«Формула» и один

62
Квалификация. Российская сказка в F1 грозит закончиться, толком не начавшись. Однако команда Виталия Петрова горит желанием превратить участие в высшей гоночной лиге в серьезный бизнес-проект.

«Формула» и один

 

Когда в начале 1980-х годов генсек КПСС Леонид Брежнев встретился с промоутером Берни Экклстоуном, тот предложил ему построить в Союзе трассу «Формулы-1». У предприимчивого британца с собой было около 20 вариантов строительства гоночного трека. Один из них предполагал прокладку трассы для болидов вокруг Кремля – неслыханное по тем временам дело! Однако проект так и не осуществился ни тогда, ни в 1990-е, а вот первым российским гонщиком «Формула-1» обзавелась. Спустя почти три десятка лет.

Верхушка айсберга. Сейчас самое время раскручивать брэнд «Формулы» в России, уверены эксперты. До сих пор россияне были чужими на этом автомобильном празднике жизни. Лишь в 2006 году в «Формуле-1» под российским флагом выступала команда Midland F1 Racing, которой владела девелоперская компания Midland Group. Однако за рулем болидов сидели иностранцы, а сама команда перестала существовать спустя год. Сейчас вот уже половину сезона российский гонщик Виталий Петров ездит за команду Renault, которую, по некоторым данным, зимой собирался купить Алишер Усманов и в которую вкладываются «Ростехнологии» (благо Renault – партнер «Автоваза»). Появление «первого русского» в «Формуле-1» переполошило публику. Две недели назад состоялись показательные заезды болидов вокруг Кремля, на которые пришли посмотреть почти 100 тыс. человек. Председатель комитета по рекламе, информации и оформлению столицы Владимир Макаров поспешил заявить, что столица готова принять этап «Формулы-1». Вроде бы даже разработан проект трассы, проложенной по центру города. Средняя скорость на круге должна превысить 220 км/ч. Это самая быстрая трасса F1, но какой же русский не любит быстрой езды?
При всей страсти российской власти к эффектным проектам очевидно, что строительство трассы «Формулы-1» – лишь верхушка айсберга. «В развитых странах основа – это определенный уровень развития автоспорта: самые талантливые картингисты переходят в младшие гоночные серии, затем в старшие, а в «Формуле-1» оказываются уже лучшие из лучших. В России этой структуры попросту нет», – сетует Оксана Косаченко, менеджер Виталия Петрова.
Все гоночные трассы, которые были построены во времена СССР, располагались на территории Белоруссии, Украины, Прибалтики и Грузии. В России единственная приличная трасса была на Крестовском острове в Санкт-Петербурге вокруг стадиона «Зенит». Ее не без помощи «Газпрома» закрыли, поскольку та мешала строительству нового футбольного стадиона. Поэтому сейчас все гонщики, которые находят финансирование, отправляются за границу. «У нас каждый год по 20–30 ребят едут выступать в Европу, но дальше им двигаться некуда», – говорит Оксана Косаченко. Картинговый бюджет – это 20–25 тыс. евро. Но в младших гоночных сериях речь идет уже о $100–300 тыс. в год. Таких денег у подавляющего большинства молодых пилотов нет.
Так же в свое время было и с Виталием Пет­ровым – в 2003 году он поехал в Италию, потом вернулся в Россию, где появилась серия Lada Revolution, выиграл чемпионат и снова уехал. Ему повезло – спонсором долгое время был друг его отца, за девять лет вложивший в гонщика около $20 млн. Еще в младших гоночных сериях на машинах Виталия Петрова красовалась надпись Russia. «Идея была в том, чтобы привлечь российских спонсоров, однако в «низших лигах» сделать это было практически невозможно», – рассказывает Оксана Косаченко. Когда стало понятно, что Виталий Петров «созрел» для F1, она стала вести переговоры с пятью командами. Одно из главных правил конюшен – неизвестный гонщик должен оплатить свое участие в турнире. К примеру, российский пилот серии Renault Михаил Алешин недавно рассказывал, что за последние года три ему поступило немало предложений от команд «Формулы-1», но ни одно из них он принять не смог по причине отсутствия средств. В Европе все по-другому – например, у Михаэля Шумахера чуть ли не с пяти лет в личных спонсорах немецкий банк, и именно он в 1991 году заплатил $200 тыс. за то, чтобы тот попал в команду. Сейчас с пилотов требуют уже $10–15 млн за сезон. «В некоторых командах с нас требовали безумные суммы – вплоть до $60 млн, – вспоминает Оксана Косаченко переговоры, которые шли зимой. – Когда же появилось понимание, сколько денег реально нужно, я написала письмо в крупные российские компании в надежде на поддержку. И у меня был настоящий шок, когда ни на одно из них ответа не последовало». Проблему удалось решить лишь административными методами. В феврале прошла встреча президента альянса Renault-Nissan Карлоса Гона с премьером Владимиром Путиным. «Неожиданно на встрече оказался Виталий Петров, там же были Чемезов [глава «Ростехнологий»] и Комаров [президент «Автоваза»]», – описывает те события Оксана Косаченко. Деньги нашлись. Теперь команда Виталия Петрова горит желанием их «отбить». «Мы пришли не на один год. И не для этого тратили деньги, чтобы Виталий сейчас просто покатался в «Формуле-1», – уверяет Оксана Косаченко. – Это бизнес-проект. Никто не говорит, что благотворительность будет продолжаться».

It’s all about money. Сейчас «Формула» – огромная машина по зарабатыванию денег, которая не сбавила ход даже в кризис. Наиболее значительную выручку генерирует показ гонок по ТВ и средства от организаторов этапов (примерно по $450 млн в год от каждого из источников). Есть еще и прямые спонсоры «Формулы» – например компания DHL. Контролирует потоки компания Delta Topco (входит в структуру фонда CVC Capital Partners, который в 2006 году стал владельцем коммерческих прав F1). Ее выручка в 2009 году составила рекордные $1,1 млрд. За размещение рекламы на трассах и доступ в паддок-клуб (болельщицкий VIP-клуб) тоже отвечает CVC. Выручка от этого направления в прошлом году – $150,3 млн (на 18% меньше, чем в 2008-м). Это временные трудности, уверены эксперты. Зрители F1 – желанные туристы и клиенты. «Это обеспеченные люди, зачастую владеющие собственным бизнесом, топ-менеджеры», – отмечает Оксана Косаченко. Само собой, владельцы «Формулы» пытаются на них заработать. Клиенты паддок-клуба смотрят гонки из специальной зоны, могут до старта прогуляться среди машин и даже поздороваться с гонщиками. Стоимость билета в паддок-клуб составляет 4–4,5 тыс. евро за уик-энд, а в Сингапуре и Абу-Даби цена доходит до 8–9 тыс. евро. Это новые трассы, а в Сингапуре, помимо прочего, проходит единственная ночная гонка.
В свою очередь бюджеты команд (в среднем составляют от $100 млн до $300 млн) складываются из двух составляющих – поступлений от продажи ТВ-прав и взносов спонсоров. Все средства от трансляций делятся между командами в зависимости от занятого ими места в итоговой таблице чемпионата. Это прописывается в так называемом «Договоре согласия», который команды заключают с Formula One Management (управляющей компанией F1). К примеру, в 2009 году чемпион – команда Brawn GP – получила от ТВ $52 млн, а Williams, финишировавшая шестой, – $38 млн. Это отнюдь не новая для спортивного мира формула – так делят деньги от трансляций и в европейских футбольных лигах.
Вторая большая статья доходов команд – поступления от спонсоров. Они осуществляются как «живыми» деньгами, так и технологиями или материалами. К примеру, Vodafone – титульный спонсор конюшни McLaren, помимо $75 млн в 2010 году еще $500 тыс. вносит оплатой сотовой связи, а компания Mobil 1 – $3 млн горюче-смазочными материалами. В Renault львиная доля спонсорских денег приходится на собственно корпорацию Renault ($75 млн) и Total ($31 млн), имеющую одно из сильнейших в мире научно-исследовательских бюро. «Формула 1» – это своеобразный полигон. Та же Total разработки из F1 переносит в мировой чемпионат по ралли, а оттуда – уже в обычные серийные автомобили.

В режиме экономии. Однако для некоторых команд F1 таким полигоном быть перестала. Два года назад было принято Resource Restriction Agreement, ограничивающее команды, в том числе и в количестве тестовых дней – теперь гонять на собственном автодроме целыми днями, обкатывая новые технологии, нельзя. Это сделано для уравнивания сил, чтобы «Формула-1» оставалась соревнованием пилотов, а не битвой «космических» технологий. В прошлом году из F1 ушли команды производителей – Honda, BMW, Toyota. 
Их места заняли три новые команды. Сначала они хотели войти в «Формулу» как низкобюджетные, но в итоге годовая смета все равно составила под 100 млн евро у каждого из новичков. Конечно, это ни в какое сравнение не идет с бюджетом, который, к примеру, был у Toyota, – от $500 млн до $700 млн в год. Зато есть шанс оказаться в плюсе по итогам года.
По подсчетам журнала Formula Money, падение спонсорских взносов в 2010 году по сравнению с сезоном-2009 составило $111 млн (28,4%). С другой стороны, в индустрию пришли крупные финансовые институты – ING ($97 млн), Royal Bank Of Scotland ($34 млн). Кроме того, банк Santander платит $40 млн в год двукратному чемпиону мира Фернандо Алонсо. Из «табачников» осталась Marlboro, отстегивающая Ferrari $200 млн в год. Никуда не делись нефтяные компании – Shell, Petronas, Total.
В начале года эксперты все того же Formula Money проанализировали эффективность спонсорских вложений в команды – учитывалось эфирное время, доставшееся брэнду во время трансляций. Наиболее эффективным оказался контракт бразильских пивоваров Itaipava с командой Brawn GP во время Гран-при Бразилии. При вложениях в размере $500 тыс. компания получила медийной «отдачи» на $4,3 млн (эффективность 853%). Неплохой результат и у промо-кампании фильма «Терминатор. Да придет спаситель» – $1,3 млн отдачи и 524%. Наибольший общий медийный эффект в 2009 году оказался у спонсоров McLaren ($122,6 млн) и Toyota ($105,1 млн).
Российские компании пока не слишком активны. Так, разработчик антивирусного ПО «Лаборатория Касперского» стала партнером Ferrari в сезонах 2010-го и 2011 годов, получив статус Official supplier, но это не совсем реклама в F1. «В рамках партнерства с командой Ferrari мы являемся официальным спонсором гоночной команды AF Corse, которая участвует в гонках Le Mans Series», – говорит Александр Моисеев, управляющий директор офиса «Лаборатории Касперского» в Италии. Целью проекта, само собой, является увеличение узнаваемости брэнда. «Формула» – это элитный бизнес-клуб, живущий по своим строгим правилам и дающий большое количество преимуществ, как и любая бизнес-сеть», – говорит Александр Моисеев.
В прошлом спонсорами команд «Формулы-1» становился «Мегафон» (сотрудничал с Renault), МТС (с Sauber Petronas), а на автомобилях конюшни Minardi красовались логотипы «Газпрома» и «Путинки». Однако сейчас, кроме «Ростехнологий», российских спонсоров в F1 нет. В «Газпроме» заявили, что автоспорт их сейчас не интересует, у Renault продолжаются переговоры со Сбербанком. «У нас есть хороший медийный персонаж, но нам его некому продать», – сетует Оксана Косаченко. Спонсоров не впечатлил даже тот факт, что с тех пор, как в «Формуле-1» стал ездить Виталий Петров, аудитория на телеканале «Россия 2» выросла на 332%. «Да, Петров – еще не Аршавин, но уже довольно медийная фигура», – говорит Оксана Косаченко. И на этом можно заработать. В F1 мерчендайзинг – солидная статья доходов: по всему миру продаются майки, кепки пилотов. Кепка того же Виталия Петрова стоит 300 евро. Деньги идут F1 и командам с отчислением роялти пилоту в размере 2–3%. Маститые гонщики договариваются на 5%, а такая звезда, как испанец Фернандо Алонсо, получает 7% от продаж.

Россия – Испания. Оксана Косаченко уверена в успехе своего предприятия. У нее перед глазами пример как раз Испании, на которой Берни Экклстоун зарабатывает 98 млн евро в год. Это единственная страна, где гонки «Формулы» показывают в прямом эфире сразу два телеканала и где проходит два этапа чемпионата – в Барселоне и Валенсии. «Когда Фернандо Алонсо в 2001 году никто не знал, никто в Испании не слышал и о «Формуле-1». Но как только там появился свой гонщик, его поддержали – с Алонсо встретился король, национальные компании оказали финансовую поддержку», – говорит Оксана Косаченко.
Похожий сценарий осуществим и в России (тем более что аудиенция у премьер-министра уже была), считает она. Испор­тить планы могут лишь не слишком впечатляющие результаты гонщика – в десяти стартах сезона-2010 Виталий Петров сумел набрать очки только в одной гонке. По словам самого Виталия Петрова, не исключена возможность продолжения карьеры в «Формуле-1» в другой команде. По неофициальной информации, сейчас на его место в Renault претендуют Себастьян Буэми из Toro Rosso и экс-чемпион мира в «Формуле» Кими Райконен, выступающий в раллийном чемпионате. Кроме того, тест-пилот в Renault по национальности китаец, который тоже может стать первым для своей страны в F1. Страшно представить, какой рынок открывается для Берни Экклстоуна и CVC, если он дорастет до статуса основного пилота. Да и трассу в Китае могут построить в рекордные сроки.

 

Самые эффективные спонсорские контракты в 2009 году

Спонсор

Команда

Медийный эффект, $ млн

Эффективность вложений, %

Itaipava

Brawn GP

4,3

853

Qtel

Brawn GP

4,3

841

Terminator Salvation

Brawn GP

1,3

524

Virgin Group

Brawn GP

24,8

496

MIG

Brawn GP

23,7

474

Angfa

Brawn GP

0,9

454

Henri Lloyd

Brawn GP

1,8

361

TNT

Brawn GP

0,8

320

Canon

Brawn GP

1,5

302

Kingfisher

Force India

44,7

179

Источник: Formula Money

 

Исследование

«Формула» и один

«Формула» и один

Кто на свете всех быстрее?

Поиск@Mail.ru по заказу «Финанс.» и радиостанции «Вести FM» изучил интерес пользователей интернета к пилотам «Формулы-1».
Сюрпризов не произошло – находящийся на 15-м месте в общем зачете пилот команды Renault Виталий Петров наголову разбил конкурентов в виртуальном пространстве (более 10 тыс. запросов за последний год)! Угнаться за россиянином не смогли ни лидер нынешнего чемпионата Льюис Хэмилтон (22-е место в списке самых популярных гонщиков), ни чемпион мира-2009 Дженсон Батон (6-е место), ни легенда F1 Михаэль Шумахер, отважившийся на камбэк (3-е место и всего 2,6 тыс. запросов). Замкнули список Себастьян Буэми из команды Toro Rosso и Карун Чандхок из HRT, попавшие в этом сезоне в высшую гоночную лигу из серии GP2. Индус Чандхок стал известным в межсезонье, когда заявил, что его не берут в команду Force India, принадлежащую индийскому миллиардеру Виджею Малья, из-за того, что тот не может найти $10–15 млн для «вступительного взноса». В итоге в F1 он попал, но популярности это ему не добавило: 159 запросов за год и 24-е место в нашем списке.

 

«Формула» и один

 

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Рассылка




© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы скачать образец документа

В подарок, на адрес электронной почты, которую Вы укажете при регистрации, мы отправим форму «Порядок управления дебиторской задолженностью компании»

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании Прочитать книгу «Запасной финансовый выход» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль