент продолжаете вкладывать?
– Заканчиваем несколько проектов – офисы в центре Москвы. Где-то уже заселились арендаторы, где-то только начинаем. Куда-то же нужно вкладывать – права приобретались еще в докризисные времена. Речь идет о реконструкции зданий.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка




© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы скачать образец документа

В подарок, на адрес электронной почты, которую Вы укажете при регистрации, мы отправим форму «Порядок управления дебиторской задолженностью компании»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль