Исландия: от тресковых войн к финансовым

562
Конфликт. Долговые проблемы Европы не ограничиваются странами PIGS. Крах «страны – хедж-фонда» Исландии дорого обойдется Великобритании и Нидерландам.

До 1990-х Исландия была европейским захолустьем, малонаселенным северным островом, далеким от торговых и финансовых потоков. Впрочем, относительно зажиточным – основной статьей экспорта был природный ресурс, плавающий в огромных количествах в территориальных водах государства – рыба. И издавна Исландия не могла поделить это богатство со своим несопоставимо более мощным соседом – Великобританией. Как видим, нынешний финансовый конфликт с возвратом депозитов британских вкладчиков исландского банка Icesave имеет глубокие исторические корни. Первое столкновение интересов произошло аж в 1893 году, когда правительство Дании (в состав которой тогда входила Исландия) объявило, что иностранные рыбаки не имеют права вести промысел в пределах 13 миль от берега. Это было сделано прежде всего с целью остановить британских рыбаков, которые, тем не менее, продолжали наведываться в запретную зону. Потом, уже после отделения от Дании, прошли аж три «тресковые войны» (Cod Wars), спусковым крючком которых было одностороннее решение Исландии увеличить зону своей юрисдикции над морскими территориями – в 1958 году с 4 до 12 миль от берега, в 1972-м уже до 50, и в 1975-м – до 200 миль.
Фактически все эти войны Исландия выиграла, характерный пример – последняя. После того как в 1975 году Исландия расширила зону своей юрисдикции, служащие ее береговой охраны начали перерезать рыболовные сети британских траулеров. Великобритания, разумеется, возмутилась таким поведением своего североатлантического союзника, и отправила к берегам Исландии три военных фрегата. Исландцы в ответ объявили британских рыбаков браконьерами и закрыли для Великобритании все порты и аэродромы страны. В дело вмешался НАТО, и градус противостояния удалось снизить – военные корабли покинули воды Исландии. Тлеющий конфликт вспыхнул с новой силой в 1976 году. После отказа британских рыбаков покинуть исландские воды Рейкьявик разорвал дипломатические отношения с Лондоном. Британцы снова вспомнили о фрегатах. Но тогда Исландия бросила на стол джокер – пригрозила закрыть стратегически важную военную базу НАТО в городе Кефлавик. Старшие товарищи по НАТО затревожились, и Лондону пришлось-таки уступить. Викинги победили.

Рыбаки-банкиры. Но одолеют ли они юго-восточного соседа в нынешней, финансовой войне? Со времени последней тресковой схватки многое изменилось. Викинги быстро сообразили, что рыба – не единственный возможный источник доходов. Рост банковских и финансовых услуг начиная с 1990-х был поистине беспрецедентным: за последние 20 лет Исландия из ресурсной периферии превратилась в страну с фантастически гипертрофированным финансовым сектором, располагающим мощной филиальной сетью за рубежом, прежде всего в той же Великобритании. Государство-деревушка с населением 319 тыс. человек обзавелась банками, размеры которых были сопоставимы с банками крупнейших европейских государств! До добра это, понятное дело, не довело.
До краха Lehman Brothers практически вся исландская экономика жила за счет валютных спекуляций по схеме кэрри-трейд. При двузначной ставке местного центробанка и растущей из-за мощнейшего притока капитала исландской кроне, домохозяйства и компании просто брали кредиты в долларах, иенах, евро или в швейцарских франках, и покупали то, что в противном случае не могли себе позволить. Пока крона росла, схема работала: все с легкостью выплачивали 2–3% годовых в иностранных валютах и продолжали накупать в долг «только дорожающие» исландские активы. «Докризисная Исландия фактически представляла собой успешный хедж-фонд, – замечает экономист Danske Bank Ларс Кристенсен. – Пока доллар падал, а акции росли, все было хорошо».
И действительно, хорошо. Начиная с 1990-х, ВВП рос в среднем на 4% в год, ВВП на душу населения к концу 2000-х уступал только Люксембургу, Норвегии и Ирландии (среди европейских стран). Уровень безработицы был одним из самых низких в мире – около 1%. Всемирный экономический форум 2006–2007 поставил Исландию в своем рейтинге конкурентноспособности (Global Competitiveness Index) на 14-е место среди 125 стран. А по индексу человеческого развития ООН (UN Human Development Index) Исландия обошла Норвегию и вышла в 2007 году на первое место. Впрочем, тем, кто хоть раз был в Исландии, очевидна абсурдность всех этих измерений: исландцы всегда находились на периферии и европейской, и даже скандинавской цивилизации. Рейкъявик, в котором живет половина населения всей страны, больше напоминает ухоженную деревню, чем европейскую столицу. Образовательный, научный и культурный потенциал очень невелик – и в силу исторической традиции (точнее, отсутствия таковой), и в силу ограниченности человеческих ресурсов.
И все же, как это часто бывает на финансовых рынках, эйфория как местных, так и иностранных инвесторов имела под собой определенные фундаментальные основания. Ресурсная база Исландии, богатая не только изобилующими рыбой прибрежными водами, но и гидро- и геотермальной энергией, казалась многим залогом успеха. Действительно, Исландия не только обеспечила себе почти полную энергонезависимость, но и создала потенциал для развития энергоемких производств, ориентированных на экспорт. Например, по выплавке того же алюминия, который, в сущности, не что иное, как консервированная электроэнергия (алюминиевые производства на острове есть у таких гигантов, как Rio Tinto и Alcoa).
Однако изначально хорошие фундаментальные данные в спекулятивной гонке очень скоро разрастаются до злокачественного пузыря. А в маленькой экономике этот процесс еще быстрее и опаснее. Меньше чем за десятилетие три крупнейших исландских банка – Glitnir, Kaupthing и Landsbanki – ухитрились, пользуясь огромным кредитным плечом, удесятерить объем своих активов, достигших к 2008 году феноменальной цифры в 900% ВВП Исландии (в 2000-м было всего лишь 90% ВВП). Дешевая ликвидность жгла руки – без разбору покупались американские авиакомпании (исландская FL Group приобрела 8,5% американской AMR corp.) и британские банки (например, Singer & Friedlander). Разумеется, бывшие рыбаки практически не имели опыта управления подобными активами. «Как и всеми новичками на финансовых рынках, ими просто пользовались разные люди, которые продавали им по завышенным ценам самые низкокачественные активы», – объясняет экономист лондонского Trafalgar Funds Тео Фанос. Впрочем, некоторый финансовый опыт у них был – с 1970-х в Исландии была создана система квот на вылов рыбы, эти квоты можно было использовать в качестве залога и даже секьюритизировать.
Вся эта исландская оргия кредитного потребления была бы невозможна без притока капитала извне. И тут уже Лондон выступил в качестве простачка. Ведь приобретая активы, исландские банки не забывали и о пассивах – а их весьма существенным источником были депозиты иностранных граждан, прежде всего подданных Великобритании. В предкризисное время Landsbanki активно привлекал депозиты населения через свой филиал – интернет-банк Icesave в Великобритании и Нидерландах, заманивая вкладчиков высокими процентными ставками (в среднем около 6% годовых). К 2008 году у Landsbanki скопилось более 300 тыс. клиентов только в одной Великобритании (число, почти равное всему населению Исландии!) с депозитами объемом в 5 млрд евро, в Нидерландах Icesave привлек более 125 тыс. вкладчиков с депозитами в 1,7 млрд евро. Филиал Kaupthing – Kaupthing Edge также имел десятки тысяч клиентов в Финляндии, Норвегии, Австрии и Германии. Любопытно, что датчане, хорошо знавшие своих бывших грубоватых подданных-рыбаков, в этой афере не поучаствовали.

Первая финансовая. После начала финансового кризиса в США и одновременного разворота кэрри-трейд, dolce vita викингов закончилась. Ну а после краха Lehman Brothers осенью 2008 года и последовавшего обвала мировых фондовых рынков, «хедж-фонд Исландия» начал рушиться как карточный домик. Ведущие банки страны в ситуации обвала исландской кроны и местных активов – акций и недвижимости – оказались попросту не в состоянии обслуживать свои номинированные в основном в долларах и евро долги перед иностранными финансовыми институтами. В конце сентября–начале октября 2008 года правительство национализировало все три системообразующих банка – Glitnir, Kaupthing и Landsbanki. 6 октября 2008 года местный парламент – альтинг – принял закон о гарантии всех депозитов Kaupthing и Landsbanki на территории Исландии. При этом все исландские активы и пассивы старого Landsbanki были переведены на баланс нового государственного банка  Nýi Landsbanki, активы которого в итоге превысили пассивы на 4 млрд евро. Однако депозиты зарубежного филиала  Landsbanki – Icesave остались на балансе старого Landsbanki, обязательства которого (22,2 млрд евро) превышали активы более чем на 10 млрд евро. Привет, вкладчики Великобритании и Нидерландов! Тресковые войны закончились, началась первая финансовая.
Разумеется, такие меры не вызвали восторга в Лондоне – раньше исландцы отнимали рыбку, а теперь еще и денежки! 8 октября премьер-министр Великобритании Гордон Браун объявил о замораживании активов Landsbanki и центрального банка Исландии на территории Великобритании. В качестве легального основания для подобного беспрецедентного шага он воспользовался антитеррористическим законом (Anti-terrorism, Crime and Security Act 2001, Part 2). Просто не было другого юридического инструмента – вот и пришлось объявить исландцев террористами, что ж поделать.
«Гордон Браун, мы не террористы!», – решили обидеться исландцы, и с тех пор начали расписывать этим лозунгом футболки и прочий патриотический ширпотреб, который можно купить на улицах Рейкьявика. Демарш британцев в определенном смысле сыграл им на руку: появилась возможность обвинить Лондон в окончательном крахе собственных финансов. А они после всех этих перипетий действительно пели весьма печальный романс. 14 октября после нескольких дней простоя фондовый рынок Исландии упал в начале торгов на 74%, после чего правительство решило не расстраивать инвесторов и опять закрыло торги. Всего же с пика 2007 года биржевой индекс Исландии OMX Iceland 15 упал в 36 раз.
Почти весь 2009 год Исландия вела мучительные переговоры с Великобританией и Нидерландами о компенсации вкладчикам этих стран денег, потерянных в результате коллапса Icesave. Позиция британцев и голландцев такова – Исландия, как член Европейской экономической зоны (European Economic Area – EEA), обязана гарантировать по меньшей мере 20 тыс. евро с каждого депозита и, помимо прочего, не должна дискриминировать иностранных вкладчиков. Действительно, в соответствии с предписаниями EEA Исландия еще в 1999 году создала Фонд страхования вкладов (Tryggingarsjóður), куда банки вносили по 1% от депозитов. Но к моменту коллапса средства фонда оказались невелики  – всего 68 млн евро против более чем 4 млрд евро, требуемых Великобританией и Нидерландами. В свое оправдание исландцы утверждают, что фонд не предусматривал системного кризиса, и был призван решать лишь частные проблемы. Так-то оно так, но чего еще следовало ожидать, когда активы банков превышали ВВП страны в 9 раз?
В конце концов, исландское правительство признало свою ответственность перед Великобританией и Нидерландами, согласившимися предоставить Исландии займы для скорейшей выплаты денег своим гражданам-вкладчикам (2,6 и 1,3 млрд евро соответственно), но конкретное решение о погашении долга затягивалось. Летом 2009 года переговоры закончились ничем. Осенью Исландия согласилась на выплату долга в 2016–2024 годах при условии экономического роста и не более 6% ВВП в год. В ходе весьма необычной по времени рождественской сессии альтинг таки принял 30 декабря закон о выплатах зарубежным вкладчикам Icesave. Хотя и не единодушно – «за» проголосовали 33 парламентария, «против» – 30. Оппозиционеры от Прогрессивной партии и Партии независимости проголосовали «против», а представители правящей коалиции Лево-Зеленого движения (Left-Green Movement) и Социально-демократического альянса – «за». Лидер последнего и нынешний премьер-министр Исландии Йоханна Сигурдардоттир, после своей победы на выборах весной 2009 года сделала ставку на разрешение экономических проблем страны путем быстрого вступления в ЕС. А для этого надо как можно скорее урегулировать вопрос с долгами Icesave.

Прямая финансовая демократия.
Однако президент Исландии (кстати, бывший министр финансов) Олафур Рагнар Гримссон призадумался о последствиях и не подписал закон. Воспользовавшись своим конституционным правом, он оставил решение за народом – судьба выплат будет определяться на референдуме. Почему он так поступил, понять не сложно. Оба варианта развития событий,  как в случае непринятия закона, так и в случае его принятия будут тяжелы для исландцев. Долг в $5,7 млрд (приблизительно 40% ВВП) – это нелегкое бремя для маленькой страны, тем более в условиях глубокой экономической рецессии – падение ВВП в 2009 году по оценке МВФ составило 8,5%. Каждый гражданин, включая стариков и младенцев, в случае принятия закона, будет должен в среднем чуть меньше $18 тыс. И это не учитывая выплаты по основному внешнему долгу страны. С другой стороны, отказ в той или иной форме от погашения долга приведет к международному остракизму Исландии, прекращению помощи МВФ и скандинавских стран (около $10 млрд), возможному аресту имущества за рубежом и к многолетней экономической изоляции. Сложное решение, за которое в любом случае будут бить.
К тому же инициативная группа InDefence лидера оппозиционной Прогрессивной партии Сигмундура Давида Гуннлаугссона собрала аж 60 тыс. подписей под петицией президенту, призывающей последнего решить вопрос всенародным референдумом. Так пусть же народ сам решает, что для него предпочтительнее, прямая демократия в действии! К моменту выхода этого номера «Ф.» референдум уже должен состояться (его назначили на 6 марта), и, судя по опросам общественного мнения, закон должен быть провален.
Международную реакцию легко предугадать. Перспективы вступления в ЕС, на которые был истрачен почти весь политический капитал правительства Йоханны Сигурдардоттир, станут еще более туманными, чем прежде. Возмущенные англичане и голландцы пригрозили блокировать заявку на вступление Исландии в ЕС в случае непринятия закона. Финляндия и Норвегия сообщили о приостановке стабилизационных кредитов до проведения референдума и вряд ли возобновят их выдачу в случае провала закона.
Однако даже в Великобритании далеко не все критикуют Рейкьявик. «Имеют ли исландские налогоплательщики юридическое обязательство платить по долгам их лопнувшего Фонда страхования вкладов? Ответ, мягко говоря, неочевиден. Более того, британские и голландские вкладчики, считавшие, что их деньги в безопасности вследствие гарантии исландского правительства, были просто сумасшедшими, – считает колумнист Financial Times Мартин Вольф. – Имеют ли исландские налогоплательщики моральное обязательство заплатить этот долг? Я считаю, что нет. Иллюзия, что финансы могут стать дорогой к богатству, пропагандировалась странами, куда более продвинутыми, чем Исландия. Я не могу обвинить исландцев в том, что они поддались искушению. Я не хочу, чтобы поколения исландцев платили цену этого решения». И действительно, то, что за ошибки исландских (и британских, и голландских) регуляторов и надзорных органов и за действия банков простые граждане Исландии должны будут заплатить британцам и голландцам, вряд ли столь уж справедливо. Но, может быть, британцы просто чувствуют, что Рейкьявик победит их и на этот раз? Вряд ли по итогам референдума Великобритания вновь пошлет свои фрегаты к берегам Исландии.

Методические рекомендации по управлению финансами компании



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Школа

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Записаться

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

А еще...


Опрос

Вы планируете менять работу в новом году?

  • Да, планирую 36%
  • Подумываю об этом 26.4%
  • Нет, пока никаких перемен 28%
  • Это секрет! 9.6%
Другие опросы

Рассылка



© 2007–2016 ООО «Актион управление и финансы»

«Финансовый директор» — практический журнал по управлению финансами компании

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-43625 от 18.01.2011
Все права защищены. email: fd@fd.ru


  • Мы в соцсетях
×
Чтобы скачать файл, пожалуйста, зарегистрируйтесь

Сайт журнала «Финансовый директор» - это профессиональный ресурс для сотрудников финансовых служб и профессиональных управленцев.

Вы получите доступ не только к этому файлу, но и к другим статьям, рекомендациям, образцам регламентов и положений для управления финансами компании.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте,
чтобы продолжить чтение статьи

Еще Вы сможете бесплатно:
Скачать надстройку для Excel. Узнайте риск налоговой проверки в вашей компании
Прочитать книгу «Я – финансовый директор. Секреты профессии» (раздел «Книги»)

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль