Почем звонит рында

52
Ким Анна
Автор: Ким Анна
Государство. Катастрофа, обрушившаяся на Россию этим летом, имеет высокие шансы на повторение, если не будут ликвидированы беспорядок и недофинансирование в лесоохране.

В этом году на обеспечение пожарной безо­пасности в федеральном бюджете предусмотрено 85 млрд рублей. Сумма из года в год увеличивается, и даже кризису не удается внести в тенденцию коррективы – расходы по статье продолжали расти и в 2009 году, и в 2010-м. Львиной долей – 80 млрд рублей – распоряжается МЧС. Но вопреки распространенному в обществе заблуждению это богатое ведомство, как правило, не принимает активного участия в тушении лесных пожаров (нынешний год стал исключением). Его силы и средства подключают только при появлении угрозы населенным пунктам, предприятиям и особо важным объектам, а также при объявлении чрезвычайной ситуации. Как пишут авторы исследования*, проведенного в Институте прикладной математики имени Келдыша, доля сотрудников МЧС, занятых на тушении лесных пожаров, в 2007 году составила лишь 6,6% от всех привлеченных сил.

Тушить не на что...
Полномочия по охране лесов возложены на регионы. А их финансовые возможности для профилактики и борьбы с пожарами значительно скромнее – даже с учетом трансфертов из центра в консолидированных бюджетах на этот год запланированы расходы в 27,2 млрд руб­лей. И нужно учесть, что это – на обеспечение пожарной безопасности на уровне субъектов Федерации в целом, а не только в лесах.
С бюджетным финансированием лесного хозяйства дело обстоит еще хуже. Регионы за недостатком собственных средств получают федеральные деньги по линии Рослесхоза, но этот источник стал оскудевать: если в прошлом году было преду­смотрено 17,6 млрд рублей, то в этом году – менее 15 млрд. Причем собственно на предупреждение и тушение лесных пожаров выделяется лишь небольшая часть – на недавнем заседании правительства речь шла о 2,2 млрд рублей. Это меньше, чем в 2008–2009 годах (в среднем по 3,5 млрд руб­лей), да и просто мизер, если сопоставить с масштабами нынешнего бедствия, а также с обширностью российских лесных угодий. Площадь, пройденная пожарами с начала опасного сезона-2010, приблизилась к 1 млн га, а всего леса в России занимают территорию примерно 900 млн га.

…нечем и некому.
Регион может использовать бюджетные средства, заключив контракты с профильными организациями, победившими на конкурсе. На практике ими, как правило, оказываются местные унитарные предприятия. Такие ГУПы, по сути, представляют собой остатки некогда единой федеральной системы лесоохраны, разваленной в 2007 году с принятием Лесного кодекса. Техническое оснащение таких предприятий после многих лет недофинансирования оставляет желать лучшего. В Рослесхозе еще в прошлом году жаловались, что работа авиации в большинстве регионов поставлена плохо. Авиапатрулирование, позволяющее своевременно обнаружить очаги возгорания, применяется значительно реже положенных нормативов. «Подразделения авиалесоохраны практически перестали применять авиационные технологии пожаротушения (вертолеты Ми-8 и самолеты Бе-200, Ан-2 с водосливными устройствами), высокотехнологичное оборудование пожаротушения, искусственное вызывание осадков, взрывчатые материалы, химикаты и тому подобное», – говорил замруководителя Рослесхоза Михаил Гиряев, подводя итоги сезона. Ничего удивительного: использование авиатехники – недешевое удовольствие.
Да и кадровый потенциал в регионах за последние годы значительно ослабел от безденежья. Многие люди разошлись: кто в коммерческие структуры, кто на пенсию. А ведь именно в лесоохране специалисты наилучшим образом подготовлены для работы на лесных пожарах, имеющих свою специфику. «Штаты системы лесного пожаротушения в среднем по стране укомплектованы на 20–30%, износ техники составляет до 70–90%», – констатируют исследователи из Института прикладной математики. Тем не менее, выбор на конкурсах нередко делается в пользу плохо оснащенных и недоукомплектованных организаций, ведь для регионов ключевой момент – цена вопроса.
Справедливости ради нужно сказать, что освоение даже тех немногих средств, которые получают хранители леса, порой приобретает причудливые формы. Так, всего год назад Московская межрегиональная транспортная прокуратура пресекла попытку ФГУП «Авиалесоохрана» (федеральной, заметим, структуры), купить за 6 млн рублей автомобиль Lexus. Машину в комплектации LS 600h Luxury с потолочным 9-дюймовым LCD-монитором и сиденьем с функцией массажа предполагали использовать как «мобильный лесопожарный командный пункт, оснащенный беспилотными летательными аппаратами и системой глобального позиционирования». При этом прокурорская проверка показала, что у «Авиалесоохраны» уже есть два автомобиля представительского класса.

Разруха в головах. Еще одна проблема, принесенная новым Лесным кодексом, – обеспечение порядка на арендуемых лесных участках. Согласно законодательству арендаторы должны принимать меры по противопожарному обустройству вверенной им территории и подготовке к тушению пожаров. Но хорошо, если участок достался крупной организации, у которой есть деньги, квалифицированные люди и адекватное руководство. Бывает, что такие арендаторы, по сути, берут на себя выполнение функций, возложенных на госорганы: борются с огнем не только на своих участках, но и на прилегающих территориях за свой счет, не получая от властей даже компенсации понесенных издержек. Но во многих случаях ситуация обратная: арендаторы, особенно средние и мелкие, подходят к выполнению своих противопожарных обязанностей формально, что не добавляет безопасности лесам.
Ко всему этому добавляется недостаточная слаженность работы разрозненных элементов некогда единой лесоохраны. Проще говоря, обычный  российский бардак. Авиаторы не налаживают координацию с наземными силами, лесные хозяйства – с органами местного самоуправления. Слабо отработано взаимодействие между субъектами Федерации: более активный обмен дефицитными средствами пожаротушения начинается слишком поздно, нередко только после подключения федеральных структур. «В имеющейся ситуации, после ввода в действие нового Лесного кодекса и фактической ликвидации лесничеств и Авиалесоохраны как единой структуры, любой достаточно засушливый год может стать катастрофическим», – прогнозировали год назад в Институте прикладной математики. И оказались правы.
Выводы по итогам катастрофы нынешнего лета будут, безусловно, сделаны, дополнительные деньги – выданы. Другое дело, кому и на что. Сергей Шойгу уже попросил о выделении средств для восстановления ресурсов федеральных сил, не только МЧС, но и Министерства обороны, а также МВД. Губернатор Подмосковья Борис Громов оценил программу по обводнению торфяников в Московской области в 20–25 млрд рублей. Но будет плохо, если все ограничится компенсациями погорельцам и удовлетворением запросов сильных лоббистов. Проблему невозможно решить зализыванием ран и латанием дыр отдельными проектами, нужно заново выстроить целостную, эффективно организованную систему лесоохраны и устранить нынешний перекос в материальном и финансовом обеспечении противопожарных структур.

 

 

* Кудрявцев М.Ю., Лукин В.В., Малинецкий Г.Г., Митин Н.А., Науменко С.А., Подлазов А.В., Румянцев А.А., Торопыгина С.А., «Управление рисками лесных пожаров на территории Российской Федерации», ИПМ им. М.В. Келдыша РАН, 2008 г.

 

 

 

Насколько усохнет экономика?

Почем звонит рында

Олег Шагов, аналитик Пром­связьбанка:
– Суммарный ущерб от российского «климатического кризиса» – жары, засухи, пожаров – следует разделить на реально наблюдаемый первичный или прямой ущерб и ущерб косвенный, который является производным от произошедших событий. По нашим оценкам, совокупный ущерб от той масштабной природной катастрофы, с которой Россия все еще продолжает бороться, в текущем году, скорее всего, не превысит 1% от валового внутреннего продукта. Причем непосредственно прямой ущерб для России окажется не очень большим. Согласно статистике МЧС за 2009 год, прямой материальный ущерб от пожаров составил 10,93 млрд рублей. Среднее значение этого показателя за последние несколько лет равняется 9,4 млрд. С большой долей вероятности прямой материальный ущерб от пожаров в 2010 году окажется меньше суммарного ущерба от пожаров за предыдущие четыре года. И, таким образом, не превысит 40 млрд.
В косвенном же ущербе особая роль принадлежит существенным изменениям природной, макроэкономической и даже политической среды. Они не могут быть точно оценены сегодня в денежном выражении из-за наличия циклов генерирования косвенного ущерба, в которых проявляются группы последствий и возникает так называемый цепочечный косвенный риск. Этот ущерб также включает влияние «климатического кризиса» на макроэкономические показатели в целом – снижение валового внутреннего продукта (в том числе падение урожая), изменение структуры и объемов импортно-экспортных операций, потоков капитала, уровня безработицы, деловой активности и производительности труда, а также возможный всплеск инфляции. В частности, нельзя не отметить такие моменты, как сокращение рабочего времени из-за температурных условий, увеличение количества больничных и периодов временной нетрудоспособности, повышение уровня смертности.
 

Почем звонит рында

Алексей Белашов, главный аналитик Бинбанка:
– В числе последствий, которые могут возникнуть по причине засухи и пожаров по всей России, можно назвать рост цен на продовольствие, увеличение импорта, и, как следствие, активизация спроса со стороны населения на доллары и евро. На заседании президиума правительства Владимир Путин отметил, что аномальная жара может погубить большую часть урожая в стране, а также помешать посеву озимых, от которых зависит судьба сезона следующего года. Предварительные расчеты показывают, что при удовлетворении внутреннего спроса в размере 78 млн тонн в остатке от собранного в этом году урожая выходит всего 3,7–6 млн. В данном случае можно говорить о существенном снижении доли экспорта и, соответственно, падении доходов от него. Кроме этого, текущей ситуацией могут воспользоваться и розничные сети, которые способны поднять цены на продовольствие. По данным проведенных опросов, в московском регионе цены на муку с конца апреля по начало августа уже подскочили почти вдвое. Многие поставщики сообщают о росте цен в пределах 15–20%. Данное повышение может негативно отразиться на действующих показателях инфляции, значения которых пока еще находятся на минимуме. Динамика снижения инфляции в ближайшем будущем может оказаться под угрозой, что, в конечном счете, может замедлить темп восстановления российской экономики.
 

Почем звонит рында

Ирина Алпатова, заместитель генерального директора «АльфаСтрахования»:
– Аномальные погодные явления оказали как отрицательное, так и положительное влияние сразу на ряд отраслей экономики. Увеличится расходная часть госбюджета и для поддержки сельхозпроизводителей, и для компенсации ущерба имуществу граждан, пострадавших от пожаров. Многие предприятия вынуждены сокращать рабочий день, и это тоже может негативно сказаться на результатах деятельности. Скорее всего, возрастут расходы на медицинские услуги и лекарственное обеспечение как следствие роста заболеваемости. Соответственно производители лекарственных средств и медучреждения увеличат свои доходы. То же самое можно сказать о производителях и продавцах систем охлаждения воздуха и росте доходов тур­индустрии, поскольку граждане стараются покинуть задымленные города и перебраться поближе к водоемам или уехать в другие страны хотя бы на одну-две недели. Если посмотреть чуть шире, то можно спрогнозировать рост затрат на НИОКР в области генной инженерии, в области исследований изменений климата и прогнозирования погодных условий, а также на разработку систем орошения и пожаротушения.
Если говорить о влиянии на финансовый сектор, то, в частности, возможен рост рынка страхования урожая и повышения спроса на страхование загородных строений (особенно деревянных). Вместе с тем страховые компании уже сейчас прогнозируют существенный рост убыточности в связи с планируемыми выплатами. Также разнонаправленное влияние погодные условия окажут и на банковский сектор. С одной стороны, увеличение срока кредитования по уже выданным ссудам, ведь существенное снижение выручки не позволит сельхозпроизводителям вернуть кредиты в этом году, с другой – рост вновь выдаваемых кредитов на пополнение оборотных средств и на научные разработки.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка




© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы скачать образец документа

В подарок, на адрес электронной почты, которую Вы укажете при регистрации, мы отправим форму «Порядок управления дебиторской задолженностью компании»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль